Коллективная ответственность - идеальная форма безответственности /Д. Братусь, к.ю.н./

Сегодняшний гость редакции - необычная, неординарная персона. Нетрадиционность интервью заключается уже в том, что дает его не юрист, а экономист. Для журнала это редкий, но не единичный случай. Порой в юридической литературе еще звучат отголоски выступлений на страницах «Юриста» отдельных специалистов в области экономики. Проблемы, анализируемые нынешним респондентом, весьма злободневны.

Умирзак Сарсенович Сарсенов - личность известная многим казахстанцам. Перечисление всех его титулов, регалий и прочих достижений не вместится в рамки вступительной части.

Начинал, как и многие деятели советского периода. Бригадир тракторной бригады (1962 г.), инженер-механик, старший, затем - главный инженер (1965-1968 гг.). Пожалуй, знаковым стало назначение в 1971 г. на должность председателя правления районного рабкоопа. (Сокращение «рабкооп» давно не является общеупотребимым. Позабыта и роль кооперативного движения в эпоху развитого социализма.) Далее - служебный рост в системе потребительской кооперации. Вплоть до назначения председателем Казпотребсоюза (1985 г.).

Принимал непосредственное участие в создании и усовершенствовании национальной кооперативной системы, ее интеграции в международный альянс. При известной настойчивости корреспондента может рассказать ряд интересных историй по поводу. Например, о том, почему нормы о кооперации были выхолощены в ходе разработки общей части Гражданского кодекса. Какое давление оказывали в этой связи тогдашний премьер А.М. Кажегильдин и председатель Верховного Совета Е.М. Асанбаев. Потребительские кооперативы (негосударственные образования) в начале приватизации представляли собой мощный общественный финансово-экономический конгломерат, способный выкупить (и поначалу выкупавший) каждый привлекательный государственный актив, выставленный на торги.

Умирзак Сарсенович избирался депутатом Верховного Совета Казахской ССР 11-го и 12-го созывов, народным депутатом Верховного Совета СССР (1989-1991 гг.). Неоднократно (1999, 2005 гг.) работал в предвыборном штабе кандидата в Президенты Республики Казахстан Н.А. Назарбаева. Член Политического совета партии «Нур Отан» (с 2005 г.). Советник Премьер-Министра Республики Казахстан (с 2008 г.). Публицист. Материалы, объединенные в книге «Труд. Единство. Мастерство. Аналитика» (Алматы, «Атамұра», 2006 г.), и некоторые другие выступления в СМИ вызвали живой интерес читателей. По-прежнему активный пропагандист кооперативного движения и практик-хозяйственник. Человек слова и дела - моя личная субъективная оценка. Слава Богу, энергии хватает на десятерых.

В 2008 г. (пик мирового финансового кризиса) в Балхашском районе Алматинской области по инициативе У.С. Сарсенова создан сельский потребительский кооператив (СПК) «Баканас». Так сказать, пилотный проект. Место регистрации выбрано не случайно. Малая родина. Близость уникальных естественных источников сырья (энергия, рыба, камыш и т.п.). Надежная социально-экономическая инфраструктура, возникшая (правильнее сказать - воссозданная) в том числе при участии нашего респондента. Была задумка показать молодежи заманчивые перспективы работы в аграрном секторе, обратить ее взоры к природным истокам. У доброго начинания всегда много намерений. Но, как говорится, человек предполагает…

Беседу ведет к.ю.н. Д. Братусь

Коллективная ответственность - идеальная форма безответственности

 

Сегодняшний гость редакции - необычная, неординарная персона. Нетрадиционность интервью заключается уже в том, что дает его не юрист, а экономист. Для журнала это редкий, но не единичный случай. Порой в юридической литературе еще звучат отголоски выступлений на страницах «Юриста» отдельных специалистов в области экономики. Проблемы, анализируемые нынешним респондентом, весьма злободневны.

 

Умирзак Сарсенович Сарсенов - личность известная многим казахстанцам. Перечисление всех его титулов, регалий и прочих достижений не вместится в рамки вступительной части.

Начинал, как и многие деятели советского периода. Бригадир тракторной бригады (1962 г.), инженер-механик, старший, затем - главный инженер (1965-1968 гг.). Пожалуй, знаковым стало назначение в 1971 г. на должность председателя правления районного рабкоопа. (Сокращение «рабкооп» давно не является общеупотребимым. Позабыта и роль кооперативного движения в эпоху развитого социализма.) Далее - служебный рост в системе потребительской кооперации. Вплоть до назначения председателем Казпотребсоюза (1985 г.).

Принимал непосредственное участие в создании и усовершенствовании национальной кооперативной системы, ее интеграции в международный альянс. При известной настойчивости корреспондента может рассказать ряд интересных историй по поводу. Например, о том, почему нормы о кооперации были выхолощены в ходе разработки общей части Гражданского кодекса. Какое давление оказывали в этой связи тогдашний премьер А.М. Кажегильдин и председатель Верховного Совета Е.М. Асанбаев. Потребительские кооперативы (негосударственные образования) в начале приватизации представляли собой мощный общественный финансово-экономический конгломерат, способный выкупить (и поначалу выкупавший) каждый привлекательный государственный актив, выставленный на торги.

Умирзак Сарсенович избирался депутатом Верховного Совета Казахской ССР 11-го и 12-го созывов, народным депутатом Верховного Совета СССР (1989-1991 гг.). Неоднократно (1999, 2005 гг.) работал в предвыборном штабе кандидата в Президенты Республики Казахстан Н.А. Назарбаева. Член Политического совета партии «Нур Отан» (с 2005 г.). Советник Премьер-Министра Республики Казахстан (с 2008 г.). Публицист. Материалы, объединенные в книге «Труд. Единство. Мастерство. Аналитика» (Алматы, «Атамұра», 2006 г.), и некоторые другие выступления в СМИ вызвали живой интерес читателей. По-прежнему активный пропагандист кооперативного движения и практик-хозяйственник. Человек слова и дела - моя личная субъективная оценка. Слава Богу, энергии хватает на десятерых.

В 2008 г. (пик мирового финансового кризиса) в Балхашском районе Алматинской области по инициативе У.С. Сарсенова создан сельский потребительский кооператив (СПК) «Баканас». Так сказать, пилотный проект. Место регистрации выбрано не случайно. Малая родина. Близость уникальных естественных источников сырья (энергия, рыба, камыш и т.п.). Надежная социально-экономическая инфраструктура, возникшая (правильнее сказать - воссозданная) в том числе при участии нашего респондента. Была задумка показать молодежи заманчивые перспективы работы в аграрном секторе, обратить ее взоры к природным истокам. У доброго начинания всегда много намерений. Но, как говорится, человек предполагает…

 

Беседу ведет к.ю.н. Д. Братусь

 

- Умирзак Сарсенович, что же происходит на деле? Кооператив функционирует?

- (Улыбается.) Дмитрий, происходящее Вам должно быть хорошо известно.

 

- По Вашим многочисленным выступлениям в прессе - да! И все-таки. Каковы результаты?

- Начиналось все на оптимистической ноте. В ноябре 2008 г., следуя идеям, закрепленным в Концепции устойчивого развития агропромышленного комплекса страны на 2006-2010 гг., мы создали сельский потребительский кооператив «Баканас». Есть такая специальная организационная форма юридического лица. Не товарищество с ограниченной ответственностью и не акционерное общество, а именно потребительский кооператив, причем - сельский. Бывают, например, просто потребительские кооперативы, производственные кооперативы, кооперативы водопользователей (тоже сельские потребительские), ныне всем известны кооперативы собственников квартир, общества взаимного страхования также создаются в форме кооперативов, жилищные строительные кооперативы, востребованные в советское время, но сейчас почему-то незаслуженно забытые, и т.д., и т.п. В общем, организация одна, а законодательно предусмотренных форм у нее много. Разобраться в них простому человеку сложно.

Несмотря на серьезные практические сомнения, мы решили не изобретать велосипед и взяли на вооружение, образно выражаясь, «минсельхозовскую» модель - СПК. Около года добивались выделения кредита - получили. Подписали кредитный договор (деньги выделялись из госбюджета по целевой программе). Сразу (январь-февраль 2009 г.) ощутили на себе все «прелести» девальвации - кредит получали в тенге, а технику и стройматериалы после обесценения казахстанской валюты оплачивали в евро, в итоге заём «подешевел» процентов на тридцать. Наконец, закупили и привезли из Германии новейшее оборудование по переработке рыбы. Торжественно запустили цех. Подали заявку на участие в тендере по распределению рыбохозяйственных участков, проиграли, оспорили результаты тендера в связи с многочисленными и притом грубыми нарушениями, допущенными в ходе его проведения. Сейчас планируем участвовать в новом тендере…

 

- Рядовая история. Читательская аудитория, не задумываясь, назовет сотню-другую подобных примеров из собственной практики.

- Не знаю, как другие, но мы безвозвратно потратили два года на решение бюрократических вопросов! И по-прежнему тратим время на бумажную волокиту. А работать когда?! Согласен, во всем должен быть порядок. Но не в ущерб разумности и справедливости!

Государство распределяет рыбохозяйственные водоемы по конкурсу. Такой подход можно только приветствовать. Однако имеется иная сторона медали. Правительство выделяет СПК кредит на обустройство цеха по переработке рыбы. Но непосредственно к своим рыбным ресурсам не допускает, отправляет на конкурс, где интересы рядового СПК, естественно, сталкиваются с сопротивлением мощных конкурентов - финансово-промышленных групп, подконтрольных каким-нибудь госчиновникам или, бери выше, сенаторам. У каждой из таких монополий, по имеющейся у меня информации, не один десяток «рыбных мест», выделенных в пределах водоемов нескольких областей лет эдак на пятнадцать-двадцать. Наш СПК борется за два участка, расположенных на Балхаше в зоне, прилегающей к рыбцеху.

 

- А зачем «акулам капитализма» еще «два участка», если у них своих - «не один десяток»?

- Видимо, подобные деятели считают, что главное - перекрыть СПК кислород. Таким образом они решают целый комплекс задач.

Во-первых, одним конкурентом меньше. Ведь, понятно, что без самостоятельно добытой рыбы кооператив долго не протянет. Закупать для переработки не сможет. У кого закупать? Выбор вариантов не велик. Либо у тех же «рыбных королей», либо у браконьеров. Первые, понятное дело, непомерно завышают цену (не будут же они поддерживать конкурента, способного выгодно предложить свой товар на местном или иностранных рынках). Сотрудничество со вторыми - противозаконно и чревато серьезными негативными последствиями.

Во-вторых, если кооператив не сможет перерабатывать сырье и, соответственно, реализовывать конечный продукт, он не сможет погасить государственный кредит. Деньги дают, но честно отработать не позволяют. Об экономии и эффективном использовании средств государственного бюджета в этом случае даже мечтать не приходится. Получается, грубо игнорируем положения Налогового и Бюджетного кодексов, законов об административных процедурах и о нормативных правовых актах, зато соблюдаем ведомственную инструкцию о порядке выдачи кредитов и правительственный регламент проведения конкурсов.

Предположим, найдем мы альтернативные источники финансирования, закроем обязательства перед госбюджетом. А дальше что? Все равно без права на добычу рыбы СПК нежизнеспособен. Значит, рано или поздно явится некий «благодетель» и предложит продать ему рыбцех по бросовой цене. Классическая схема незаконного захвата предприятия, проще говоря - рейдерства. В «довесок» применяются коррупционные механизмы и административное давление.

Представьте себе, по иску о признании решения тендерной комиссии недействительным около шести месяцев изучался вопрос о том, какому экономическому суду - Алматинскому областному или Астаны - подсудно дело. Несмотря на положительный вердикт вышестоящей инстанции по нашей частной жалобе, СМЭС Алматинской области, тем не менее, дважды пытался направить дело в Астану! В обращении, адресованном в Высший судебный совет и Администрацию Президента, мы открыто заявили, что председатель суда «выдернула» юриста СПК с судебного заседания и понуждала поменять состав ответчиков для направления дела в экономический суд Астаны.

 

- В «Нур Отан» обращаться не пробовали? Это средство культивируется в СМИ в качестве универсального.

- Явно завышенная оценка, поверьте. Еще на стадии проведения тендера мы зафиксировали ряд нарушений. Одно из заявлений адресовали лично председателю Республиканского общественного совета по борьбе с коррупцией при НДП «Нур Отан» г-ну Абдыкаримову О.А. Более того, с конкретными обвинениями в коррупции я выступил публично, назвал всех по именам («Лихой тендер, или Почему не удел остается новый рыбзавод» в газете «Известия. Казахстан» от 17.02.2010 г., № 27, стр. 3). Да что толку. На данном конкретном примере сложилось впечатление, что указанное структурное подразделение партии существует номинально. Конечно, если речь идет о высоких государственных интересах, то, оно, видимо, оправдывает свое высокое предназначение, а когда ставится вопрос о защите рядового СПК от коррупционных посягательств жуликоватых чиновников, то пользы, от такой структуры, признаться, маловато. С другой стороны, если не может (или не хочет) справиться даже с «рядовой историей» (с Ваших, Дмитрий, слов), то на что надеяться в случае глобальных конфликтов? Коррупция она и в Африке - коррупция. Принципиально бороться с ней следует на всех уровнях, невзирая на социально-правовой статус заявителя.

 

- Судебное дело о признании тендера недействительным все-таки выиграли. Один СПК - в поле воин?

- Смотрите на ситуацию шире. Грубейшие, очевидные (доказанные в ходе судебного разбирательства) нарушения имели место, бросались в глаза даже неспециалисту: отсутствие кворума среди членов комиссии, подписание итогового протокола до завершения конкурса, признание победителем лица, имевшего те же (записанные в итоговом протоколе) «изъяны», из-за которых, например, СПК «Баканас», был отстранен от участия в конкурсе и т.д. Как говорится, без комментариев. Показательно, что никто из ответчиков (если не ошибаюсь, около семи по одному делу - госучреждения, делегировавшие своих представителей в состав конкурсной комиссии, Правительство и непосредственно члены комиссии) и никто из третьих лиц, участвовавших в деле (т.н. «победители» тендера), не обжаловал решение в апелляционном или кассационном порядке. О перспективах надзорного производства говорить пока рано. Хотя не думаю, что оно состоится, ведь новый конкурс назначен.

Конечно, очень помогло то, что принципиальную позицию изначально занял акимат Алматинской области. Заместитель акима Т.Д. Досымбеков отказался подписывать первый протокол комиссии за рамками ее официального заседания, второй протокол в установленном порядке подписал с особым мнением, в котором лаконично и аргументировано обосновал все допущенные комиссией нарушения. И ведь не побоялся! Ни упомянутых выше сенаторов, ни местной мафии! Не поступился принципами! Наверняка соблазняли. Мол, чего стоит промолчать, «подмахнуть» бумаги? По моему твердому убеждению, аким и его команда работают профессионально и принципиально.

Главное возражение против нашего иска сводилось к единственному тезису. «Все мы - ненадлежащие ответчики», - звучало в отзывах выступавших. Правительство якобы только сформировало комиссию и утвердило правила, Комитет рыбного хозяйства, как и другие участвовавшие в комиссии госучреждения, лишь делегировал своего представителя, Минсельхоз вообще не при делах, местный рыбный комитет всего-то организовывал конкурс и т.п. В довершение этого конкурсная комиссия не является субъектом права, поэтому иск к ней не может быть предъявлен. Кто отвечает за незаконное решение, если никто конкретно его не принимал? Физические лица? Они действовали не по своей инициативе и не от своего имени, а исполняли «служебный долг». Круг замкнулся, не правда ли? Вот по такому замкнутому кругу мы двигались шесть месяцев. Получается интересная формула: коллективная ответственность - идеальная форма безответственности.

Независимые специалисты-правоведы в данном случае отмечают несовершенство гражданского процессуального законодательства, которое важно исправить в самые сжатые сроки. Представляете, сколько тендеров, аукционов и других конкурсов с участием смешанных госкомиссий проходит по республике! А при оспаривании их итогов и определении места подачи иска, перечня ответственных лиц, установлении субъекта, возмещающего ущерб, оказывается, надо руководствоваться не конкретной нормой закона (ее попросту нет), а некими юридическими обычаями, правоприменительной практикой. Предлагают по аналогии применять практику оспаривания решений комиссий по легализации имущества. Даже не будучи юристом и не вникая в процессуальные тонкости, категорически не согласен с подобной аналогией! Комиссии по легализации формировались и проводились акиматами с участием сотрудников их структурных подразделений. Конкретное юридическое лицо (потенциально ответственный субъект) тогда было заранее известно. Состав и организация работы тендерной комиссии в корне иные. К тому же, комиссия по легализации принимает административное решение по факту (узаконить дом, выделить землю, наделить правом собственности или отказать и т.д.), а тендерная комиссия определяет лучшего конкурсанта, выбирая один вариант из множества разнообразных интересных предложений. Разница между приведенными понятиями ощутимая.

Случайны ли отмеченные пробелы в законодательстве? Оставлю этот вопрос открытым. Думаю, борцам с коррупцией имеет смысл внимательно проанализировать эти законодательные лакуны.

 

- Вы рассуждаете о несовершенстве законодательства как профессиональный юрист. А еще предложения по этому поводу будут?

- Почему бы и нет. Некоторые из них я публично отстаивал ранее. Есть ряд новых. Давно назрела необходимость унифицировать законодательство о кооперативах, разработать единый проект закона, согласовав его с принципиальными положениями устава Международного кооперативного альянса (МКА) и нашего Гражданского кодекса. На текущий момент экономическая модель практически каждого кооператива, действующего в Казахстане, не соответствуют подлинным целям и принципам кооперации - улучшение экономического и социального положения пайщиков путем осуществления какой-либо хозяйственной деятельности, основанной на взаимопомощи; запрет наживы одного пайщика за счет другого и т.д. (статья 8 устава МКА). Проблема организационно-правовых форм кооперации в Казахстане осложняется тем, что помимо нескольких специальных законов (о производственном кооперативе, о сельской потребительской кооперации, о потребительском кооперативе, о сельском потребительском кооперативе водопользователей, о взаимном страховании, о жилищных отношениях и т.д.), предусматривающих те или иные формы, на практике устойчиво выделяются дачные, гаражные, строительные и другие кооперативы, которые часто именуются таковыми лишь условно, а в действительности являются товариществами с ограниченной ответственностью и акционерными обществами. Отсутствие единых критериев деления на национальном уровне - это не только очередная проблема вступления новых участников казахстанского кооперативного движения в МКА, но и почва для разного рода злоупотреблений на местах, в том числе при распределении государственных кредитов, выделяемых для поддержки сельских товаропроизводителей. Поиск верной модели заключается не только в изменении отдельных юридических конструкций и уточнении правовых понятий, предусмотренных Гражданским кодексом. Решение должно быть комплексным, системным и последовательным. Актуальным, повторю, представляется принятие единого Закона «О кооперации». Данный шаг при условии его тщательной проработки специалистами непременно раскроет потенциал отечественного кооперативного движения, будет позитивно воспринят на международном уровне (включая перспективы вступления Казахстана в ВТО и укрепления сотрудничества с МКА) и, стимулируя развитие аграрного сектора, позволит своевременно снизить риск возможных неблагоприятных последствий прогнозируемого мирового продовольственного кризиса. Республика, являясь на постсоветском пространстве общепризнанным лидером по вопросам успешного реформирования жилищно-коммунального и финансового хозяйства, не должна отставать и в кооперативном секторе.

Следующий аспект. Предполагается, что инвестиции в СПК (прежде всего денежные займы) должны содействовать натуральному обогащению конкретного селянина, вовлечению его в производственный процесс, развитию аграрных регионов и сельского хозяйства республики в целом. Активы окажутся реально полезными, если будут задействованы в гражданском обороте по известной формуле «товар - деньги - товар». Обращение активов с выгодой для селян возможно при наличии у них самих деловой инициативы, хозяйственной активности, способности рисковать. На примере СПК говорить о предпринимательской деятельности его членов не приходится. Личное трудовое участие в работе СПК, в отличие, например, от производственного кооператива, для них необязательно. Они не несут и фактически не могут нести субсидиарную (дополнительную) ответственность по долгам СПК. Материальная и иная поддержка лиц, входящих в такой кооператив, осуществляется главным образом «путем объединения его членами имущественных [членских] взносов» и последующего распределения этих средств нуждающимся. Членство в СПК не переходит по наследству (статья 1040 Гражданского кодекса), иное логически невозможно, а многочисленные коллизии Закона «О сельской потребительской кооперации в Республике Казахстан» по этому поводу нуждаются в серьезной доработке. Участия в принятии оперативных решений подавляющее большинство членов СПК также не принимает. То есть, по определению, СПК - это собрание иждивенцев, а не инициативных хозяйственников. Форма потребительского кооператива, вне всяких сомнений, удобна для управления кондоминиумом, жилым многоквартирным домом, но не солидной денежной массой, которая под угрозой привлечения ее получателя к гражданско-правовой ответственности должна быть своевременно отработана и возвращена кредитору.

Законодательные преобразования без структурных реформ могут оказаться неэффективными. Предлагаю вернуться к идее создания Министерства рыбного хозяйства или, как минимум, серьезно усилить властную составляющую в отношениях Комитета рыбного хозяйства и его головной организации - Минсельхоза. На практике складывается парадоксальная ситуация: комитет в своей деятельности прикрывается именем министерства, а последнее не ведает того, что творит комитет. За примером далеко ходить не надо. Как я уже говорил, мы выиграли судебное дело. Суд обязал Комитет рыбного хозяйства провести новый тендер по двум спорным водоемам - участкам «Сары Тумсук» № 29(4) на озере Балхаш и «Муздабайская озерная система» в дельте реки Или. В газете «Егемен Қазақстан» (№ 386-387 от 24.09.2010 г.) напечатано соответствующее объявление (в этот раз - от имени Минсельхоза). В Капчагае получаем конкурсную документацию, внимательно изучаем перечень выставленных на конкурс водоемов (пара листов бумаги, неизвестно кем утвержденных) - всего сорок один участок, но «Сары Тумсук» и «Муздабайская озерная система» среди них отсутствуют…

 

- Быть может, они зачислены в какой-нибудь особый резервный фонд Правительства или местного исполнительного органа?

- Если бы это было так, нам бы предоставили их без конкурса. Данный факт подтверждается письмом Минсельхоза, адресованным в СПК «Баканас». Что характерно, письмо датируется первым июля текущего года, а поступило адресату, если верить почтовому штемпелю, в сентябре - после оглашения упомянутого выше судебного решения. Два месяца не решались отправить. (Смеется.)

 

- Тогда как квалифицировать возникшую неопределенность?

- Отвечу. Известным лицам неопределенность выгодна. Пока участки не закреплены за конкретным хозяином-частником, на них осуществляется браконьерский вылов рыбы в промышленных масштабах. Нисколько в этом не сомневаюсь. Кроме того, наше внимание пытаются переключить с региональных проблем и столкнуть лоб в лоб с Правительством и Минсельхозом в частности, организационными мерами переводят акценты вновь назревающего конфликта в центр, в Астану.

Беседуя в Правительстве, я прямо сказал: хотите - заберите завод себе, в государственную собственность (когда-то, очень давно, на его месте функционировало процветающее государственное предприятие, потом оно превратилось в руины, без ложной скромности скажу: мы реанимировали производство, вложили не только кредитные, но и частные средства), только верните залоги и спишите кредит (стоимость завода по заключению оценщиков кредитора перекрывает сумму займа, минимум, в полтора раза). Тогда свою социально-политическую миссию по данному вопросу я буду считать выполненной. Завод же в карман не спрячешь. Поскольку он существует как объект, то люди (надеюсь, местные) на нем будут работать. Иной поворот произойдет, если его за бесценок, как у нас часто бывает, отдадут кому-нибудь из местных воротил. Те умышленно погубят дело, в лучшем случае законсервируют производство - лишь бы не усугублять дисбаланс, который возник в связи с появлением СПК «Баканас».

Мы ведь к «добрым» советам не прислушиваемся. Ценовую политику определяем сами. Продажная стоимость готового продукта даже с учетом транспортных расходов у нас получается значительно ниже той, что, например, Вы наблюдаете на Зеленом базаре Алматы или в любом крупном супермаркете.

Помните, как в былые годы некоторые недобросовестные иностранные инвесторы приобретали в ходе приватизации казахстанские недропользовательские предприятия и «замораживали» объекты - их серьезно беспокоил новый конкурент, риск ажиотажа и падения цен на мировом рынке энергоресурсов. То же самое мы наблюдаем в нашем случае на региональном уровне. Сильный СПК «Баканас» никому из конкурентов-монополистов не нужен. К сожалению, нас вынуждают вести борьбу на два фронта - непосредственно с недоброжелателями и с их лоббистами в госструктурах.

 

- Умирзак Сарсенович, Вы оптимист или реалист?

- Я - практик. Реально оцениваю имеющиеся сложности и с уверенностью смотрю в будущее. Если дело может приносить пользу, надо прилагать все усилия, чтобы оно нормально работало.

 

- Спасибо за интересную беседу.

 

P.S. Когда верстался номер стало известно: водоемы «Сары Тумсук» № 29 (4) и «Муздабайская озерная система» выставлены на тендер, конкурсная заявка СПК «Баканас» принята для рассмотрения.

 

Документы, представленные вниманию редакции:

1) Заявления СПК «Баканас» от 09.02.2010 г. № Пр.-1/3 и от 11.02.2010 г. № Пр.-1/4 Министру сельского хозяйства РК и Акиму Алматинской области.

2) Заявление СПК «Баканас» Первому заместителю Премьер-Министра РК от 06.04.2010 г.

3) Заявление члена политсовета НДП «НурОтан» У. Сарсенова от 11.02.2010 г. председателю РОС по борьбе с коррупцией при НДП «НурОтан» г-ну О.А. Абдыкаримову.

4) Исковое заявление СПК «Баканас» от 16.02.2010 г. № Пр.-1/6.

5) Исковое заявление СПК «Баканас» от 09.03.2010 г. № Пр.-1/11.

6) Дополнение № 1 от 12.05.2010 г. № Пр.-1/14 к исковому заявлению СПК «Баканас».

7) Заявление СПК «Баканас» от 16.05.2010 г. № Пр.-1/16 в Высший судебный совет РК и Администрацию Президента РК.

8) Решение Специализированного межрайонного экономического суда Алматинской области от 31.08.2010 г.

9) Письмо Министерства сельского хозяйства РК от 01.07.2010 г.

10) Заявление СПК «Баканас» от 11.10.2010 г. в Министерство сельского хозяйства РК и Комитет рыбного хозяйства Министерства сельского хозяйства РК (о выставлении на конкурс рыбохозяйственных водоемов «Сары-Тумсук» № 29 (4) по озеру Балхаш и Муздабайская озерная система в дельте реки Или).

11) Письмо Комитета рыбного хозяйства Министерства сельского хозяйства РК от 28.10.2010 г. № 16-01-12/3Т/С-130.

12) И другие документы.

zkadm
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления