Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Казахстан в Таможенном союзе: что делать дальше?

Фото : 23 апреля 2010, 10:11

 

Заседание Клуба Института политических решений на тему

 

«Казахстан в Таможенном союзе: что делать дальше?»

 

Клуб Института политических решений (КИПР) провел 19 апреля очередное заседание с участием профессиональных казахстанских экономистов и аналитиков, представителей Правительства и Парламента республики, бизнесменов, журналистов-обозревателей.

На заседании эксперты проанализировали современное положение Казахстана в Таможенном союзе, определили вероятные экономические риски, дальнейшие пути развития интеграционного объединения и обсудили механизмы реализации потенциальных возможностей.

Предлагаем Вашему вниманию фрагменты высказываний ключевых участников заседания и ряд решений, озвученных в стенах КИПР.

 

Мухтар Тайжан, Президент Фонда им. Болатхана Тайжана

Рассматривая в целом те условия, на которых Казахстан вступил в Таможенный союз, можно отметить, что мы практически полностью взяли за основу российский Таможенный кодекс (92% ЕТТ). Мы знаем, что в Казахстане производства готовой продукции практически нет, в отличие от России. В результате присоединения к таможенной территории России мы подняли тарифы на более 5 тыс. наименований, и процентные ставки ввозных пошлин в среднем возросли в 2-3 раза. Также в Комиссии Таможенного союза, куда делегированы полномочия по изменению таможенных тарифов, 57% голосов принадлежат России, по 21,5% принадлежат Казахстану с Белоруссией. Даже объединившись, Казахстан с Белоруссией никогда не смогут «переголосовать» Россию, более того, по процедурным вопросам решения принимаются простым большинством голосов - это означает просто Россией. Я усматриваю здесь некоторые неравноправия.

Тот факт, что Россия в 9 раз крупнее и по экономическим, и по демографическим параметрам, говорит о том, что равноправного союза между разновесовыми экономическими субъектами быть просто не может.

Также к аргументам против Таможенного союза можно причислить рост внутренних цен, неравноправие в органах союза, неясность со вступлением в ВТО, постепенная потеря суверенитета.

 

Тимур Сулейменов, вице-министр экономического развития и торговли РК

Я хотел бы отметить очень важный, на наш взгляд, аспект Таможенного союза: отсутствие нетарифных мер регулирования во взаимной торговле. Режим беспошлинной торговли с Белоруссией и с Россией у нас существовал с 90-х гг., т.е. дополнительных обременений с точки зрения фискальных изъятий у наших товаров не было, однако существовали достаточно жёсткие, непреодолимые барьеры в виде различного рода нетарифных требований: санитарные, ветеринарные и т.д. Постепенное устранение данных барьеров в первую очередь поможет производителям отраслевой продукции.

Исходя из теории, при установлении единого тарифа мы учитывали так: если есть производство на территории Казахстана, либо это производство в инвестиционных планах, по нему мы либо отстаивали, либо соглашались на высокий тариф. По тем отраслям, по тем видам продуктов, производство которых отсутствует, мы, естественно, пытались не связывать себя высокими тарифами, отстаивали более низкие, с тем чтобы конкуренция между казахстанскими, белорусскими и российскими товарами велась честно и без протекционизма.

Инфляционные ожидания, которые многие сейчас высказывают, несколько завышены, потому что товары практически по всей продуктовой корзине мы производим самостоятельно, либо закупаем в той же самой России, Киргизии, Белоруссии, т.е. в тех странах, где пошлин нет и не было, поэтому 5%-ное повышение пошлины отнюдь не ведёт к конечному 5%-ному повышению цены товара в магазине.

 

Руслан Даленов, вице-министр финансов РК

Все важные решения принимаются консенсусом. Комиссия Таможенного союза не является наднациональным органом, это едино-регулирующий орган. Кроме того, одним из принципов является учёт экономических интересов всех сторон. И второй важный принцип - взаимовыгодность. Если одна из сторон не согласна, решение не принимается. Если решение всё же принято, несогласная сторона вправе опротестовать его, обсуждение этого вопроса выносится на более высокий уровень.

Вступление в Таможенный союз не скажется негативно на доходной части республиканского госбюджета, поскольку доля Казахстана 7,33% - это колоссальная сумма, свыше 1,2 миллиарда долларов, при том, что Казахстан ежегодно в виде ввозной пошлины собирает около 600 миллионов долларов. Выгода очевидна с точки зрения бюджета.

 

Геннадий Шестаков, Президент Ассоциации таможенных брокеров

Я за Таможенный союз, но на сегодняшний день ещё много остаётся нерешённым. К сожалению, нас, предпринимателей, каким образом осуществляются процедуры и каким образом будет проходить деление по тарифному регулированию, никто не предупреждал. Безусловно, бюджет возрастёт, только неизвестно, за чей счёт, пошлины возрастают, по крайней мере, в 2-3 раза, соответственно, и возрастут цены на товары потребительской корзины. Получается, что мы увеличим бюджет только за счёт потребительской способности населения.

 

Канат Берентаев, заместитель директора Центра анализа общественных проблем

Создание ТС - явление геополитического характера. Сейчас международная система сильно трансформировалась, и за последние сто лет появился ряд новых акторов: ТНК, межправительственные организации и международные неправительственные организации, и они оказывают определяющую роль на политику суверенных государств. В этом плане внутреннюю экономическую политику Казахстана, в основном, определяют стратегические отрасли, которые, грубо говоря, принадлежат ТНК. Макроэкономическую политику определяют межправительственные организации - такие, как Всемирный Банк и ВТО. Сейчас кардинально изменилось понимание всех определений, категорий: государство, национальные интересы, деньги и т.д. И в этом плане сохранение государственного суверенитета зависит от создания региональных объединений, которые могут самостоятельно выступать крупными акторами на международной арене, и в то же время отстаивать свои национальные интересы.

Самое главное - необходимо переосмыслить понятие функции денег, так как есть возможность механизма введения межнациональных валют, которые позволяют каждой стране проводить свою экономическую политику.

И последнее: так как мировое сообщество не нуждается в сильном Казахстане, ни одна программа не будет работать по индустриализации Казахстана, и в этом плане мы сможем «выехать» только на совместных интеграционных проектах и выходить единым блоком на мировой рынок.

 

Куандык Бишимбаев, вице-министр экономического развития и торговли Казахстана

Таможенный союз необходимо рассматривать в контексте геополитических процессов. Мы можем хотеть или не хотеть об этом думать, но вопрос стоит так: в какой центр экономического притяжения мы будем вовлечены? И выбирая ТС, мы однозначно выбираем центр экономического притяжения. Есть ли необходимость согласовывать макроэкономическую политику в будущем? Безусловно, есть. Хотим мы этого или нет, Россия сегодня для нас - крупный экономический партнёр и, не согласовывая макроэкономическую политику друг с другом, мы свою политику не построим.

Сегодня в рамках зоны свободной торговли ситуации в России с ценами влияют и на Казахстан. Они вводят дополнительные экспортные таможенные пошлины, это тут же отражается на наших рынках продуктов питания, на наших рынках ГСМ. Например, в начале этого года в рамках ТС Россия хотела ввести экспортную таможенную пошлину на экспорт нефти в Казахстан. Соглашения в рамках ТС не позволили нам этого допустить, вследствие чего сегодня мы имеем стабильные цены на ГСМ, и загрузка наших отечественных предприятий, по итогам 1-го квартала, в основном за счёт Павлодара, который работает на российской нефти, выросла на 20-25%. Поэтому, согласуя экономическую политику в рамках ТС, мы открываем для себя гораздо большие перспективы.

Если рассуждать в контексте сегодняшнего дня, то, возможно, определённые опасения приобретают другой смысл, но если рассматривать в контексте 50-ти лет, то я уверен, что в плане сохранения государственного суверенитета, в плане развития экономики и развития отечественных производителей - это верный шаг, потому что в долгосрочном плане это может дать хороший стимул для наших предпринимателей.

Инфляционное повышение, которое было в начале года, было больше связано с ростом тарифов на услуги естественных монополий. Россией и другими многими инвесторами подчёркивается, что мы более гибкие в плане принятия решений, готовы работать. 10-12% НДС, 20% КПН значительно и достаточно выгодно отличают нас от налоговых режимов других стран.

 

Бахытжамал Бектурганова, генеральный директор Института политических решений

Мы должны понимать, что это долгосрочный интерес. ТС - это, прежде всего, инструмент региональной интеграции, и в этом смысле национальный инструмент защиты. Мы можем долго не замечать законы региональной жизни, но от этого они не перестают действовать. Каким образом государство-одиночка может натурализоваться в чужом геополитическом пространстве? Для защиты нашего национального суверенитета нам необходима эта интеграция. Эта будет наша новая цивилизационная идентичность.

Нельзя смотреть на ТС как на временно-ситуативную проблему, это тот транзитный коридор, который мы используем для усиления и укрепления нашей экономики.

 

Шамиль Дауранов, советник Председателя правления Национального аналитического центра при Правительстве и Национальном банке РК

Развал СССР дал определённые положительные возможности, и интеграция в рамках бывшего Советского Союза стала рассматриваться уже с начала 1990-х гг. Все вопросы об экономическом союзе, о Таможенном союзе, о валютном союзе поднимались и рассматривались именно на межправительственном уровне. И, конечно же, если смотреть с позиции Казахстана, мы потеряли такие производства, как машиностроение, продукция лёгкой промышленности. Мы отставали, но в таком же положении были и другие страны. Интеграция для того и создаётся, чтобы собрать возможности стран, создать кооперацию, обеспечить занятость, обеспечить рост несырьевых производств.

 

Пётр Своик, председатель Алматинской общественной антимонопольной комиссии

Потери для Казахстана и для потребителя при вступлении в ТС очевидны, тогда как возможности - это всего лишь возможности, при том, что они остаются и вне рамок ТС. Необходимо принять за объективный факт то, что финансовые дополнительные поступления за счёт увеличения таможенных пошлин - это самый экономически неэффективный и социально опасный налог, потому что это налог на увеличение цен на потребительские товары в стране.

Мне кажется необходимым заострить на нас самих, что у нас за экономическая система, каковы наши перспективы вне рамок ТС, ВТО, и только тогда принимать решения, куда двигаться, с кем партнёрствовать. Мы и Россию сможем обогнать в ТС, если, наконец, перейдём к институционализированию власти, парламентаризации, местному самоуправлению, тогда и экономика сама к этому приложится.

 

Раимбек Баталов, председатель Форума предпринимателей РК

Для нас есть выгода в том, что перед нами открываются рынки России и Белоруссии; многие долгосрочные процедуры, которые влияли на нашу себестоимость, мешали экспорту товаров.

Но всё равно остаются нерешёнными многие вопросы: согласование железнодорожных тарифов, также готовность регионов России к принятию казахстанских товаров, так как сложность внутренних процедур тоже присутствует. Что касается самого Казахстана, я считаю, что у нас очень слабая работа отраслевых министерств, т.е. Министерство сельского хозяйства, Министерство индустрии и Министерство транспорта. По каждой отрасли должен быть конкретный план мероприятий, который будет подкреплён определёнными конкретными финансовыми мерами.

 

Аскар Елемесов, председатель Совета директоров Тройка Диалог Казахстан

Что необходимо делать? Во-первых, использовать те возможности, которые есть у Казахстана, чтобы он смог стать площадкой ТНК для входа в Россию, так как большинство ТНК только с большим трудом могут зайти напрямую в Россию. И, во-вторых, использовать возможности, предоставляемые на данный момент дифференциалом в ставках налогообложения для того чтобы переманить в Казахстан какие-то крупные российские компании.

Также несколько ближневосточных и восточно-европейских региональных компаний рассматривают возможность открыть свои офисы в Казахстане, потому что, опять-таки, ни российская, ни белорусская система не может им предоставить напрямую достаточных гарантий для ведения бизнеса. В этом плане с точки зрения имиджа Казахстан опережает Россию.

 

Даулет Ергожин, председатель Налогового комитета Министерства финансов

Если сравнивать наши ставки налогообложений с российскими и белорусскими, наши самые низкие (ИПН - 10%; НДС - 12%). Ставки на акциз на территории РК на тонну бензина - 5 тыс. тг., на территории РФ - 19 тыс. тг., на территории Белоруссии - 61 тыс. тг. Эта разница говорит о том, что это способствует привлечению тех же самых российских крупных компаний в Казахстан.

Раньше НДС выплачивался на таможне, что являлось довольно долгим процессом, теперь же нет никакой необходимости выплачивать НДС на самой границе. Государством выделяется 55-дневная отсрочка выплаты НДС. Более того, не будут взиматься какие-либо сборы за оформление документов на таможне, которые отнимали время, плюс определённые платежи брокерам и т.д.

Возврат по операциям между странами Таможенного союза будет производиться после того, как сами страны подтвердят, что товар был поставлен на учёт и был уплачен НДС. Этот механизм достаточно прозрачен. И чтобы не тянуть время с передачей информации, уже сейчас разрабатываются информационные системы для упрощения всех этих процессов. Всё будет проводиться в электронном виде.

 

Михаил Глухов, президент Ассоциации мебельной и деревообрабатывающей промышленности

Наша отрасль отстаивала все свои интересы при вступлении в Таможенный союз. Мы за год знали, что с нами будет происходить, за полгода провели переговоры, мы отстояли даже интересы мебельщиков Белоруссии и России. В процессе переговоров пошлина на фурнитуру у Белоруссии была 50%, Россия требовала 20%, а наша переговорная команда отстояла нулевую процентную ставку.

Я хотел бы высказать несколько рекомендаций нашему правительству. Во-первых, государство должно выступить катализатором объединения отечественного бизнеса, особенно отраслевого. Я не согласен с мнением, что в Казахстане ничего не производится. По статистике, за 2009 г. мебельщики экспортировали товара на 1,5 млн. долларов.

Во-вторых, главный недостаток - неинформированность общественности, особенно бизнеса, о последствиях принимаемых решений заблаговременно. Недостаток в пропагандистской работе и информационной. Чтобы для населения ничего не было неожиданностью.

 

Иван Кравченко, генеральный директор «Беккер и К»

Таможенный союз очень важен для нас. Во-первых, бизнес получает совершенно новое торговое пространство. Во-вторых, наш бизнес получит определённую практику в конкурентной борьбе. И в-третьих, само правительство попадает в конкурентную среду. Тот, кто создаст нормальную бизнес-среду, тот и получит определённые преимущества.

Я считаю, что нам необходимо усовершенствование закона технического регулирования. Все термины нашего законодательства отличаются от российского и белорусского, и все они отличаются от норм международного права. Нам нужно начинать с общего закона о техническом регулировании и переходить на общий язык.

 

Асылжан Мамытбеков, председатель правления Национального холдинга "КазАгро"

Таможенный союз - это довольно длительный процесс, который обусловлен и экономическими, и политическими факторами. Я считаю, что возможностей у Таможенного союза намного больше, чем рисков.

Мы будем обладать большим преимуществом за счёт того, что будем снимать нетарифные барьеры. Обладая огромными, по сравнению с Аргентиной и Мексикой, пастбищами, мы производили такое количество мяса, которое было необходимо лишь для нас. А наш рынок очень узкий. Десятилетиями говорили, что российский рынок открыт для нас, но фактически он был закрыт нетарифными барьерами, например, ветеринарными. Для того чтобы у нас покупали мясо, наши производители должны были состоять в реестре государственных органов России. Сейчас этого не требуется, достаточно определённого контроля со стороны Министерства сельского хозяйства РК. То же самое относилось и к российским импортёрам.

До 1 января 2010 г. была лишь одна российская компания, которая имела возможность покупать у Казахстана мясную продукцию, т.е. рынок был монополизирован. Сейчас рынок намного расширился и необходимо эффективно использовать эти возможности.

 

Ерлан Смайлов, модератор КИПР

Я предлагаю подвести итоги заседания по следующей структуре:

1. Реальность. Мы в Таможенном союзе. И это долгосрочный, многомерный, многоуровневый и многоэтапный процесс. Некорректно его измерять и ждать от него быстрых результатов сразу и для всех. Ключевым вопросом теперь является вопрос о том, что делать дальше государству и самому бизнесу для того чтобы максимально капитализировать новые возможности.

2. Риски и угрозы. Как и в любом проекте, деле, они присутствуют. Были озвучены следующие: малое количество отечественных производителей, рост цен на потребительские товары и введение единых тарифов естественных монополий, неравноправие в органах союза, угроза государственному суверенитету. Практически на все из этих вопросов мы получили ответы в ходе обсуждения: казахстанский производитель есть, и конкуренция пойдет ему только на пользу, рост цен в 1 квартале вызван ростом цен на электроэнергию, единых тарифов в таможенном пространстве не будет, будут установлены единые правила игры при их формировании. Все решения в комиссии по ТС принимаются на консенсусной основе: 1 представитель - 1 голос, интеграция - это механизм развития и сохранения суверенитета.

3. Возможности. Казахстан в плане налогового администрирования и бизнес-климата наиболее комфортен в ТС. И интерес, пока только на уровне консалтинга, российских компаний это подтверждает. Кроме отечественных, иностранные игроки рассматривают страну как площадку для создания производств продукции с ВДС и выхода на новый потребительский рынок в 170 млн. человек. Привлечение инвестиций и облегчённый трансферт технологий. Упрощенные процедуры экспорта в Россию за счёт ликвидации методов нетарифного регулирования. Заметный выигрыш во времени при таможенном оформлении. Согласованная экономическая политика в перспективе дает возможность моделирования экономики и большую определенность среды для ведения бизнеса. Увеличение поступлений в бюджет.

4. Решения. Сейчас ключевой вопрос «Что делать?». Нам необходимо усиливать собственные позиции - это во многом внутреннее дело и зависит от нас самих, это относится как госорганам, так и к бизнесу. Которому необходимо работать над собственными конкурентными преимуществами, маркетинговыми и производственными стратегиями, процессами, операционной эффективностью. Развивать собственные производства. Государству через активно работающие торговые представительства продвигать интересы казахстанского бизнеса в регионах РФ и Белоруссии. Добиться единых тарифов в РФ для российских и казахстанских производителей. Гармонизировать технические регламенты и международные стандарты. Активно вовлекать бизнес-сообщество и экспертов в выработку решений по таможенным тарифам. Госорганам усилить информационную прозрачность и работу с предпринимателями по профессиональному разъяснений изменений.

 

###

По всем дополнительным вопросам обращайтесь к Алмасу Садыкову:

sadykov.a@ipr.kz, +7 (727) 3342180/#121, +7 (701) 6136622


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии