Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Без сильной власти и крепкого гражданского общества не может быть процветания

Фото : 27 апреля 2010, 11:30

Жизнь не стоит на месте и иногда преподносит сюрпризы. Об этом говорят последние события в Кыргызстане, которые получили неоднозначную реакцию на казахстанских политических просторах.

Как считает собеседник «Литера», первый заместитель партии «Адилет» Толеген Сыдыхов, соседняя республика столкнулась с кризисом легитимности, а над страной начал витать призрак раскола. Таким тенденциям необходимо противостоять прежде всего посредством экономической интеграции. И не важно, на каком уровне она будет идти - на уровне отдельного государства или конгломерации стран. А потому наш собеседник принципиально выступил в защиту Таможенного союза. «Глобализации нельзя противостоять, приковав себя к прошлому, или закрыться от нее стеной. Ее необходимо «оседлать», как коня на скаку. Мы кочевники, это нам под силу», - сказал в разговоре Толеген Сыдыхов.

В последнее время политическая жизнь в Казахстане и за его пределами оживилась. С одной стороны наблюдается оживление в политических партиях, с другой - продолжается «революционное брожение» в соседнем Кыргызстане. Об этих и других событиях современности газета «Литер» решила поговорить с первым заместителем партии «Адилет» Толегеном Сыдыховым.

- Весна в этом году в политическом плане выдалась жаркой. Недавние события в Кыргызстане, пожалуй, самые обсуждаемые. Какова роль оппозиции в этих событиях?

- Думаю, что случившееся не входило в планы разноликой киргизской оппозиции. Возможно, кто-то из них держал в уме план массового протеста с элементами провокации, но в основном ставка делалась на гражданское сопротивление. Но у Бакиева, заявившего, что без сопротивления не отдаст власть, при его самонадеянности уже не было ресурсов по поддержанию своего режима. В отсутствие всякого желания и уже возможности вести диалог с народом, оппозицией, гражданским обществом он выбрал силовой вариант и получил переворот за два дня.

Что касается оппозиции, то, как говорится, свято место пусто не бывает. Волна арестов оппозиционеров после таласских событий имела целью обезглавить восстание, но все происходило помимо их прямого участия, они только подобрали власть. И первое время не знали, что с ней делать.

- А как быть с погромами, с насилием, с правопорядком?

- Сегодня это тест на состоятельность для временного правительства. Хватит ли ему сил, ресурсов и доверия со стороны общества для восстановления порядка и законности. Если нет, то потребуется помощь таких организаций, как ООН или ОДКБ. Но и здесь существуют свои проблемы. Кыргызстан не ратифицировал соглашение ОДКБ о миротворческих силах, что ограничивает возможности организации по поддержанию мира в этой республике. Кроме того, как показывают события в Югославии или Грузии, ООН и ОБСЕ не всегда демонстрируют эффективность в решении разгорающихся военных и гражданских конфликтов.

Может, Казахстану удастся добиться больших результатов. Ведь наша республика является действующим председателем ОБСЕ и имеет рычаги влияния на Кыргызстан. Казахстан уже эвакуировал Бакиева из Кыргызстана, снизил угрозу гражданской войны в соседней республике.

Но кто бы ни оказывал помощь Кыргызстану, он столкнется с проблемой кризиса легитимности в этой республике. Без законной власти в Бишкеке любая помощь извне может быть истолкована недоброжелателями как оккупация.

- Что необходимо сделать, для того чтобы Кыргызстан преодолел кризис легитимности власти?

- Для этого требуется законно избранная власть, которая будет реально управлять страной и обладать доверием в глазах народа и международного сообщества. Был путь легитимизации через существующий парламент. Но теперь стало известно, что 25 апреля временные презентуют свой проект новой конституции, 27 июня проведут референдум по ее принятию, а 10 октября пройдут выборы. Таким образом, кризис легитимности новой власти может затянуться до осени.

Есть еще один нюанс: политики в Кыргызстане опасаются сосредоточения власти в одних руках и вынашивают планы создания парламентской республики. Но в лихую годину такая модель власти может привести к негативным последствиям как для страны, так и для ее экономики. Требуется сильная и эффективная власть, которая станет гарантом реализации задач по социально-экономическому возрождению республики.

- Как вы считаете, Кыргызстану грозит раскол на две или три части?

- Это подпадает под логику тех теорий, которые рассматривают фрагментацию государств как способ решения их внутриполитических противоречий. Но правильно, если не страну раскалывать, а решать мирным способом такие противоречия, например, посредством усиления региональной и интеграционной политики центра. Но пока на данный вариант развития ситуации мало что указывает. Республика генерирует нестабильность, которая несет риски для соседей.

- В Кыргызстане сейчас звучат предложения по вступлению в Таможенный союз. Как вы считаете, это политическая риторика или взвешенный выбор?

- Временное правительство ведет консультации во всех возможных направлениях. Пока только Казахстан и Россия решили оказать реальную помощь. Но этот процесс очень трудно форсировать, так как в России постоянно напоминают о, мягко говоря, нецелевом использовании выделенных средств. Есть мнение, что Кыргызстану лучше подождать, когда Россия, Казахстан и Белоруссия вступят в ВТО. Поэтому говорить о серьезности намерений Кыргызстана пока рано, но говорить о целесообразности можно и нужно.

- Кстати, в Казахстане также существует жаркая полемика в определенных кругах по вопросу Таможенного союза. Что вы думаете по этому поводу?

- Казахстан последовательно стоял на позициях усиления интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Еще в начале 2000-х он выступил с инициативой создания Единого экономического пространства (ЕЭП). Поэтому можно констатировать, что процесс из области пожеланий перешел в практическую плоскость. Создание Таможенного союза и его трансформация в ЕЭП позволят усилить научно-технологический, ресурсный, производственный и человеческий потенциалы трех республик. А в перспективе даст им возможность на равных конкурировать с такими крупными игроками, как США, Евросоюз и Китай. Экономическая интеграция позволит также избежать судьбы сырьевого придатка мировой экономики.

Поэтому удивительно, что первые шаги в этом направлении вызвали критику со стороны отдельных политических сил. За политизацией данного вопроса стоят узкие круги, которые выдают свои частные интересы за общенациональные интересы защиты суверенитета Казахстана. Они уже сейчас говорят о новой колонизации, о проекте «СССР-2» и т.д. Если внимательно проанализировать основные аргументы оппонентов интеграции, то очевидно, что они не выдерживают серьезной критики, противоречивы. А сам изоляционизм ведет не только к тупиковому варианту развития нашей страны, но и представляет реальную угрозу того, против чего выступают противники Таможенного союза.

- Например…

- В экономическом плане оппоненты утверждают, что этот союз слабых не может вывести Казахстан в число сильных. Главный аргумент - создание Таможенного союза вызовет рост цен на потребительские товары в связи с повышением таможенных пошлин и ухудшит уровень жизни населения. Как заявил в своем интервью мой соратник по партии С. Абдрахманов, рост потребительских цен будет минимум на 20 процентов.

По заявлениям многих противников интеграции в первом квартале существенно выросли цены на основные товары и услуги. Но это было вызвано не Таможенным союзом, а стало результатом действий правительства. В конце 2009-го у нас резко выросли тарифы на электричество, тепло, водоснабжение, что сказалось на ценах на потребительские товары. Поэтому претензий к Таможенному союзу не должно быть.

Говорят также о низкой конкурентоспособности казахстанских производителей по сравнению с их коллегами из России или Белоруссии, которые получат больше выгод от Таможенного союза. Но это противоречит утверждению об общем росте цен. Во-первых, если при дешевом китайском импорте казахстанские предприниматели смогли завоевать определенный сегмент рынка, то было бы естественным ожидать, что при росте цен они расширят свое производство.

Казахстан за 20 лет не смог создать благоприятных условий для развития своего производства. Отсрочка функционирования Таможенного союза на 5 лет не решит проблему развития малого и среднего бизнеса, если не будут пересмотрены основные положения экономической политики. Поэтому интеграция станет весомой причиной для пересмотра проводимой социально-экономической политики, чтобы она на деле, а не на словах создавала бы объективные предпосылки для индустриального развития страны.

Кроме того, отсрочка начала действия Таможенного союза - это сознательный шаг в сторону консервации неконкурентоспособности экономики. Мы стремимся в ВТО, где условия для производителей более жесткие. И если мы не выдерживаем испытания на уровне региональной интеграции, то говорить о конкурентоспособности на мировых рынках не приходится.

Одним из основных аргументов противников Таможенного союза является «забота» о самозанятых на рынках. По их оценкам, более миллиона человек потеряют работу из-за сокращения дешевого импорта. Но вместо того чтобы высвободившиеся «умы и руки» привлечь в реальный сектор экономики, противники Та- моженного союза предлагают отсрочить интеграцию. Тем самым они хотят, чтобы челноки на рынках существовали как социальный класс необозримо долго.

Наконец, введение единых таможенных пошлин, в частности экспортных пошлин на нефть, зерно, металлы и другие сырьевые товары, грозит существенным снижением прибыли сырьевым компаниям. Речь идет не о нескольких сотнях или тысячах долларов, на которые могут подорожать импортные автомобили, а о сотнях миллионов долларов, которые оседают на зарубежных счетах экспортеров. Таким образом, неожиданное объединение противоположно ориентированных политических сил и групп в одно движение наглядно показывает, в чьих интересах оно создано.

- Но есть еще политический аспект…

- В политическом плане аргументация простая: создание Таможенного союза и его трансформация в ЕЭП - это политический проект, который принят под давлением России за счет ущемления интересов Беларуси и Казахстана. Создание наднациональных органов и введение в последующем единой валюты приведут к утрате экономического и политического суверенитета Казахстана. Дескать, Таможенный союз - это плацдарм для новой колонизации Казахстана.

В основе этих утверждений лежит непонимание реалий современной геополитики. Мир постоянно трансформируется, за последние десятилетия появились новые игроки, которые успешно конкурируют с государствами. Это транснациональные компании (ТНК) и банки, межправительственные организации (МПО) и международные неправительственные организации (МНПО), которые играют все более значимую роль в формировании новой архитектуры мирового порядка.

В результате качественно изменилось содержание таких основополагающих понятий, как «нация», «национальное государство», «национальные интересы», «национальный суверенитет», которыми по привычке оперируют противники интеграционных процессов на постсоветском пространстве, не понимая диалектики их развития, нового содержания, что требует и изменения подходов к формированию национальной политики.

ТНК, МПО и МНПО, действующим в интересах развитых стран, выгодно иметь дело со слабыми и небольшими государствами. Поэтому за последние двадцать лет происходит демонтаж старых и появление новых «независимых» государств, которые принципиально не могут противостоять однополярной модели глобализации, которая реализуется под эгидой США. Фрагментация государств идет по разным сценариям - по экономическим, этническим, конфессиональным, родоплеменным и т.д.

В результате этой политики распались Советский Союз, Югославия, Чехословакия. Сценарии дальнейшего демонтажа новых государств более или менее успешно реализуются и на постсоветском пространстве. Например, Грузия, Молдова и Азербайджан. Возможен и сценарий распада страны на основе языкового конфликта, например на Украине. Абсолютно новый для постсоветского пространства сценарий распада страны может быть реализован в Кыргызстане…

- Насколько эта угроза реальна для Казахстана?

- Сильный Казахстан нужен основным игрокам мирового сообщества, которые заинтересованы в нефти и металле. Известно, что в мировой практике интересы правящей элиты выдаются за национальные интересы. Противники Таможенного союза под лозунгом защиты национальных интересов отстаивают интересы отдельных групп бизнес-элиты, которые оказались отдалены от власти, не могут их законодательно закрепить и оформить. Не выдерживает серьезной критики и неприятие наднациональных органов, которые определяли бы общую стратегию развития наших стран. По моему глубокому убеждению, экономическую политику, в частности внешнеэкономическую, в нашей стране определяет не правительство, а ТНК, которые захватили командные пункты в стратегических отраслях экономики. Определяющую роль в формировании экономического курса играют МПО - МВФ, ВБ, многочисленные зарубежные консультанты, которые выражают интересы той или иной заинтересованной группы влияния. В этом отношении говорить о независимости национальной экономической политики не приходится.

Для Казахстана единственным шансом максимального сохранения национального суверенитета, развития страны не в интересах ТНК и развитых стран, а в интересах народа, является вхождение в Таможенный союз и в дальнейшем в ЕЭП, инициатором создания которого выступала наша страна.

Мягкой формой противостояния интеграционным процессам на постсоветском пространстве является апеллирование к международному опыту создания региональных образований, в частности Европейского союза (ЕС). Сторонники постепенного процесса интеграции утверждают, что ЕС как наиболее эффективная форма интеграции стран создавался на протяжении полувека и прошел все ступени от организации зоны свободной торговли до полноценного союза государств, сохранив при этом национальный суверенитет всех стран - членов ЕС при наличии наднациональных институтов. Обращается внимание на то, что все страны независимо от их размеров обладают равными правами, решения принимаются на основе консенсуса.

Опыт ЕС безусловно нужно учитывать, но равноправие стран - членов ЕС является мнимым. Принятие решений по основным экономическим вопросам осуществляется с учетом размеров страны и ее экономического потенциала. Голоса распределяются с учетом численности населения. Так, четыре страны - Германия, Франция, Италия и Испания - располагают вместе более чем 50 процентами голосов, а шесть наиболее крупных стран располагают уже квалифицированным большинством. В этой связи распределение голосов в ТС не противоречит практике ЕС.

Нужно учитывать, что ЕС создавался странами, которые на протяжении веков воевали между собой, их разделяют языковые барьеры, у них различные культурные традиции и нравы. Поэтому интеграционные процессы на постсоветском пространстве могут быть более быстрыми, имеются все предпосылки для реализации более эффективной модели интеграции, чем даже модель евроинтеграции. Предпосылками для этого являются: приверженность населения наших стран к одним и тем же этическим ценностям и нормам; достаточное знание друг друга, предсказуемость поведения в той или иной ситуации; обоснованность ожидания выгод от интеграции, подкрепленная исторической памятью; общее языковое, образовательное, научно-техническое, культурное пространство, следовательно, осознание базы для реальной интеграции. Этот комплекс условий социокультурного, экономического и политического характера может и должен стать основой для успешной реализации интеграционных процессов на постсоветском пространстве, начало которого положено созданием Таможенного союза. Осознание того, что зависимость между нашими странами является естественной и сильной, требует искать разумные пути решения наших общих проблем в общих интересах, никоим образом не ущемляя интересов других стран.

Эта задача вполне решаема, если наши отношения в рамках Таможенного союза и ЕЭП будут строиться на основе неуклонного соблюдения этических принципов, в первую очередь принципа социальной справедливости. В этом отношении партией «Адилет», партией «Справедливая Россия», другими партиями социалистической ориентации стран СНГ, которые вошли в состав Социалистического альянса, проводится активная политика по ускорению интеграционных процессов на постсоветском пространстве и сближению наших стран, что отвечает требованиям наших народов. Хочу заметить, что именно мы стали инициаторами создания этого альянса, справедливо считая, что взаимодействие институтов гражданского общества различных государств расширяет возможности интеграционных процессов.

- Если Таможенный союз выгоден, то значит ли, что вы идете в ногу, а его противники - нет? Не похоже ли это на узурпацию права на истину?

- Я не являюсь противником дискуссии, диалога, прозрачности в принятии решений и общественной экспертизы. Я против спекуляций и черно-белых политических художников. Одно дело - неэффективная политика консервации, коррупция или социальная деградация, имеющие место в нашей стране, другое дело - отрицание всего, что делается правительством. Поверьте, есть моменты, когда интересы элит и национальные интересы объективно совпадают. У нашей власти не такие уж большие возможности для маневра. В этом смысле любая власть вынуждена вести себя таким или иным образом, при этом пытаясь максимально минимизировать как политический, так и экономический ущерб. И ситуация с Таможенным союзом именно такова.

Я считаю себя последовательным критиком власти, но нельзя, как вы сказали, грешить против объективности и истины. У меня тоже есть патриотические чувства, и я болею за суверенитет и независимость. Но в погоне за политической фразой необходимо думать о последствиях, о будущем страны, наших детей и внуков. Если бы мы были мощной мировой державой и вступили бы в Таможенный союз, к примеру, с более слабым государством, то все противники стали бы сторонниками такого «справедливого» решения.

Главное, что мы должны почерпнуть из уроков Киргизии, это не наше преимущество, а серьезно задуматься о будущем государства и народа. Суверенитета и независимости больше не станет, если об этом кричать на каждом углу.

Мои личные убеждения и позиция нашей партии заключаются в следующем: во главу угла социально-экономической политики должен быть поставлен человек, гражданин со всеми его духовными и материальными запросами. Поэтому не может быть примата ни экономики над политикой, ни политики над экономикой. Обе эти сферы должны модернизироваться одновременно, исходя из приоритетов человеческих ценностей.

- Могли бы вы коротко сформулировать суть политической платформы партии «Адилет». Мне кажется, что сейчас очень трудно различить политические партии по их программам, все говорят одно и то же.

- Все говорят похожие вещи, потому что хотят говорить правильно и понравиться всем сразу. Обретение лица для партии, ее самоидентификация - процесс в условия Казахстана сложнейший, так как гражданское общество, да и общество в целом не структурированы по интересам и ценностям. Сейчас наиболее мобилизующими становятся национал-патриотические идеи, и за ними потянулись партии в надежде на этой волне прийти к власти. Но большинство общества хочет просто хорошо жить. Думаю, содержание качества жизни будет познаваться в сравнении и из этого процесса вырастут новые потребности, под напором которых появятся более высокие ценности.

Что касается политической платформы, то мы являемся социал-демократами, нам близки идеалы европейских социал-демократов, мы разделяем идейную платформу партии «Справедливая Россия». Мы выступаем за социальный прогресс, за перемены. Я считаю, что глобализации нельзя противостоять, приковав себя к прошлому, или закрыться от нее стеной. Ее необходимо «оседлать», как коня на скаку. Мы - кочевники, это нам под силу…

- Чем все-таки ваша платформа отличается от платформ других политических партий?

- Хорошо, в сжатом виде. Все начинается с идеологии, в основе которой должна лежать этика. Этические ценности общества находят свое отражение в требовании всемерного повышения качества человеческого потенциала, создания условий для полного раскрепощения человека, раскрытия и реализации его возможностей. Они конкретизируются в показателях качества и уровня жизни населения, требованиях к уровню развития отраслей социальной сферы - образования, здравоохранения, культуры и искусства, политики занятости и доходов населения. В целом нормирование этических ценностей, обеспечение их сохранения и развития закрепляется законодательно, а также в принимаемых планах и программах развития страны, является как бы целевым блоком. То есть цель должна быть этически оправдана. Для достижения целей необходима эффективная система, причем как политическая, так и экономическая.

Политическая система - это надстройка, которая обеспечивает выработку общих правил игры, обеспечивает создание условий для реализации целевого блока. В каких направлениях должна трансформироваться политическая система, чтобы обеспечить социальную справедливость, высокое качество жизни, равноправие всех граждан, подробно представлено в программных документах партии. Это и многопартийный парламент, подотчетность правительства народу, более полное представление в законодательных и исполнительных органах всех политических партий и движений, наведение порядка в насквозь коррумпированной судебной системе. Экономическая система в рамках выработанных правил обеспечивает достижение конкретных показателей развития страны. Критерием оценки становится не простой экономический рост, а экономическое развитие, выражающееся в росте продолжительности жизни, более полном удовлетворении материальных и духовных потребностей каждого гражданина страны. Детальное раскрытие этих составляющих вы можете найти в нашей платформе.

- Как бы вы охарактеризовали социально-политическую ситуацию в стране?

- За годы независимости Казахстаном был пройдет большой путь, появились институты государственности, республика стала одним из экономических лидеров на постсоветском пространстве, получила уважение международного сообщества. Но можно ли сказать, что спустя 20 лет мы находимся хотя бы на подступах к обществу равных возможностей? Скорее всего, мы еще в пути и нам предстоит сделать много, чтобы добиться поставленной задачи.

Повторюсь, но я считаю, что тезис «сначала экономика, потом политика» начинает себя исчерпывать. Давайте определимся: до каких пор экономика и когда придет время политики? Какой уровень благосостояния необходим казахстанцам, чтобы они стали восприимчивы к демократии или либерализации? Действительно, угроза хаоса, вызванная противостоянием в элите и политизацией существующих проблем, есть. Но в том-то и дело, что без политических условий экономика будет буксовать. Следовательно, необходимый уровень благосостояния и социальных условий не будет достигнут.

Без сильного гражданского общества падает эффективность и профессионализм госаппарата, который должен обеспечить достижение поставленных задач в сфере модернизации и диверсификации экономики. Сегодня в Казахстане сложилась странная, если не сказать, парадоксальная ситуация - это существование параллельных и никак не пересекающихся между собой миров: официального и общественного.

В свое время мы убедились, что точечные меры - поправки в законы о партиях, выборах, СМИ и т.д., предлагаемые политическими партиями, партией «Адилет» в том числе, уже не могут сколько-нибудь значимо переломить сложившуюся ситуацию. Необходимы серьезные преобразования.

Ербол МУСТАФИН, Алматы


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии