Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Ерлан Карин, кандидат политических наук: «Войны спецслужб»

Фото : 19 ноября 2009, 10:19

Ерлан Карин, кандидат политических наук: «Войны спецслужб»

Особая миссия, которая всякий раз возлагается на спецслужбы в зависимости от тех или иных приоритетов, будь это борьба с терроризмом или, скажем, с коррупцией, может создать у них ощущение исключительности их положения. В таких случаях спецслужбы способны не только игнорировать иные, не менее важные приоритеты, но и конкурировать между собой за еще большее расширение собственных полномочий, а иногда даже стремятся подчинить себе другие структуры, пытаясь монопольно определять цели и задачи и в других направлениях государственной политики. Поэтому нередко, вместо того чтобы ловить террористов и изобличать коррупционеров, силовики начинают выяснять отношения между собой: кто из них способнее выполнять особые поручения и, соответственно, главнее среди всех остальных. Особенно эта проблема актуальна для тех стран, где в результате проводимой кампании борьбы с какой-либо новой угрозой спецслужбы начинают претендовать на еще более привилегированное положение по сравнению с другими структурами и ведомствами.

Например, в середине нынешнего года в прессе США получил огласку конфликт между Национальной разведкой и Центральным разведывательным управлением. Оба ведомства конкурировали за право контролировать спецслужбы, работающие за границей.

Или, допустим, обострившееся осенью 2007 года противостояние между двумя российскими силовыми структурами - Федеральной службой по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) и Федеральной службой безопасности (ФСБ). Инструментами в этой войне были незаконные прослушки телефонов, взаимные обвинения в коррупции и аресты высокопоставленных офицеров. Борцы с наркобизнесом говорили о засилье “чекистского сообщества” в российской власти. В итоге были отправлены в отставку руководители обеих служб. Такой итог, конечно, погасил затянувшийся конфликт, но не мог искоренить причины возникновения новых войн между спецслужбами. Это подтверждается и примерами из новейшей истории правоохранительных органов Казахстана.

Одним из самых серьезных случаев открытого конфликта между нашими силовыми структурами были события мая 2007 года в Западно-Казахстанской области. Все началось с того, что только что назначенный начальник областного департамента по борьбе с экономической и коррупционной преступностью неожиданно и публично обвинил в коррупции областных руководителей департамента национальной безопасности и прокуратуры. В ответ начальник местного департамента КНБ на сессии областного маслихата обвинил самого финполовца в связях с криминалитетом. Словесная перепалка между силовиками затем переросла в активные “боевые действия” с характерными для таких случаев обысками и арестами. Была создана специальная комиссия из числа сотрудников центрального аппарата Генеральной прокуратуры. Спустя несколько месяцев руководители всех правоохранительных структур, вовлеченных в конфликт, были сняты с занимаемых должностей с формулировкой “за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей и допущенные нарушения законности”. Однако никаких разъяснений о причинах и сути возникшего конфликта не последовало. Хотя сам факт того, что руководители ведомств, призванных бороться с преступностью, обвиняют друг друга именно в нарушениях закона, в конечном счете негативно сказывается на уровне доверия общества не только по отношению к самим этим органам, но и ко всей власти в целом. А тем временем стычки между силовиками продолжаются и с каждым разом приобретают все более абсурдные формы. Причем замечено, что конфликты между разными ведомствами имеют свои особенности.

Так, драки чаще всего случаются между финполовцами и полицейскими. 15 сентября на одной из центральных улиц южной столицы подрались сотрудники ДБЭКП по Алматы и УДП городского ДВД. Аналогичный конфликт произошел 3 октября между финансовыми и дорожными полицейскими в Атырау.

Конфликты между КНБ и финансовой полицией в большинстве случаев происходят как “спецоперации”. В частности, 12 октября возле здания КНБ в Алматы были задержаны сотрудники финансовой полиции на спецмашине, которые фотографировали всех сотрудников спецслужбы, входящих или выходящих из здания, в том числе и посетителей. 10 ноября сотрудники ДКНБ по городу Алматы задержали замначальника алматинской финансовой полиции с 8,7 грамма гашиша и 3 граммами марихуаны.

Конечно, руководители всех правоохранительных органов отрицают наличие какого-либо конфликта и даже соперничества между ведомствами, но хроника событий за последние полгода у простых граждан создает ощущение, что началась полномасштабная “война спецслужб”. Нельзя, разумеется, все случаи и факты относить к признакам этой войны. Однако речь идет об участившихся стычках и конфликтах между различными ведомствами, о том, что всякий раз подобные факты по-разному интерпретируются самими же этими ведомствами. И, наконец, противостояние между правоохранительными структурами приобретает все более открытый и явный характер, вследствие чего, к сожалению, снижается авторитет людей в погонах.

Между тем одна из причин частых конфликтов силовиков - это сверхполномочия, которыми они обладают. К тому же эти полномочия еще и не совсем эффективно разделены между различными ведомствами. Об этом не раз говорил и президент Нурсултан Назарбаев, неоднократно ставя задачу по реформированию деятельности правоохранительных структур. Выступая в апреле этого года на пленарном заседании сената парламента РК, глава государства не случайно акцентировал внимание на том, что “правоохранительные органы должны работать в согласии между собой”.

Вместе с тем системная реформа правоохранительных структур, о необходимости которой постоянно говорит президент, несколько затянулась. Многие вопросы, которые в рамках этой реформы обсуждались, так и остались нереализованными. Например, идея декриминализации некоторой части преступлений в налоговой и таможенных сферах, а также передача части функций по налоговым правонарушениям от Агентства по борьбе с экономическими преступлениями в налоговый комитет Министерства финансов. Это позволило бы не только значительно снизить административное давление на бизнес, устранить условия и предпосылки для уклонения от уплаты налогов, но и упростить процедуру производства по делам о правонарушениях в налоговой и таможенной сферах.

Хотя, конечно, эти и другие меры полностью не снимут все те проблемы, которые мешают взаимодействию силовых структур. Ведь конфликты между правоохранительными органами чаще всего возникают не только из-за сверхполномочий, которыми они наделены, а прежде всего из-за непрозрачности их деятельности, отсутствия эффективной системы общественного контроля над ними и, наконец, подверженности самих правоохранительных структур коррупции. Именно поэтому на открытии сессии парламента президент страны говорил о том, что борьбу с коррупцией правоохранительные органы должны вести в строгом соответствии с законом, с соблюдением всех процессуальных норм. При этом президент намеренно подчеркнул, что “сами правоохранительные органы тоже должны следить за чистотой своих рядов”.

Может быть, если спецслужбы будут находить и искоренять причины для коррупции прежде всего в своих рядах, у них будет меньше времени воевать с “соседями”.

Ерлан КАРИН, кандидат политических наук


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии