В зоне kz аудиторы «большой четверки» стали чем-то вроде «священной коровы»?

Почему? На этот вопрос мы попросили ответить директора департамента методологии, бухгалтерского учета и аудита Министерства финансов РК Армана Тулеуова.

Арман Тулеуов - профессиональный юрист и аудитор, который в течение ряда лет возглавлял аудиторскую компанию «Казахконсалтинг», с 2008 года состоял в совете Палаты аудиторов РК, в том же 2008-м был избран председателем этого совета. В феврале 2010-го перешел на работу в Министерство финансов РК.

-Почему во всем мире бушуют скандалы, связанные с деятельностью аудиторов «большой четверки», а в Казахстане работа этих аудиторских компаний вызывает лишь радостную эйфорию? Почему мы замалчиваем подобные факты?

-Потому что, во-первых, такое количество скандалов, о которых вы говорите, неадекватно нашему рынку, а во-вторых, на Западе существует вековая юридическая практика, что позволяет доводить такие скандалы до кульминации, то есть до суда. И, в-третьих, я все-таки думаю, что качество аудиторских услуг, которые предоставляют компании «большой четверки», достаточно высокое. Это компании с огромным опытом работы. Да, сбои случаются и у них, но это обстоятельство справедливо для любой системы - это аудиторский риск, который изначально закладывается в аудиторскую деятельность. Поэтому существует страхование подобных рисков, есть оно и в Казахстане.

- За услуги «большой четверки» Казахстан платит баснословные деньги. Удовлетворительно ли для нашего рынка соотношение «цена-качество»?

- Давайте поговорим сначала о суммах, о гонорарах. Мы собираем определенную информацию о том, какие суммы характерны для «большой четверки» в Казахстане, какие доходы имеют эти компании. Есть также мировые рейтинги, куда входят не только компании «большой четверки», но и крупные аудиторские сети. Учитывая все это, скажу, что Казахстан находится в рамках мировой тенденции, то есть у нас на рынке соотношение долей компаний «большой четверки» и местных компаний соблюдено. Да, для Казахстана, вполне возможно, те гонорары, которые платят компаниям «большой четверки», огромны. Но, с другой стороны, посмотрите, кому нужен аудит, оказываемый ими? Тем компаниям, которые выходят на международный рынок, на рынки заимствования - то есть тем, для кого важно, чтобы к их компаниям, к их финансовой отчетности было высокое доверие. Те же компании, которые работают в пределах Казахстана, обходятся услугами местных аудиторских компаний.

-Известно, что компания Ernst&Young является аудитором ФНБ «Самрук-Казына». Зачем фонду такой дорогой аудитор?

- Я же вам только что все объяснил.

- Да, действительно, но ваши объяснения более логичны для аудита «дочерних организаций» фонда. А зачем такой дорогой аудитор нужен самой администрации «Самрук-Казына»?

- Если мы говорим о доверии, скажем, к компании «КазМунайГаз», то вполне естественны вопросы о том, где аудируется данная компания и кто ею управляет. Поскольку «Самрук-Казына» является собственником, управляющим данной компанией, то доверие к самой компании во многом зависит от доверия к собственнику. И я считаю вполне адекватным, что аудитором фонда «Самрук-Казына» является компания, входящая в «большую четверку».

- Если говорить о ценах на аудит, то одинаковы ли они у компаний «большой четверки»?

- Раскладку по расценкам я дать не могу, вам лучше обратиться в представительства компаний «большой четверки» в Казахстане. Но, в принципе, для оказания подобного рода услуг характерна почасовая оплата, и эти расценки находятся в одном диапазоне.

- Существует ли какая-либо система контроля за деятельностью аудиторских компаний?

- Сама по себе аудиторская деятельность подразумевает постоянный внутренний контроль. Это и международные стандарты аудита, и законодательство об аудиторской деятельности. Существуют также профессиональные организации, на данный момент их в Казахстане две. Любая аудиторская компания, работающая в нашей стране, должна быть членом этих организаций. Соответственно, это еще один уровень контроля. Если мы говорим о компаниях «большой четверки» или компаниях, входящих в международные ассоциации аудиторских организаций, то подразумеваем дополнительный внутренний контроль за качеством предоставления услуг. Ну и, естественно, мы, согласно законодательству РК, уполномочены проводить контроль деятельности аудиторских компаний. В соответствии с изменением законодательства об аудиторской деятельности ужесточена ответственность аудиторов. Это и отзыв лицензии, и лишение квалификационного свидетельства аудитора. Руководители аудиторских компаний, у которых отозвана лицензия, не имеют права в течение определенного срока занимать руководящие позиции в аудиторской компании. Также, замечу, существуют штрафы. То есть, серьезные рычаги контроля за деятельностью аудиторских компаний есть.

- И какова же процедура контроля?

- Чаще всего, это поступление жалобы… Но мы бы не хотели, чтобы дополнительный контроль еще больше удорожил стоимость аудита. Потому мы вмешиваемся только на основании жалобы с конкретным указанием фактов.

- Как часто к вам поступают жалобы?

- Жалобы поступают, но нечасто.

- По вашему опыту в отношении какой-либо аудиторской компании были задействованы все эти рычаги?

- Очень часто профессиональные организации сами решают большинство проблем. А те меры наказания, о которых я говорил, применяются только через суд.

- То есть Министерство финансов по поступившим фактам проводит проверку, и если факты подтверждаются, оно обращается в суд?

- Не министерство, а Комитет финансового контроля. Также полномочиями возбудить административное преследование обладает АФН.

- Но вернемся к деятельности аудиторов. Как вы считаете, могла ли компания Ernst&Young, аудировавшая «БТА Банк», не заметить, как из банка группой Аблязова выводятся за рубеж миллионы долларов?

- Мое мнение таково: если бы такие факты были обнаружены аудиторами, то они бы действовали в соответствии со стандартами, с этикой, что подразумевает соответствующую реакцию. Я не думаю, что было иначе. Если такие факты не были обнаружены регуляторами, которые осуществляют постоянный контроль и которые получают более подробную информацию о финансовом состоянии банка, то можно сделать вывод, что схема увода активов банка была достаточно сложной.

- Тогда возникает другой вопрос: почему ваш комитет, имеющий полномочия проводить проверку и осуществлять контроль аудиторской деятельности, не решил проверить, была ли у аудитора в лице компании Ernst&Young возможность предотвратить вывод активов из «БТА Банка»? Тем более что в США в отношении этой аудиторской компании было возбуждено уголовное дело по фактам мошенничества и сокрытия реальных документов.

- Не знаю, в курсе вы или нет, но согласно статистике, в США каждый врач имеет в среднем два уголовных преследования в год. Америка - страна юристов, и количество уголовных и судебных преследований там не сравнить с Казахстаном. В эпоху финансового кризиса все стали искать виновных в тех или иных проблемах. Возможно, где-то в каких-то компаниях и имели место махинации, но большая часть компаний пострадала по объективным причинам. Активы компаний уменьшаются в разы, компании банкротятся, и предъявлять претензии просто некому. Наверное, только аудитору. Поэтому на Западе аудиторы и подвержены судебным преследованиям. Это нормальная практика, и я не вижу здесь серьезных проблем. Если у нас есть пострадавшие, то почему они не обращаются в суды? Используйте передовую западную технологию решения своих проблем, у вас есть такое право…

- Но, согласитесь, не может не настораживать тот факт, что после вхождения государства в капитал «БТА Банка» управляющим директором ФНБ «Самрук-Казына» Кайратом Айтекеновым было издано распоряжение о смене аудитора, но Ernst&Young по-прежнему продолжает аудировать банк…

- Объясняю. Дело в том, что, например, на Западе, смена аудитора является для рынка достаточно серьезным сигналом о возможных неладах в компании. Я думаю, что было принято решение оставить аудитора для того, чтобы не усугубить положение еще больше. У нас в Казахстане не развит на достаточном уровне рынок ценных бумаг. И, соответственно, не получил своего развития рынок аудита. Он на сегодняшний день достаточно ограничен. Но это все-таки рынок. И ему присущи определенные правила игры: кто-то выигрывает, кто-то проигрывает, одна компания взлетает, другая банкротится. И это нормальный процесс. Что же касается аудиторов, то для них важны репутационные риски, и они стараются. С таким же успехом вы можете гоняться за рейтинговыми компаниями. Они присваивали рейтинги «положительный», «стабильный», так их тоже тогда нужно обвинять… Мне бы не хотелось, чтобы общество нашло крайнего в лице аудиторских компаний.

- А какова доля рынка «большой четверки» в Казахстане?

- Около 70 процентов. Емкость рынка - около 12 миллиардов тенге.

- Какова доля рынка у компании Ernst& Young?

- Я такой информацией не владею.

- Складывается такое впечатление, что Ernst& Young монополизировала рынок аудиторских услуг в Казахстане. Это так?

- Нет, не так. В этом я могу вас заверить.

Алмагуль ОЛЖАС


6 января 2011, 10:37
Источник, интернет-ресурс: Газеты «Central Asia Monitor»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript
Загрузка комментариев...
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код