Гарантия - как способ обеспечения исполнения контрактов

Основные способы обеспечения исполнения договоров хорошо известны. Что касается Республики Казахстан, то в статье 292 ГК содержится их перечень. Но в отличие от прежнего законодательства он не носит исчерпывающего характера, а потому в договорную практику проникают новые меры, нередко позаимствованные из правовых систем других государств. При этом надо знать, что по вопросам гарантии мы не можем заимствовать теоретические и практические идеи наших коллег из ближнего зарубежья, в первую очередь из России, поскольку казахстанское законодательство в этой области в корне отличается от законодательства этой страны.

А. Диденко, доктор юридических наук, профессор КазГЮУ, консультант фирмы SHH

Гарантия - как способ обеспечения исполнения контрактов

Основные способы обеспечения исполнения договоров хорошо известны. Что касается Республики Казахстан, то в статье 292 ГК содержится их перечень. Но в отличие от прежнего законодательства он не носит исчерпывающего характера, а потому в договорную практику проникают новые меры, нередко позаимствованные из правовых систем других государств. При этом надо знать, что по вопросам гарантии мы не можем заимствовать теоретические и практические идеи наших коллег из ближнего зарубежья, в первую очередь из России, поскольку казахстанское законодательство в этой области в корне отличается от законодательства этой страны.

Гарантии в разные времена

Распространенный способ обеспечения исполнения договоров - гарантии. Он сопоставим с поручительством, залогом и другими мерами и занимает заметное место в правопримененительной практике, а значит, заслуживает серьезного профессионального обсуждения. За короткий промежуток времени законодательство о гарантии и поручительстве менялось несколько раз. Суть наиболее кардинальных изменений сводилась к тому, что законодатель менял местами оба определения, и то, что раньше именовалось гарантией, было названо поручительством и наоборот. И первый вопрос, который возникал в связи с произведенными изменениями, заключался в том, какой смысл был в такой сугубо, казалось бы, терминологической замене, меняющей традиционный смысл названных понятий. До внесения упомянутых изменений в ГК значение разграничения гарантии и поручительства на практике было минимальным в силу того обстоятельства, что в подавляющем большинстве случаев одним из участников отношений по гарантии и поручительству являлся банк, и, следовательно, должны были применяться нормы банковского законодательства, которые при возникновении противоречий между Гражданским кодексом и банковским законодательством имели приоритет перед ГК. Гражданское же законодательство устанавливало, что до предъявления требования к гаранту кредитор должен был обратиться к основному должнику. По банковскому законодательству кредитор мог списать задолженность с гаранта, минуя основного должника. Последняя норма перечеркивала субсидиарную природу гарантии, равно как и соответствующие положения Гражданского кодекса. Таким образом, изменения в ГК были приспособлены к сложившейся банковской практике, где гарант являлся солидарным должником. Помимо этого, для правительственных гарантий была характерна солидарная природа ответственности государства по обязательствам должника. В связи с изложенным законодатель посчитал более важным привести терминологию ГК в соответствие с банковскими терминами, чем приспособить язык банковского законодательства к глубоким традициям цивилистической лексики. Смысл произведенных изменений был утерян еще и потому, что в дальнейшем была изменена статья 3 ГК и был устранен приоритет банковского законодательства перед гражданским при регулировании гражданско-правовых отношений.

Затем в конце 1998 года были внесены изменения в ряд нормативных актов, меняющих объем полномочий отдельных юридических лиц (прежде всего учреждений), в том числе по выдаче гарантий и поручительств, и характер ответственности по этим обязательствам. Позже менялись различные частные положения, относящиеся к гарантии и поручительству.

Когда в спорах не рождается истина...

Законодательство нередко использует терминологию, вводящую в заблуждение не только неспециалиста, но и профессиональных юристов. Скажем, термин "залог" используется в разных отраслях законодательства, но все эти "залоги" основаны на совершенно различных правовых принципах. Или другой пример. В договорах залога с участием иностранного лица часто содержится раздел о заявлениях и гарантиях сторон. Эти заявления и гарантии имеют значение одного из доказательств, подтверждающих существование тех или иных фактов при возникновении спора. Так, залогодатель иногда заверяет, что он имеет полное право распоряжаться заложенным имуществом, поскольку заложенное имущество относится к числу движимого. При этом он получил все требуемые для оформления залога согласования и разрешения; имущество свободно от каких бы то ни было обременений; каждый из предметов заложенного имущества находится в исправном состоянии; а перечень предметов заложенного имущества является точным и полным. Конечно, юристу ясно, что эти гарантии не имеют ничего общего с гарантией как способом обеспечения исполнения договоров.

Но вот более сложная ситуация. Следует различать два принципиально отличных друг от друга способа обеспечения исполнения договоров: поручительство и вещное поручительство.

Поручительство - самостоятельный способ обеспечения.

Вещное поручительство - разновидность залогового обеспечения.

При поручительстве поручитель несет субсидиарную ответственность всем своим имуществом.

При вещном поручительстве вещный поручитель отвечает солидарно с основным должником, но в пределах предоставленного им в залог за основного должника имущества.

Суды порой не учитывают названные обстоятельства, допуская тем самым существенные ошибки. Приведем пример ошибки подобного рода. ЗАО "Алматинский торгово-финансовый банк" предъявил иск трем лицам о взыскании задолженности путем обращения взыскания на предмет залога. Суд установил, что один из ответчиков получил деньги по кредитному договору, двое других выступили вещными поручителями за заемщика, предоставив в залог свою квартиру. Верховный суд РК, направляя дело на новое рассмотрение, указал, что банк-кредитор в силу требований статей 332, 357 ГК должен был до предъявления требований к поручителям, несущим субсидиарную ответственность, принять разумные меры к удовлетворению требования должником, поэтому нижестоящему суду следует проверить, отказался ли сам заемщик исполнить требование банка.

Таким образом, Верховный суд приравнял статус вещных поручителей к положению обычных поручителей. С подобным практическим подходом сближается позиция ряда исследователей, которые полагают, что особенностью ответственности вещного поручителя является возможность применения к ней правил о поручительстве, в частности таких, как необходимость для кредитора до заявления требований к вещному поручителю предварительного обращения к должнику, субсидиарный характер ответственности вещного поручителя.

Однако вышеизложенный подход не учитывает следующие обстоятельства. При поручительстве поручитель ставит под риск ответственности свою юридическую личность в части всех принадлежащих ему имущественных прав; при залоге ручающийся отделяет от себя часть имущества, которым он готов отвечать, но не более того. И в этом принципиальная разница между этими двумя способами обеспечения даже тогда, когда и в том и в другом случае ручательство производится в одинаковом размере, например, поручитель обязуется отвечать перед кредитором за должника в сумме 1 млн. тенге, и вещный поручитель выделяет имущество в залог также на эту сумму. Однако в первом случае взыскание может быть обращено на любое имущество поручителя, на которое допускается обращение взыскания, а во втором лишь на представленное в залог имущество и в порядке льготной очередности. Таким образом, соединить эти способы нельзя. Неверно также считать, что вещный поручитель должен отвечать за должника субсидиарно, а не солидарно с должником. Залогодержатель, привлекая в качестве залогодателя третье лицо, рассчитывает в первую очередь именно на облегченность и ускорение получения долга прямо и непосредственно за счет заложенного имущества, а не на дополнительную подстраховку к возможности обратить взыскание на имущество должника.

Мы стали разные и гарантии у нас разные...

Смысл гарантии и поручительства состоит в том, что определенное лицо берет на себя ответственность перед кредитором за нарушение договора основным должником (ст.ст. 329, 330 ГК).

Содержащаяся в п. 1 статьи 329 ГК оговорка "за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами" нарушает формальную определенность в разграничении гарантии и поручительства. Если законодательным актом будет предусмотрена в каком-либо случае дополнительная (а не солидарная) ответственность гаранта, то это должно автоматически переводить данную обеспечительную меру в разряд поручительства.

Практика знает несколько разновидностей гарантии (поручительства):

совместная гарантия (поручительство),

гарантия (поручительство) за гаранта (поручителя),

обратная гарантия (поручительство).

Следует обратить внимание на различие между законодательством Казахстана и России по вопросу о гарантии и поручительстве как способах обеспечения обязательств. В Гражданском кодексе РФ оба этих способа охватываются одним понятием поручительства, при этом закреплен общий принцип солидарной ответственности поручителя и должника, но соглашением сторон может быть предусмотрено иное. Термин "гарантия" в российском законодательстве используется также для обозначения особых отношений между банком, иным кредитным учреждением или страховой организацией (гарантом), с одной стороны, и принципалом - с другой, об уплате кредитору принципала денежной суммы в соответствии с выданной гарантией. При этом закон не ставит в обязанность гаранта платить соответствующую сумму в зависимости от обязательства, обеспеченного банковской гарантией. Казахстанский ГК разделил правовое регулирование поручительства и гарантии, что привело к многочисленным неоправданным сложностям в правоприменительной практике и невозможности дать логическое истолкование ряду положений ГК.

Под страхом быть недействительным...

Для договоров гарантии и поручительства установлена письменная форма под страхом их недействительности. "Договоры гарантии или поручительства должны быть совершены в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора гарантии или поручительства" (п. 2 ст. 331 ГК). Письменная форма договора считается соблюденной, когда поручитель и должник составили письменный договор об ответственности поручителя по обязательству, а в дальнейшем кредитор в отсутствие поручителя совершил на этом договоре отметку о принятии поручительства.

К письменной форме договора приравнивается письменное уведомление поручителем или гарантом кредитора о принятии на себя ответственности за исполнение обязательства должником и отсутствие на это возражений кредитора (ст. 331 ГК). Договоры гарантии и поручительства могут составляться как в форме отдельного документа, так и быть составной частью основного договора, подписываемого тремя сторонами - кредитором, должником и гарантом (поручителем). Возможность составления отдельного договора поручительства обусловлена тем обстоятельством, что такой договор может быть заключен поручителем и кредитором не только без согласования с должником и без его уведомления, но даже вопреки его воле.

Гарантия гарантии рознь

Законодательство позволяет разграничивать гарантию и поручительство по нескольким признакам (основания возникновения, характер, объем и порядок ответственности, различие обеспечиваемых ими обязательств).

Наибольшую практическую распространенность имеют вопросы, связанные с применением признаков о характере и объеме ответственности гаранта и поручителя.

Законодательство может предусматривать специфические требования к субъектам и порядку выдачи гарантии, без учета которых действительность договора гарантии может быть поставлена под сомнение. К примеру, согласно п. 4 статьи 331 ГК банки второго уровня могут осуществлять выдачу банковских гарантий и поручительств на основании лицензий Национального Банка Республики Казахстан в соответствии с нормами ГК и с учетом требований нормативных правовых актов Национального Банка РК, регулирующих порядок проведения указанных операций. По ряду судебных дел, ответчиками в которых выступали банки-гаранты, суд отказывал в удовлетворении требований кредиторов, мотивируя свои решения отсутствием отметки Нацбанка на гарантийном договоре о принятии гарантии и лицензии на выдачу гарантий.

Государственные гарантии

Регистрации в Национальном Банке подлежат гарантии (поручительства), выданные банками в тенге и иностранной валюте на сумму свыше 5 млн. тенге (постановление Правления Нацбанка РК от 28 ноября 2000 г.).

Данная норма ставит вопрос о действительности гарантии, не прошедшей регистрации в Нацбанке. Применима ли здесь статья 155 ГК РК, устанавливающая, что сделка, требующая регистрации, считается совершенной только после ее регистрации? Ответ на этот вопрос будет отрицательным, поскольку согласно данной статье обязательной регистрации подлежат лишь те сделки, по поводу которых такое предписание содержится в законодательных актах. Закон РК от 24 марта 1998 года "О нормативных правовых актах" не относит банковские нормативные акты к разряду законодательных. Поэтому банковская регистрация гарантий и поручительств носит, скорее, технический, учетный характер, и ее отсутствие не влияет на действительность соответствующих сделок.

Что касается государственных учреждений, то здесь ситуация отличается от изложенной. Статья 44 ГК РК требует, чтобы гражданско-правовые сделки, заключенные государственными учреждениями, были в обязательном порядке зарегистрированы. В постановлении Правительства РК от 25 декабря 1998 года "О мерах по предупреждению роста кредиторской задолженности государственных учреждений" указано, что сделки, заключаемые государственными учреждениями за счет государственного бюджета, считаются совершенными после их регистрации в территориальных органах казначейства.

Поскольку применение гарантии может быть установлено законодательством, то акты законодательства могут предусматривать определенные ограничения круга субъектов, выступающих в качестве гарантов. Такие ограничения, как уже было отмечено, прямо установлены для банков, не имеющих лицензию на выдачу гарантий.

Статья 44 ГК РК предусматривает разные формы заключения сделок для государственных и иных учреждений и различную ответственность этих учреждений по обязательствам. Гражданско-правовые сделки (в том числе гарантии), заключаемые государственными учреждениями, подлежат регистрации, в то время как сделки иных учреждений регистрации не требуют. По договорным обязательствам государственное учреждение отвечает в пределах утвержденной сметы на содержание государственного учреждения, а иные учреждения - находящимися в его распоряжении деньгами, а при недостаточности денег ответственность возлагается на учредителя. Если не затрагивать вопроса о целесообразности установления общего правового режима для имущества государственных и негосударственных учреждений, то, по-нашему мнению, Конституция Республики Казахстан позволяет определить в законе ограничения в распоряжении деньгами государственным учреждением, равно как и предусмотреть регистрацию сделок, заключаемых государственным учреждением. Это также вытекает из содержания статьи 204 ГК РК, согласно которой собственник определяет юридическую судьбу учреждения на содержание его деятельности, т.е. собственник может ограничить круг сделок, заключаемых своим учреждением, установить контроль за заключаемыми сделками. Такие границы определены в законодательстве для многих сфер предпринимательства, например, установлен запрет для банков и страховых организаций заниматься любыми другими видами деятельности (и соответственно заключать сделки), кроме банковской и страховой. Если частный собственник в отношении своих учреждений такие функции обычно осуществляет путем издания административных актов, то государство посредством нормативно-правового регулирования. Подобный подход свойственен не только по отношению к госучреждениям, но и к госпредприятиям, правомочия которых, в том числе и ограничения в правомочиях по заключению сделок, детализированы в специальном нормативном акте - Указе Президента РК "О государственных предприятиях".

Применительно к возможности ограничения ответственности государственных учреждений размером утвержденной сметы мы полагаем, что это ограничение противоречит положению статьи 6 Конституции РК о равной защите государственной и частной собственности. Хотя п. 4 статьи 9 ГК РК допускает возможность установления законодательными актами исключения из общего принципа полного возмещения убытков, подобного рода исключение должно относиться в равной мере к субъектам государственной и частной форм собственности. К примеру, ограниченная ответственность по договору перевозки применяется и к государственным и к негосударственным юридическим лицам, но была бы, на наш взгляд, неконституционной норма закона об ограниченной ответственности лишь государственных перевозчиков. В постановлении Конституционного Совета Республики Казахстан от 3 ноября 1999 года "Об официальном толковании пункта 2 статьи 6 и подпунктов 1 и 2 пункта 3 ст. 61 Конституции Республики Казахстан" сказано: "Конституция Республики Казахстан не позволяет ограничивать ответственность учреждений пределами утвержденной сметы на их содержание, поскольку устанавливает принцип равной защиты государственной и частной собственности".

Несмотря на то, что названное постановление было вынесено в связи с обращением в Конституционный Совет по поводу соответствия Конституции РК отдельных положений проекта Закона "Об учреждении", оно по существу дает возможность оценивать как неконституционную соответствующую норму статьи 44 ГК РК, устанавливающей ограничения договорной ответственности государственных учреждений рамками сметы.

Что касается прав государственных предприятий по выдаче гарантий и поручительств, то этот вопрос, долгое время остававшийся в законодательстве открытым, сейчас решен определенно. Государственным предприятиям запрещено выдавать поручительства или гарантии по обязательствам третьих лиц (пп. 4 п.1 ст. 200 ГК).

Особый порядок должен быть соблюден при выдаче гарантий от имени государства.

Закон РК от 2 августа 1999 года "О государственном и гарантированном государством заимствовании и долге" предусматривает, что негосударственное заимствование осуществляется резидентами Республики Казахстан самостоятельно в любом размере, в любой валюте и в любой форме с учетом ограничений, установленных законодательством РК.

Государственные учреждения не вправе осуществлять негосударственное заимствование.

Негосударственные займы могут привлекаться юридическими лицами под государственные гарантии Республики Казахстан. Негосударственные займы, привлекаемые под государственные гарантии, должны иметь форму договора (соглашения) о займе.

Государственные гарантии предоставляются кредиторам в качестве обеспечения выполнения резидентам Республики Казахстан обязательств по полученным ими негосударственным займам.

Исключительным правом предоставления гарантий от имени Республики Казахстан по займам обладает Правительство РК.

Национальный Банк Республики Казахстан, местные исполнительные органы не вправе выдавать гарантии по займам от имени Республики Казахстан. По поручению Правительства Республики Казахстан предоставление государственных гарантий осуществляется Министерством финансов РК.

Государственные гарантии не могут предоставляться в качестве обеспечения займов местных исполнительных органов.

Государственные гарантии предоставляются на основании постановления Правительства РК по каждому инвестиционному проекту.

Предоставление государственных гарантий осуществляется на условиях возвратности заемщиком бюджетных средств, расходуемых Правительством Республики Казахстан при выполнении обязательств гаранта.

К юридическим лицам, претендующим на получение государственной гарантии по займам, в которых эти юридические лица выступают в качестве заемщика, предъявляется целый ряд требований: быть резидентом Республики Казахстан, осуществляющим предпринимательскую деятельность; осуществлять реализацию проектов, включенных в программу государственных инвестиций Республики Казахстан на соответствующий период; иметь контргарантию банка второго уровня Республики Казахстан и др.

Государственная гарантия должна иметь форму письменно оформленного договора о предоставлении государственной гарантии (договора гарантии), заключенного Министерством финансов РК с кредитором, либо письменного уведомления кредитора о принятии Министерством финансов РК обязательств гаранта по негосударственному займу (гарантийного обязательства).

Государственной гарантией может быть признан только такой документ, который соответствует изложенному требованию. Никакие акты или иные документы государственных органов Республики Казахстан и их должностных лиц не имеют юридической силы государственной гарантии.

Договор гарантии

Договор гарантии вступает в силу со дня его подписания сторонами, если иное не предусмотрено договором.

Договор гарантии, гарантийное обязательство по каждому инвестиционному проекту, аваль по каждому обязательству заемщика подписываются министром финансов Республики Казахстан.

К обязанности должника, исполнившего обязательства, обеспеченное поручительством или гарантией, относится немедленное уведомление об этом поручителя или гаранта (ст. 335 ГК). Неисполнение этой обязанности может повлечь повторное исполнение обязательства поручителем или гарантом, у которого в такой ситуации возникает право выбора: либо взыскать с кредитора неосновательно полученное, либо предъявить регрессное требование к должнику. По одному спору поручитель обратился к должнику с регрессным требованием о возмещении суммы, уплаченной кредитору по неисполненному должником обязательству. Должник признал требование частично, указав, что часть долга он вернул кредитору самостоятельно и у поручителя не было оснований выплачивать сумму полностью. По мнению должника, поручитель вправе обратиться с требованием к кредитору о возврате неосновательно полученной суммы. Суд правильно отметил в своем решении, что должник, исполнивший обеспеченное поручительством обязательство, обязан был немедленно известить об этом поручителя. При невыполнении должником этой обязанности поручитель, в свою очередь исполнивший обязательство, вправе взыскать с кредитора неосновательно полученную сумму, либо предъявить регрессное требование к должнику.

В тех случаях, когда поручитель или гарант исполняют обязательства, к ним переходят права кредитора в том объеме, в котором они удовлетворили требования кредитора. Гарант в отличие от поручителя вправе, кроме того, потребовать от должника уплаты неустойки и вознаграждения (интереса) на сумму, выплаченную кредитором, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника. Правило о последствиях исполнения обязательства гарантом носит диспозитивный характер, т.е. применяется, если иное не установлено законодательством, договором или не вытекает из отношений между гарантом и должником. "По исполнении гарантом обязательства кредитор обязан вручить гаранту документы, удостоверяющие требование к должнику, и передать права, обеспечивающие это требование" (п. 2 ст. 334 ГК).

Исковая давность - как обозначение периода времени

Гарантия не может быть прекращена в силу одностороннего волеизъявления. Поэтому гарант не вправе отозвать гарантию и отказаться от исполнения взятых на себя обязанностей.

Однако действие гарантии может быть прекращено по другим основаниям. В соответствии со статьей 336 ГК она прекращается по истечении срока, на который дана. Иногда в договоре указывается, что гарантия прекращается при фактическом исполнении основного обязательства. Можно ли считать в этом случае, что договор подобным способом обозначил конечный срок своего действия? Следует согласиться с отрицательным ответом на этот вопрос. Прекращение договора здесь связано с событием, носящим вероятностный характер (поскольку нельзя заранее определить, когда будет фактически исполнено основное обязательство), поэтому в этом случае должны применяться нормы ГК, относящиеся к действию договора при отсутствии в нем сроков. В ГК РК общей нормой по этому поводу является статья 277, которая гласит, что "в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства.

Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из законодательства, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства". Специальной нормой является п. 4 статьи 336 ГК, который называет специальные сроки исполнения обязательства, не содержащего срока исполнения.

Иногда считают, что условие договора о действии поручительства до фактического исполнения обеспечиваемого обязательства не может рассматриваться как устанавливающее срок действия поручительства, поскольку в соответствии с нормами ГК установленный сделкой срок определяется календарной датой, истечением периода времени, а также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить. Вряд ли такое утверждение верно. Установление действия поручительства до фактического исполнения основного обязательства есть способ определения срока действия договора путем указания на истечение периода времени, но без определенных сроков этого периода (например, сдача квартиры в аренду на срок нахождения арендодателя за границей, хранение имущества в течение нахождения поклажедателя на лечении).

Если срок действия гарантии и поручительства не установлен, "они прекращаются, если кредитор в течение одного года со дня наступления срока исполнения обеспеченного гарантией или поручительством обязательства не предъявит иска к гаранту или поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, гарантия и поручительство прекращаются, если кредитор не предъявит иска к гаранту или поручителю в течение двух лет со дня заключения договора гарантии или поручительства, если иное не предусмотрено законодательными актами" (п. 4 ст. 336 ГК).

Срок действия гарантии или поручительства, разумеется, должен быть более продолжительным, чем срок действия основного обязательства и достаточно продолжительным, чтобы успеть уладить все формальности, связанные с возможным предъявлением иска к гаранту и поручителю, в противном случае теряется практическое значение данных обеспечительных средств.

Срок для заявления требований к гаранту и поручителю носит особый характер. В научной и учебной литературе его обычно именуют пресекательным сроком, или специальным давностным сроком. Особенностью этого срока является то, что его истечение служит основанием к прекращению поручительства и гарантии, поэтому он не подлежит восстановлению судом. Это означает, что кредитор должен в период действия гарантии или поручительства успеть обратиться к гаранту или поручителю с требованием об уплате долга и заявить иск в суд, если такая оплата произведена не будет. Понятие исковой давности к гарантии и поручительству, как мы считаем, не может быть привязано вовсе. Рассматриваемый срок является самостоятельной разновидностью сроков в гражданском праве. В нем сочетаются черты и срока исковой давности и пресекательного срока. В пресекательную природу этого срока вписываются свойства давностного срока, например возможность удовлетворения иска в рамках этого срока, а из давностной природы, напротив, исчезают такие важные признаки, как императивность, возможность продления. В отличие от срока исковой давности, истечение которого не погашает самого права, а лишь ограничивает возможности его защиты, он погашает самое право. Поэтому уплата долга по истечении срока исковой давности не дает должнику права потребовать исполненного обратно, в то время как уплата гарантом или поручителем долга за должника после истечения срока гарантии или поручительства означает неосновательное обогащение кредитора, и уплаченные суммы подлежат возврату.

Сказанное, как нам кажется, позволяет сделать вывод, что в гражданском законодательстве существует не только исковая давность как единственное обозначение периода времени, в течение которого может быть удовлетворено исковое требование, возникшее из нарушений права лица или охраняемого законом интереса. Этот период времени может определяться иным сроком, который не совпадает с понятием срока исковой давности. Исходя из этого в ГК следует поместить норму не только о специальных сроках (т.е. сроков специальной продолжительности) исковой давности, но и об особых типах сроков удовлетворения исковых требований, которые могут предусматриваться законодательными актами.

Когда законодательство говорит о предъявлении требований к гаранту и поручителю, то важен контекст нормы. Обычно под требованием имеется в виду исковое требование.

Иногда на практике п. 4 статьи 336 ГК РК пытаются истолковывать следующим образом. При неопределенности срока действия договора гарантии или поручительства, равно как и неопределенности срока исполнения основного обязательства, данная норма прямо указывает время для предъявления иска, но закон ничего не говорит о сроках предъявления иска по этим договорам, когда в них указана дата прекращения гарантии и поручительства. Следовательно, в последнем случае закон имеет в виду необходимость заявления до истечения этого срока требования к гаранту или поручителю, а если они этого требования не выполнят, то иск может быть предъявлен к ним в пределах общего трехлетнего срока исковой давности. Такое рассуждение носит ошибочный характер. Подлинный смысл указания в п. 4 статьи 336 ГК на годичный и двухгодичный сроки предъявления иска состоит в том, чтобы определить конечный момент существования поручительства и гарантии, когда в тексте договора такой момент не определен, а не в том, чтобы противопоставить последствия для гарантий и поручительств с определенным сроком действия последствиям гарантий и поручительств с неопределенным сроком действия. Право кредитора на получение долга с гаранта и поручителя и возможность защиты этого права прекращались бы и тогда, если бы в п. 4 статьи 336 ГК было сказано просто, что поручительство и гарантия с неопределенным сроком действия прекращают свое действие соответственно в годичный и двухгодичный срок, без упоминания того, что в этот срок нужно предъявить иск. Кроме того, приведенное толкование необоснованно осложняет положение поручителя и гаранта, которые будут в течение трех лет или более находиться под угрозой ответственности за должника, хотя они установили срок действия договора именно для определения временных границ своей ответственности. Более того, гарант и поручитель берут на себя обязанность не просто отвечать за должника в течение определенного промежутка времени, но отвечать совместно (солидарно или субсидиарно) с должником. В случае, когда гарантия или поручительство выданы, скажем, на один год после наступления срока исполнения основного обязательства, а кредитор обратился к гаранту или поручителю с требованием об уплате долга через полгода и последние отказали в удовлетворении его требования, то у кредитора в силу вышеизложенного взгляда есть три года для предъявления к ним иска, в то время как для предъявления иска к основному должнику есть только два с половиной года. Следовательно, в течение полугода гарант и поручитель должны нести самостоятельную, а не совместную ответственность за должника, хотя они такой обязанности на себя не принимали. В этот промежуток времени будет перечеркнута солидарная и субсидиарная природа гарантии и поручительства.

Следует согласиться с предложением о необходимости уточнения законодательства о последствиях изменения основного обязательства, влекущего увеличение размера гаранта и поручителя без его согласия. Этот факт должен влечь не прекращение поручительства (гарантии), а лишь освобождение поручителя (гаранта) по решению суда от ответственности в части такого увеличения.

А. Диденко, доктор юридических наук, профессор КазГЮУ, консультант фирмы SHH

zkadm
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления