Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Сотрудничество вместо фобий. Взаимовыгодные отношения с КНР открывают РК дополнительные возможности для развития

Фото : 27 апреля 2010, 11:08

О том, что XXI век станет веком Китая, говорилось давно и много. Однако мало кто ожидал столь стремительного возвышения Поднебесной. К настоящему моменту Пекин превратился в ведущий фактор мировой экономики. В 2008 году, обойдя ФРГ по показателю объема ВВП, КНР заняла третье место после США и Японии. Успех экономического развития был отмечен еще в документах XVI съезда КПК в 2006 году: зафиксирован прогресс в реализации программы «трех шагов» (саньгэ буцзоу), из которых были достигнуты два, подразумевавшие решение задач «обогреть, накормить и обеспечить повышение жизненного уровня». Сейчас осуществляется третий этап, целью которого является выход на уровень экономически развитых стран.

Согласно программе, к 2050 году должны быть достигнуты такие стратегические цели, как «всесторонняя социалистическая модернизация, необходимая для достижения зрелости социально-экономического развития; значительное повышение статуса страны на международной арене и выход на первое место в мире по совокупной государственной мощи; выход в ряды государств со средним уровнем ВНП на душу населения; создание зажиточной, счастливой жизни для народа; превращение страны в мощное государство с высоким уровнем материальной, правовой и духовной цивилизации».

Естественно, что для достижения обозначенных целей китайскому руководству необходимо было определить и новые ориентиры во внешней политике, нацеленные на лидерство в мире.

Любопытно, что в своей «концепции» лидерства коммунистический Китай оказался более прагматичным, нежели в свое время СССР. Пекин во внешней политике не поставил во главу угла идеологические догмы и не стал навязывать коммунистическую административно-распределительную общественную модель. Его задача состоит лишь в том, чтобы стать равным странам, играющим ключевую роль в создании нового миропорядка. При этом основой претензий на лидерство служит интеграция экономики Китая в мировую экономику на рыночных принципах.

Новое видение КНР международных отношений было документально выражено 25 февраля 2003 года - Пекин выдвинул идею «демократизации международных отношений», под которой понимается: сохранение многообразия мира и множественности моделей развития стран; решение политических проблем и проблем безопасности через консультации, без применения оружия и угрозы его применения; экономическое сотрудничество, совместное развитие и взаимное цивилизационное и культурное обогащение; принцип, согласно которому «дела каждой страны решаются ее собственным народом», а «дела планеты - на основе равноправных консультаций всех стран».

Новые акценты во внешнеполитическом курсе КНР были обозначены на XVII съезде КПК в 2007 году. На форуме было отмечено, что Китай «против любых форм» гегемонии и сам не претендует на роль гегемона. Пекин рассматривает современный мир под новым для себя углом - через призму «конкуренции и сотрудничества» государств.

Выступая 14 марта 2010 года на пресс-конференции, посвященной итогам 3-й сессии ВСНП 11-го созыва, премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао заявил, что внешнеполитический курс Китая должен принимать во внимание внутреннюю и международную обстановку в целом. Он подчеркнул, что основная задача китайской внешней политики заключается «в защите интересов государства, прежде всего суверенитета и территориальной целостности страны».

Таким образом, перед китайским внешнеполитическим ведомством поставлена задача уже в ближайшей перспективе существенно повысить роль Китая в мировых и региональных процессах и превратить его в равного США мирового игрока. Следует отметить, что Пекин начал проводить активную внешнюю политику примерно с 80-х годов прошлого века, не скрывая своих амбиций трансформировать страну в сверхдержаву. Тогдашнее китайское руководство определило сроки завершения этого процесса - к 2020-2025 годам.

Уже сегодня Китай обширно представлен в большинстве регионов мира. Поднебесная по праву считается «мировой фабрикой»: товары с лейблом made in China заполнили не только рынки Казахстана, но и России, ЕС, США и Латинской Америки.

КНР придерживается политики выстраивания равноправных отношений с Соединенными Штатами. 2009 год ознаменовался 30-летием нормализации китайско-американских отношений. США фактически признали значительную роль КНР в мировой экономике и политике, что было проиллюстрировано ноябрьским (2009 года) визитом Б. Обамы в Китай.

Как это ни парадоксально, на развитие двусторонних отношений влияет ярко выраженная экономическая взаимозависимость. Китай является крупнейшим держателем американских казначейских облигаций (на сумму около 800 млрд. долларов), а США выступают крупнейшим рынком сбыта для китайской продукции, источником современных технологий и инвестиций.

Также Пекин стремится развивать и укреплять свои отношения с Евросоюзом. В ноябре 2009 года в Нанкине состоялся 12-й саммит Китай - ЕС, по итогам которого был подписан ряд документов о сотрудничестве. Китай и ЕС договорились развивать сотрудничество в научно-технической области, в повышении энергоэффективности, долгосрочном развитии китайской торгово-инвестиционной системы и оздоровлении экологической среды.

Движимый потребностью в энергетических ресурсах, Китай активно расширяет свое присутствие в Африке и Латинской Америке. Здесь китайская политика строится по принципу «сырье в обмен на инфраструктуру и капитал». Для усиления конкурентных позиций Пекин делает ставку на предоставление широкой экономической помощи, невмешательство во внутренние дела. С целью установления стабильного и долговременного партнерства с 2000 года действует Форум сотрудничества Китай - Африка.

В Латинской Америке главный упор делается на развитие сотрудничества с Бразилией, Венесуэлой и Кубой. Параллельно китайские представители успешно наводят мосты взаимовыгодного партнерства со всеми странами региона, не обходя вниманием даже небольшие островные государства Карибского моря. В ходе государственного визита Президента Бразилии Л. да Силва в Китай в мае 2009 года стороны подтвердили, что отношения вышли на уровень стратегического партнерства.

Венесуэла обещает увеличить поставки нефти в КНР к концу 2010 года с 500 до 630 тыс. баррелей в день, а в перспективе довести их до одного миллиона. Со своей стороны КНР инвестирует в нефтегазовый сектор и инфраструктуру этой страны. В частности, подписаны контракт о совместном освоении блоков Хунин-8 и Бояка-3 нефтеносного пояса р. Ориноко на 16 млрд. долларов, соглашение о развитии венесуэльской железнодорожной отрасли на 7,5 млрд. долларов, запланировано совместное строительство НПЗ на территории Китая на 6 млрд. долларов.

В целом, сотрудничество Пекина со странами региона имеет тенденцию к стремительному развитию: если в начале XXI века объем торговли Китая со странами региона составлял не более 7-8 млрд. долларов, то в 2009 году товарооборот, по некоторым оценкам, достиг 150 млрд. долларов.

По нарастающей траектории развиваются отношения с другой нефтяной державой - Саудовской Аравией, которая в течение последних 8 лет остается крупнейшим торговым партнером КНР в Персидском заливе. В январе нынешнего года КНР предложила увеличить к 2015 году товарооборот до 60 млрд. долларов, а также далее укреплять стратегическое сотрудничество в энергетической области.

Значительные усилия Китай прилагает для развития дружественных отношений с соседними государствами Азии. Так, с 1 января 2010 года в действие вступило Соглашение о свободной торговле (ЗСТ) между АСЕАН и Китаем. В условиях финансового кризиса КНР поддержала мнение своих азиатских партнеров о необходимости создания новой резервной валюты.

Сотрудничество КНР с РФ определяется, главным образом, растущим спросом Пекина на энергоресурсы. 28 декабря 2009 года введен в эксплуатацию нефтепровод Восточная Сибирь - Тихий Океан, по которому углеводороды в течение 20 лет будут поступать в Китай.

Интересы Китая в Центральной Азии состоят, главным образом, в том, чтобы развивать с регионом многоплановые экономические отношения. Объемы финансовых ресурсов (инвестиций, кредитов и приобретенных активов) КНР в ЦА оцениваются на уровне порядка 18 млрд. долларов, включая примерно 9,6 млрд. прямых инвестиций, 2,1 млрд. кредитов и 6,3 млрд. приобретенных активов. Немаловажное значение для Пекина имеет поддержание добрососедских отношений со странами региона и с точки зрения совместного противостояния угрозам экстремизма, сепаратизма и терроризма.

Очевидно, что столь стремительное расширение влияния КНР на международной арене и нескрываемые амбициозные цели во внешней политике не могут не вызывать некоторые опасения и усиление антикитайских настроений в мире. При этом в большинстве случаев на китайском треке настороженность вызвана универсальным и однообразным «набором фобий».

Во-первых, по поводу экспансии китайского капитала. Действительно, в 2006-2007 годах Китай начал позиционировать себя как крупный экспортер капитала - конкурент традиционным мировым игрокам, прежде всего США и ЕС. КНР идет на многомиллиардные вложения прежде всего в разработку, транспортировку и переработку углеводородных ресурсов в развивающихся странах; скупает активы в мировой энергетике, банковском секторе. Общий объем накопленных прямых китайских инвестиций за рубежом превысил 80 млрд. долларов. При этом особенностью «новой экономической экспансии» является напористое и агрессивное поведение китайского капитала.

Во-вторых, по поводу распространения китайской диаспоры. Население Китая, составляющее порядка 1,4 млрд. человек, продолжает расти значительными темпами. Многие провинции перенаселены. А в тех государствах, куда переселяются китайцы, появляются свои проблемы. Они связаны с тем, что выходцы из Поднебесной практически не поддаются ассимиляции: китайские диаспоры живут компактно, по своим законам. Сегодня «чайнатауны» есть во всех развитых странах.

В-третьих, относительно наращивания Китаем военной мощи. В июле 2009 года военное ведомство США опубликовало очередной доклад для Конгресса о состоянии вооруженных сил КНР, в котором утверждается: их модернизация «начала сказываться на региональном равновесии». При этом эксперты Пентагона убеждены, что Пекин занижает размер своего военного бюджета, который на самом деле составляет не 30 млрд., а 50-90 млрд. долларов. Российские эксперты тоже полагают, что военные расходы Поднебесной выше официально названных цифр.

Вместе с тем представляется, что большинство опасений носит надуманный и спекулятивный характер. Китайский капитал проникает за границу в рамках «правового» поля глобального мира и является равным участником наряду с европейскими и американскими инвестициями. Также подчиняются правилам глобального рынка и миграционные потоки из Поднебесной. Если говорить о военных расходах, то Пекин тратит на оборону, в сравнении с США (на 2009 год - 612 млрд. долларов), весьма скромные средства. К тому же многие эксперты считают, что Пентагон сознательно преувеличивает военные расходы КНР, дабы оправдать собственный гигантский бюджет.

В свою очередь китайское руководство неоднократно заявляло на высшем уровне о приверженности равноправия на международной арене и о следовании принципу взаимного уважения. И здесь Китай пока упрекнуть не в чем. Китайская Народная Республика была и остается надежным и предсказуемым партнером.

* * *

Говоря о казахстанско-китайских отношениях, не следует впадать в крайний пессимизм или эйфорию. Любые межгосударственные отношения требуют непредвзятой и взвешенной оценки. Поскольку эмоции, тем более на грани алармистских настроений, способны создать проблему на ровном месте, в том числе подпортить налаженные доверительные взаимоотношения.

Примечательно то, что в тенденциозных публикациях практически ничего не говорится о достигнутых успехах казахстанско-китайского сотрудничества. Речь идет о соглашениях, которые на самом деле и опровергают надуманные страхи и опасения.

Прежде всего это Совместное коммюнике о полном урегулировании пограничных вопросов между Казахстаном и Китаем, подписанное 23 ноября 1999 года. Имеется Протокол между правительствами РК и КНР о демаркации линии государственной границы, который стороны подписали 10 мая 2002 года. Благодаря данным документам две страны обрели четко определенную, юридически оформленную, защищенную нормами международного права госграницу протяженностью 1 783 км. Не будет преувеличением сказать, что был снят самый острый раздражитель любых двусторонних отношений - территориальный вопрос.

Еще в феврале 1995 года Китай дал Казахстану гарантии безопасности в связи с решением Президента РК Н. Назарбаева об отказе от четвертого в мире ядерного арсенала, в декабре 2002-го был подписан Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве.

Все эти договоренности придали импульс тесному полноформатному взаимодействию. Так, в июле 2005 года была подписана Совместная декларация об установлении и развитии отношений стратегического партнерства, в декабре 2006-го - Стратегия сотрудничества в XXI веке и Концепция развития экономического сотрудничества, в августе 2007-го - Программа сотрудничества в несырьевых секторах экономик.

Конечно, наивно было бы утверждать, что решены абсолютно все вопросы. На повестке дня продолжают оставаться проблемы вододеления на реках Или, Иртыш, Текес и Эмель, совместного использования водных ресурсов пограничной реки Улкен Уласты. В настоящее время продвигается переговорный процесс по обсуждению межправительственных соглашений по качеству вод трансграничных рек, строительству совместного гидроузла «Достык» на реке Хоргос, а также другие аспекты двустороннего трансграничного водопользования.

Политиков также не может не беспокоить существование определенных вызовов в приграничных с Казахстаном регионах Китая. В особенности, проявление этнического сепаратизма в СУАР, которые в июле 2009 года привели к серьезным межэтническим столкновениям в данном автономном районе.

Тем не менее обсуждение данных проблем между Казахстаном и Китаем проходит в атмосфере полного взаимопонимания. Важную роль в этом играют регулярные контакты на высшем уровне. Со времени установления дипломатических отношений Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев 12 раз посетил Китай. Только за последние 7 лет главы наших государств провели 18 встреч.

В частности, в апреле 2009 года состоялся государственный визит Президента РК Нурсултана Назарбаева в Китай. В свою очередь, Казахстан в декабре 2009 года с рабочим визитом посетил Председатель КНР Ху Цзиньтао. В настоящий момент готовится его очередной визит в нашу страну. Все это позволяет утверждать, что стороны достигли высокого уровня политического доверия и взаимопонимания.

В ходе рабочего визита 2009 года Ху Цзиньтао отметил, что китайская сторона придает большое значение справедливому решению вопроса рационального использования трансграничных рек, подтвердил готовность усилить работу по соглашению о вододелении. Достигнута договоренность об обсуждении проекта межправительственного соглашения о контроле качества вод под председательством заместителей министров охраны окружающей среды двух стран.

Таким образом, можно утверждать, что РК и КНР установили доверительные партнерские отношения, которые отвечают интересам обоих государств. Китай последовательно придерживается провозглашенной позиции по всемерной поддержке развития Казахстана, ненанесения ему ущерба ни при каких обстоятельствах сегодня и в будущем.

Учитывая, что к 2035 году Китай может стать мировым экономическим лидером, активное сотрудничество с ним откроет для Казахстана новые дополнительные возможности для развития. В частности, рост спроса на сырье со стороны КНР будет способствовать сохранению высоких мировых цен на основные экспортные товары РК - нефть, газ и металлы.

Развиваясь, КНР будет также стремиться стать одним из основных инвесторов нашей страны. При этом основные капиталовложения следует ожидать в реальных секторах экономики. Наиболее важным является также то, что Казахстан закрепит за собой статус надежного и ключевого транзитного партнера Китая.

Совокупность данных факторов будет, в свою очередь, содействовать продвижению казахстанских интересов в регионе, укреплению различных секторов экономики, реализации перспективных проектов с использованием новейших технологий, а также повышению уровня жизни населения.

Укрепляющийся Китай - это скорее надежда и шанс, чем угроза. Как дипломатично отметил государственный секретарь - министр иностранных дел Казахстана Канат Саудабаев во время недавнего визита в КНР, «процветающий и стабильный Китай - это благо как для Казахстана, так и для всего мира, открывающее громадные возможности роста и развития».

Сергей НЕСТЕРЕНКО


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии