Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Не все то золото, что блестит

Фото : 10 ноября 2009, 15:59

О том, что значительную часть казахстанского ювелирного рынка занимает контрабандная продукция, в последние годы говорилось не один раз. Но при этом основной совет, который эксперты давали потребителям, желающим обезопасить себя от некачественного товара, - это покупать изделия из золота в специализированных магазинах. Но возбуждение российской ФСБ уголовного дела о контрабанде золота, в которой службы подозревают руководство ювелирного холдинга «Алтын», торговые точки которого имеются и в Казахстане, заставляет усомниться в эффективности этого совета. Так какова же сейчас ситуация на отечественном рынке золотых изделий?

Обыск в магазинах ювелирного холдинга «Алтын», конфискация контрабандной продукции, отсутствие производства по заявленному на сайте компании адресу, арест руководства холдинга - все эти новости, естественно, не оставили равнодушными и многих казахстанских потребителей. Ведь сеть магазинов «Алтын», пришедшая на наш рынок в 2004 году, сразу же отличалась достаточно агрессивной рекламной и маркетинговой политикой и является весьма заметным игроком, во всяком случае, на алматинском рынке, где работает шесть магазинов холдинга. А вице-президент «Алтына» Антонина Бабосюк и вовсе знакома многим соотечественникам, так как сама снималась в рекламе холдинга и была его лицом. Впрочем, говорить «была», наверное, не совсем правильно, так как, и будучи арестованной, Антонина Бабосюк продолжает завлекать казахстанцев с экранов телевизоров «антикризисными ценами» в сети «Алтын».

Спустя неделю после обысков в российских магазинах холдинга «Алтын» на брифинге в Астане представитель Агентства РК по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (финансовая полиция) объявил о том, что ведомство проводит оперативно-розыскные мероприятия по магазинам «Алтын» в Казахстане. А генеральный директор алматинского филиала ювелирной сети гипермаркетов золота «Алтын» Людмила Кареева отметила в интервью агентству «Казахстан тудей»: «Нам бояться нечего: в налоговой инспекции у нас прекрасная отчетность. Нарушений никаких нет. Сертификаты в полном порядке. Наши изделия постоянно проходят проверку в Пробирной палате».

В самой Пробирной палате нам посоветовали с вопросами об «Алтыне» обратиться в ТОО «Гипермаркет Алтын», что, вероятно, правильно, так как пока казахстанские органы не сообщили о результатах проверки официально, обвинять местные магазины сети в чем-либо преждевременно. Тем более что на сайте компании в официальном обращении к СМИ весь скандал вокруг холдинга объясняют происками конкурентов. «На сегодняшний день наши конкуренты не могут предложить потребителю такого высокого уровня обслуживания клиентов и таких приемлемых цен, как в наших «золотых» магазинах. В данный момент наши конкуренты, воспользовавшись ситуацией, пытаются представить все в выгодном для них свете, при этом необоснованно очерняя репутацию как холдинга в целом, так и ее вице-президента в частности», - сказано в обращении.

Между тем, по мнению следствия, проводимого в России, ювелирные изделия попадали на завод «Алтына» в Бишкеке из дальнего зарубежья, где на них затем ставились российские клейма, после чего товар ввозился в Россию через Казахстан. А в конце октября в российских СМИ со ссылкой на Центр общественных связей ФСБ России появилась и новая информация, согласно которой в Стамбуле руководством ювелирного холдинга «Алтын» был организован нелегальный офис. Его сотрудники занимались скупкой ювелирных изделий у мелких турецких производителей с целью последующей их контрабандной переправки на территорию России, а трудились в нем граждане Киргизии, выезжающие в Турцию по туристическим визам.

Словом, скандал вокруг холдинга продолжается, но любопытно, что для некоторых участников казахстанского ювелирного рынка он не был неожиданным. Председатель Казахстанской ассоциации ювелирного бизнеса (КАЮБ), директор ювелирного салона Zerger Ilyas Ильяс Сулейменов: «Участники рынка не просто знали о нарушениях в магазинах сети «Алтын», некоторая информация даже озвучивалась в прессе. Когда сеть только вышла на казахстанский рынок, по «31-му телеканалу» показывали сюжет про задержанных в Алматинском аэропорту с контрабандными золотыми изделиями на большую сумму, и люди эти были связаны с «Алтыном». Но мы знаем также и то, что в магазинах сети были проверки, в ходе которых никаких нарушений не обнаруживалось». Как рассказывает Ильяс Сулейменов, многие члены ассоциации КАЮБ еще несколько лет назад ратовали за то, чтобы обратиться в правоохранительные органы и инициировать создание межведомственной группы, которая разобралась бы, откуда берутся такие скидки в магазинах холдинга «Алтын». «Но я убедил их, что эта сеть не конкурирует за нашего потребителя, так как наш клиент - это представитель среднего класса и выше, человек, который «дружит» с головой, увидев рекламу кольца с брильянтом за две тысячи тенге, поймет, что здесь что-то не то, и не побежит его покупать. Уважающий себя человек не купит золотое изделие за такую цену», - поясняет Ильяс Сулейменов.

Исполнительный директор другой ювелирной ассоциации - Национальной ассоциации ювелиров Казахстана (существует сейчас скорее юридически, чем фактически) - Валерий Хван также отметил, что «были случаи обращения в нашу ассоциацию потребителей, приобретавших изделия в сети «Алтын», с жалобами на несоответствие качества изделий от этой фирмы тому, что заявлено. Были случаи, когда и реальная проба изделий оказывалась ниже той, что выбита на украшении. В целом продукция, купленная в этой сети, не раз вызывала нарекания, но я не берусь утверждать, что это нарушение самой фирмы. Возможно, какие-то некачественные изделия предлагали покупателям отдельные продавцы по своей собственной инициативе».

Но давайте отвлечемся от магазинов «Алтын» и посмотрим, с какими нарушениями торговцев золотыми изделиями вообще можно столкнуться на рынке, тем более что вопрос о наличии на нем контрабандного товара встал задолго до прихода в Казахстан этой компании. Расцвет контрабанды на нашем рынке пришелся на начало 1990-х годов, когда акцизный налог в Казахстане составлял 40 процентов, а в Киргизии и России - 10 проц. Затем акцизы были выравнены, но когда КАЮБ проводил исследование в 1999 году, доля теневого сектора на казахстанском рынке составляла порядка 70 процентов.

После же вывода золота из категории подакцизных товаров в 2004 году, многие стали работать легально. Способствовал этому и упрощенный налоговый режим для тех, кто регистрировался как индивидуальный предприниматель. Поэтому многие продавцы изделий из золота легализовались, открыли свои торговые точки, поставили кассовые аппараты и стали работать официально. «Это может заметить любой человек хотя бы потому, что перестал существовать «пятачок» на Панфилова - Гоголя, на котором раньше активно торговали золотыми изделиями, - отмечает Ильяс Сулейменов. - В целом, грамотное налоговое администрирование привело к тому, что ситуация изменилась буквально до противоположной. То есть доля теневого сектора составляет сейчас, наверное, 30 процентов, а на долю тех, кто работает легально, приходится 70 проц. рынка».

Итак, существует несколько аспектов, связанных с нарушениями в торговле изделиями из золота. Во-первых, экономическая контрабанда, то есть уход от налогов. Сейчас в Казахстане на ввоз золотых изделий из стран СНГ не существует таможенных пошлин, а на ввоз изделий из дальнего зарубежья действует пятипроцентная таможенная пошлина. Если прибавить к этим 5 проц. 12 процентов НДС плюс выплаты таможенному брокеру, то получится, что легально ввезенный и реализуемый товар процентов на 20 дороже, чем у теневиков, а для торговцев золотыми изделиями - это очень серьезное отличие. Как поясняют ювелиры, активность потребительского спроса в отношении изделий из золота низкая, по сравнению с другими товарными группами. Украшения - это не хлеб, и даже не одежда, которую люди периодически обновляют. Их можно носить годами, прежде чем они выйдут из моды или потеряют товарный вид. «Хороший набор косметики по цене сопоставим с золотым кольцом с небольшим брильянтом, а стоимость хорошего крема сопоставима с увесистой золотой цепочкой, но у золотых изделий намного ниже оборачиваемость, поэтому и норма прибыли низкая. Международные финансовые эксперты иногда именно ювелирный бизнес приводят в пример, как наиболее низкорентабельный. Поэтому уход от налогов - это возможность ценового демпинга, средство борьбы с конкурентами, работающими легально», - поясняет Ильяс Сулейменов.

Аспект второй - это торговля некачественными изделиями, когда заявленная проба или заявленные характеристики драгоценных камней не соответствуют действительности. Например, на изделии может стоять клеймо 585-й пробы, а фактически проба оказывается 375-й. Либо в пустотелом изделии внутри обнаруживается медь, которая по технологии должна вытравливаться кислотой. Не удалив медь, можно увеличить вес изделия, а золота в нем при этом будет меньше, чем заявлено. Заведующая лабораторией Пробирной палаты Елена Зубкова: «С некачественной продукцией нам приходится сталкиваться в основном, когда товар приобретен либо в неспециализированных магазинах, либо с рук без соответствующих документов. Бывают случаи, когда потребители покупают золотое изделие, а при проверке оказывается, что это медный сплав, или когда золото с сомнительного качества клеймами не соответствует пробе. Контрабандные изделия попадают к нам в Пробирную палату в рамках экспертизы правоохранительных, финансовых органов или таможенных служб. Представленный на такую экспертизу товар бывает как хорошего качества, так и низкого или вовсе представляет собой изделия из недрагоценного металла».

И, наконец, третий вид возможных нарушений - это контрафактная продукция, которая, по словам казахстанских ювелиров, у нас также процветает. Имеется в виду, что производители копируют дизайн известного бренда, скажем «Картье», «Русских самоцветов» или Киевского ювелирного завода, на них помещают поддельные именники (этикетки) и ставят фальшивые пробы. Бумажка с логотипом якобы производителя при этом может быть отпечатана на обычном принтере. «Такая продукция занимает значительную часть рынка, правоохранительные органы в курсе, мы их информировали, - говорит Ильяс Сулейменов. - Но проблема в том, что законом наши потребители защищены более чем в достаточной степени, а в реальности такая защита им обеспечена далеко не всегда. У нас есть Закон о защите прав потребителей, Кодекс об административных правонарушениях, Таможенный и Налоговый кодексы и так далее. То есть де-юре - это броня, но де-факто, когда тот же потребитель обращается с какой-либо жалобой на торговую точку, то может столкнуться с броней интересов коррумпированных чиновников».

На данном этапе процедура проверки качества ювелирных изделий в Пробирной палате в Казахстане добровольная, но по неофициальным правилам игры все уважающие себя торговые точки предпочитают отдавать изделия в эту лабораторию и оснащать их казахстанскими клеймами (знак с головой барса). Специалисты Пробирной палаты проводят испытание продукции на определение пробы, определение химического состава сплава, определение массы, а также осуществляют клеймение ювелирных изделий. Кроме того, эксперты-аудиторы по подтверждению соответствия ювелирных изделий этой лаборатории занимаются присвоением именников, оказывают населению услуги по подтверждению пробы ювелирных изделий и проводят экспертизу ювелирных изделий для правоохранительных органов. «Одна из основных проблем - отсутствие рынка производителя в стране, - отмечает директор Пробирной палаты Абай Утепов. - Местное производство, представленное в Пробирной палате, составляет от 5 до 10 процентов от общего объема изделий, заявленных на экспертизу предпринимателями. Остальные изделия - от 90 до 95 процентов - это товар импортного производства. Отсутствие ювелирных заводов приводит к тому, что импортные изделия завозятся в большем количестве относительно изделий, произведенных в Казахстане. Попадающий на местный рынок товар проверяется добровольно, поэтому тоже не всегда соответствует заклейменной на изделии пробе».

В Пробирной палате также советуют покупать изделия только в специализированных магазинах, интересоваться страной-производителем товара, спрашивать документы, подтверждающие происхождение изделия и проверять клеймо на изделии. Но тут надо сказать, что не так уж это просто сделать, мы, например, смогли увидеть клеймо Пробирной палаты на золотом кольце (кстати, приобретенном в «Алтыне») только через лупу ювелира, а много ли потребителей ходят в магазины с лупами? Тем не менее получается: о том, чтобы приобретенное золотое изделие было качественным, потребители прежде всего должны заботиться сами. «По моему мнению, ситуация с теневым сектором на рынке мало изменилась и продолжается она уже длительное время, - считает ювелир, владелец мастерской и сайта «Обручалка.кз» Андрей Тен. - Причина, во-первых, в том, что ювелирный рынок никто особо не контролирует, пробирная инспекция упразднена, не проводится полноценных мониторингов, а если и проводится, то они не используются для борьбы с теневым рынком. А во-вторых, практически нет местных производителей, во всяком случае, крупных. В Балхаше ювелирный цех сейчас фактически не работает. Корпорация «Казахмыс», подразделением которой он является, - это крупная добывающая компания, которая имеет сырьевую ориентацию, зачем ей лишние проблемы с производством? У нас нет достаточно емкого внутреннего рынка сбыта, а при производстве украшений по заказу иностранных компаний (чем и занимался ювелирный цех «Балхашцветмет») приходится делить риски с партнерами, поэтому аффинированное золото продавать значительно проще».

Кстати, как рассказывают участники ювелирного рынка, такое золото на внутреннем рынке купить практически невозможно, так как добывающим предприятиям выгоднее продавать его за рубеж. При продаже на внутреннем рынке оно облагается НДС, а при экспорте НДС возмещается производителям из бюджета. Впрочем, есть и другое мнение, согласно которому объемы производства наших ювелиров настолько невелики, что производителям аффинированного золота просто не имеет смысла с ними работать. В любом случае, на недостаток сырья наши ювелиры жалуются постоянно. Основным источником сырья для них являются ломбарды и скупка у частных лиц. Хотя определенная доля чистого золота по технологии производства необходима, и тогда в ход идут, например, инвестиционные монеты.

Наши мелкие производители условно делятся на две категории: производителей дорогих эксклюзивных изделий ручной работы, часто с драгоценными камнями, в общем, изделий премиум-класса, и производителей поточных массовых изделий, в основном обручальных колец и украшений с национальными мотивами. Украшения в национальном стиле - это то, что не производят за границей, поэтому эта ниша одна из самых перспективных для отечественных ювелиров. Определенным спросом пользуется и эксклюзив ручной работы, а вот в массовом сегменте наши производители практически не конкурентоспособны. И, возможно, не стоило бы и стремиться к развитию собственного массового ювелирного производства, если бы Казахстан не являлся золотодобывающей страной, занимающей, по данным бюллетеня Международного института современной политики (МИСП), седьмое место в мире по разведанным запасам золота. Тем не менее, организация массового производства требует серьезных вложений, причем именно «длинных» денег, которые могут окупиться очень не скоро. «Мне приходится уходить в более дорогой сегмент, изготавливать по большей части обручальные кольца с камнями, комбинированные из драгметаллов различных цветов и так далее, - рассказывает Андрей Тен. - В массовом же сегменте я не могу конкурировать с заводами, которые выпускают тонны обручальных колец и, соответственно, у них в пересчете на каждое изделие затраты существенно ниже. Если потребителю нужно обычное обручальное кольцо, он всегда может пойти и купить изделие, произведенное в той же Киргизии, России, Турции, или, к примеру, нашим относительно крупным производителем «Казхювелир», который имеет сеть магазинов по Казахстану».

Анрей Тен также считает, что в массовой нише местный производитель не способен конкурировать с импортерами. Особенно с производителями Турции, где десятки заводов, выпускающих украшения из золота, каждый из которых перерабатывает несколько тонн в год, и имеются современные технологии производства, которые за последние годы шагнули далеко вперед. Емкость же казахстанского рынка недостаточна, для того чтобы к нам приходили инвесторы со своими заводами, технологиями, сетями золотых магазинов и так далее. С ним отчасти согласен и Ильяс Сулейменов, который отмечает, что Турция шла к тому, чтобы производить свыше 100 тонн золотых изделий в год (это в десять раз больше, чем добывается золота в Казахстане), семнадцать лет, причем при наличии мощной господдержки. «Сейчас Турция - производитель номер один в мире, - считает Ильяс Сулейменов. - кстати, практически все итальянское золото производится в Турции. Итальянцы придумывают дизайн, технологии, станки, а производство размещают в странах, где дешевле рабочая сила. А самое дешевое производство на сегодняшний день в Индии, хотя по качеству изделия, изготовленные там, уступают турецким. Кстати, и в плане конкуренции некоторые фирмы из Индии не слишком добросовестны, например, на наш рынок недавно зашла индийская компания, которая зарегистрировалась как Zerger, что не корректно по отношению к моей мастерской, много лет носящей название Zerger Ilyas».

Словом, в ближайшем будущем рассчитывать на появление в Казахстане массового производства не приходится. Тем более что ювелирная отрасль весьма восприимчива к кризисным явлениям, и сейчас не слишком благоприятное время для участников рынка. По данным КАЮБ, в целом на мировом рынке спрос на ювелирные украшения упал на 60 процентов. У нас замеров не проводилось, но в ассоциации предполагают, что рынок сузился примерно на такой же процент. Например, только в Алматы закрылось уже шесть небольших ювелирных мастерских и еще четыре на грани закрытия. Впрочем, в Казахстане многие кризисные явления уже преодолены, а значит, рано или поздно спрос на золотые украшения восстановится. По данным Агентства по статистике РК, объем розничного товарооборота по товарной категории «ювелирные изделия и часы» составил в прошлом году 19 миллионов тенге. Но эксперты рынка в своих неофициальных оценках считают, что реальная цифра, отражающая объемы казахстанского рынка золотых украшений, намного больше. Например, только характеризуя объем алматинского рынка, один из ювелиров назвал цифру 100-140 миллионов долларов (включая драгоценные камни и часы). Впрочем, точных цифр, похоже, вообще не существует в силу закрытости и нецивилизованности рынка. Но, как говорится, нет худа без добра, и возможно, ситуация вокруг «Алтына» как раз и станет тем катализатором, который даст толчок к наведению порядка на отечественном ювелирном рынке.

Юля Семыкина


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии