Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Как и зачем покупали Павлодарский НХЗ

Фото : 22 апреля 2010, 14:26

Аблязов наиболее активно нападает на те сделки, что призваны обеспечить энергетическую независимость Казахстана.

С момента публикации моего прошлого письма «Как на самом деле продавали «МангистауМунайГаз» (см. газету «Литер» от 05.03.2010) прошло всего чуть больше месяца, но Мухтар Аблязов почему-то посчитал, что неопровержимые доказательства его лживости уже забыты общественностью, и бросился публиковать новый «компромат».

Видимо, Аблязов читает только себя, да и то невнимательно. Одни и те же лживые упреки, постоянно повторяемые в разных вариациях в подконтрольных ему СМИ, свидетельствуют, во-первых, о слабом полете фантазии автора, во-вторых, о его неспособности трезво взглянуть на происходящие события.

Будучи не однажды опровергнутым, Аблязов ждет неделю-другую и заново повторяет свои басни, рассчитывая, видимо, что читатель настолько слаб умом, что не увидит, как ему подсовывают под видом свежей утки рыбку не первой свежести.

Поскольку  я вынужден комментировать заявления человека не совсем адекватного, заранее прошу прощения у читателей за неминуемые повторы неких моментов, уже озвученных в первом моем письме - просто меня не покидает надежда, что до Аблязова тоже «дойдет», но для этого приходится повторять пройденный материал - точно, как в школе.

Так вот, я, как уже писал ранее, имел непосредственное отношение к переговорам и к самим сделкам по покупке активов «МангистауМунайГаза» (ММГ) - нефтедобывающего и нефтеперерабатывающего. Мне, как и нынешнему руководству «КазМунайГаза» (КМГ), скрывать абсолютно нечего. И более того, правоту руководства КМГ уже доказала проверка финансовой полиции, в точности подтвердившая все данные, которые я привел в первом письме.

Но Аблязов, поняв, что сел в лужу с претензиями относительно покупки государством нефтедобывающего актива ММГ, решил теперь закинуть удочку относительно ранее ни у кого не вызывавшей сомнений сделки по приобретению Павлодарского нефтехимического завода, также ранее входившего в структуру ММГ.

Причем логика его претензий непонятна психически здоровому человеку, ведь, говоря о покупке государством двух частей одной и той же компании, в первом случае (с нефтедобывающим активом ММГ) он обвиняет руководство КМГ в намеренном занижении стоимости актива, а в случае с покупкой Павлодарского НХЗ - наоборот, в намеренном завышении стоимости! Грубо говоря, он обвиняет руководство КМГ в том, что мы купили две половинки яблока по разной цене - якобы одну половинку вдвое дороже, а вторую половинку - вдвое дешевле. И все это, заявляет Аблязов, дает основания подозревать нас в нечестности.

Откровенно говоря, когда сталкиваешься с такой логикой, заключающейся в полном отсутствии логики, немного даже теряешься, как же этот бред комментировать. По поводу якобы заниженной цены нефтедобывающего актива ММГ я уже очень подробно высказался - цена была абсолютно справедливой и рыночной, сделку подробно изучали и давали заключения по ней крупнейшие международные компании - консультанты в области юриспруденции, финансов, технической стороны и даже экологии - всего 11 компаний с мировыми именами. А итоговую оценку на основании due diligence - надлежащей проверки - представил The Royal Bank of Scotland.

Эту тему мы закрыли, тем более что нет никаких вопросов и у правоохранительных органов, заново перепроверивших все тома документации по сделке.

Теперь перейдем к покупке Павлодарского НХЗ.

Как и в случае с покупкой нефтедобывающего актива ММГ, «КазМунайГаз» привлек для подготовки сделки ведущие международные компании. А итоговую оценку на основе должной проверки, произведенной техническим консультантом по сделке, компанией Axens, произвел один из крупнейших мировых финансовых институтов - The Royal Bank of Scotland. Согласно ей стоимость актива составляла именно 1,2 миллиарда долларов. Причем заключение удовлетворило всех - и продавца, гражданина РК Сарсенова Р.Т., и покупателя в лице: правления и совета директоров АО «Торговый дом «КазМунайГаз», АО «Национальная компания «КазМунайГаз», АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына» и уполномоченного государственного органа - Агентства РК по защите конкуренции. К слову, в правлениях и советах директоров перечисленных акционерных обществ представлены фактически все члены правительства РК. Таким образом, решение о покупке Павлодарского НХЗ было принято коллегиально.

И было бы странно как раз, если бы не было принято это решение, ведь Павлодарский нефтехимический завод - лучший в стране, с самым современным и наименее изношенным оборудованием, с большим потенциалом (планируется в дальнейшем значительно увеличить его мощность, перейти к производству топлива стандарта ЕВРО VI). При этом он оставался в частных руках и был неподконтролен государству, несмотря на то, что является стратегическим предприятием!

Госкомимущества владел на Павлодарском заводе всего 42% акций.

Причем надо отдельно пояснить, что предприятие «Павлодарский нефтехимический завод», чьи акции и были распределены между «МангистауМунайГазом» (58%) и Госкомимущества, владело в реальности только лицензией на нефтепереработку. А сам же актив - все «железо» - принадлежал исключительно ММГ.

Государству было необходимо реальное участие в управлении заводом, а не акции предприятия-«пустышки», именно для того и заключалась сделка.

Но почему-то все сделки, призванные обеспечить энергетическую независимость страны, вызывают у Мухтара Аблязова буквально параноидальную реакцию. Чем это вызвано, рассуждать не будем - и без того налицо его явно непатриотичная позиция. Впрочем, чего можно еще ждать от человека, укравшего  миллиарды долларов и вынудившего государство спасать разоренный им банк за счет средств Национального фонда, предназначавшихся для будущих поколений, а не для поддержания штанов гражданина Аблязова…

К слову скажу одно: по самым скромным подсчетам, постройка «с нуля» такого же завода, как Павлодарский НХЗ, обойдется сейчас в 4,5 миллиарда долларов! То есть почти в четыре раза дороже той суммы, что мы заплатили за ПНХЗ.

Что же касается домыслов Аблязова, заявляющего о каких-то якобы существовавших договоренностях «КазМунайГаза», в бытность его президентом Буркитбаева С.М., о при-        обретении 58% акций ПНХЗ за 674 миллиона долларов, то это просто чушь. И никакого доклада Буркитбаева премьер-министру о договоренностях по покупке «МангистауМунайГаза» не было вообще - нет никаких подтверждающих это документов, да и свидетелей такого события тоже нет. По одной простой причине: их и быть не могло, ведь не было никаких договоренностей и никакого доклада! В то время, когда, как заявляет Аблязов, произошли те самые события - летом 2008 года, с руководством «МагистауМунайГаза» только начались переговоры. И только сумасшедший бы мог тогда говорить о цене - без наличия на руках заключений экспертов, ведь международные консультанты почти год работали на предприятии, прежде чем выдать свои оценки! Процесс покупки нефтеперерабатывающих активов несколько отличается от торговли на сельском рынке, что господину Аблязову, вообще-то, должно быть известно. Да и на сельском базаре «не глядя» не купят ни один товар. Дальше обсуждать внезапное «озарение» Аблязова просто нет смысла. Тем более что он даже не потрудился уточнить, где и когда, от какой конкретно бабушки, возле какого конкретно подъезда слышал такую информацию. Ну или вспомнить, в каком сне и когда ему было такое «видение», что нас тоже не удивит.

Теперь рассмотрим подробности сделки по приобретению ПНХЗ.

Актив был приобретен АО «Торговый дом «КазМунайГаз» у ТОО «Refinery Company RT», созданного продавцом специально для совершения данной сделки. Этому ТОО принадлежало 100% имущественного комплекса завода и 58% акций АО «Павлодарский нефтехимический завод» (которое владело лицензией).

О предыстории сделки я рассказывал в своем предыдущем письме. Переговоры с продавцом были долгими и сложными, и к моменту, когда было достигнуто соглашение, уже вовсю бушевал мировой финансовый кризис. Все свободные средства «КазМунайГаза» в размере 5,5 млрд долларов были размещены на депозитах в казахстанских банках, в том числе 1,5 миллиарда долларов - в возглавлявшемся Аблязовым БТА. Изъять эти деньги и направить их на покупку активов мы не могли - мы тогда просто «положили» бы все системообразующие банки на лопатки. Ведь международные рынки фондирования были уже закрыты, вся экономика Казахстана оказалась бы под ударом, полностью остановилось бы все кредитование, возникли бы проблемы у банков с обслуживанием их долгов. В общем, мы могли спровоцировать настоящий коллапс.

Именно поэтому при покупке нефтедобывающего актива ММГ мы прибегли к партнерству с китайской стороной. Но в случае с Павлодарским НПЗ мы этого не могли себе позволить, поскольку предприятие стратегическое - оно должно было стать стопроцентно государственным.

Нам навстречу пошел Нацбанк, предоставивший заем в 1,2 миллиарда долларов Нацкомпании «КазМунайГаз» под залог корпоративных облигаций «Самрук-Казыны».

Единственным участником ТОО «Refinery Company RT» и единственным же выгодоприобретателем от сделки по продаже ПНХЗ был Сарсенов Р.Т., о чем свидетельствуют и выплаченные им как физическим лицом налоги. Так что заявления Аблязова о том, что якобы «крупным участником» Refinery Company RT являлся Кулибаев Т.А., не более, чем очередная клевета, совершенно ничем не подтвержденная. Ранее Аблязов хоть прикладывал к своим заявлениям какие-то бумаги сомнительного происхождения, а сейчас решил обойтись и без этого - просто ляпнул, и все. Наверное, рассчитывал, что ему еще хоть кто-то готов поверить на слово…. Таким способом, видимо, Аблязов пытается придать своим надуманным обвинениям хоть какую-то логичность, однако добился совершенно противоположного результата: сразу же расписался в своей лживости. Ведь все подобные крупные сделки прозрачны и легко проверяются. Кроме того, ни одна уважающая себя международная компания не дала бы заключения по сделке, не будучи уверенной в ее чистоте.

Итак, продавец - единственный участник ТОО «Refinery Company RT» гражданин РК Сарсенов Р.Т выдвинул нам условие: применимым правом по сделке было английское, а не казахстанское. Это обычная «страховочная» практика при завершении крупных сделок. Нам удовлетворить требования продавца, с которым так долго вели переговоры, было нетрудно, а для государства - ничем не чревато, поскольку сделка была полностью прозрачной, многократно проверенной международными консультантами. Однако согласно закону «О международном коммерческом арбитраже» таковой применим лишь в случае, если одна из сторон является нерезидентом РК.

Поэтому сделка по покупке 100-процентного участия в ТОО «Refinery Company RT» была проведена 4 августа 2009 года иностранной компанией TH KazMunaiGaz N.V., 100% участия в которой принадлежит АО «Торговый дом «КазМунайГаз». Таким образом удовлетворялось требование Сарсенова, при этом ТД «КазМунайГаз» сохранял полный контроль за сделкой и самим предприятием. При этом, разумеется, было получено разрешение от уполномоченного органа: постановлением правления Агентства РК по защите конкуренции от 15.07.2009 г. (протокол №109-БК) компании TH KazMunaiGaz N.V. предоставлено согласие на экономическую концентрацию (приобретение 100% доли участия в уставном капитале ТОО «Refinery Company RT»).

Таким образом был завершен сложный процесс по установлению реального контроля государства над Павлодарским нефтехимическим заводом. При этом замечу: нам удалось избежать участия в сделке китайской стороны и изыскать все средства из внутренних источников. Сделка, кстати, осуществлена в рамках комплексного плана развития нефтеперерабатывающих заводов Республики Казахстан на 2009-2015 годы, который позволит полностью удовлетворить внутреннюю потребность страны в основных видах нефтепродуктов - бензина, авиа- и дизельного топлива.

Марат Б., финансист


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии