Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Власти убеждают общественность, что случаи, когда за наезд на пешехода водитель отправляется за решетку, не редкость

Фото : 5 ноября 2009, 12:05

Хоть “Пассат” в глаза

Сейчас казахстанские власти из кожи вон лезут, доказывая, что все произошедшее с правозащитником Евгением Жовтисом и журналистом нашей газеты Тохниязом Кучуковым - обычная юридическая практика. Общественность убеждают, что случаи, когда за наезд на пешехода водитель отправляется за решетку, вовсе не редкость. Даже если этот водитель не был пьян, ехал на допустимой скорости, с места происшествия не скрывался и компенсировал потерпевшей стороне нанесенный моральный и материальный ущерб.

Власти, мягко говоря, лукавят.

В октябре 2008 года на въезде в расположенный рядом с Алматы небольшой город-спутник Боролдай произошло дорожно-транспортное происшествие. Дело было вечером, но тьма еще не наступила. Моросил мелкий дождь. С находящейся на обочине автомойки “Автомагистраль” вышли две девушки и парень - мойщики автомашин, закончившие свою работу. Они уже переходили дорогу, когда вдруг появилась автомашина “Фольксваген-Пассат”. Парень успел перебежать проезжую часть. Одной из девушек тоже повезло: автомобиль ее задел лишь чуть-чуть. А вот двадцатишестилетней Елене Амельченко досталось крепко. От удара ее отбросило на несколько метров. Она потеряла сознание. Вызвали дорожную полицию, “скорую помощь”. Пострадавшую увезли в больницу. Впоследствии выяснилось, что у девушки отбиты внутренние органы, сломана правая рука, раздроблена левая ключица, она получила сотрясение мозга, открытый перелом левой ноги и сильный ушиб грудной клетки.

А дальше начались чудеса в решете. Несмотря на то, что наезд на пешехода произошел на глазах нескольких свидетелей, сотрудники дорожной полиции составляют схему ДТП с большими огрехами. Уже одно то, что на ней точно указано место, где была сбита Елена Амельченко, но при этом не замерен путь торможения и не обозначена точка, где в конце концов остановился автомобиль, вызывает множество вопросов. Водитель “Пассата” утверждает, что двигался с включенными фарами на скорости 45-50 километров в час, а все свидетели как один говорят, что скорость машины была значительно выше и фары были выключены.

Следствие даже не задается вопросом о техническом состоянии автомобиля: включались ли у него фары вообще? За основу берется утверждение, что машина была исправна. Зато следователя почему-то не удовлетворяет результат судебно-медицинской экспертизы, показавшей, что сбитая девушка была трезва. Назначается повторная экспертиза, после которой в материалах дела и появляется запись, что в крови потерпевшей обнаружен алкоголь.

Правда, когда Елену Амельченко доставили в больницу сразу после ДТП, анализ показал, что в ее крови алкоголя нет. Но лечебное дело вдруг из больницы пропало. Полностью. Оказалось, что его изъял следователь, хотя обычно полиция довольствуется лишь выписками. Кстати, после этого изъятые медицинские бумаги так и затерялись. В больницу они не вернулись, а в полиции их уже нет.

С самой потерпевшей следователь впервые побеседовал лишь через месяц после ДТП. Причем на первой же встрече он попытался добиться от девушки показаний, что та переходила дорогу, прикрываясь от дождя зонтом. Он очень настаивал на этом, хотя и сама Амельченко, и ее сослуживцы утверждали, что в тот день она была без зонта.

Следователя легко понять. Если доказать, что зонт в руках у девушки все же был, то можно смело закрывать расследование. Ведь, прикрываясь зонтом от дождя, она могла и не заметить машину, выпрыгнуть на проезжую часть и угодить под колеса по своей неосторожности.

Когда же версия с зонтом не прошла, была назначена автотехническая экспертиза. Если верить ее заключению, водитель, двигаясь в черте населенного пункта на скорости 45-50 километров в час и заметив в 20-30 метрах от машины пешехода, не имел технической возможности избежать наезда.

Для сравнения: по делу Евгения Жовтиса и Тохнияза Кучукова проводилась точно такая же автотехническая экспертиза, которая пришла к прямо противоположному выводу. Эксперты посчитали, что правозащитник и журналист, двигаясь в кромешной тьме по трассе со скоростью 80 километров в час и заметив пешехода на таком же расстоянии - около 30 метров, - имели возможность остановиться. В результате Жовтис и Кучуков получили по 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

А вот в отношении водителя автомобиля “Фольксваген-Пассат”, допустившего наезд на Елену Амельченко, было отказано в возбуждении уголовного дела. К слову, он ни разу не пришел к сбитой им девушке в больницу, не дал ей ни тиына ни на лекарства и продукты, ни в качестве моральной компенсации. Он даже не извинился перед ней.

Между прочим, у Елены Амельченко, работавшей мойщицей автомашин, на содержании малолетний ребенок и мать-пенсионерка. Девушка была единственной кормилицей в семье. После того как она попала на больничную койку, встал вопрос, на что им вообще всем жить. Чтобы хоть как-то отстоять свои права, потерпевшей пришлось нанимать адвоката. Были составлены жалобы в прокуратуру. Прокурор Илийского района их проигнорировал. А вот в прокуратуре Алматинской области им вняли. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было отменено. Материалы отправлены на доследование.

Реакция следствия не была оригинальной. Назначили повторную автотехническую экспертизу. А пока ждали ее результата, стали обрабатывать потерпевшую и ее адвоката.

Начали с юриста. Отвели в сторонку для приватного разговора и стали, что называется, “полировать уши” на предмет того, что Елена Амельченко в момент ДТП была пьяной и чуть ли не сама угодила под колеса, а потом якобы просто подкупила судмедэксперта…

Заслышав такие речи, юрист подняла скандал. Со следователем они не на шутку поругались. Очередная жалоба была написана прокурору области и руководству ДВД.

Тогда потерпевшей предложили отказаться от услуг этого адвоката, поскольку, мол, та только мешает полиции. Амельченко не поддалась, и опять все закончилось жалобами в вышестоящие инстанции.

Впрочем, подоспевшие к тому времени выводы повторной экспертизы полностью совпадали с выводами первой: водитель не имел возможности предотвратить наезд.

История эта тянется уже целый год. Конца и края ей не видно. Уже пять раз полиция отказывала в возбуждении уголовного дела против водителя “Фольксвагена”. В свою очередь прокуратура пять раз отменяла эти постановления об отказе. Сейчас материалы находятся на новом доследственном рассмотрении. Ждут результатов очередной автотехнической экспертизы.

И опять же для сравнения: дела правозащитника Жовтиса и журналиста Кучукова были расследованы, оформлены и прошли через все судебные инстанции всего за каких-то 3 месяца. Оба они уже этапированы в колонию-поселение на востоке Казахстана.

Кстати, их дела рассматривали те же самые люди, что и дело о наезде на Елену Амельченко. Из того же подразделения полиции. Только подход был другой.

…А Елене и ее адвокату недавно в полиции дела Жовтиса и Кучукова приводили в качестве примера. В том смысле, что вопрос о том, кому сидеть, а кому на свободе гулять, у нас в стране решается по-другому. И не надо рыпаться.

Геннадий БЕНДИЦКИЙ


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии