Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Отечество в опасности! Бытовой мусор может «похоронить» все достижения страны

Фото : 23 октября 2009, 12:30

Отечество в опасности!

Бытовой мусор может «похоронить» все достижения страны

Казахстан из динамично развивающейся страны самым серьезным образом рискует превратиться в страну отсталую, если не сказать - дикую. Причина - бытовой мусор, который у нас не перерабатывают как в цивилизованных странах, а складируют. Проще говоря - выбрасывают. Где-то - подальше от городской черты, а где-то уже и практически под окнами городских жителей. Причем ситуация эта характерна для всех без исключения регионов страны.

Ежегодно каждый городской житель производит 200-300 килограммов твердых бытовых отходов (ТБО), образующих городской мусор. Цифра эта примерно одинакова для жителей всех более-менее урбанистических стран. И надо с сожалением признать, что со времен царя Гороха и до настоящего времени подавляющее количество ТБО все еще продолжают вывозить на так называемые полигоны, или попросту - свалки.

Но есть и большая разница: в Казахстане на свалки вывозят 97% образующихся ТБО, в США - 73%, в Германии - 70%, в Швейцарии - 25%, в Японии - около 30%. То есть весь цивилизованный мир ищет пути утилизации бытовых отходов и, что характерно, находит их. И только мы палец о палец не стукнули, чтобы сделать хоть что-то, чтобы спасти свою землю и самих себя от чудовищных мусорных развалов.

Справедливости ради надо сказать, что в Казахстане все-таки рассматривают возможность создания Центра по переработке отходов и строительства мусороперерабатывающих заводов и даже планируют построить за счет бюджета несколько мусороперерабатывающих заводов. Правда, неизвестно - когда. По крайней мере, нынешний до нельзя утянутый кризисом бюджет такой «роскоши» не предусматривает.

Но министр охраны окружающей среды Нургали Ашимов на своем персональном интернет-блоге утверждает, что «в настоящее время в республике отмечается повышенное внимание к вопросам обращения с отходами, их переработки и применения в качестве вторичного сырья и энергоносителей, ведется активная работа по разработке путей и методов уменьшения отходов, вопрос является предметом обсуждения на различных государственных уровнях». Более того, министерством в 2008 году даже создано управление, в полномочия которого входят исключительно вопросы регулирования обращения с отходами.

Однако дальше обсуждения «грязной темы» в чистых кабинетах чиновников дело не идет.

Конечно, взваливать вину за наши тонущие в грязи города и села только на Министерство охраны окружающей среды было бы неправильно. В соответствии с Экологическим кодексом областные, городские и районные акиматы являются ответственными за организацию сбора, сортировки, вывоза, хранения и захоронения коммунальных бытовых отходов, их утилизации, переработки, а также стимулирования к этому субъектов предпринимательства.

А там, как свидетельствуют наши региональные корреспонденты, не только не стимулируют кого бы то ни было, но и, напротив, - вставляют палки в колеса энтузиастам. Да и вообще - «грязной темой» заниматься не хотят или не могут. Дело дошло до того, что, например, в Уральске успешно работающий мусороперерабатывающий завод... закрыли. Причина - ТЭЦ прекратила подачу пара обанкротившемуся мясокомбинату, а мусороперерабатывающее предприятие было с ним на одной ветке! Притом, что само предприятие исправно платило за коммунальные услуги и вполне себе успешно работало. Аж целых два месяца!

Второй год под сукном у высокого начальства Толебийского района Южно-Казахстанской области пылится предложение частных предпринимателей о строительстве мини-завода по утилизации бытовых отходов. Предприниматели обратились к властям с просьбой выделить участок земли под мусорную свалку, рядом с которой и собирались построить первое в ЮКО предприятие по переработке бытовых отходов. Предложение рассматривают. Уже... второй год.

Аналогичные ситуации - в Усть-Каменогорске, Петропавловске, Костанае, да и во всех других областных центрах. Упорное нежелание властей всех уровней заниматься проблемой утилизации бытовых отходов на руку только бомжам, которые на мусорных свалках разрыли настоящий Клондайк. И живут при этом припеваючи, получая на отходах такие доходы, что нам и не снилось.

А ведь заработать на отходах могли бы и все мы. Ассортимент получаемой из мусора продукции включает в себя практически весь список товарной номенклатуры - от стройматериалов до текстиля и изделий из пластика и бумаги. Имеется около сотни западноевропейских и американских фирм, предлагающих комплекс оборудования для строительства под ключ мусороперерабатывающего производства. За рубежом давно поняли всю привлекательность и прибыльность «мусорного бизнеса». Там строят заводы по переработке мусора чуть ли не в центре города, и эти заводы эстетически оформлены, рентабельны. Более того - они приносят большой доход. А у нас деньги валяются под ногами. Но мы их не подбираем. Почему?

(Продолжение темы далее.)

Полина КОРН Астана

Ненужный Клондайк

Ситуация в ВКО

Мусорный вопрос в ВКО остается актуальным на протяжении четверти века. Только в Усть-Каменогорске в год образуется примерно 70 тыс. тонн твердых бытовых отходов и до 40 тыс. тонн производственных. За все это время, к примеру, в областном центре, где единственный полигон ТБО эксплуатируется с 1957 года, в решении обозначенной проблемы не сдвинулись практически ни на йоту. Исправно прибывает лишь мусор. Проблема не первый год фигурирует в числе основных в региональной программе окружающей среды. За это время разработаны несколько ПСД, потом оказавшиеся бесполезными, да в некоторых районах области проведена инвентаризация свалок.

- Никаких кардинальных изменений не произошло, - подтвердила специалист управления Иртышского департамента экологии по ВКО Надежда Рыжкова, когда я позвонила ей, дабы получить последний комментарий по теме дня.

Выход в этой «грязной» истории, как видится, один - строительство мусороперерабатывающего завода. Такая попытка уже была. Несколько лет назад с предложением построить мусоросжигающий завод выступила южнокорейская фирма. Власти даже подыскали место, хотя для экологически неблагополучного Усть-Каменогорска только такого загрязнителя окружающей среды и не хватало. К счастью, экологи не просто показали пагубность этого проекта, но и наложили вето.

Год назад в облакимате прошла презентация мусороперерабатывающего завода от ТОО «Экотерминал», которое является официальным представителем латвийской компании «Tehlat Technologies» по производству оборудования для утилизации разных видов отходов. Товарищество даже составило примерную смету расходов по комплексу, ориентируясь на монтаж аналогичного оборудования со своим участием в Кокшетау. Интерес участников встречи вызвало то, что комплекс «Мусороперерабатывающий завод твердобытовых, производственных отходов с безотходным производственным циклом LBK TL 9000», по словам представителя фирмы Юрия Васьковского, исключает складирование на полигоне. Все поступающие отходы перерабатываются на 100% и используются как вторсырье. Стоимость завода составляет около 1,8 млн евро, на строительство необходимо 2-3 года, но окупаемость при полной загрузке достигается, по словам представителя, всего за несколько месяцев. Оборудование можно заказать в лизинг, а заодно получить шефмонтаж, обучение персонала и техсервис.

Однако предпринимателей это предложение оставило равнодушными, несмотря даже на обещание властей скоро предоставить участок земли и бесплатно экспедировать ТБО на завод. Не манят бизнесменов ВКО прелести мусорного Клондайка. Может, потому, что неясно, как дальше быть с переработанным сырьем? Кому продать, чтобы выгоду иметь. Государственные же мужи, считая переработку мусора нишей исключительно для предпринимательства, видимо, предпочитают ждать погоды у моря.

Получить последние новости по этому вопросу в акимате города не удалось. Чиновники, которые, возможно, могли бы пролить свет, оказывались либо чрезвычайно занятыми, либо вообще находились в Астане. Кроме них подтвердить или опровергнуть информацию, что недавно переработка мусора обсуждалась на какой-то комиссии, но будто бы без экологов, было некому. Ничего не добавил и сайт регионального информационного центра экологического мониторинга. Сведения по решению проблемы переработки ТБО были датированы 2007 годом.

Надежда МИХЕЕВА

В бюрократической трясине

Ситуация в ЗКО

Городским властям удалось в течение последних нескольких лет решить проблему вывоза мусора, ликвидировать стихийные свалки. Этим занимается возрожденное государственное коммунальное предприятие «Спецавтобаза». Работа 24 спецавтомашин контролируется с помощью спутникового навигационного оборудования. Много сделано для эффективного использования автотранспорта. С этой целью на северо-восточной окраине областного центра в заброшенном карьере сооружен перевалочный пункт. Сюда автомобили легкого класса доставляют ТБО из новых микрорайонов областного центра, наиболее удаленных от полигона ТБО (городской свалки), перегружают его в крупногабаритные мусоровозы. И они уже отправляются в конечный пункт. Годовая экономия исчисляется несколькими миллионами тенге только на ГСМ.

К сожалению, больше в «мусорном вопросе» похвалиться нечем. Полигон ТБО на грани переполнения, он представляет самую настоящую свалку со всеми ее безобразиями: дымовая завеса, стаи птиц, бродячие собаки, здесь же бомжи, предприимчивые дельцы. Утилизацией и переработкой никто не занимается. Точнее, они отданы на откуп предпринимателям, а те варятся, что называется, в собственном соку уже много лет. Еще в 1992 году было принято решение о создании в Уральске завода по переработке вторичных ресурсов. Возглавил ТОО «Научно-проектная фирма «Уралвторма» инженер Юрий Погодаев. Под его руководством родился проект переработки отходов, в том числе древесностружечных, макулатуры, солодкового отжима, рисовой шелухи. Спустя всего несколько месяцев было смонтировано современное оборудование, закупленное за рубежом на 28 млн тенге. По тем временам деньги большие. Но игра стоила свеч. В 1993 году он выдал первую продукцию из вторичного сырья. Сортировка, очистка, стерилизация, переработка, выпуск продукции. Глазам не верилось. Однако через два месяца, выпустив 2,5 тысячи кубометров ламината, завод остановился. По банальной причине. ТЭЦ прекратила подачу пара обанкротившемуся мясокомбинату, а мусороперерабатывающее предприятие было с ним на одной ветке. Без пара, ни о какой переработке мусора, понятно, и речи не могло быть. Естественно, само ТОО «НПФ «Уралвторма» продолжало заниматься другими видами деятельности, во многом даже преуспевало, получало престижные награды. Но высокотехнологичное оборудование по переработке мусора простаивает уже 16 лет. Вопрос с подачей пара так и остался открытым, Юрий Погодаев написал сотни писем в соответствующие органы, бесполезно. Создается впечатление, что государство не заинтересовано в работе предприятия. Парадокс! Ведь за решением вопроса экологическое и санитарное благополучие города, немалые доходы в бюджет.

Судьбу Юрия Погодаева в какой то степени повторяет другой предприниматель Владимир Сарычев. Начиная с идеи, он уже бьется без малого 10 лет. Добился выделения земли в аренду полигона ТБО сроком на 5 лет, расчистил площадку и поставил металлоконструкции будущего мусороперерабатывающего предприятия мощностью 100 тысяч тонн в год. Свалка, заметим, принимает ежегодно 80 тысяч тонн мусора. Предприниматель берет на себя не только переработку 70% этих отходов, но и утилизацию токсически опасных веществ. Причем денег у государства не просит. Его проект готовы поддержать крупные компании и банки. Проблема в том, что их не устраивают сроки аренды земли. В таком масштабном деле они должны быть как минимум 49 лет. Почему-то государство опять-таки не проявляет большой заинтересованности. Да, проект фигурирует в региональной программе, но без конкретных сроков. Летом состоялось выездное заседание постоянной комиссии Уральского городского маслихата. Начинания Владимира Сарычева были одобрены. Но дальше обещаний дела не пошли. Похоже, депутаты забыли о них. А зря. Проблема утилизации, хранения и переработки мусора обостряется. Бюрократическая трясина, в которую попали энтузиасты, может быть даже и не случайная. Не исключено, что на «лакомые кусочки» кто-то из влиятельных положил глаз. Конечно же, если Погодаева и Сарычева отодвинут, это будет крайне несправедливо. Возмутительно.

Федор ПОПОВ

Поспешили - и насмешили

Ситуация в Жамбылской области

На всей территории Жамбылской области нет ни одного типового мусорного полигона и ни одного скотомогильника. С констатацией этого факта начался наш разговор с главным специалистом Шу-Таласского департамента экологии Г. Кыдырбаевым.

К чему это приводит - ясно без комментариев. В целом по области 189 специально отведенных площадок для складирования твердых бытовых отходов. Самая крупная - рядом с областным центром - Таразом. Здесь накоплено свыше 6 миллионов тонн отходов. На свалке отсутствует ограждение, нет дезинфекции заезжающих грузовых машин. На несколько километров вокруг ветер разносит старые целлофановые пакеты. Мусор заражает почву, часто здесь бывают пожары. Хозяин свалки - отдел жилищно-коммунального хозяйства городского акимата передал ее в ведение организации, занимающейся вывозом из города мусора - ГКП «Жасыл Тараз». Но средств, которые выделил акимат, предприятию хватило лишь на то, чтобы поставить шлагбаум перед въездом на свалку, который между тем давно стоит поднятым - контролеров, следящих, чтобы не заезжали сюда чужие машины, как правило, нет. И это еще не все. Как недавно в ходе проверки выяснила городская прокуратура, производственную деятельность «Жасыл Тараз» осуществляет без разрешения на эмиссию в окружающую среду на 2009 год. Сумма ущерба, причиненного тем самым окружающей среде, составила 12,6 миллиона тенге. Судом исковые требования прокурора города признаны обоснованными. По населенным пунктам области картина примерно такая же. Областной прокуратурой выявлены многочисленные факты того, как места для организации мусорных свалок отводят своими решениями сельские акимы, тогда как делать это должен областной акимат. Не первый год мероприятия по строительству в области мусороперерабатывающих предприятий и типовых полигонов для складирования твердых бытовых отходов, скотомогильников включаются в региональные экологические программы, но не находят своего решения ввиду отсутствия финансовых средств. На разработанное в 2005 году технико-экономическое обоснование строительства мусороперерабатывающего завода рядом с Таразом из областного бюджета было затрачено 5,7 миллиона тенге, под его строительство было отведено 5 гектаров земли. Три года назад состоялась презентация строительства завода. На ней назывались грандиозные планы - завод должен быть построен по международному стандарту и быть самым крупным в Казахстане. А дальше вышло как в известной поговорке «Поспешишь - людей насмешишь». Вопрос финансирования завода так и не удалось решить до сегодняшнего дня. В 2008 году на разработку технико-экономического обоснования на строительство полигонов твердых бытовых отходов в пяти районных центрах области было выделено 7,6 миллиона тенге. Но и в этих случаях работы не финансируются, и мало надежды, что найдутся деньги через год или два. Еще хуже положение со скотомогильниками. Где сельчане хоронят павший скот, знают лишь они сами, да, возможно, сельские акимы. Что районной, что областной исполнительной власти дела до этого нет.

Немногим лучше положение с вывозом мусора. Взять, к примеру, город Тараз. В его центре улицы и дворы в основном чистые. А окраины, особенно микрорайоны, утопают в мусоре. Контейнеров для его сбора остро не хватает, как и специальных машин. В результате бытовые отходы сваливаются где попало. Если в центре города ГКП «Жасыл Тараз» худо-бедно, но еще выполняет свои функции, то вывоз мусора с остальной части города отдан на откуп 3-4 маломощным организациям, которые с этой работой не справляются. Давно пора создать единую организацию, которая занималась бы вывозом мусора со всей городской территории, когда же наконец это будет сделано?

Не сказать, чтобы «мусорные» вопросы выпадали из поля зрения депутатов областного маслихата. Да и на заседаниях областного акимата в числе других - экологических - они обсуждаются тоже. Для их решения, однако, нужны средства, которых постоянно нет. Как результат, имеем - что имеем.

Виктор КРЫГИН

Непобедимая «бутылка»

Ситуация в СКО

Отечество в опасности!  Бытовой мусор может «похоронить» все достижения страныОбыкновенная пластиковая бутылка из-под газировки угрожает чистоте наших населенных пунктов. Вот бутылку купили, газировку выпили, бросили ненужную тару в урну, - и тут начинается большая экологическая проблема. Конечно, при желании можно сжечь пластик, но уж больно «нехорошо» он горит, выделяя в атмосферу столько вредных веществ, что куда там дизельному двигателю!..

А воз и ныне там…

К сожалению, в Петропавловске до сих пор не существует производства по утилизации бытового мусора. Его попросту складируют на городских свалках. А они не «безразмерные», да и воздух, мягко говоря, не озонируют. Пресловутая пластиковая бутылка оказалась на редкость непобедима. А ведь еще три-четыре года назад один из жителей Петропавловска нашел изящную и простую до гениальности идею: перерабатывать пластиковый мусор в сырье для изготовления пользующихся повышенным спросом стройматериалов.

Петропавловец Юрий Кадун предложил использовать твердые бытовые отходы для производства тротуарной плитки. Из одной тысячи пластиковых бутылок-«полторашек» (а это полный КамАЗ!) получается пять квадратных метров плитки. В качестве наполнителя для будущих строительных и облицовочных материалов могут использоваться не только бутылки, пакеты и прочий бытовой хлам, но и каменная и металлическая пыль, шлам коксохимических предприятий и даже зола тепловых электростанций. Кроме плитки и черепицы из мусора можно с успехом производить бордюрный камень, фронтоны, водосливы, различные виды производственного паркета и многое другое. Было бы, как говорится, желание.

Увы, инновационный проект Юрия Кадуна так и повис в воздухе. Предприниматель бился-бился, но так и не смог сдвинуть решение проблемы с мертвой точки. Все уперлось в банальную причину: отсутствие сортировки мусора. Несколько лет назад Юрий Кадун умер. А кроме него, как оказалось, проблему эту никто решать и не собирается…

То, за что бился энтузиаст Кадун, а именно - за раздельный сбор бытового мусора, - до сих пор остается в Петропавловске проблемой № 1. «В настоящее время в городе пытаются внедрить систему раздельного сбора бытовых отходов, но пока особо не преуспели, - говорит главный специалист управления природных ресурсов и регулирования землепользования СКО Татьяна Иванова. - Вот уже больше года в некоторых центральных дворах областного центра установили контейнеры нового образца: в одни нужно кидать пластик, в другие - картонную упаковку, в третьи - прочий мусор. Но пока все усилия разбиваются о несознательность населения. Люди не привыкли сортировать мусор. Отсюда все проблемы. Хотя мы рук не опускаем, проводим необходимую агитационную работу. Вот недавно ролик запустили на телевидении. Должно сработать».

Бомба замедленного действия

В настоящий момент на территории области, по данным СКФ ГУ «Есильский департамент экологии» и акиматов районов, имеется более 700 накопителей отходов, большая часть из которых является свалками. Общая площадь, занимаемая свалкам, составляет свыше тысячи га, и она имеет тенденцию к разрастанию.

Вся беда в том, что из существующих 701-й свалки около 530 не имеют документов, не определены субъекты, ответственные за их содержание и обустройство, что, в свою очередь, является серьезной проблемой, требующей безотлагательного решения.

В Северо-Казахстанской аграрной области также остро стоит проблема неиспользованных средств защиты растений и тары из-под них. Общее количество накопленной тары из-под средств химизации составляет порядка трехсот тысяч штук.

Действующего могильника для захоронения непригодных к использованию средств защиты и тары из-под них в области нет. Эти отходы накапливаются и временно хранятся на территории предприятий. Получается что-то вроде мины замедленного действия. Когда рванет?

Отходы идут в наступление

Экологи бьют тревогу: с расширением номенклатуры производственных материалов и предметов потребления отходы приобретают все более сложный морфологический состав, а следовательно - становятся все более химически опасными. Удалять их на свалки - значит, не решать проблему, а просто «отодвигать» ее решение на неопределенный срок. Как сообщили в управлении природными ресурсами, загрязнение воздушной среды вблизи полигонов и свалок ТБО происходит за счет эмиссии биогаза, образующегося при биодеструкции отходов. Основным компонентом биогаза является метан. Годовая эмиссия метана полигоном коммунальных отходов г. Петропавловска составляет около 1488,634 тонн в год.

Определением количества загрязняющих веществ в грунтовых водах и в почве в районе полигона ТБО г. Петропавловска занимается лаборатория ГУ «Центр санитарно-эпидемиологической экспертизы». Так вот, в исследованных пробах грунтовых вод и почвы вблизи полигона наблюдалось превышение ПДК по свинцу, а также по цинку и меди. Полигон, накапливая вредные отходы, стремительно превращается в источник опасности для всего живого. А значит, решать проблему утилизации мусора все равно придется. И лучше успеть до того, когда мусор незаметно сам «утилизует» его носителей…

Вера ГАВРИЛКО

Грязная тема

Ситуация в Акмолинской области

Над Акмолинской пристоличной областью нависла угроза остаться под мусором. Объем отходов из года в год не уменьшается, а увеличивается. В 2008 году общее количество образованных промышленных отходов составило - 34 709,9 тыс. тонн, общее количество образованных твердых бытовых отходов вдвое больше. И хотя, согласно данным Акмолинского филиала Есильского департамента экологии, на начало года из 1645 стихийных свалок 1335 ликвидировано, картина далека от благополучия. В настоящее время на территории области насчитывается 561 полигон твердо-бытовых отходов, и лишь четыре из них оборудованы.

Для того чтобы представить себе общую ситуацию и объем бедствия, Акмолинская природоохранная прокуратура проверила соблюдение местными исполнительными органами экологического законодательства в части размещения, утилизации и хранения коммунально-бытовых отходов на территории Акмолинской области. Для начала охватили четыре района - Астраханский, Енбекшильдерский, Зерендинский и Буландинский.

Вывод общий один - местные исполнительные органы мусорную грязную тему оставляют на втором плане. Хотя в соответствии с пунктами 11 и 12 ст. 20 Экологического кодекса Республики Казахстан они должны обеспечивать соблюдение экологических требований при обращении с коммунальными отходами. И вот что из этого получается.

В городе Макинске полигон ТБО площадью 6 га в двух километрах от жилого массива. Введен в эксплуатацию в 70-х годах без проектно-сметной документации, без геологических, гидрогеологических и других изыскательных работ. Понятно, что за такой срок полигон переполнился.

Находится он на балансе ГКП на ПХВ «Макинск су» и далек от совершенства, не гарантируя санитарную надежность, представляет собой реальную экологическую опасность для населения.

Здесь, как и в Астраханском районе, не соблюдается порядок приема отходов, не производится проверка документации на отходы, включая паспорт опасных отходов, визуальный осмотр на входе и на месте размещения, сверка содержимого с описанием в документации, представленной собственником отходов, учет количества и характеристик размещенных отходов с указанием происхождения, даты постановки.

Возьмем курортный Зерендинский район. Аким Чаглинского сельского округа вынес распоряжение № 12 от 10.07.2006 года о выделении земельного участка для размещения твердо-бытовых отходов, при этом согласования с уполномоченным органом и заключения государственных экспертиз отсутствуют.

Аналогичная ситуация и в других районах. Например, в г. Степняке полигон ТБО до настоящего времени акиматом города не узаконен, право использования и эксплуатации полигона другим хозяйствующим субъектам или государственным предприятиям не передано. Из-за отсутствия контроля по учету, приему мусора со стороны местного исполнительного органа, а также отсутствия спецавтотранспорта по вывозу мусора жители города самостоятельно занимаются этим. На момент проверки в нарушение требований п. 68 СанПиН, на территории полигона находились трупы павших животных крупного, мелкого рогатого скота. И тут же рядом, в границах полигона, паслись домашние животные. То же самое творится в Кенащинском сельском округе. К слову, в области проблематично захоронение крупного скота. Во многих сельских округах области отвод земельных участков для скотомогильников не производился.

По результатам проверки четыре распоряжения акимов сельских округов Зерендинского района были отменены по протесту природоохранного прокурора.

Кроме того, природоохранная прокуратура в адрес акимов Астраханского, Енбекшильдерского и Зерендинского районов внесла представления об устранении нарушений законности, а также причин и условий, способствующих им. По их итогам восемь акимов сельских округов привлечены к дисциплинарной ответственности. Что должно стать сигналом для других руководителей, чтобы не утонуть по уши в грязи, пока не нагрянет с проверкой прокуратура.

Сауле КУСАИНОВА

Сизифов труд

Ситуация в Костанайской области

Если собрать все зарегистрированные свалки области (их свыше 700) в одном месте, то это место займет где-то треть Костаная. Если к ним прибавить мусор со стихийных свалок, то областному центру надо присваивать новое название - Мусор-Сити. Борьба с несанкционированными свалками напоминает кавалерийские атаки на бронированных слонов. Сегодня свалку ликвидировали, а завтра там уже новые кучи отходов. Особенно это видно на побережье Тобола в районе Костаная, где «отдыхающие» оставляют после себя все мусорное разнообразие. Впрочем, тут бы с законными свалками разобраться...

С 2006-го года областной бюджет никак не может выделить 20 млн тенге на разработку технико-экономического обоснования (ТЭО) на строительство мусороперерабатывающего комплекса. Денег нет по сей день, несмотря на многочисленные письма экологов во все инстанции о назревшей необходимости. К слову, областной бюджет пополнился в 2008-м году на 2,5 млрд тенге в качестве предусмотренных сборов за загрязнение окружающей среды. На природоохранные мероприятия ушло около 1,8 млрд тенге из этой суммы. Но на разработку ТЭО завода средств опять не нашлось.

В 2006-м году проблему костанайской замусоренности изучало АО «Центр инжиниринга и транспорта технологий» из Астаны. По подсчетам астанинцев, завод позволил бы возвращать в оборот 30-50% отходов бумаги, стеклотары и т.д. в виде картона, черепицы, утеплителя и других полезных вещей.

Как считает заместитель начальника управления природных ресурсов и регулирования природопользования Ринат Забиров, региону нужен в первую очередь мусоросортировочный завод. Ну не та у нас психология, чтобы самим сортировать по пакетам твердые бытовые отходы! А без сортировки переработка невозможна в принципе. Кстати, роль микросортировочных установок сейчас выполняют бомжи, обитающие на свалках. Они отбирают из отходов стеклотару и сдают ее в пункты приема. Но нельзя же все время надеяться на бомжей! Тем более что, когда в 2006-м году астанинцы спросили у обитателей свалок, пойдут ли они в перспективе на завод сортировать мусор, то услышали категорическое «нет».

- Строительство мусоросортировочного завода стоит около 1 млрд тенге, мусороперерабатывающего - 1,35 млрд тенге в ценах 2006-го года, - говорит Ринат Забиров. - Да, дорогостоящая вещь, но в течение 10 лет мы смогли бы ликвидировать почти все зарегистрированные свалки с территории области. Эти земли можно было бы отдать под рекультивацию, а потом использовать в промышленности и сельском хозяйстве.

Первоначально задумывалось, что завод будет обслуживать Костанай, Рудный и Затобольск - районный центр Костанайского района. Впоследствии география клиентов расширялась бы. В настоящее время, говорит г-н Забиров, только в Карабалыкском и Мендыкаринском районах на закрепленных свалках есть порядок, у остальных хозяев традиционно нет денег на то, чтобы содержать свалку в цивилизованном виде. Если этот камень не сдвинется, то площадь некондиционных земель под свалки будет расти, а мусор станет еще большей экологической головной болью для населения и чиновников.

Станислав НАМ

Сам не гам и другим не дам

Ситуация в ЮКО

С переработкой мусора и бытовых отходов на юге полный швах. Местные журналисты не однажды присутствовали на подписании меморандумов о сотрудничестве с иностранными делегациями, во время которых речь шла и о строительстве первого в ЮКО мусороперерабатывающего завода. В частности, японцы обещали построить в Шымкенте чудо-объект, отвечающий последним научным достижениям в этой сфере. Но дело не сдвинулось с места, идея продолжает витать в воздухе. Шымкентские городские власти по этому поводу разводят руками: в бюджете нет денег. Молчат и инвесторы.

Главная городская свалка, занимающая внушительных размеров территорию по соседству с объездной дорогой Алматы - Ташкент, представляет жуткое зрелище: огромные зловонные залежи отходов человеческой жизнедеятельности, которые постоянно пополняются новыми внушительными порциями. Борются с ними допотопным способом - с помощью огня. Мусор сжигают, постоянно загрязняя окружающую территорию. По соседству с ГС (городская свалка) до недавнего времени располагалась и яма «Беккари» для складирования павших от болезни домашних животных. Но городские власти приняли решение о ее консервации и строительстве новой неподалеку от этого места.

Рядом с ГС выросли два микрорайона - «Самал» и «Достык». И только сейчас выясняется, что отвод земельных участков под индивидуальное жилищное строительство здесь производится без разрешения областного государственного санитарно-эпидемиологического ведомства, которое в свое время должно было бить во все колокола.

Если же говорить в целом по области, то проблема мусоросвалок стоит остро. В приграничном Сарыагашском районе прокурор района К. Мамаев вынес вопросы размещения, утилизации, хранения твердо-бытовых отходов (ТБО) ското-ядомогильников в повестку октябрьского заседания Координационного совета правоохранительных органов региона. У исполнительных властей не дошли до этого руки. Из 44 полигонов для ТБО только один является типовым и соответствует ГОСТу. У всех без исключения нет разрешений на эмиссию в окружающую среду. Нет даже ям для мусора, его сваливают на землю, и ветер разносит на несколько десятком метров вокруг. Грубо игнорируются санитарно-эпидемиологические нормы, по которым свалки должны располагаться не менее 1000 метров от жилых домов и других объектов. Жители города Сарыагаша, Жылгинского, Коктерекского, Дарбазинского сельских округов выбрасывают павших животных на мусорные свалки, что грозит аукнуться распространением инфекционных заболеваний. Но санитарно-эпидемиологические службы закрывают глаза на эти вопиющие безобразия.

Настоящей экологической бомбой для приграничного района и прилегающих территорий является ядомогильник, построенный еще в советские времена в Жылгинском сельском округе. По предварительным данным, в нем находится около 100 тонн пестицидов, представляющих угрозу всему живому. По распоряжению местных властей ядомогильник сверху забетонировали. И на этом поставили точку. Тревогу забил надзорный орган. При проверке оказалось, что содержимое могильника из-за отсутствия лотков вместе с дождем вытекает из «могильника» и пропитало территорию в радиусе 300 метров. Пора кричать «SOS».

У властей городского и районного ранга нет ни времени, ни денег на решение проблем утилизации бытовых отходов. В то же время игнорируется инициатива снизу. Знакомая Юлия специально перебралась на постоянное место жительства к мужу в небольшой городок Ленгер, расположенный в 30 километрах от областного центра, чтобы открыть свое дело. Взяли землю, построили парикмахерскую «Алтын шаш». Сегодня она - самая лучшая в Ленгере. Молодые супруги решили вложить заработанное в новый бизнес. Много думали, анализировали. И решили, что самый перспективный - строительство мини-завода по утилизации бытовых отходов. Обратились к властям Толебийского района с просьбой выделить участок земли под мусорную свалку, рядом с которой и собирались построить первое в ЮКО предприятие по переработке бытовых отходов. Но вместо того, чтобы поддержать пионеров утилизационного движения, молодых энтузиастов вежливо попросили удалиться, пообещав рассмотреть представленный ими бизнес-проект. И рассматривают уже... второй год.

Лариса НОВИЦКАЯ

Мусор похороним. Дорого

Ситуация в Алматы

Захоронение мусора в Алматы на специальных полигонах стоит от 200 до 500 тенге за тонну. Самые низкие расценки на свалочно-приемном пункте Карасайского района, так как там принимаются только твердые бытовые отходы. На центральном городском полигоне захоронение 1 тонны отходов обходится дороже - 344 тенге.

Стоимость приема коммунальных отходов на новом мусороперерабатывающем заводе составляет 457,45 тенге с учетом НДС за 1 куб. м или 2287,2 тенге за тонну. Это превышает почти в семь раз стоимость приема отходов на центральном городском полигоне. Как утверждают представители завода, главное его преимущество - существенная экономия расходов на горючее для специальных мусороуборочных машин. И это действительно так, если вывозить одну тонну мусора. Любой водитель скажет, что затраты на дизельное топливо в случае вывоза мусора на центральный городской полигон составляют 1200-1600 тенге. Однако общий расход на вывоз и захоронение 3 тонн мусора составит около 2600 тенге, прием на мусороперерабатывающем заводе этого же количества отходов составит около 6800 тенге, разница в 4200 тенге. Именно по этой причине некоторые компании по вывозу мусора прибегают к менее затратному способу утилизации ТБО - захоронению на мусоросвалочных полигонах. Привез на свалку и сгрузил.

По данным Алматинского городского управления окружающей среды, ежегодно жители Алматы утилизируют 500 тыс. тонн мусора. В его составе есть компоненты, которые можно вторично обрабатывать. C общей массой мусора каждый год выбрасывается 110 тыс. тонн бумаги, 20 тыс. тонн стекла, 30 тыс. тонн пластмассы, 20 тыс. тонн металла. По приблизительным подсчетам, общая стоимость вторичного сырья, захороненного на помойках, составляет около 3 млрд тенге. Сортировкой мусора на всех алматинских свалках занимаются, как правило, вручную. Возможность поработать на территории свалки предоставляется не бесплатно. По неофициальным данным, только за выборку пластиковых бутылок и макулатуры на центральном городском полигоне по утилизации отходов бригада в 100 человек может заработать около 30 млн тенге в год.

Люди собирают вторсырье, которое здесь же тщательно взвешивается представителями перерабатывающих фирм. Пластиковые бутылки сдают переработчикам по 35 тенге за 1 кг, стекло только бутылочное, отсортированное по цветам - 2-3 тенге за килограмм… В среднем один рабочий на выборке вторсырья зарабатывает около 20 тыс. тенге в неделю. На центральном городском полигоне средний доход рабочего в месяц составляет около 150 тыс. тенге. Неплохие деньги.

- Здесь нет бомжей. Все работники имеют документы, и никто из них не злоупотребляет спиртным, - говорит управляющий мусоросвалочным полигоном Карасайского района. - Пьющих просто увольняют, то есть не пускают на территорию полигона. А желающих работать очень много. Вечерами за оградой люди стоят толпами, среди них есть женщины и дети. Правда, детей в холодное время года мы не принимаем на территорию полигона. Еще два года назад они жили здесь в палатках. Честно говоря, нам просто стало жаль людей, и мы поставили вагончики, которые предоставляются бесплатно…

Для представителей малого и среднего бизнеса вывоз мусора является больной темой, особенно для небольших ТООшек, к примеру, стоматологических клиник. По словам владельца стоматологической клиники «Здоровье» Сергея Дмитриенко, компания АО «Тартып» ежемесячно требует с него оплату за вывоз 1 куб. м мусора. Однако стоматологическая клиника не может скопить за месяц такой объем, так как использованные шприцы и другие одноразовые медицинские инструменты сдаются отдельно. Но Сергей Дмитриенко вынужден каждый месяц отдавать по 784 тенге за вывоз отходов, которых у него нет. И это не единичный случай. По словам главного бухгалтера стоматологической клиники «Ruaz-dent», ежемесячно клиника оплачивает за вывоз 1,5 куб. м коммунального мусора, который клиника тоже не набирает.

Так капля по капле и получается золотое море. Купаться в котором могут позволить себе только избранные или особо приближенные к всемогущему «королю свалки».

Евгений СНЕЖИН

Отходы есть, нет переработки

Ситуация в Актюбинской области

Который год в Актобе пытаются запустить производство для переработки мусора, но не могут найти достойных инвесторов.

До недавнего времени утилизацией незначительной части отходов в городе Актобе занималось простое товарищество «Полиэкопроект». Около 70 человек заходили на полигон твердых бытовых отходов, собирали там стеклянные бутылки, пластмассу, полиэтилен, матрацы и подушки. К 16 часам выходили с полигона и продавали все собранное людям, которые приезжали для скупки. В простом товариществе «Полиэкопроект» существовала дробилка для измельчения пластмассы и оборудование для ее плавления. Их продукцией пользовались около 10 предприятий, которые производят тротуарную плитку, крышки для люков и черепицу. Из-за финансового кризиса вопрос дефицита стройматериалов и сырья для них остро не стоит. Поэтому сегодня в городе собирают для сдачи стеклянные бутылки и бумагу. Затем все это вывозится в южные регионы страны.

В прошлом году проводили экологическую оценку комплекса по мусоропереработке мощностью 100 тысяч тонн в год. Предприятие собирались строить в пяти километрах от жилой зоны. На нем думали выпускать эковату из бумаги, упаковочную ленту из полиэтилена. Остальные отходы прессовать в тюки. К сожалению, проект не заработал.

- Мы готовы сотрудничать с инвесторами, заинтересованными в строительстве в Актобе завода по переработке твердого бытового мусора, - говорит пресс-секретарь акима города Актобе Лариса Томчук. - К нам приезжали с предложениями предприниматели из США, России и Казахстана. Но, к сожалению, инвесторы не смогли предоставить все необходимые документы. Как только появятся солидные инвесторы, мы тут же приступим к совместной работе.

Прокуратура Актюбинской области проводила проверку соблюдения законодательства, регламентирующего вопросы размещения, утилизации, хранения промышленных, медицинских и твердых бытовых отходов. Важной проблемой в прошлом году было сжигание медицинских отходов на территории населенных пунктов без специальных установок. В начале года такую установку приобрели за 25 миллионов тенге, выделенных из областного бюджета. Инсениратор «Мюллер» марки СТ-50 французского производства предназначен для уничтожения биологических и полимерных отходов. Установка за час сжигает около 50 килограммов медицинских отходов. Оборудование уничтожает отходы с минимальными выбросами в атмосферу, исключает опасность вторичного заражения инфекциями.

Таким образом пока переработка мусора в Актобе - свободная ниша, которая ждет прихода сильного инвестора. С 2007 года все отходы вывозят на новый полигон, где можно складировать их 25 лет.

Светлана МЕРКУЛОВА

Бесконтрольная ртуть

Ситуация в Мангистауской области

Фото автора. Там, где кончаются микрорайоны города Актау, и будет возводиться Актау-Сити, приближаясь к селу Акшукур.Настоящим бедствием являются так называемые «безхозяйные отходы» - стихийные свалки, возникающие практически возле каждого населенного пункта. Так, в Тупкараганском районе Мангистауской области возле села Акшукур в районе некрополя Кошкар-Ата экологами выявлена бесхозная свалка твердых бытовых отходов в объеме 270 000 (двести семьдесят тысяч) кубометров. Это примерно под тысячу железнодорожных вагонов. На подобных свалках может оказаться решительно все: от радиоактивных отходов до отработанных люминесцентных ламп.

Во всем мире спешно переходят на энергосберегающие режимы потребления электроэнергии. Одним из вариантов энергосбережения является переход от использования осветительных ламп накаливания, прототипом которых является «лампочка Ильича», к более экономичным люминесцентным лампам, которые при одинаковом потреблении электроэнергии выдают световой поток в пять-семь раз мощнее. Основной недостаток подобных ламп наличие в каждой трех - пяти миллиграммов ртути. А ртуть - это химически опасный элемент первого класса опасности по классификации экологов.

В городе Актау в Центре радиационных технологий и технической диагностики ТОО «Маэк-КазАтомПром» работает единственная в регионе термодемеркуризационная установка УРЛ-2м, предназначенная для утилизации ртутных ламп дневного света. Ее производительность до 100 ламп типа «ЛБ» (традиционных длинных светильников еще советского производства) или до 5000 ламп тип «ДРЛ» в час. Услуги по демеркуризации востребованы, установка работает непрерывно.

Но не все лампы кончают свой век в такой установке. Большинство населения просто не ведает, что творит, выбрасывая отработавшие светильники вместе с другими отходами. Необходима сеть по их сбору, плюс сеть установок для утилизации. При массовом применении подобных светильников в условиях отсутствия мотивации населения к сдаче на переработку отработавших ламп, загрязнение окружающей среды приобретет массовый характер. Это будет поопаснее, чем курение в общественных местах. Так, что улицы разбитых фонарей, содержащих ртутьсодержащие светильники, экологически опасны.

Юрий ДЕМКО


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии