Соотношение частного и публичного в праве

Доцент КазНУ им

Соотношение частного
и публичного в праве

Доцент КазНУ им. Аль-Фараби Г.Б. Испаева обратилась к наиболее обсуждаемой теме в современной юридической литературе - разграничение права на частное и публичное.

Соотношение частного


и публичного в праве

 

Доцент КазНУ им. Аль-Фараби Г.Б. Испаева обратилась к наиболее обсуждаемой теме в современной юридической литературе - разграничение права на частное и публичное.

 

Значение данного разграничения характеризуется О.Н.Садиковым следующим образом: «Деление права на публичное и частное, не исключающее использования в каждой из этих сфер методов регулирования другой правовой сферы, позволяет правильно оценить и понять главные задачи и общие особенности современного правового механизма, а также способствует решению многих общих юридических проблем, возникающих как при разработке законодательства, так и в правоприменительной деятельности».[1] История данного вопроса восходит к римскому праву. Как указывает И.Б.Новицкий: «Публичное право, говорит Ульпиан, это — то право, которое “Ad statum rei Pomanae spectat” (т.е. относится к положению римского государства), а частное право относится “ad singularim utilitatim” (т.е. касается выгоды, интересов отдельных лиц). Таким образом, Ульпиан ограничивает область частного права по характеру интересов, защищаемых правом, противопоставляя публичные интересы, интересы всего общества, интересам отдельных лиц”[2] Как отмечает И.А. Покровский: «Термин «гражданское», или «частное» право известен с очень давних времен. Уже древние римские юристы оперируют с эти термином, расчленяя всю обширную область права на две большие сферы - сферу права публичного (jus publicum) и сферу права частного или гражданского (jus privatum). С той поры это деление является прочным достоянием юридической мысли, составляя непременный базис научной и практической классификации правовых явлений».[3] Как отмечает Д.И. Мейер «Обыкновенно считают гражданское право (jus civile) наукой о правах и обязанностях, определяющих отношения граждан между собой в качестве частных лиц, почему и гражданское право иногда называют также частным правом (jus privatum). Но такое определение недостаточно»[4] В этой связи, в науке права были предложены различные теории, позволяющие разграничить право частное от права публичного. Наличие различных подходов отмечает И.А. Покровский: «Одни из мыслителей пытались указать или иной материальный критерий, пологая, что различие между правом публичным и частным кроется в самой материи, в самом содержании регулируемых отношений» и в этой связи «единственно теоретической правильной сферой гражданского права является сфера отношений имущественных. Другие напротив, усматривали критерий различия в стороне формальной, т.е. в способе судебной защиты».[5] Сам И.А. Покровский предлагает в качестве критерия - метод регулирования соответствующих отношений. В частности, «если публичное право есть система юридической централизации отношений, то гражданское право наоборот, есть система юридической децентрализации».[6] Обстоятельный анализ теорий как европейских, так и русских ученых дает Черепахин Б.Б. «Несмотря на многообразие и пестроту различных теорий, попытки отыскания подобного критерия, допускают сведения их к нескольким основным направлениям,. Представители первой группы теорий при отыскании разграничения частного и публичного права исходят из самого содержания регулируемых отношений. Выставляется таким образом, материальный критерий разграничения. Другие смотрят на самый способ, прием регулирования или построения тех или иных правоотношений, на то, как регулируют те или иные нормы, как строится то или иное правоотношение. В основу разделения кладется формальный критерий»[7] «Представителей материального критерия разграничения частного и публичного права можно, в свою очередь разбить на две группы». Одни из них - за основу принимают понятие интереса. «Ее придерживались еще Аристотель и Демосфен. Из представителей этой группы, непосредственных последователей Ульпиана, можно отметить К.Ф.Фон Савиньи, Аренса, Меркеля, очасти Дернбурга, а среди русских ученых - Шершеневича. Другая группа сторонников материального критерия ставит вопрос, какие интересы защищают те или иные нормы права - имущественные или личные».[8] «Сторонники формального критерия разграничения частного и публичного права придерживаются также весьма существенно друг от друга отличающихся точек зрения, которые могут, однако, быть сведены к трем основным направлениям». Часть из них отталкиваются при этом от характера защиты нарушенного права (Иеринг), другие - от положения субъектов в правоотношении. «Этим путем разрешают вопрос о разграничении публичного и частного права Эннекцерус, Гирке, Регельсбергер, Козак, Бидман, Кромэ, Бирлинг и Леген, среди русских ученых - Е.Трубецкой, Михайловский, Кокошкин, Тарановский»[9]. Третьи - в методе регулирования данных отношений. «К данной теории положения субъекта в правоотношения «весьма близко примыкает теория централизации и децентрализации. К этой последней следует отнести Рудольфа Штаммлера, наметившего некоторые основные положения этой теории и, затем, проф. Петражицкого и И.А.Покровского».[10] Так, в частности, И.А. Покровский отмечает, что «если публичное право есть система юридической централизации отношений, то гражданское право наоборот, есть система юридической децентрализации»[11] «Действительно, две разобранные теории - теория положения субъекта в правоотношении и теория централизации и децентрализации - представляет собой, в общем и целом, одно и то же решение вопроса о критерии разграничения частного и публичного права, лишь в двух различных плоскостях, с двух различных сторон. Первая теория - в плоскости субъективного права и правоотношения, вторая - в плоскости объективного права».[12] Вывод автора: «Таким образом, в основу разделения права на частное и публичное должен быть положен формальный критерий разграничения. Это разграничение должно проводиться в зависимости от способа построения и регулирования юридических отношений присущего системе частного и системе публичного права.

Частноправовое отношение построено на началах координации субъектов, частное право предоставляет собой систему децентрализованного регулирования жизненных отношений.

Публично-правовое отношение построено на началах субординации субъектов, публичное право представляет собой систему централизованного регулирования жизненных отношений».[13] Позиция, отрицающая необходимость такого разграничения, связана прежде всего с именем французского ученого Л. Дюги. Его взгляды даны И.А. Покровским следующим образом: «Весь нынешний строй, говорит Дюги, покоится на двух основных понятиях: понятии власти государства (imperium) и понятии субъективного права отдельных лиц (dominium). Но оба эти понятия отжили свой век. Ни общество, ни индивиды не имеют прав. Но всякий индивид имеет в обществе известную функцию, которую он должен выполнить» Как отмечает Покровский: «Едва ли современное этическое сознание примирится с тезисом, что человек не цель, а средство, что оно только колесо в огромной машине, имеющее право на существование лишь постольку, поскольку оно крутится в интересах этой безличной машины»[14] Большое место уделено данной проблеме в работе Ю.А. Тихомирова. В итоге проделанного обстоятельного анализа взглядов европейских и, прежде всего русских ученых, автор приходит к следующему выводу: «Попытки найти основание для различения частного и публичного права в различении содержания отношений оказываются неудачными. Да и вообще различие интересов, составляющих содержание юридических отношений, следует признать непригодным для обоснования классификации правоотношений. Так как юридическая норма определяет не самые интересы, а только разграничение фактически существующих, то и основное значение для различия юридических отношений не то, какие в них интересы разграничиваются, а то, как они разграничиваются. Невозможность найти в содержание юридических отношений основания для различения частного и публичного права подтверждается еще и тем, что история права представляет нам примеры того, как одни и те же по своему содержанию отношения получили как частно-правовую, так и публично-правовую форму»[15] Акцент автора на то, как разграничиваются юридические отношения, но не то, какие интересы в них проявляются, также указывает на его приверженность формальной теории. В советской теории права, как правило, данное разделение отвергалось. Например, В.Ф.Яковлев[16] Редким исключение стало положение, выдвинутое Явичем Л.С., который одним из первых в советской доктрине предлагает в качестве главного критерия наличие горизонтальных или вертикальных отношений. «Можно утверждать, что правовым системам свойственно подразделение на две большие области, одна из которых включает отрасли права, которые опосредуют по преимуществу горизонтальные отношения (имущественные, семейные, трудовые), другая - содержит отрасли, регулирующие вертикальные отношения (отношения власти, организационно-управленческие, уголовные, процессуальные). Не случайно, юридическая наука оперирует понятием горизонтальных и вертикальных отношений, отражая тем самым значение подобной классификации общественных отношений для методов правового регулирования»[17] «Отношения координации, равного положения сторон предполагают комплекс средств (методов) регулирования, характеризуемых диспозитивностью. Отношения субординации, власти-подчинения могут опосредоваться совокупностью таких способов воздействия (методов) для которых свойственна императивность».[18] В данном случае, также подчеркивается формальный критерий. О.С.Иоффе подчеркивает политэкономический аспект понятия «частное право»: «Переходя об общих рассуждений к частному праву, начнем с общепризнанного для него тезиса: частное право покоится на товарном производстве и товарном обращении. Там, где их нет, отсутствует и частное право. Небезынтересно, что каждый тип общества имеет свою правовую систему. Но частное право сопутствует всем этим эпохам в ограниченном или полномасштабном объеме. Почему? Потому что в каждой из них в определенной или в полной мере имеется товарное производство. А чтобы вещи относились друг к другу как товары, указывал Маркс, их обладатели должны относиться друг к другу как лица. В этом и заключается т.н. товарное равенство. Оно носит частный характер как производное от частнотоварных отношений и служит вторым наименованием гражданского права, регулирующего свой предмет на началах равенства»[19].

Формальный критерий разграничения получила широкую поддержку в современной российской и казахстанской цивилистике. Взгляды Покровского И.А. и Черепахина Б.Б. были поддержаны и продолжены С.С.Алексеевым. Как отмечает С.С.Алексеев: «Итак, две стороны права. Первая сторона - публично-правовая. Вторая сторона - частноправовая». «Они - не конкретные отрасли, а скорее сферы регулирования, в одной из которых (публичное право) доминируют начала децентрализации, власти-подчинения, в другой (частное право) - начала децентрализации, юридического равенства, возможность субъектов самим, своей волей определять условия своего поведения». Как далее пишет автор: «В то же время надо видеть, что публичное и частное право в тех или иных пропорциях и в различном виде проявляются в различных отраслях права»[20] Формальный критерий в трактовке И.А.Покровского разделяется и автором: «Таким образом, публичное право- это сфера властных отношений Частное право - это область, где стороны равноправны».[21]

Тематика частного права подробно и полно представлена в работах праву двух ведущих российских ученых - цивилистов Е.А. Суханова и Яковлева В.Ф. В частности, как отмечает Е.А.Суханов: «Сохраняется в общем деление права на частное и публичное. Их различие покоится на принципиальном различии частных и публичных интересов, легших в основу их первоначальной дифференциации». «Нормальный правопорядок должен основываться на существовании и различии частноправового и публично-правового регулирования. Гражданское, или частное право ((jus civile) со времен Древнего Рима как раз и отражает частноправовую сферу с присущими ей началами юридического равенства и самостоятельности участников, неприкосновенности их частной собственности, свободы договора, независимой судебной защиты нарушенных прав и интересов»[22] «В конце концов стало очевидным, что это различие заключается в характере и способах воздействия права на регулируемые отношения, обусловленного самой природой последних»[23] Признает необходимым данное разделение и В.Ф.Яковлев: «Основным делением в праве, в том числе в праве российском, является деление его на частное и публичное. Как известно, в теории права существуют различные представления относительно того, что лежит в основе деления права на публичное и частное…В первую очередь, существование основного подразделения в праве связывается с наличием в обществе частным и публичных интересов. Частное право, исходя из этого, обеспечивает права отдельного лица, наделяя каждого из них правовыми средствами реализации их частных потребностей и интересов. Напротив, публичное право содержит в себе правовые возможности признания и осуществления прав всех граждан общества, т.е. публичных интересов. При этом под публичным интересом понимаются не столько интересы государства, сколько совокупные интересы граждан данного государства. Государство же должно выступить в качестве выразителя публичных интересов и представлять интересы общества в целом»[24] «Далее, публичное и частное право различают по субъектам и характеру правоотношений. В отношениях, опосредствуемых публичным правом, в качестве одной из сторон всегда выступает государство. По своему типу отношения, регулируемые публичным правом, представляют собой властеотношения, которые строятся на основе подчинения других участников этих отношений государству. Напротив, в отношениях, опосредствуемых частным правом, государство как таковое, т.е. как власть, не участвует. Отношения, опосредствуемые частным правом, строятся как отношения горизонтальные, как общественные связи между правовыми субъектами, не подчиненными друг другу. Публичное и частное право, в силу особенностей регулируемых отношений, отличаются друг от друга как способом, так и механизмом воздействия на общественные отношения».[25] Иное отношение к данному разделению демонстрируют теоретики права. Российские специалисты в области теории государства и права признают наличие такого разделения, но с обязательной оговоркой ее условности. Например, А.Б. Венгеров[26] В наибольшей степени условность данного деления подчеркивает В.С.Нерсесянц: «Однако сами римские юристы не трактовали действующее право в доктринальном плане как совокупность публично-правовых и частно-правовых отраслей права. Такое деление отраслей права на отрасли публичного права и отрасли частного права складывалось в последующей европейской юриспруденции и прочно утвердилось в доктрине права в буржуазную эпоху - в условиях деполитизации сферы частной жизни и резкого разграничения сфер частных и публично-политических отношений, отделения гражданского общества от государства (политической общности), различения прав частного субъекта (член гражданского общества) и прав публичного субъекта (гражданина, члена публично-политической общности»[27] Как далее пишет автор: «Подобные представления о наличии чисто публично-правовых и чисто частно-правовых отраслей является доктринальными преувеличением и не соответствует реалиям и действительному смыслу права как всеобщей формы общественных отношений по единому принципу формального равенства во всех (публичных и частных) сферах и отраслях правовой регуляции»[28] По этому поводу необходимо привести высказывание одного из современных немецких цивилистов. Ян Шапп пишет: «Вся совокупность права подразделяется на три большие группы: частное право, публичное и уголовное. Частное право регулирует отношения граждан между собой. Такие отношения возникают в связи с заключением гражданами договоров друг с другом или в связи с нарушением одной стороной охраняемого законом материального или нематериального блага, принадлежащего другой стороне. Основной сферой частного права является гражданское право, которое кодифицировано в Германском Гражданском Уложении, вступившем в силу 1.01.1900. Публичное право регулирует отношения между государством и гражданами. В отличие от частного права, где граждане выступают в качестве равноправных субъектов, публичное право устанавливает отношения власти и подчинения между государством и гражданами. Область регулирования публичного права весьма обширна. К ней относятся: государственное право, являющееся правовой базой для структуры государства, и административное право, на основании которого осуществляются управленческие функции (например, полицейское право, налоговое право, право социального обеспечения). Частное и публичное право основаны на различных принципах. В частном праве граждане самостоятельно регулируют отношения между собой. Здесь действует принцип частной автономии. В публичном праве государство воздействует на граждан, используя свою власть, предусматривает границы их свободы, хотя при этом она и «связана» законом. Основополагающие принципы обеих областей права (частная автономия, с одной стороны, и принцип законодательного принуждения - с другой) дополняют друг друга»[29] Таким образом, наличие двух подразделений права не означает их противопоставление. Как отмечает В.Ф. Яковлев: «Важнейшей задачей любой правовой системы состоит в установлении оптимального соотношения частных и публичных интересов».[30] «Однако, данное разграничение не должно проходить по типу свобода - несвобода, - пишет О.С. Иоффе[31] Тем самым, Иоффе также отмечает условность данного разграничения, поскольку оно не может стать основой создания двух суперотраслей - частного и публичного. Соотношение частного и публичного права обстоятельно исследовано в казахстанской науке гражданского права, прежде всего, в работах М.К.Сулейменова. Разделяя положения, изложенные Алексеевым, автор обобщает их следующим образом: «Публичное право - это правовая сфера, связанная с государственной властью, основанная на отношениях власти и подчинения, и поэтому имеется только один общегосударственный юридический центр. Частное право - это правовая сфера, основанная на децентрализации, свободе отдельных субъектов. Поэтому в частном праве господствуют отношения «по горизонтали - по принципу равенства субъектов. В частном праве действует множество юридических центров, в качестве которых выступают отдельные субъекты правоотношений. Другое дело, что границы между публичным и частным правом не являются гранитными и незыблемыми. Они чрезвычайно подвижны, что зачастую связано с историческими и социально-экономическими условиями. Происходит взаимопроникновение методов и принципов публичного и частного права»[32] В этой связи: «Деление права на публичное и частное является основным и системообразующим делением в системе права. Отрасли, целиком входящие в частное или публичное право, составляют основную, базовую, или первичную структуру права. Поэтому чтобы определить отрасли базовой, первичной структуры права, надо выделить те, которые относятся только к публичному или только к частному праву»[33] Что касается отраслей, то М.К. Сулейменов выделяет следующие: «В состав частного права обычно включают гражданское право, семейное право, трудовое право (хотя это оспаривается), международное частное право». «Видимо, не вызывает особых споров отнесение к публичному праву теории государства и права, конституционного (государственного) права, административного, уголовного права, международного публичного права. Общеизвестным также является включение в состав частного права гражданского права, семейного права, трудового права, международного частного права. Ряд отраслей права представляет собой совокупность тех или иных начал, и для них более всего подходит характеристика их как комплексных, вторичных отраслей права (экологическое, предпринимательское, информационное)».[34] На данной основе строится позиция цивилистов Казахстана. Как отмечает С.П.Мороз: «Мы придерживаемся формального критерия, так как считаем, что для отнесения отдельной отрасли права к частному или публичному праву определяющим является то, какие нормы в ней преобладают (частно-правовые или публично-правовые), другими словами, главным критерием выступает способ правового регулирования»[35] В.С. Скрябин предлагает более компромиссную позицию: «Противопоставление публичного и частного права проводится по различным основаниям. По нашему мнению, разграничение права на две подсистемы проводится с учетом двух категорий. Во-первых, понятие интереса, который реализуется посредством правовых норм. В данном случае можно различать частный интерес - интерес отдельных субъектов права, и публичный - признанный государством и обеспеченный правом интерес социальной общности, удовлетворение которого служит условием и гарантией ее существования и развития. Во-вторых, метод правового регулирования, используемый для регулирования соответствующих отношений. В данном случае следует говорить также о двух основных методах правового регулирования: императивном и диспозитивном» (Некоторые проблемы соотношения публичного и частного права при регулировании отношений собственности»[36] Таким образом, автор исходит из единства двух критериев - материального и формального. «Среди сторонников концепции интереса российский ученый В.В.Ровный, который применяет материальный критерий деления, что вряд ли продуктивно. В.В.Ровный однако находит возможным применение дуализма к сфере субъективных прав».[37] Позиция ученых Украины аналогична. «Деление права на публичное и частное возникает из самой природы права цивилизованного общества, поскольку при демократическом режиме гражданское общество и государство не сливаются в одно неделимое целое. Публичное право регулирует отношения, связанные с функционированием государства, его органов, обеспечением в обществе общего порядка. Публичное право проникнуто духом субординации, здесь действует принцип власти и подчинения. В свою очередь, частное право регулирует отношения между людьми как членами гражданского общества, следовательно, для этой отрасли характерна юридическая децентрализация. Определяющей здесь является частная инициатива, частное самоопределение, институт частной собственности» [38] В европейской доктрине также обсуждается данная проблема. В частности Черепахин Б.Б. ссылаясь на работу швейцарского ученого Джикометти, проведшего анализ судебной практики, отмечает: «На целом ряде примеров Джикометти устанавливает факт постепенного проникновения публично-правовых начал в частноправовую область жизненных отношений и превращения ряда частноправовых институтов в публично-правовые. Однако, это не приводит его, как проф. Гойбарха, к отрицанию самого деления, а лишь заставляет его категорически отвергнуть материальные критерии разграничения и остановиться на формальном критерии положения субъектов в правоотношении».[39] Современные работы европейских ученых также уделяют данной проблеме особое внимание. Как отмечает Петар Сарсевич: «Во многих странах не было достигнуто консенсуса о значении публичного права. В странах цивильного права, среди которых классическим примером является Франция, публичное право обычно охватывает отношения между государством и иными лицами, тогда как отношения этих лиц между собой относятся к частному праву. Соответственно, уголовное, налоговое, валютное, административное и процессуальное и право социальной защиты считаются относящимися к публичному праву. В некоторых странах цивильного права отсутствует конституционное право и не существует законодательного определения публичного и частного права. Тем не менее, в Голландии, к примеру, термин « публичное право» на практике часто используется, чтобы показать участие государства «как такового» в данном правоотношении, либо тот факт, что задействованы публичные интересы. Хотя в других странах проводится различие между публичным и частным правом, не всегда ясно какой используется критерий, Швейцарский Федеральный Суд в этом отношении в 1983 году подчеркнул, что различие между публичным и частным правом должно делаться по каждому делу отдельно, используя «наиболее подходящий критерий в свете обстоятельств конкретного дела. В швейцарской юридической науке существуют различные теории, как определить «наиболее подходящие» критерии для классификации норм права на частные либо публичные. Согласно так называемой субординационной теории, отношения между лицами равного положения регулируются частным правом, тогда как публичное право регулирует правоотношения иерархической субординации должностных лиц государства. В соответствии с теорией интересов, нормы частного права существуют для защиты частных интересов, тогда как нормы публичного права защищают общественные интересы. Иногда все нормы права, принятые для обеспечения целей государства и исполнения его воли, характеризуются как принадлежащие публичному праву».[40] Таким образом, мы видим, что поиск решения по прежнему проходит в рамах двух теорий - целевой и формальной.

Разграничение частно-правовых от публично-правовых отношений зачастую связывают с субъектным составом, т.е. участием государства. В этой связи, участие государства, как правило, определяет публично-правовой характер соответствующих правоотношений. Вместе с тем, широкое участие государства в хозяйственной деятельности ставит вопрос о пересмотре положения, где только факт участия государства определяет публично-правовой характер отношений. Как отмечает Б.Б.Черепахин: «Широкое применение частноправового выступления государства не только в отношениях с частными лицами, но и в отношениях с отдельными его органами, показывает, со всей очевидностью, с одной стороны - чисто формальное значение всего разделения права на частное и публичное, с другой стороны - высокую приспособляемость и гибкость частноправовой формы построения правоотношений. Будучи в своей основе предназначена для регулирования отношений между частными лицами, частноправовая форма оказалась в высшей степени пригодной для регулирования отношений государственных хозяйственных учреждений»[41]. Как считает Басин Ю.Г. «В двух различных категориях правоотношений - публичных и частных - государство в лице своих органов выступает в качестве основного активного участника публичных отношений. Как известно для таких юридических отношений характерна подчиненность одного их участников другому, принудительность определения прав и обязанностей участников, возможность постороннего вмешательства и применение при конфликтах принудительных мер воздействия одним участником на личные и имущественные права другого участника. Для частных правоотношений, напротив, - избрание по соглашению между участниками оснований возникновения, изменения и прекращения взаимных прав и обязанностей, недопустимость одностороннего отступления от достигнутой договоренности, а также постороннего вмешательства в эти отношения, примирительный характер разрешения конфликтов между участниками и возможность принудительного воздействия при разрешении конфликтов лишь на имущественные блага участников».[42] А.А.Иванов пишет, что государство как лицо «…существует в рамках как публичного, так и частного права. При этом для современного правопонимания характерно отрицание заимствования частно-правовых конструкций для характеристики публично-правовых феноменов и наоборот. То, что государство является субъектом публично-правовых отношений, особых сомнений не вызывает. В рамках этих отношений государство выступает как носитель публичной власти. В отношениях, регулируемых частным правом, государство не обладает властными полномочиями. Здесь оно подчинено общим принципам гражданского права. Таким образом, происходит своеобразное «расщепление» личности государства в зависимости от природы отношений, в которых оно участвует. И тем не менее, властная (публично-правовая) сущность государства дает о себе знать и в гражданском праве. Она выражается в особом характере государства как субъекта гражданского права, поскольку оно, будучи организацией, не признается тем не менее юридическим лицом. В этом специфика правового положения государства в российском гражданском праве, где классификация субъектов предстает как трехчленная - физические лица, юридические лица и особое лицо - государство. Подчеркивая особенность государства как субъекта частного права - его тем самым выводят из общего ряда субъектов».[43] «Вместе с тем конструкция «особого лица» таит в себе и ряд проблем. Следуя этой трактовке, необходимо пояснять, в чем состоят особенности государства как субъекта гражданского права. Однако, законодатель идет по иному пути, распространяя на государство норы, которые определяют участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов (п.2 ст. 124 ГК). Таким образом, государство приравнено к юридическому лицу, но не названо таковым».[44] «Государство участвует в гражданском обороте не в своих частных интересах, а в целях наиболее эффективного отправления публичной власти».[45]

По итогам проведенного анализа можно сделать следующее заключение. Формирование единых основ частного права напрямую связано с развитием рыночных отношений и построением развитого гражданского общества. В этой связи, соотношение публичного и частного в праве - кардинальная проблема, разрабатываемая учеными на протяжении всего развития права и находящаяся в центре внимания современной цивилистики, а также специалистов в области теории права. Широкая дискуссия по вопросу необходимости такого разграничения в силу ее условности говорит о неоднозначности подходов к данному феномену. Необходимость такого разграничения важна для понимания характера взаимодействия двух начал. Такое разграничение необходимо в целях правильного обеспечения их взаимодействия. Недостаточный учет данного соотношения двух начал в праве ведет к искажению и деформации отдельных элементов системы права. Детальный анализ, проведенный учеными, позволяет выделить два направления. К первой можно отнести целевую (К. фон Савиньи) и теорию интереса (Р. Иеринг), которые исходят из особенностей регулируемых отношений (материальный подход). Материальный критерий заключается в характере самих отношений, в то время как формальный - в способах их регулирования. Все авторы отмечают категорию интереса в качестве важнейшей при проведении данного соотношения, но не выделяют ее в качестве главной. В качестве важнейшей при проведении данного соотношения выделяется способ регулирования, метод и характер правового регулирования (метод централизации и метод децентрализации), положение участников и взаимоотношения сторон (автономия воли и равенство, с одной стороны, и подчинение с другой). Можно сделать вывод, что метод регулирования пользуется признанием как в казахстанской доктрине, так и в российской. В этом плане можно констатировать единство мнений по факту наличия такого разграничения, его основных параметров и необходимости учета различий в природе соответствующих отношений. Несмотря на неприемлемость данного разграничения в советский период, возможность такого разграничения признавалось отдельными авторами (Л.С.Явич). Проведенный анализ свидетельствует о преемственности современной цивилистической мысли доктрине предшествующего периода (дореволюционного).

Право представляет собой единую систему, которая имеет внутреннюю структуру. Разделение права на публичное и частное образует внутреннюю структуру данной системы. Признание взаимодействия и взаимовлияния не отменяют сам факт необходимости такого разграничения. Разделяя точку зрения С.С. Алексеева, что данное разграничение носит концептуальный характер, считаем, что этой связи оно не базируется на характере общественных отношений. Скорее наоборот, категории «частное» и «публичное» лежат в основе различий в содержании соответствующих правоотношений. Только так можно найти выход из заколдованного круга. Не удивительно, что многочисленные попытки провести такое разграничение на основе конкретного признака как предмет правового регулирования остались бесплодными. В этой связи, считаем, что в основе такого разграничения находится категория интереса, предложенная римским юристом Ульпианом и теоретически обоснованная Р. Иерингом. Тем самым, категория частного интереса, как интереса частного или отдельного лица, определяет частно-правовую природу соответствующих отношений. Для полного понимания феномена интереса важным является категория цели. Соотношение цели и интереса в праве - проблема методологического, гносеологического характера и нуждается в дополнительном исследовании. Считаем, что именно интерес порождает цель. Интерес, формирующийся на основе конкретных потребностей участников соответствующих отношений, находит свое выражение в цели. Соотношение цели и интереса как центральных категорий, определяющих природу права, предмет рассмотрения философии права. Категория правового интереса - центральная тема для понимания соотношения интересов частных и публичных. Считаем, что именно интерес порождает цель. Интерес, формирующийся на основе конкретных потребностей участников соответствующих отношений, находит свое выражение в цели. Таким образом, частно-правовой характер соответствующего правоотношения означает направленность действий участников соответствующих отношений на получение определенной выгоды, имущественной ценности или определенного материального или духовного блага. С этих позиций можно определить в качестве сферы деятельности частного права - частно-правовые отношения, т.е. широкая сфера человеческой деятельности, связанная с удовлетворением личных потребностей. Характеристика данных правоотношений не может строиться на традиционном поиске объекта права или предмета правового регулирования, как и на различиях субъектного состава данных правоотношений. Не удивительно, что в этой связи, особенно с точки зрения предмета правового регулирования, понятие частного и гражданского права в литературе зачастую отождествляются. Данные понятии соотносятся таким образом, что частное право выступает в качестве родового понятия по отношению к гражданскому праву, а оно в свою очередь является видовым понятием. Гражданское право является ядром данного структурного подразделения, но не исчерпывается им.

Сфера действия частного права - это широкий круг отношений, в основе которого лежит интерес частных лиц. Государство в своей деятельности также может преследовать цели получения прибыли и данная деятельность является хозяйственной, предпринимательской, коммерческой, торговой. Положение государства в этой связи ничем не отличается от остальных субъектов частно-правовых отношений. Организационных отношений в частном праве быть не может. Категория интереса в данном случае не является определяющей. В том случае, если государство преследует цель извлечения прибыли - это обычные гражданско-правовые отношения со всеми вытекающими последствиями. В данном случае определяющей является цель деятельности, которая требует соответствующих методов регулирования. В этом - специфика правосубъектности государства, деятельность которого связана с достижением публично-правовых целей. Таким образом, частно-правовой характер соответствующего правоотношения означает направленность действий участников соответствующих отношений на получение определенной выгоды, имущественной ценности или определенного материального или духовного блага в целях удовлетворения личных, индивидуальных потребностей. Соответственно этому, ему присущ и свой метод правового регулирования, основанный на равенстве участников данных имущественных отношений, и являющийся методом дозволительным, горизонтальным. Метод юридического равенства, основанный на автономии воли сторон, выраженный в диспозитивности норм гражданского права, отличает метод гражданско-правового регулирования, что также присуще праву частному. Однако, единый метод правового регулирования не позволяет провести разграничение между правом частным и гражданским.

 

 

 

[1] Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций. Отв.ред. О.Н.Садиков- М.: Юристъ, 2001,. Стр.22

[2] Новицкий И.Б. Римское частное право.- М., «тип. «Красное знамя», 1948, стр.3

[3] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. - М, «Право», 1917, стр. 6

[4] Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2 ч.) По исправленному и дополненному 8 - му изд., 1902. Изд. 2-е испр. М.: СТАТУТ, 2000.. (Классика русской цивилистики), стр. 38

[5] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. - М, «Право», 1917, стр.8,

[6] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. - М, «Право», 1917, стр. 10

[7] Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М.: СТАТУТ, 2001, стр.96-97

[8] Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М.: СТАТУТ, 2001, стр.101

[9] Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М.: СТАТУТ, 2001, стр.104

[10] Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М.: СТАТУТ, 2001, стр.107

[11] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. - М, «Право», 1917, стр. 10

[12] Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М.: СТАТУТ, 2001, стр.110

[13] Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М.: СТАТУТ, 2001, стр.120

[14] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. - М, «Право», 1917, стр. 85-89

[15] Тихомиров Ю.А.. «Публичное право»: Учеб. для юридических факультетов и вузов. - М.: БЕК, 1993, стр.5

[16] Ф.В.Яковлев «Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений» - Свердловск,

 1972, стр.146

[17] Л.С.Явич «Общая теория права», Л., Изд-во Ленингр. ун-та, 1976, стр. 129

[18] Л.С.Явич «Общая теория права», Л., Изд-во Ленингр. ун-та, 1976, стр. 129

[19] О.С. Иоффе «Право частное и публичное» - Гражданское законодательство Республики Казахстан. Статьи, Комментарии, практика / под ред. А.Г. Диденко . Вып 20 - Алматы: ЮРИСТ, 2004, стр.23-24

[20] С.С.Алексеев «Право: азбука - теория - философия: Опыт комплексного исследования». - М: «Статут», 1999, стр. 42, 46

[21]Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций. Отв.ред. О.Н.Садиков- М.: Юристъ, 2001,. Стр.21

[22] Гражданское право. В 2-х т.т. Т.1 Учебник. - 2-е изд. перераб. и доп. (Отв.ред. Е.А.Суханов). - М.: Издательство БЕК, 1998, стр.2

[23] Гражданское право. В 2-х т.т. Т.1 Учебник. - 2-е изд. перераб. и доп. (Отв.ред. Е.А.Суханов). - М.: Издательство БЕК, 1998, стр.2-3

[24] Яковлев В.Ф. Экономика. Право. Суд. - М.: МАИК «Наука / Интерпериодика», 2003, стр. 146.

[25] Яковлев В.Ф. Экономика. Право. Суд. - М.: МАИК «Наука / Интерпериодика», 2003, стр. 148

[26] Венгеров А.Б. Теория государства и права. Учебник для юридических вузов. - 3-е изд. - М.: Юриспруденция, 1999, стр. 375

[27] Нерсесянц: В.Б. Общая теория права и государства: Учебник для вузов. - М.: Норма, 2004, стр. 433

[28] Нерсесянц: В.Б. Общая теория права и государства: Учебник для вузов. - М.: Норма, 2004, стр. 433

 

[29] Шапп Я. Основы гражданского права Германии. Учебник. - М.: Издательство БЕК, 1998, стр. 2-3

[30] Яковлев В.Ф. Экономика. Право. Суд. - М.: МАИК «Наука / Интерпериодика», 2003, стр. 146

[31] Иоффе О.С. «Право частное и публичное» - Гражданское законодательство. Статьи, Комментарии, практика. Вып 20. - Алматы: ЮРИСТ, 2004, стр. 23

[32] М.К.Сулейменов Гражданское право в системе права -Мат-лы науч.-практ. Конф. (в рамках ежегодных цивилистических чтений), Алматы, 17-18 мая 2007 г. (Отв. ред. М.К.Сулейменов. - Алматы:НИИ частного права КазГЮУ, 2007, стр. 8

[33] М.К.Сулейменов М.К. «Актуальные Проблемы частного права в Республике Казахстан» -стр.5-18 - Мат-лы науч.-практ. Конф. (в рамках ежегодных цивилистических чтений). - Алматы, 23-24 мая 2002 г. (Отв. ред. М.К.Сулейменов. - Алматы: КазГЮУ, 2003, стр. 24

[34] М.К.Сулейменов Гражданское право в системе права -Мат-лы науч.-практ. Конф. (в рамках ежегодных цивилистических чтений), Алматы, 17-18 мая 2007 г. (Отв. ред. М.К.Сулейменов. - Алматы:НИИ частного права КазГЮУ, 2007, стр. 24

[35] Мороз С.П. Инвестиционное право Республики Казахстан: научное издание. - - Алматы: НИИ частного права КазГЮУ. 2006, стр.17

[36] Скрябин С.В. Некоторые проблемы соотношения публичного и частного права при регулировании отношений собственности» - Гражданское право в системе права Мат-лы науч.-практ. Конф. (в рамках ежегодных цивилистических чтений), Алматы, 17-18 мая 2007 г. (Отв. ред. М.К.Сулейменов. - Алматы:НИИ частного права КазГЮУ, 2007, стр. 285

[37] М.К.Сулейменов М.К. «Актуальные Проблемы частного права в Республике Казахстан» -стр.5-18 - Мат-лы науч.-практ. Конф. (в рамках ежегодных цивилистических чтений). - Алматы, 23-24 мая 2002 г. (Отв. ред. М.К.Сулейменов. - Алматы: КазГЮУ, 2003, стр. 8

[38] Майданик в.А. «Система и предмет гражданского права Украины.. Организационные и корпоративные отношения» - Гражданское право в системе права: Мат-лы науч.-практ. Конф. (в рамках ежегодных цивилистических чтений), Алматы, 17-18 мая 2007 г. (Отв. ред. М.К.Сулейменов. - Алматы:НИИ частного права КазГЮУ, 2007, стр. 47-48

[39] Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М.: СТАТУТ, 2001, стр.119

[40] Sarsevic P. «Choice - of - Law Issues Related to International Financial Transaction with Special Emphasis on Party Autonomy and in Restriction - Sarsevic P. Volken P.: «International Contracts and Payments”, London/Dordrecht/ Boston, 1991; p.119

[41]Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М.: СТАТУТ, 2001, стр.117

[42] Басин Ю.Г. «Государство и частное право» - «Актуальные Проблемы частного права в Республике Казахстан» - Мат-лы науч.-практ. Конф. (в рамках ежегодных цивилистических чтений). - Алматы, 23-24 мая 2002 г. (Отв. ред. М.К.Сулейменов. - Алматы: КазГЮУ, 2003, стр. 26

[43] Гражданское право Учебник. Часть 1.Издание второе, переработанное и дополненное. / под ред. А.П.Сергеева, Ю.К Толстого - М.: «ПРОСПЕКТ», 1997, 171

[44] Гражданское право Учебник. Часть 1.Издание второе, переработанное и дополненное. / под ред. А.П.Сергеева, Ю.К Толстого - М.: «ПРОСПЕКТ», 1997,171-172

[45] Гражданское право Учебник. Часть 1.Издание второе, переработанное и дополненное. / под ред. А.П.Сергеева, Ю.К Толстого - М.: «ПРОСПЕКТ», 1997, стр.172

 

zkadm
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления