Нацбанк сообщил, что проект Концепции развития финансового сектора в посткризисный период находится «на выходе»

Национальный банк сообщил, что проект Концепции развития финансового сектора в посткризисный период находится «на выходе» - она должна быть согласована и принята в первой половине ноября. По сути, это будет третий документ, который предстоит проштудировать финансовому кластеру, чтобы составить представление о своем недалеком будущем.

Первые два документа имеют разное авторство. Один из них, с лирично-философским названием «Видение по вопросам развития финансового сектора и совершенствования подходов регулирования…», подготовило Агентство финансового надзора. Второй, естественно, вышел из-под пера Национального банка. Сам факт наличия двух документов ввел финансовое сообщество в замешательство: зачем предавать публичности оба варианта? Неужели регуляторы не нашли общий язык, чтобы выработать единый подход?

Сравнение документов подтверждает: отличия есть, и довольно существенные. В частности, глава АФН Елена Бахмутова еще в августе предложила создать Совет финансовой стабильности, который мог бы стать площадкой для обсуждения концептуальных вопросов. Эта идея нашла воплощение в «Видении» - там подробно расписан зарубежный опыт по созданию советов либо комитетов по надзору за финансовыми услугами / системными рисками. Такие органы взаимодействия регуляторов уже созданы в США, Европейском союзе, Великобритании. Национальный банк Казахстана решил идти своим путем, объявив в проекте концепции, что «центральным государственным органом, ответственным за обеспечение финансовой стабильности», станет он сам.

Детскую игру «Найди 10 отличий» можно продолжить и далее. Но мы не ставим своей целью сравнивать. Куда важнее вопрос, насколько процесс работы над документом стал плодотворным.

Удивительно, но профессиональные участники рынка обсуждали концепцию неохотно - в основном инициативу проявляли страховые организации, которые хотели решить все наболевшие вопросы, вплоть до изменения налогового законодательства, одним махом. Банкиры, обычно очень активно вмешивающиеся в законотворчество и лоббирующие свои интересы если не открыто, то инкогнито, на этот раз не проявляли особенной страсти к будущему финансовой системы. Формат «круглого стола» не оказался идеальным: если и шло обсуждение проблем, то спикеры постоянно скатывались к частностям: давайте рассмотрим возможность применения налоговых и других льгот, уточним, по каким критериям финансисты будут заноситься в «черные списки» и т.д.

Одинаково недовольными процессом сотворения картины финансового будущего остались как регуляторы, так и профессиональные участники рынка. Впрочем, этого и следовало ожидать: Национальный банк создал форум по обсуждению концепции (кроме «круглых столов»), но его, ни разу не удосужился посетить, ни один из его руководителей - модерировали, скажем так, известные узкому кругу лица, которые не подогревали интерес к новому формату обсуждения, не утруждали себя работой с аудиторией, а на вопросы участников форума отвечали плоско и предсказуемо. Так что форума в полном смысле слова так и не получилось - очень скоро вся дискуссия затихла.

Как правильно отмечают профучастники, концепция больше направлена не на развитие, а на регулирование. Хватило двух кризисных лет, чтобы полностью развенчать миф о совершенстве национальной финансовой системы. Банки оказались не очень дальновидными в своей кредитной политике, финансовый надзор - недостаточным (именно поэтому, надо полагать, стало возможным выведение активов из страны). Регуляторы очень напуганы тем, что произошло, поэтому в документ вошло много интересных положений - от возвращения выведенных активов в страну до выплат бонусов руководителям финансовых организаций (хотя нельзя утверждать, что последнее для нас актуально).

В ближайшие годы государству нужно будет искать финансовые ресурсы для экономического развития. Регуляторы, за невозможностью фондирования за рубежом (по крайней мере, сегодня это кажется из области фантастики), видят два реальных пути развития экономики: за счет государственно-частного партнерства (ГЧП) и привлечения сбережений населения и предприятий. Есть и другие не менее привлекательные инструменты - например, государственное заимствование, но эти - основные. ГЧП позволяет привлечь средства институциональных инвесторов. Схема нами уже опробована - ценные бумаги выпускаются под государственную гарантию. Только авторам концепции не достало смелости конкретизировать, какая это будет гарантия - субсидиарная (существует в настоящее время и не приветствуется доверием) или прямая?

Второе направление - не менее важное. Поскольку депозитам отводится роль основного источника фондирования финансового сектора, нужно понять, выполнима ли она. Сегодня депозиты держатся благодаря повышению уровня гарантирования - как известно, все вклады до 5 млн тенге считаются гарантированными. При этом нет никаких гарантий в отношении депозитов юридических лиц. Именно поэтому, как только начинает «штормить» те или иные банки, предприятия покидают их при первой же возможности, что еще больше отражается на самочувствии финансовых институтов. Кстати, в большинстве стран, где страхуются вклады, системы страхования депозитов являются полными, то есть гарантии распространяются и на текущие счета юридических лиц. Об этом в концепции нет ни слова.

Чтобы восстановить баланс на финансовом рынке, а заодно и доверие к нему, Национальный банк планирует взять на себя определенные функции, которые сегодня относятся к компетенции АФН. В частности, он собирается при необходимости разрабатывать меры антикризисного управления, а в отношении системообразующих финансовых институтов согласовывать план их действий в случае чрезвычайных событий и планов реструктуризации, применять меры раннего реагирования, санкции.

Возможно, это и не означает, что АФН вследствие этих действий плавно перекочует под крыло Нацбанка - о необходимости такого шага недавно заявлял глава фонда «Самрук-Казына» Кайрат Келимбетов, но и АФН, и Нацбанк выступили против. Однако, учитывая специфику деятельности центрального банка (формирование монетарной политики, ответственность за финансовую стабильность), можно предположить, что несвойственные ему функции будут переданы Казахстанскому фонду гарантирования депозитов, стопроцентным акционером которого Нацбанк и является. Международный опыт показывает, что регулятор финансового рынка - в нашем случае это АФН, имея полномочия по регулированию и надзору за деятельностью финансовых организаций, вовсе не обязан заниматься реструктуризацией проблемных банков. В большинстве стран данные функции выполняют страховщики депозитов. Это выглядит логично: именно такие фонды, восполняющие вкладчикам потери, наиболее заинтересованы в возвращении своих активов и эффективной реструктуризации банков.

Как утверждают финансисты, в целом концепция посткризисного развития довольно схематична, поэтому при ее прочтении приходится чаще предполагать, чем располагать. Для регуляторов, возможно, это и неплохо - есть простор для маневров, но для финансового рынка и его развития, считают его участники, - не лучший вариант.

По их словам, один из существенных недостатков концепции - отсутствие строго обозначенных временных рамок. Да, сегодня неясно, когда закончится кризис и каким будет выход из него, но в отношении предстоящих событий (например, выход государства из банковского капитала) следовало бы определиться, в какой перспективе это возможно.

Впрочем, у нас еще будет третья версия концепции. Возможно, она внесет в самые принципиальные вопросы ясность…

Мария Ибраева


30 октября 2009, 11:18
Источник, интернет-ресурс: Сайт газеты «Известия-Казахстан»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код