Дно кризиса банковская система уже прошла, считают в международном рейтинговом агентстве Standard & Poor's

Автор: Сергей ЗЕЛЕПУХИН

Дно кризиса банковская система уже прошла, считают в международном рейтинговом агентстве Standard & Poor's. Однако восстановление банковского сектора будет болезненным и длительным. Для достижения докризисного уровня развития, по мнению аналитиков, казахстанским банкам необходимо от трех до пяти лет. И это при условии сохранения положительных тенденций в экономике.

Ситуация в банковском секторе продолжает оставаться напряженной, несмотря на разрешение вопроса о реструктуризации задолженности «Альянс Банка», БТА и «Темірбанка». Всему виной высокий уровень плохих займов, который остается камнем преткновением для увеличения кредитования банками экономики и улучшения рейтингов финансовых институтов.

Дать оценку текущей ситуации в банковском секторе и рассказать об основных рисках отечественных банков мы попросили директора группы «Финансовые институты» парижского офиса Standard & Poor's Екатерину Трофимову.

Пик пройден, но риски остались

- Екатерина Владимировна, как вы оцениваете ситуацию в казахстанском банковском секторе на сегодняшний день? Насколько успешно правительству, Нацбанку и АФН удалось справиться с проблемами, вызванными кризисом?

- Усилиями правительства, Нацбанка и АФН, а также самих банков действительно удалось загасить наиболее болезненные проявления кризиса и преодолеть наиболее болезненный этап в его развитии. Риски ликвидности в значительной степени снизились, что уменьшило остроту проблем в банковском секторе. Но более глубинные и сложные проблемы во многом не решены, особенно в отношении качества активов. На решение этой проблемы необходимо больше времени и больше сил.

- Решение вопроса реструктуризации задолженности «Альянса», «Темірбанка» и БТА оставило главные трудности в банковском секторе в прошлом?

- Окончание реструктуризации проблемных банков стало переломным моментом в развитии банковской системы, но не гарантией ее процветания. Остается очень много неопределенности в корпоративном бизнесе и в макроэкономической ситуации в целом, что, безусловно, довлеет над всем банковским рынком.

2011 год обещает быть более позитивным по сравнению с текущим периодом, но мы все-таки не ожидаем активного оживления банковского рынка по крайней мере до второй половины следующего года. Хотя этот прогноз мы, возможно, пересмотрим в зависимости от динамики внутренней и внешней конъюнктуры, которая остается очень волатильной.

Беспрецедентность текущего кризиса, кроме прочего, заключается и в том, что выход из него будет болезненным и затяжным. В мире в целом проблема качества активов еще не разрешена, причем долги продолжают нарастать, особенно среди суверенных заемщиков, что только затягивает решение проблемы.

- Сколько времени понадобится казахстанским банкам для решения проблемы с качеством активов?

- По нашим оценкам, для восстановления активов к докризисному уровню потребуется от трех до пяти лет при условии сохранения текущих позитивных макроэкономических тенденций. Рост ВВП Казахстана в последние месяцы вселяет определенный оптимизм, но мы понимаем, что он не является отражением общей ситуации в экономике. При этом надо иметь в виду, что кредитование реального сектора всегда восстанавливается с некоторым лагом по отношению с ситуацией с заемщиками. И мы ожидаем перелома в решении проблемы с качеством активов не ранее 2011 года.

- Какие главные риски для нашей банковской системы остаются на сегодняшний день?

- Главным риском остается качество кредитного портфеля. Другой риск связан с неопределенностью дальнейшей модели развития банковского бизнеса. И если уже понятны некоторые ориентиры, в частности необходимость развития внутреннего фондирования, совершенствование риск-менеджмента и системы корпоративного управления, то пока еще не понятно, как это воплощать в жизнь. И важно понимать, что модернизация и оздоровление банковского бизнеса невозможны без модернизации реального сектора, поскольку его состояние является зеркальным отражением ситуации в экономике, причем не в лучшей ее части.

Казахстанские банки исторически работают с несырьевыми секторами в экономике и в основном концентрируются на средних и мелких компаниях, а также розничных клиентах, кредитное качество которых значительно отстает от крупнейших нефтяных и горнодобывающих компаний. Поэтому в отношении нового этапа развития наш прогноз сдержанный. И, к сожалению, риски возникновения новых перекосов в системе все еще очень высоки — не столько из-за недостатка каких-то нормативных изменений, сколько из-за недостатка изменений в практике ведения бизнеса в экономике в целом, диверсификации и качестве клиентов, с которыми работают банки.

Три варианта развития

- Какие уроки должны извлечь банки из этого кризиса?

- Кризис показал, что банковский сектор не может быть локомотивом модернизации экономики. Часто ошибочно считается, что первопричина проблем в банковском бизнесе — в пассивах, в ресурсной базе. С нашей же точки зрения, зависимость от иностранных ресурсов лишь спровоцировала острую фазу кризиса, первопричиной которого стало недостаточное качество активов и их уязвимость.

Ошибочно было бы считать, что кризис однозначно доказывает зло иностранных заимствований, поскольку нет идеальных ресурсов для банков. Все заемные ресурсы надо возвращать, но именно в их возвратности и кроется опасность. Единственная возможность для банковских институтов стабилизировать свою ресурсную базу — это максимальная ее диверсификация. Но если расплачиваться по обязательствам в принципе нечем, то уже не важно — иностранные это были ресурсы или внутренние вклады.

Поэтому очень важно, чтобы усилия на дальнейшем этапе развития банковского бизнеса были сосредоточены именно на улучшении качества активов, поскольку решение проблем пассивов без решения проблем активов не сможет изменить качественно ситуацию.

- И как это можно сделать?

- Есть всего три варианта дальнейшего развития банков в этом направлении. Во‑первых, они могут очень консервативно подбирать клиентов в рамках той модели бизнеса, которая существовала ранее, и это будет сопряжено с очень низкими темпами роста банковского сектора и кредитования экономики.

Во‑вторых, если все-таки произойдет чудо: экономика начнет модернизироваться, повысится качество кредитного и финансового управления, а также увеличится уровень конкуренции, тогда новый рост, возможно, будет достаточно высоким и качественным.

И в‑третьих, это возврат к прежней модели, когда фактически будет происходить постепенный рост кредитования старых заемщиков. В этом случае мы со временем вернемся к той же проблеме, хотя триггером на том этапе могут быть не иностранные заимствования, которые по итогам нынешнего кризиса сократятся, а внутренние проблемы — например, паника и отток вкладов либо в одном банке, либо в целом из системы. И опять возникнут проблемы возвращения этих средств, потому что качество активов останется недостаточным.

С нашей точки зрения, вопрос качества активов является ключевым. На этапе роста в докризисный период это показатель с формальной точки зрения был на сравнительно высоком уровне. Однако этот бурный рост давал неправильное представление о реальном качестве активов.Поэтому сейчас полезно вспомнить, какими неправдоподобными выглядели в то время наши прогнозы по возможному ухудшению кредитного портфеля в случае кризиса — свою справедливость они подтвердили на практике.

Я уверена, что без структурных изменений в экономике, даже если удастся сбалансировать структуру ресурсов, к сожалению, очень вероятно повторение серьезных проблем в банковском бизнесе, которые будут связаны именно с качеством активов. Хорошим примером может служить Украина, где иностранные заимствования в разы меньше, чем в Казахстане, и банковская система оказалась в очень тяжелой ситуации именно из-за ухудшения качества активов, несмотря на очень хорошие формальные показатели сбалансированности внутренних резервов.

- Какую долю, по оценкам S&P, занимают проблемные займы в ссудном портфеле казахстанских банков?

- Проблемные кредиты с учетом реструктурированных займов мы оцениваем в диапазоне от 40 до 50%. Но это не означает, что все они являются безнадежными. Они разнятся по степени проблемности. Среди них лишь 15 или 20% займов мы считаем особо проблемными, которые могут привести к реальным потерям для банков в среднесрочной перспективе.

Кроме того, мы наблюдаем определенные признаки стабилизации плохих займов. И если сохранятся текущие макроэкономические тенденции, то мы не видим серьезных предпосылок для какого-либо серьезного роста этого показателя.

По уровню проблемных кредитов казахстанский банковский сектор лишь ненамного выше российской банковской системы, которая в меньшей степени пострадала, чем местные банки, и ниже, чем в Украине, где проблемные займы достигли 60%.

- А у каких банков уровень необслуживаемых займов наиболее высокий?

- У банков, объявивших дефолт и попавших под реструктуризацию. Но мы обращаем внимание на очень резкие расхождения в подходах к оценке проблемных активов у банков, попавших под реструктуризацию и прошедших жесткий аудит со стороны АФН, и банков, не попавших под эту процедуру. У первых подходы значительно более жесткие, что ставит под вопрос адекватность признания проблемных кредитов у вторых.

На данный момент мы считаем, что в банковской системе в целом, и особенно у банков, не допустивших дефолт, все-таки реальная проблемная задолженность официально признана не полностью. Но эта проблема в значительной степени нивелируется значительными объемами резервов, накопленных в системе, которые являются одними из самых высоких в мире и должны позволить снизить уязвимость банков на период их восстановления к докризисным показателям.

Российские банки уходят в отрыв

Российские банки выходят из кризиса быстрее, чем казахстанские, заметила в интервью «Республике» Екатерина Трофимова и объяснила, почему.

- Не понадобятся ли банкам дополнительное создание резервов и докапитализация?

- Есть значительно недорезервированные банки, но это единичные случаи, которые не способны оказать какого-либо системного влияния. В конце 2009 года мы проводили сресс-тестирование казахстанских банков. По его результатам пришли к выводу, что, если исключить банки, не допустившие дефолт, потребности в рекапитализации и, следовательно, недостаток резервов на системном уровне незначителен.

То есть, по нашему мнению, уровень капитализации и резервирования в текущей ситуации и для текущих макро- и микроэкономических показателей достаточен и должен покрыть возможные потери, хотя в отдельных случаях капитал действительно необходим. Но они не столь принципиальные, чтобы повлиять на систему в целом. Однако текущий уровень капитализации и резервирования совершенно недостаточен для продолжения роста и в случае, если вдруг произойдут какие-нибудь непредвиденные шоки.

- А как сильно проблемные кредиты влияют на кредитоспособность?

- Большая проблемная задолженность — это тяжелый багаж и тяжелое бремя, которое очень сильно отягощает и коммерческую динамику банков, и финансовые показатели, и, конечно же, оказывает давление и на кредитоспособность и на кредитные рейтинги банков. На данный момент сохраняется «негативный» прогноз по большинству казахстанских банков, но в последнее время мы практически не наблюдали снижения рейтингов. Казахстанские банки сейчас рейтингуются на уровнях, близких к российским, учитывая то, что банковская система России будет выходить из кризиса с некоторым опережением.

- То есть казахстанская банковская система в масштабах СНГ уступила пальму первенства российской?

- Сейчас очень рано говорить о том, кто будет новым лидером в банковской сфере на пространстве СНГ. Но объективно стоит признать, что российские банки выходят из кризиса быстрее, в частности из-за более быстрой и массированной поддержки государства во время кризиса.

Для примера скажу, что дефолты в российской банковской системе были минимальны и не превысили 1% совокупных банковских активов, что в разы меньше, чем в Казахстане. Но это еще не означает, что именно российские банки станут лидерами с качественной точки зрения. Это будет определяться тем, насколько качественный фундамент окажется заложен на данном этапе развития с точки зрения регулирования, надзора и дальнейшего реформирования реального сектора экономики.

Российские банки тоже сталкиваются с проблемой качества активов. Однако качество среднего корпоративного заемщика в России, по нашим наблюдениям, при прочих равных условиях все-таки несколько выше, чем среднего заемщика в Казахстане. И это очень важное преимущество российских банков по сравнению с казахстанскими.

- Если первопричина кризиса кроется в качестве активов, а не в структуре фондирования, насколько оправдано требование регулятора, чтобы внешние займы в пассивах банков занимали не более 30%?

- Доминирование какого-либо одного ресурса в источниках фондирования достаточно опасно, и ограничение иностранных заимствований представляется оправданным. С другой стороны, для нас не совсем ясно, какие внешние заимствования будут включены в эти 30%, поэтому еще рано оценивать эффективность ограничения внешних займов со стороны регулятора.

Прогнозы от S&P

В 2011 году мы ожидаем начала более устойчивого восстановления качества активов, сказала аналитик, но в ближайшие. восемь-двенадцать месяцев в банковской системе, скорее всего, будут доминировать стагнационные процессы. Хотя показатели прибыли по банковской системе будут демонстрировать позитивные изменения, но не будут свидетельствовать о каких-то глубинных улучшениях в секторе, а, скорее всего, будут связаны со снижением создания дополнительных или уже созданных резервов. То есть динамика по резервам будет основным трендом.


13 августа 2010, 14:58
Источник, интернет-ресурс: Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript