Вопросы реформирования судебной системы (Асан Ескендиров, председатель Специализированного межрайонного экономического суда Павлодарской области)

15 декабря 2008, 16:41
Фото:

Вопросы реформирования судебной системы

Асан Ескендиров, председатель Специализированного

межрайонного экономического суда Павлодарской области

Недавно Парламентом страны приняты и Президентом РК подписаны Конституционный закон «О внесении изменений и дополнений в Конституционный закон Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» и Закон Республики Казахстан «О Высшем Судебном Совете».

По мнению председателя Верховного суда Республики Казахстан К. Мами, изменения будут способствовать максимальному упрощению и ускорению прохождения и разрешения судебных дел, увеличению принятия решений на уровне местных судов. Рассмотрение абсолютно всех категорий дел по первой инстанции предполагается отнести судам районного звена, что полностью соответствует конституционному принципу равенства всех перед судом.

Значимость вносимых поправок в законодательство о судебной системе и статусе судей ни у кого не вызывает сомнения. Вместе с тем, как представляется автору настоящей статьи, остались недостаточно урегулированными некоторые отношения в области организации работы судов, сроков пребывания лиц в должности председателей судов, оснований привлечения судей к дисциплинарной ответственности, вопросы статуса судей, уходящих в отставку.

Так, в статьи 11 и 18 Конституционного закона Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» внесены изменения, касающиеся в основном образования новых судебных коллегий, порядка установления численного и персонального состава судебных коллегий, формирования специализированных составов в составе коллегий. При этом в качестве органов Верховного суда и областных судов перечислены, помимо судебных коллегий - пленарные заседания соответствующих судов.

Порядок работы пленарного заседания определен утверждаемым им регламентом. Пленарные заседания проводятся по мере необходимости, но не реже двух раз в год (статьи 16 и 22 Конституционного закона).

Компетенцию органов областных судов и Верховного суда законодатель разделил на деятельность непосредственно по отправлению правосудия в составе соответствующих судебных коллегий и организационную деятельность суда в его пленарных заседаниях. Других органов как в Верховном суде, так и в областных судах в статьях 11 и 18 Конституционного закона не предусмотрено.

Между тем, в этом же законе (статьи 38-1, 43) предусмотрен орган для определения профессиональной пригодности действующего судьи - Судебное жюри, и органы по рассмотрению дисциплинарных дел - Республиканская и областные дисциплинарно-квалификационные коллегии, состав которых избирается соответственно пленарным заседанием Верховного суда и пленарным заседанием областных судов в соответствии с Положениями, утвержденными Указом Президента РК № 643 от 26 июня 2001 года. То есть имеет место формирование одних органов Судебного жюри, Республиканской и областных дисциплинарно-квалификационных коллегий, другими органами - пленарным заседанием Верховного и областных судов. При этом необходимо отметить, что само право и порядок формирования названных органов в настоящее время, даже с учетом принятых к закону новых поправок, установлены Указом Президента РК, а не самим законом, как это прямо предусмотрено в подпункте 10) пункта 1 статьи 16 и подпункте 8) пункта 1 статьи 22 Конституционного закона.

В этой связи пункты 3 статьи 11 и 18 Конституционного закона предлагается изложить в следующей редакции: «3.Органами областного и приравненного к нему суда являются: 1) пленарное заседание и избираемая им областная дисциплинарно-квалификационная коллегия» и далее по тексту, «3. Органами Верховного суда являются: 1) пленарное заседание и избираемое им Судебное жюри, Республиканская дисциплинарно-квалификационная коллегия» и далее по тексту. В этом случае в законе будут поименованы все органы Верховного и областных судов, и станет ясно, что прерогатива формирования этих органов и их ответственность за итоги работы прямо возложена на такие демократичные институты в судебной системе, как пленарные заседания судов.

В организационной деятельности судов всех уровней имеется много вопросов, требующих коллективного принятия решений. Например, обсуждение текущего состояния дел с отправлением правосудия, заслушивание отчетов судей, председателей судов, обсуждение анализов судебной практики (в районных и приравненных к ним судах), обсуждение итогов проверок нижестоящих судов с оказанием им практической помощи и др. Решение этих вопросов в законе прямо не отнесено к компетенции пленарных заседаний, созываемых к тому же, как указано в законе - по мере необходимости, но не реже двух раз в год. Других же органов суда для обсуждения перечисленных вопросов закон не предусмотрел. На уровне районного и приравненного к нему суда законом вообще не установлен рабочий орган.

Неразрешенность этих вопросов в законе порождает на практике образование таких форм обсуждения насущных вопросов среди судей, как: рабочее совещание, расширенное совещание, межпленарное заседание, оперативное совещание. Периодичность и состав этих совещаний также законом не установлен. В этой связи необходимо либо создание еще одного рабочего органа, действующего на постоянной основе, либо передать решение этих вопросов в компетенцию пленарных заседаний, изложив подпункт 10) пункта 1 статьи 16 и подпункт 8) пункта 1 статьи 22 Конституционного закона в следующей редакции: «Осуществление других полномочий, в том числе по организации деятельности судов, предусмотренные настоящим законом и иными нормативными правовыми актами». Необходимо также установить рабочий орган для районных и приравненных к ним судов, поименовав его по примеру областных судов и Верховного суда - пленарным заседанием, установив периодичность его проведения и состав лиц, участвующих в его работе.

В статье 39 Конституционного закона предусмотрены основания дисциплинарной ответственности судей. В подпункте 2 пункта 1 этой статьи закона предусмотрена ответственность судьи за совершение порочащего проступка, противоречащего судейской этике. По данному основанию привлекаются к ответственности судьи, запятнавшие свою честь неблаговидными поступками, совершившие коррупционные правонарушения. Ни в коем случае не умаляя возможность привлечения судей к ответственности по такому основанию, тем более в период всеобщей борьбы с таким негативным явлением в обществе, как коррупция, а также авторитетность Съезда судей Республики Казахстан как высшего органа судейского сообщества, принявшего 19 декабря 1999 года Кодекс судейской этики, хочу выразить свое мнение. Привлечение к дисциплинарной ответственности судьи за совершение порочащего проступка, противоречащего судейской этике, должно происходить при нарушении судьей норм Кодекса судейской этики, утверждаемого Указом Президента РК по примеру Кодекса этики государственных служащих. Съезд судей Республики Казахстан как высший орган управления общественного объединения «Союз судей Республики Казахстан», безусловно, правильно, как показало время, установил границы дозволенного и недозволенного в поведении судей. Однако нарушение норм принятого им документа, не являющегося нормативным правовым актом по общему правилу и в силу статуса общественного объединения, должно влечь ответственность лица, нарушившего его по нормам Устава этого объединения, то есть не дисциплинарную ответственность.

Статья 31 Конституционного закона - «Порядок наделения судьи полномочиями», претерпела некоторые редакционные изменения. Однако, по-прежнему, в ней сохранена норма (пункт 7), позволяющая повторно по истечении пятилетнего срока пребывания в должности председателя суда, председателя судебной коллегии, избираться или назначаться на прежнюю должность. Напомню, в текущем году проведена ротация председателей судов, пребывающих в должности свыше установленного законом пятилетнего срока и повторно назначенных на прежнюю должность.

Представляется, что эта норма также нуждается в приведении в соответствие с реалиями сегодняшнего дня, в свете принимаемых мер по устранению условий для коррупции. Исключением из общего правила могло бы быть сохранение права на избрание повторно на прежнюю должность председателя Верховного суда и председателей судебных коллегий Верховного суда как политических государственных служащих, пользующихся доверием Президента страны, должностных лиц, обеспечивающих стабильность судебной системы и судебной практики.

В новой редакции статьи 35 Конституционного закона дается понятие прекращения полномочий судьи в связи с отставкой. Из прежней редакции статьи исключено следующее условие для ухода судьи в отставку - наличие пятнадцатилетнего стажа судейской работы. То есть закреплено право судьи на отставку независимо от срока пребывания его в должности. Принятие этой новеллы в законе вызвано тем, что судьи имеют единый статус и различаются между собой только полномочиями. Однако действующий закон, даже в обновленной редакции, по нашему мнению, ущемляет права судьи, пребывающего в отставке.

Объясню почему. В пункте 3 статьи 35 Конституционного закона прописано, что отставка судьи прекращается в случаях осуществления предпринимательской деятельности, вхождения в состав руководящего органа или наблюдательного совета коммерческой организации, поступления на оплачиваемую должность, кроме преподавательской, научной или иной творческой деятельности. Теперь зададимся вопросом: «Сколько судей имеют ученую степень для занятия преподавательской и научной деятельностью? Ответ очевиден - их число незначительно. Какая творческая деятельность способна обеспечить судью в отставке на среднем жизненном уровне?» Многие судьи, конечно, талантливые люди и, наверное, склонны к творческой деятельности, но большинство судей после выхода в отставку наверняка займутся адвокатской или нотариальной деятельностью, частной юридической практикой, либо будут приняты в качестве юристов в учреждения, организации и предприятия. Некоторые судьи в отставке приняты в качестве экспертов в областные суды и Верховный суд. Так вот, если исходить из действующей редакции закона, то занятие судьей в отставке любой оплачиваемой должности, за исключением преподавательской, научной или иной творческой деятельности влечет прекращение отставки судьи. По всей видимости, законодатель по примеру других развитых стран, вводя институт отставки, предполагал ежемесячное денежное содержание судьи, пребывающего в отставке, но с учетом реалий экономики страны, гарантировал только право на единовременное выходное пособие. Реалии сегодняшнего дня таковы, что судьи, уходящие в отставку со стажем судейской работы пятнадцать лет и выше, получают единовременное выходное пособие в размере от восемнадцати до двадцати четырех месячных должностных окладов, то есть могут незначительное время прожить на эти средства. Судья, уходящий в отставку до достижения пятнадцатилетнего стажа судейской работы, не наделен правом на единовременное выходное пособие и рискует потерять свой статус сразу же самим фактом поступления на оплачиваемую работу. Предлагается следующий выход из этой ситуации, который не потребует никаких затрат из государственного бюджета. Необходимо изложить пункт 3 статьи 35 Конституционного закона в другой редакции: после слов: «Отставка судьи прекращается в случаях: ...поступления на оплачиваемую должность, кроме преподавательской, научной или иной творческой деятельности» дополнить словами «а также деятельности по юридической профессии» и далее по тексту.

Поставленные в статье вопросы являются частным мнением автора. Принятие предлагаемых поправок на следующем этапе судебной реформы может снять часть вопросов, возникающих в применении законодательства о судебной системе, способствовало бы укреплению статуса судей.


Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?