Привычка к схемам мешает опальному банкиру понять нефтяную отрасль

5 мая 2010, 11:16
Фото:

Привычка к схемам мешает опальному банкиру понять нефтяную отрасль.

Бывший финансист Мухтар Аблязов опять обвиняет казахстанских нефтяников в продаже государственных активов. Но на самом деле национальный сектор нефтянки сегодня контролирует больше проектов, чем пять лет назад.

 По иронии судьбы то, в чем опальный банкир обвиняет нефтяников, скорее причина, почему компании с государственным участием действуют успешнее, а добывают больше, чем раньше.

Повод разобраться

В конце апреля казахстанцы получили очередное письмо из Лондона о проблемах у себя в стране. Мухтар Аблязов, похитивший в прошлые годы из БТА Банка активы на 10 млрд долларов, обвиняет национальную нефтяную компанию «КазМунайГаз» (КМГ) в таких же преступлениях. Претензии закручены вокруг развития дочерней структуры КМГ - АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз» (РД КМГ).

В целом вчерашний банкир не отступает от своей обычной линии «разоблачений»: иностранная угроза, махинации с активами, потери для государства. Однако сейчас этот поток обвинений - хороший повод проанализировать, что происходило с РД КМГ в последние несколько лет и как в реальности эти события сказались на национальном секторе нефтяной отрасли страны.

Лучше всего это сделать параллельно с изложением претензий Аблязова. Так мы сможем разобраться, где он намеренно искажает цифры, а где просто не понимает стратегию развития нефтяной отрасли, поскольку сам привык использовать активы совсем для других целей.

Кто тут главный

Самое впечатляющее заявление Аблязова - о том, что «на настоящий момент частным акционерам принадлежит 59,4 процента акций РД КМГ». Это подразумевает, что государство уже не контролирует компанию, не получает основную часть доходов от ее деятельности и в целом взрастило частного «монстра» под национальной крышей.

Однако реестр акционеров на 29 апреля 2010 года свидетельствует об обратном: частным акционерам принадлежит около 37 процентов размещенных простых акций РД КМГ, или менее 41 процента от общего объема размещенных ценных бумаг компании. Остальными долями, а это более 59 процентов от всех размещенных (простых и привилегированных) и 63 процента от всех размещенных голосующих акций, владеет «КазМунайГаз».

Он находится в стопроцентной собственности государства, и это значит, что цифра 59 процентов действительно существует, но она показатель участия в РД КМГ Казахстана, а не частных инвесторов, как утверждает Аблязов. И это сознательный подлог, а не нечаянная ошибка, ведь именно лозунг утраты государственного контроля над РД КМГ призван обеспечить бывшему банкиру нужный взгляд на процессы, происходящие с добывающей компанией в последние годы.

На мировой уровень

Главным из них было IPO, упрощенно говоря, размещение акций РД КМГ на Казахстанской и Лондонской фондовых биржах. Оно состоялось осенью 2006 года и дало следующие результаты: в ходе первичного публичного размещения глобальных депозитарных расписок (GDR) и обыкновенных акций компания привлекла 2,2 млрд долларов; собственниками акций РД КМГ стали тысячи казахстанцев, в том числе пенсионные и инвестиционные фонды, банки страны, работники компании, иностранные частные и юридические лица; компания получила самый высокий международный рейтинг корпоративного управления среди казахстанских предприятий.

Но во всем процессе выхода РД КМГ на международный уровень Аблязов увидел только то, что китайская China Investments Corporation купила акции «Разведки Добычи», и это «не было необходимо с точки зрения интересов Республики Казахстан». Между тем ценные бумаги были куплены не у страны или КМГ, а на фондовом рынке, где свободно торгуются порядка 37 процентов всех простых акций. И биржевая торговля подразумевает, что никто не может запретить или заставить дольщиков продать принадлежащие акции кому-либо.

Таков принцип фондового рынка, и выбор в пользу него дает все выгоды, которые получила РД КМГ при IPO, а отказ от привлечения средств инвесторов привел бы компанию к стагнации и рано или поздно к ликвидации.

Накачивая мышцы

Ведь главной причиной размещения GDR и обыкновенных акций было укрепление инвестиционных возможностей РД КМГ. Основные ресурсные активы компании - это месторождения предприятий «УзеньМунайГаз» и «ЭмбаМунайГаз». А они находятся на последней стадии разработки с падающим уровнем добычи.

Для того чтобы сдержать ее дальнейшее снижение, добиться роста производства, придать развитие национальному сектору нефтянки, были нужны и концентрация сил, и качественный рывок вперед. Первое обеспечило само создание РД КМГ в 2004 году, второе - выход на фондовый рынок и привлечение средств новых, миноритарных акционеров в 2006 году.

Добиться большого спроса, высокой цены акций и значительного притока наличности на фондовом рынке за счет старых месторождений Узеня и Эмбы было бы невозможно. Поэтому нефтяники разработали инвестиционную стратегию РД КМГ при проведении IPO. И ее частью стало объявление плана материнской «КазМунайГаз» продать РД КМГ свою 50-процентную долю в СП «Казгермунай» и 33 процента в компании «ПетроКазахстан Инк.», у которых потенциал производственного роста значительно выше, чем у «УзеньМунайГаз» и «ЭмбаМунайГаз». Причем доля в «Казгермунай» изначально приобреталась национальной компанией на деньги, привлеченные РД КМГ, с перспективой передачи актива «дочке».

Для того чтобы увеличить инвестиционную, ресурсную, производственную мощь «дочки», «КазМунайГаз» передал ей по рыночной цене ряд активов за последние несколько лет. И вот результат: если до осуществления стратегии инвестиционного развития РД КМГ добыла в 2005 году 9,3 млн т нефти, то в 2009 году - с учетом всех своих долей и активов этот показатель вырос до 11,5 млн т и вырастет до 13,5 млн в 2010-м. Ресурсная база компании за эти же пять лет увеличилась с 200 до 300 млн т. Эти цифры красноречиво показывают, насколько сильнее стала «дочка» КМГ.

 

Кому это выгодно

Плата за это усиление не была чрезмерной для национального сектора нефтянки. Например, когда РД КМГ выкупала 50-процентную долю участия в CITIC Canada Petroleum Limited (проект «Каражанбас»), то продавец - китайская CITIC Group - взял с нее ровно половину собственной суммы, уплаченной бывшим владельцам компании Nations Energy, собственника АО «Каражанбасмунай». И из этих 932 млн долларов РД КМГ выплатила китайцам 150 млн долларов за счет собственных средств, а остальные 782 млн долларов профинансировала благодаря займу CITIC Group, без регресса на свои активы. У CITIC также нет права взыскивать в течение пяти с половиной лет залог казахстанцев в виде части акций.

В июле 2006 года иностранные акционеры продали КМГ за 1 млрд долларов свою 50-процентную долю в ТОО СП «Казгермунай». Аблязов утверждает, что спустя год «КазМунайГаз» реализовал этот актив РД КМГ за 969 млн долларов, то есть действуя в ущерб государственным интересам и в угоду акционерной «дочке». Однако на самом деле актив был продан с более чем стомиллионной премией для КМГ, то есть за 1,073 млрд долларов. Часть суммы была выплачена путем распределения дивидендов до закрытия сделки, остаток - обычным платежом. Не менее рационально КМГ подошел к проекту передачи своей дочерней компании 33 процентов «ПетроКазахстан Инк.». КМГ получил актив в 2006 году, а передал в 2009 году, когда дивиденды по акциям стали снижаться.

В сумме эти примеры показывают, что стратегия развития национального нефтяного сектора тщательно взвешивает и соблюдает баланс интересов как государственной части в лице «КазМунайГаз», так и акционерной в лице РД КМГ. То есть материнская компания последовательно усиливает мощь РД КМГ, но делает это отстаивая собственно государственные выгоды. В частности, поэтому «Разведка Добыча» превратилась в крупного нефтяного оператора на суше без каких-либо бюджетных вливаний.

Само же структурирование национального сектора нефтянки на государственную КМГ и государственно-частную РД КМГ было обусловлено следующими причинами. КМГ прямо участвует и собирается расширять участие в проектах, имеющих стратегическое значение для страны. Это освоение Кашагана, всего шельфа Каспия, разработка гигантских по запасам месторождений Тенгиза и Карачаганака. То есть компания представляет государство в проектах огромной стоимости и важности, для которых нужно, с одной стороны, обеспечить инвестиционные обязательства, а с другой - не допустить уменьшения политического влияния.

Решению этой стратегической задачи помогает развитие РД КМГ. За счет продажи акций частным инвесторам и передачи компании новых нефтяных активов ее инвестиционные и доходные возможности многократно возросли по сравнению с 2004 годом. Мощь «дочки» облегчает материнской компании привлечение кредитов и обеспечивает дивиденды от ее акций для выполнения обязательств и планов по мегапроектам. Но при этом частные миноритарные акционеры РД КМГ никак не влияют на политику и деятельность «КазМунайГаза», потому что не являются ее дольщиками.

Аблязов не понимает

Эта стратегия развития национального сектора не выглядит запутанной или непрозрачной, но Мухтар Аблязов видит в ее цифрах и действиях только махинации с участием столь нелюбимых ему китайских компаний и передачу иностранцам природных богатств. Однако китайский фактор в совместных операциях КМГ по приобретению активов объясняется просто. Казахстан разрешал восточноазиатским инвесторам покупку нефтяных предприятий у других иностранных инвесторов в обмен на то, что они будут передавать часть акций государственной компании или ее аффилированным структурам. Этот процесс как раз свидетельствует о возвращении природных ресурсов под национальный контроль, а не о его утрате.

Как уже ясно, не являются и передачей под частный контроль продажа и передача КМГ своей «дочке» РД КМГ части полученных активов. Ведь, вопреки утверждениям Аблязова, более половины акций РД КМГ принадлежит «КазМунайГаз», то есть государству, а не миноритарным дольщикам.

Тем не менее аблязовское понимание процессов в нефтяной отрасли Казахстана неудивительно. Григорий Марченко, председатель Национального банка страны, в недавнем интервью российским «Ведомостям» исчерпывающе рассказал, как бывший глава БТА Банка обходился со своими активами. Его операции с ними были схемами по выведению акционерного капитала банка в проекты, принадлежащие лично Аблязову. Поэтому другой смысл операций с активами, независимо, в финансовой или нефтяной отрасли, Мухтар Аблязов попросту не улавливает. В его понимании они не могут быть полезными для экономики и страны, поскольку совершаются не для их развития, а для личного обогащения.

Но недавний кризис четко отделил успешный и правильный бизнес от высокобюджетного мошенничества. Государство было вынуждено спасать обворованный Аблязовым БТА Банк, а нефтяная отрасль своими доходами помогла государству сохранить национальную экономику.

Жаркын ТЕМИРБАЙ, Астана


Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?