Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Переведут ли казахстанский кинопрокат на государственный язык?

Фото : 16 октября 2009, 12:53

Переведут ли казахстанский кинопрокат

на государственный язык?

Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»,

заместитель генерального директора ИАЦ МГУ

 

На фоне осенней активизации общественно-политической жизни Казахстана малозаметным стало сделанное недавно заявление депутата Мажилиса Парламента Мурата Ахмадиева о том, что с 1 января 2012 года все фильмы, ввозимые в Казахстан с целью проката, должны быть озвучены на государственно языке. Данная норма отражена в законопроекте «О внесении изменений и дополнений в закон Республики Казахстан «О культуре», над которым ведется работа под эгидой комитета по социально-культурному развитию нижней палаты парламента.

Из высказываний инициатора принятия данной меры можно предположить, что разработчиков указанного законопроекта волнуют вопросы развития отечественного кинематографа. Особенно это касается системы кинопроката в сельских населенных пунктах. В частности, по словам Ахмадиева, «Мы создаем кино не только для фестивалей, но и для массового просмотра. Оно должно стать массовым и доступным для всех казахстанцев» (см. «С 2012 года ввозимые в Казахстан прокатные фильмы должны быть озвучены на казахском языке», «Казинформ», 5.10.2009 г.).

Вместе с тем инициаторы данного законопроекта не уточнили одну очень важную вещь, а сохранится ли при этом прокат кинофильмов на русском языке? Ведь одно дело, если зарубежные кинофильмы будут просто переводиться на государственный язык и транслироваться в кинотеатрах и по ТВ для просмотра желающими гражданами наравне с фильмами на русском языке. И совсем будет кардинально иной ситуация, если кинопрокат будет осуществляться исключительно на казахском языке.

В последнем случае ни о какой массовости и доступности кинофильмов для «всех казахстанцев» не может быть и речи. Весьма сомнительно то, что к 2012 году граждане, не владеющие государственным языком, включая, кстати, и представителей казахского этноса, в своем большинстве будут хорошо понимать его и говорить на нем. Так что рассматриваемый вопрос из плоскости развития отечественного кинематографа неизбежно переходит в плоскость этноязыковых отношений, что чревато серьезными негативными последствиями.

 Для понимания всей глубины такой незавидной перспективы инициаторам перевода кинопроката на государственный язык следовало бы изучить соответствующий опыт Украины. Насколько известно, так называемая «украинизация» кинопроката началась с принятия кабинетом министров этой страны 16 января 2006 года постановления, согласно которому предусматривался постепенный перевод зарубежных кинофильмов на государственный язык. В частности, к 1 сентября 2006 года это предполагало не менее 20%, к 1 января 2007 года - не менее 50% и к 1 июля того же года - не менее 70% от общего количества копий по каждому фильму.

Однако украинские кинопрокатчики массово проигнорировали постановление данное постановление своего правительства. Главным образом потому, что стоимость полноценного дубляжа зарубежных фильмов, по некоторым оценкам, составила 25-30 тыс. евро. Иными словами, перевод данных фильмов на государственный язык оказался кинопрокатчикам не по средствам. Поэтому некоторые из них подали по этому поводу иск в апелляционный суд Киева, который принял решение об отмене указанного постановления кабинета министров.

Но в конечном итоге «победило» правительство Украины. 24 декабря 2007 года Конституционный суд этой страны принял решение относительно официального толкования положений ст. 14 Закона Украины «О кинематографии», согласно которому все иностранные фильмы перед распространением в Украине обязательно должны быть либо дублированы, либо озвучены, либо субтитрованы на государственный язык. На основании этого решения приказом Министерства культуры и туризма Украины от 18 января 2008 года Государственной службе кинематографии было запрещено выдавать государственное удостоверение на право распространения и демонстрирования фильмов, если они не были переведены на государственный язык.

На практике же выполнение такого решения украинских властей привело к фактическому запрету показа фильмов в кинотеатрах на русском языке. В результате первыми кто серьезно пострадал от этого стали представители кинопрокатного бизнеса. Например, в Ялте уже в январе 2008 года был вынужден закрыться один из самых популярных кинотеатров города «Спартак». По оценкам одного из владельцев сети кинотеатров в Одессе Артема Вознюка, к концу того же года в Одессе посещаемость кинотеатров снизилась на 40-50%, в Киеве - на 25%.

По оценкам российской исследовательской компании «Movie Research Company», на Украине в 2008 году заметно уменьшилось количество картин, вышедших в прокат: 138 против 180 в 2007 году. А, по данным компании «Gemini», являющейся вторым по величине кинопрокатчиком на Украине, уровень посещаемости кинотеатров страны снизился с 15,875 млн. зрителей в 2007 году до 15,699 млн. в 2008 году. Соответственно упал и уровень кассовых сборов.

 Еще более серьезным последствием «украинизации» кинопроката стала резкая политизация причем не только этой проблемы, но и вопроса о статусе русского языка на Украине в целом. Например, в Симферополе в феврале 2008 года прошла акция протеста, участники которой уничтожили около 500 киноафиш на украинском языке.

Нельзя также не отметить и результаты социологического опроса, проведенного в декабре того же года Киевского международного института социологии. Так, 63% населения Украины не считают необходимым переводить российские фильмы на государственный язык. Особенно категорично против этого настроены жители восточного (80%), южного (74%) и центрального (61%) регионов.

Подобный расклад не следует скидывать со счетов в преддверие президентских выборов, которые должны состояться на Украине в январе 2010 года. Тем более, когда тема соотношения государственного и русского языков становится серьезным камнем преткновения между основными кандидатами на занятие поста главы государства.

Исходя из всего этого, нетрудно себе представить, что произойдет в Казахстане, если его власти будут слепо копировать украинский опыт внедрения государственного языка в систему кинопроката. Прежде всего, безусловно, резко уменьшится зрительская аудитория отечественных кинотеатров. Хотя граждане, не владеющие государственным языком, это еще могут пережить, поскольку те же самые фильмы можно будет смотреть дома на видео или DVD. А вот соответствующие коммерческие структуры понесут большие убытки. Однако пострадают здесь не только они, поскольку автоматически уменьшатся и размеры налогов и прочих отчислений в бюджет страны из соответствующей сферы казахстанского бизнеса.

Политизация же данного процесса, возможно, будет проходить в Казахстане не так остро, как на Украине. Однако, если там русский язык вообще никак не оформлен официально, то в нашей стране никто еще не отменял положение Конституции РК, согласно которому русский язык официально употребляется наравне с казахским. Благодаря этому, вполне найдется масса желающих так или иначе оспорить возможное намерение властей относительно стопроцентного перевода отечественного кинопроката на государственный язык. При этом не исключено, что движение протеста по этому поводу найдет хорошую финансовую подпитку со стороны представителей кинопрокатного бизнеса.

Поэтому инициаторам принятия рассматриваемой меры следовало бы конкретизировать те моменты, которые могут вызвать обеспокоенность или иную негативную реакцию среди широкой зрительской аудитории и заинтересованных лиц из деловых кругов.

В частности, не ясно также, кто именно будет заниматься вопросами перевода зарубежных фильмов? Кстати, по информации президента АО «Казахфильм им. Ш. Айманова» Ермека Аманшаева, в настоящее время в казахстанском кинопрокате доля отечественных фильмов составляет всего 3% при том, что 70% - американское кино, 25% - российское (см. «Все фильмы в Казахстане перед их кинопрокатом с 2012 года планируется переводить на госязык - депутат мажилиса», «Интерфакс-Казахстан», 5.10.2009 г.).

С учетом этого, если данным вопросом будет заниматься непосредственно государство, то ему придется затратить солидные средства из своего бюджета. А если же обязанности по переводу будут возложены на соответствующие коммерческие структуры, то они могут оказаться на стадии банкротства. В данном случае кинопрокатчики попадут под серьезный риск, если большие средства, затраченные ими на перевод зарубежных фильмов на государственный язык, они не сумеют потом окупить в процессе проката того или иного фильма в связи с ожидаемым снижением зрительской аудитории.

В любом случае к затратам на приобретение зарубежных кинофильмов у отечественных кинопрокатчиков прибавятся дополнительные и довольно немалые расходы. А если у них не будет хватать средств для перевода фильмов на государственный язык, то соответственно им придется заметно снизить уровень импорта таковых фильмов. При таких перспективах им дешевле будет приложить весь свой потенциал и пролоббировать в парламенте и правительстве, чтобы соответствующая поправка к закону «О культуре» не была принята.

Непонятно и то, как инициаторы предлагаемой меры рассчитывают обеспечить качество перевода зарубежных фильмов на государственный язык? И что они вообще хотят добиться? Если эти люди всерьез полагают, что их предложение позволит повысить уровень владения государственным языком большинством населения, то они глубоко ошибаются. А считать их инициативу благим делом для развития отечественного кинематографа с учетом указанных выше экономических и политических издержек тоже нельзя.

Безусловно, что саму идею перевода зарубежных фильмов на государственный язык нужно поддерживать. Но вместе с тем ее реализацию надо делать грамотно и продуманно, учитывая в первую очередь права и интересы как производителей, так и особенно потребителей услуг отечественного кинопроката.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии