Объяснимо стремление финансовых властей привлечь как можно больше населения к финансовой игре на бирже

Стремление финансовых властей и работающих в республике фондовых площадок привлечь как можно больше населения к финансовой игре на бирже объяснимо. Бизнесу очень нужны заемные ресурсы, а совсем рядом есть пример России, где компании ежегодно занимают у «физических» инвесторов не менее 10 млрд. долларов через свои ценные бумаги

Российский пример действительно привлекателен. И хотя речь там часто идет о мизерных суммах, работает проверенный принцип «копеечка к копеечке»: если каждый купит ценных бумаг хотя бы на 50 долларов, но таких будет 15 миллионов, то в этом рынке есть смысл. Однако построить подобную модель в наших условиях мешают, по меньшей мере, три фактора: отсутствие в Казахстане массовых традиций и опыта такой игры, низкая прозрачность компаний-эмитентов и неразвитость рынка акций, а также чрезмерная мягкость биржевых требований к листингу, унаследованная от периода «легких» денег.

Последние два месяца отмечены целой чередой пиар-акций, обучающих семинаров и других проектов, нацеленных на популяризацию инвестиционной игры. Так, АО «Региональный финансовый центр Алматы» запустило в сентябре масштабный проект с привлечением ряда брокерских фирм. Желающие попробовать себя могли бесплатно воспользоваться консультациями брокеров - партнеров РФЦА - и купить ценные бумаги компаний, которые котируются в листинге объединенной торговой площадки РФЦА и KASE. 19 октября прошла специальная финансовая выставка, где шла пропаганда грамотной и выгодной игры на фондовом рынке - ее провели РФЦА и брокерские фирмы. Итоги опроса потенциальных инвесторов воодушевили организаторов. Как сказала управляющий партнер компании UNICORN IFC Екатерина Карцева, 15 процентов посетивших выставку казахстанцев согласны стать инвесторами на фондовом рынке. По мнению г-жи Карцевой, активность частных инвесторов пока невелика, но благодаря акциям брокерских компаний уже к концу года она вырастет в несколько раз. Нужно только, чтобы люди увидели на реальных примерах, насколько биржевая игра эффективнее банковских депозитов.

Госорганы, курирующие кампанию по массовой популяризации фондового рынка, настроены более амбициозно. Минувшим летом руководство Агентства по регулированию деятельности РФЦА озвучило цель - «в сто раз увеличить число частных инвесторов на отечественном фондовом рынке через пять лет». По данным АРД РФЦА, на июль этого года только около 4 тысяч казахстанцев были частными акционерами, играющими на бирже. На реализацию пятилетней программы по повышению инвестиционной культуры и финансовой грамотности государство выделило 200 млн. тенге. Кроме этих денег, есть еще ресурсы частных брокерских фирм, заинтересованных в привлечении частных инвесторов. В РФЦА ставят цель: на первом этапе кампании получить 100 тысяч инвесторов, которые будут работать на фондовом рынке, а в конечном счете их число, как полагает руководство центра, должно составить не менее 10 проц. населения - как в России.

Однако по опыту профессиональных инвесторов, которые работают на казахстанском рынке, нельзя сказать, что одна только популяризация поможет решить эти задачи. Нужно преодолеть системные проблемы, создать новые регламенты, чем госрегуляторы сейчас лишь начинают заниматься. И еще, что самое важное, массовому инвестору нужна определенная традиция, модель поведения, привычка, а без соответствующей почвы это довольно сложно привнести в массы.

Основная проблема казахстанского фондового рынка, как известно, состоит в отсутствии открытого и доступного широким слоям инвесторов рынка акций. Стимулировать его развитие государство пыталось неоднократно. В сентябре, как известно, были утверждены новые листинговые требования для компаний-эмитентов. Стержневым нововведением, по словам президента РФЦА Аркена Арыстанова, стало жесткое требование к компаниям по определенному количеству акций, которые она обязана вывести в свободное обращение (free-float). Как считает г-н Арыстанов, «эта мера позволит обеспечить достаточный объем свободно обращающихся на рынке акций, что будет способствовать росту ликвидности казахстанского фондового рынка» за счет привлекаемых в акции средств инвесторов. Правда, трудно сказать, как скоро это требование будет выполнено эмитентами, ранее прошедшими листинг. Пока на площадке KASE не видно оживления предложения акций, которые торговались бы в режиме free-float. Основной интерес профессиональных инвесторов, как и раньше, привлекают облигации компаний, но это уже совсем другой рынок, никак не предназначенный для частных лиц.

Итак, чтобы заинтересовать широкие массы частных лиц играть на бирже, необходим именно динамичный рынок акций. Как создать их адекватное предложение - один вопрос. Другое дело, что нужна еще и известная привычка населения к спекуляциям на рынке акций, которая, например, в России сформировалась еще со времен ваучеризации ранних 1990-х. А поскольку такой привычки у нас нет, то для начала нужны живые примеры, показывающие, что на перепродаже акций можно хорошо зарабатывать. Пока таких примеров нет, трудно ожидать, что широкие слои населения поверят инициативам РФЦА. Хотя понятно, что с чего-то нужно начинать, и если новые правила листинга действительно оживят открытый рынок акций, то это будет уже неплохим шагом вперед.

Но главное, кроме формального наличия спроса и предложения инструментов биржевой игры, таких как акции, инвесторам нужны еще хоть какие-то гарантии. Инвесторы должны, по меньшей мере, знать, что их банально не обманут. Между тем, ситуация последнего года на рынке долговых бумаг говорит об обратном: проблема качества эмитентов является стержневой. И причина здесь очевидна. Главное, на чем «обожглись» профессиональные инвесторы в ходе произошедших в 2008 - 2009 годах дефолтов на казахстанском фондовом рынке, - это либерализм первоначальных требований, ранее установленных KASE к компаниям-эмитентам. Как известно, в состоянии дефолта на данный момент находятся 18 казахстанских компаний-эмитентов. Общая номинальная стоимость их облигаций составляет около 2 млрд. долларов, или порядка 18 проц. от текущей капитализации рынка облигаций на KASE. Из 18 дефолтных эмитентов 5 относятся к строительной отрасли, 3 - к финансовому сектору, остальные - представители других отраслей. Но основная часть объема дефолтных привлечений приходится на финансовый сектор (78,48 проц.). Практика показала, что закрытость компаний, несмотря на то, что они в свое время прошли все биржевые процедуры, никуда не делась. И теперь это ведет к сложностям в оценке их реального финансового состояния. Отсюда и невозможность для инвестора оценить перспективы возврата своих денег. Программы по реструктуризации своих облигаций смогли разработать только банки - при поддержке консультантов и иностранных кредиторов. Что же касается других проблемных эмитентов, то они или предлагают своим инвесторам ждать лучших времен, или просят обменять дефолтные бумаги на другие активы - землю, недвижимость, технику и т. п.

Время в подобных случаях часто работает против инвестора. Ведь кроме компаний, которые могут восстановиться, есть и такие, которые запускают процедуру банкротства. А в очередности погашения обязательств при банкротстве облигации стоят на пятом месте после выплат сотрудникам компании, бюджетных выплат и прочего. Получается, что профессиональный инвестор, вложивший в дефолтные облигации, может рассчитывать на возврат своих средств лишь гипотетически. Отсутствию гарантий для инвестора способствует и регламент, по которому до банкротства компании дается период реабилитации до трех лет. За этот срок эмитент, если у него были ликвидные активы, вполне успеет их вывести - схем такого рода существует достаточно. Самое главное, что нынешняя ситуация с дефолтными эмитентами создает очень опасный прецедент. Как написал аналитик портала profinance.kz в последнем обзоре фондового рынка, «на данный момент отсутствие механизмов урегулирования и безнаказанность эмитента (его менеджмента и акционеров) подают дурной пример другим эмитентам, которые также испытывают трудности с обслуживанием облигаций».

Разумеется, казахстанский рынок облигаций нельзя считать ориентиром для потенциальных частных инвесторов, ведь к компаниям-эмитентам акций совершенно иные требования. И в любом случае, риск столкнуться с дефолтом компаний, в которые вы вложили свои деньги, существует всегда. Для инвестора это норма, к которой биржевой игрок всегда готов. К тому же, строго говоря, 18 проблемных эмитентов из более чем 150, чьи облигации торгуются на KASE, это не так много для кризисного периода.

Другой вопрос, что у инвестора, особенно если это непрофессиональный игрок, должны быть четкие и понятные ориентиры, позволяющие ему отслеживать состояние компании-эмитента и своевременно принимать решение. А этого как раз нет. Речь идет о системе постоянных текущих котировок, без которой ни одна из фондовых площадок эффективно работать не сможет.

Механизм формирования котировок на KASE в свое время, конечно, предусмотрели, и он соответствует мировой практике: обязательным условием получения листинга любым эмитентом является наличие у него маркет-мейкера по выпускаемым ЦБ. Маркет-мейкер - брокерско-дилерская фирма, которая берет на себя обязательство оценивать и ежедневно размещать текущие котировки на покупку и продажу определенного объема бумаг. Но вся фишка в том, что наши эмитенты в большинстве случаев сами и платят маркет-мейкеру за такие услуги, заключая с ним соответствующий договор. Тогда как на Западе маркет-мейкерами выступают независимые компании - профессиональные дилеры, которые торгуют ценными бумагами на собственные средства. На крупных биржах бумаги одних и тех же компаний обычно котируют сразу несколько маркет-мейкеров, и по их оценкам любой частный игрок может легко сориентироваться. Очевидно, тот факт, что в нашем случае фирма-котировщик чаще всего связана какими-то отношениями с эмитентом, идет не от хорошей жизни. В Казахстане рынок специфический, в основном «облигационный», и основные его игроки - пенсионные фонды, которые действуют просто: покупают бумаги и ждут срока их погашения. Маркет-мейкерские услуги, по сути, рынком не востребованы, вот почему компаниям и приходится за свои котировки платить. А когда эмитент сталкивается с угрозой дефолта и у него начинаются проблемы с текущими выплатами, то ему, как правило, нечем платить и маркет-мейкеру. В результате последний перестает оказывать услуги. Это сразу воспринимается рынком как плохой сигнал, и возникает порочный круг: у держателей бумаг такой компании исчезает последняя возможность продать их на открытом рынке.

Как признают в РФЦА, на сегодня основная задача для регуляторов фондового рынка состоит в изменении правил игры. Нужно радикально доработать те либеральные регламенты, которые, в частности, были пролоббированы руководством KASE в период бурного спекулятивного роста с целью оживить рынок и позволяли проходить листинги компаниям, мягко говоря, не готовым соответствовать мировым стандартам прозрачности и качества. Впоследствии их проблемы не просто ухудшили положение инвесторов, в частности НПФ, но и сработали «в минус» имиджу всей системе частного инвестирования в Казахстане.

Ввод этой осенью новых, во многом ужесточенных правил листинга можно только приветствовать, но это, очевидно, лишь первый шаг. Как признает г-н Арыстанов, изначальные правила не обеспечивали гарантий устойчивости компаний, в них не закладывался фундамент по созданию на рынке достаточной ликвидности. Новые требования во многом решили проблему, но вопрос не только в листинге. В интервью «Центру Азии» аналитик РФЦА сообщил, что в качестве мер, которые будут дополнительно предприняты со стороны АФН уже к Новому году, ожидается ряд новшеств. В частности, компания, выходящая на фондовый рынок, обязательно должна будет иметь рейтинги, как минимум, национальных рейтиновых агентств, а также международных. Требование о наличии рейтинга у каждого эмитента будет действовать уже с января 2010 года и коснется не только новых участников рынка, но и прошедших листинг ранее. Второй момент - ужесточение требований к аудиторским фирмам, допускающим эмитентов и их бумаги на рынок. Кроме этого РФЦА и госорганы собираются «работать над развитием в компаниях-эмитентах, уже торгующих своими бумагами, корпоративной культуры и дисциплины». «В целом мы согласны, что требования к листингу надо радикально ужесточать, и это будет делаться, - отметил наш собеседник. - Повышение планки требований для компаний, которые выходят на фондовый рынок, - это общемировая тенденция. И мы присоединяемся к этому процессу».

Впрочем, на наш взгляд, проблема не только в том, что регламенты недостаточно проработаны. Безусловно, все инвесторы - и профессиональные, и частные - смогут чувствовать себя более уверенно, когда система перейдет на новое регулирование, позволяющее убрать с рынка откровенно слабых эмитентов и обеспечить независимую экспертизу проектов. Однако есть сомнения, что казахстанский бизнес скоро отойдет от своих устоявшихся традиций корпоративности. В отлчие от российских компаний, наши пока не готовы открывать информацию о своих внутренних делах настолько, как этого требует мировая практика фондового рынка. Информация о компаниях не циркулирует в открытом доступе, у нас к этому не привыкли. Поэтому и профессиональные инвесторы также следуют общей традиции - они строят свой выбор чаще не на открытых данных, а на основе доступной им закрытой корпоративной информации. И даже при идеальных правилах игры трудно ожидать, что ситуация быстро поменяется и компании-эмитенты откроют рынку все свои карты. Разве только, если им будут очень нужны деньги.

Антон Яровой


10 ноября 2009, 16:03
Источник, интернет-ресурс: Сайт журнала «КонтиненТ»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript
Загрузка комментариев...
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код