Горячие новости
Читайте также

Можно ли назвать провальной спецоперацию «Сункара» по ликвидации ОПГ, в которой пострадали 11 бойцов спецназа?

Фото : 20 апреля 2011, 10:31

Ментом нужно родиться!

На вопросы читателей на «прямой линии» отвечает бывший министр внутренних дел РК, ныне председатель центрального совета ОО «Организация ветеранов РК» генерал-полковник Каирбек СУЛЕЙМЕНОВ.

Макс, вопрос с сайта газеты «Время»:

Все бандиты поголовно вооружены, причем, как показали последние события, автоматическим оружием и гранатами! Может быть, пришло время разрешить гражданам иметь адекватную угрозам защиту? Я имею в виду разрешение на ношение короткоствольного огнестрельного оружия.

- Вооружить население? Полагаю, что этого делать нельзя. Особенно на фоне пьянства и наркомании, которые у нас процветают. Что будет в стране, если каждому еще дать по стволу? Ментальность и уровень правосознания у нас таковы, что даже законопослушный владелец нарезного огнестрельного оружия в какой-то определенный момент может стать опаснее преступника.

Вообще на постсоветском пространстве и без разрешения на вооружение полно огнестрельного оружия. Этим мы обязаны Советской армии. Военнослужащие на территории бывшего Туркестанского военного округа столько оружия оставили и растащили в начале 90-х, что вооружить можно все население Казахстана. Из-за границы, заметьте, к нам ни одного ствола не завезли, преступники пользуются, как правило, «родным» оружием - пистолетами Макарова, автоматами Калашникова, советскими гранатами. Да и правоохранительные органы и спецслужбы независимого Казахстана, что характерно, никогда не «теряли» оружие в большом количестве.

Жерлес, вопрос с сайта газеты «Время»:

Вам известно о том, что в МВД все звания «покупаются», коррупция захватила всю структуру - от рядовых до генералов? Как вы думаете, что должен предпринимать простой обыватель-налогоплательщик, который содержит «слуг народа», чтобы изменить это ужасающее положение дел?

- Не давайте взяток! Это будет ваш самый эффективный вклад в борьбу с коррупцией. Ведь полицейские не друг у друга взятки берут. Если у вас вымогают деньги, идите к вышестоящему полицейскому начальству и в прокуратуру. Не докажете факт вымогательства - так хоть напугаете!

Можно ли назвать провальной спецоперацию «Сункара» по ликвидации ОПГ, в которой пострадали 11 бойцов спецназа?Ринат КУЛЬМАГАМБЕТОВ, журналист:

В свое время вы не раз принимали участие в спецоперациях по обезвреживанию преступников разного ранга, в том числе высокопоставленных. Кроме того, не гнушались «цирковых представлений» с перевоплощением - например, когда вы сопровождали водителя фуры с арбузами. Почему же нынешние отцы-командиры (а многие из них - ваши воспитанники) не идут на передовую?

- Да, я лично участвовал в оперативных мероприятиях и следственных действиях, будучи министром внутренних дел, и не брезговал этим. Ко мне в кабинет привозили людей на допросы, я ездил в следственные изоляторы допрашивать, потому что принцип «делай, как я» был и всегда будет актуальным. Это повышает авторитет, мобилизует подчиненных, у них появляется стимул к самосовершенствованию.

Операцию с «водителем-дальнобойщиком» я бы не назвал «цирковым представлением». Это было поручение президента (я и сам сначала не понимал актуальности этого мероприятия). Но результаты поразили не только моих подчиненных - даже меня самого. Я достиг поставленной цели - увидел своими глазами ситуацию на дорогах. В итоге мною были внесены представления на 15 сотрудников таможни и десяток работников комитета транспортного контроля. И хотя никого из этих людей не наказали, своих сотрудников дорожной полиции я уволил.

И сейчас руководящие сотрудники МВД работают по принципу «делай, как я», - особенно те, кто пришел из уголовного розыска или следствия. Ведь прямое участие первого руководителя в операциях - образец для подражания. На моем счету много мероприятий, которые я лично задумывал и успешно реализовывал с коллегами.

Майор СЕЙТКАЗИНОВ, вопрос с сайта газеты «Время»:

Хочется знать ваше мнение о назначении Калмуханбета КАСЫМОВА министром МВД.

- Калмуханбет Касымов - профессионал высокого уровня. Я полагаю, что президент, принимавший такое решение, посчитал, что работа Касымова в должности министра будет более эффективной. С чем я на 100 процентов согласен. Не хочу никого хаять - это некорректно. Те восемь лет, что минули с момента моей отставки с поста министра, МВД руководили люди, безусловно, достойные, но далекие от «ментовского» дела. Ведь юрист - это не всегда следователь или опер. Так, Бауыржан МУХАМЕДЖАНОВ - сильный юрист, бывший министр юстиции, многократно курировал правоохранительные органы в администрации президента. Но сам он на «земле» не работал, дела не расследовал и преступления не раскрывал, не «агентурил» - так же, как и Серик БАЙМАГАНБЕТОВ. А это, между прочим, очень важно. В МВД нужны «профи», прошедшие всю карьерную лестницу от первой до последней ступени и знающие работу полиции изнутри.

Действующий сотрудник ДВД, вопрос с сайта газеты «Время»:

Кто-то из посетителей сайта оставил комментарии под статьей «Кеша знал, что так случится» (см. «Время» от 14.4.2011 г. - А. А.), что в МВД не более 10 процентов людей, разбирающихся в своей профессии, работающих по зову души и долга. Действительно ли это так? Если да, то я бы в их число включил Омурзака ТУСУМОВА, бывшего главного гаишника страны. Насколько мне известно, его без всяких причин отправил в отставку бывший министр Баймаганбетов. И многих таких, как Тусумов, в свое время заставили уйти из системы. Что вы скажете по этому поводу?

- По Тусумову - без комментариев, не хочу обсуждать решение министра, пусть и бывшего. А вообще, конечно, уровень профессионализма в МВД падает. Все поголовно заразились карьеризмом: поработают год-два - и бегут кто куда. Молодые офицеры стремятся вверх (многие - безо всяких на то оснований), говорят: «Надоело на одном месте в одной должности годами сидеть». Все хотят командовать. И чем больше людей в подчинении - тем для них лучше: видимо, больше взяток. Еще одна проблема - массовое занятие наукой без отрыва от производства в ущерб как самому производству, так и науке. Раньше кандидаты и доктора наук были только в ведомственных вузах, а теперь в каждом подразделении полиции, даже районного звена, - по одному кандидату минимум. Вспомнился мне давний случай. Еще в мою бытность министром один подчиненный генерал показал мне диплом о защите диссертации. Я искренне порадовался за коллегу и спросил: что за тема? Но он не смог ее назвать…

Можно ли назвать провальной спецоперацию «Сункара» по ликвидации ОПГ, в которой пострадали 11 бойцов спецназа?Вопрос редакции газеты «Время»:

Можно ли назвать провальной спецоперацию «Сункара» по ликвидации преступной группировки в 3-м микрорайоне Алматы 4 апреля, в которой пострадали 11 бойцов спецназа?

- Провальной эту операцию я не считаю, так как результат достигнут: пресечена криминальная деятельность опасных субъектов. Потери есть, весьма серьезные, но чтобы комментировать эту ситуацию, ее нужно знать изнутри. Во-первых, была ли возможность для более тщательной подготовки к операции и для ее планирования? Во-вторых, каков был уровень вооружения и спецсредств? Для сравнения скажу: мы в 2000 году уничтожили аналогичным образом четверых террористов, выходцев из КНР, в алматинской квартире рядом с площадью Республики. Этой операцией на месте руководил мой первый заместитель - генерал-лейтанант Василий СИМАЧЕВ. Пятеро наших сотрудников тогда получили легкие ранения. Это несравнимо с последствиями операции 4 апреля 2011 года. Но без потерь в таких ситуациях - когда преступники применяют автоматическое оружие и гранаты - не обойтись никогда. Конечно, при блестяще проведенном мероприятии можно вообще выйти сухими из воды, но это - высший пилотаж. По последнему факту об этом говорить не приходится.

«Сункар» - спецподразделение МВД, а не ДВД города Алматы. Поэтому вешать всех собак на Ерлана ТУРГУМБАЕВА (начальник ДВД. - Ред.) как минимум несправедливо. «Сункар» участвует в спецоперациях с разрешения министра или его уполномоченного заместителя. А Тургумбаев не несет ответственности за качество работы «Сункара», так как это спецподразделение самостоятельно в оценке ситуации, подготовке и проведении мероприятия. «Сункар» в свое время и создавался мной, чтобы проводить спецоперации для захвата особо опасных вооруженных преступников, то есть когда можно предполагать и жертвы среди бойцов спецназа. Это - штучные операции, которые проводят штучные люди. И набор кадров в «Сункар» предполагался действительно эксклюзивный. Эти бойцы должны уметь всё!

В связи с последней спецоперацией «Сункара» в СМИ стали появляться разные критические мнения, будто у ребят было недостаточно опыта для проведения подобных мероприятий, поэтому они понесли потери. Если в этом элитном спецподразделении сохраняется преемственность поколений и бережное отношение к кадрам, то опыта у бойцов должно быть достаточно. За десять последних лет они участвовали как минимум в семи боевых операциях, реально рисковали жизнями. Разве этого опыта мало?

Гость, вопрос с сайта газеты «Время»:

Возможно ли в целях пресечения пыток и выбивания показаний во всех РОВД ввести прозрачность, как в США, чтобы первые допросы были в общем большом зале, где находятся 40-50 оперов, сотрудников других служб и туда-сюда ходят граждане с заявлениями?

- Возможно. Впервые я был в Федеральном бюро расследований в США в 1993 году, когда занимал должность государственного советника президента. В командировку мы ездили по поручению главы государства вместе с тогдашним генеральным прокурором Жармаханом ТУЯКБАЕМ. Первое, что меня поразило: заместитель директора ФБР сидел в маленьком кабинете, размером три на четыре метра, весь его стол был завален бумагами, среди которых - семейные фотографии и кофеварка. А у нас каждому оперу свой кабинет подавай! Причем эта кабинетная система идет еще с царских времен, и ее, безусловно, нужно ликвидировать. Тогда и допросы будут проводиться при всех - появится взаимный контроль. Вы спросите: «Почему этого не сделал ты, когда стал министром?» Знаете, в 1995 году, когда я был назначен главой МВД, было не до перепланировок помещений: наши сотрудники зарплату вовремя не получали. А любые переделки требовали значительных средств, которых в моем распоряжении не было.

С другой стороны, меня всегда настораживает, когда обыватель ставит нам в пример западный опыт работы полиции: ведь и там есть много негативного. Например, находясь в 1993 году в командировке в Вашингтоне, я вместе с американской полицией патрулировал улицы города. И был удивлен: полицейские нам настоятельно не рекомендовали появляться в некоторых кварталах, а сами предпочитали патрулировать там с взведенными курками, чему я и Туякбай были свидетелями. Так что мы еще в нормальном обществе живем.

Омархан САДВАКАСОВ, Астана:

Правоохранительная система Казахстана в очередной раз переживает реформу. В чем, по-вашему, заключаются концептуальные изменения?

- Их нет совсем. Во-первых, не понимаю необходимости упразднения департаментов внутренних дел на транспорте. Ведь линейные пункты полиции и линейные отделы внутренних дел, которые раньше подчинялись региональным транспортным департаментам, остались, но теперь ими придется управлять из кабинетов Астаны. Мы это уже проходили, когда меня первый раз освобождали от должности министра внутренних дел в декабре 2000 года. Как только я вернулся на этот пост в январе 2002 года, в первую очередь ходатайствовал перед президентом о необходимости вернуть транспортные подразделения полиции. Теперь от них снова открестились. Мне кажется, эта ошибка - от незнания природы вещей и погони за механическим сокращением управленческого аппарата. Только профессионалам понятно, что областные территориальные и транспортные региональные ДВД - не просто управленческие надстройки, а самостоятельные оперативно-следственные инстанции.

Во-вторых, меня удивляет, почему за «концептуальную реформу» выдается механическое создание отделов и управлений «по расследованию», где объединили оперов и следователей с различным уголовно-процессуальным статусом, выполняющих совершенно разные функции? До этой реформы оперативники работали отдельно от следователей, но при необходимости для концентрации усилий по особо сложным делам их объединяли в специальные оперативно-следственные группы. У меня подозрение, что тех, кто контролирует реформу, ввели в заблуждение. Им, видимо, намекали на американскую систему, где такой единицы, как следователь, не существует вовсе. Там оперативные сотрудники собирают первичный материал по делу и передают его в суд, где и проводится судебное следствие. Но если мы хотим жить по этой модели, надо отказаться от следователей как таковых - чего не сделано. И рассчитывать на повышение качества работы полицейских здесь не приходится. А если кто-то с высоких трибун начнет докладывать: дескать, налицо великолепные результаты - это будет неправдой.

Уж лучше бы правом вести следствие наделили прокуратуру, раз уж у нее изъяли функцию санкционирования ареста. Это - в-третьих.

В общем, скажу так: очередной шаг в реформировании правоохранительной системы сделан практически вхолостую, хотя передача структуры по судебному администрированию из Верховного суда в Министерство юстиции - своевременное и верное решение.

Гость, вопрос с сайта газеты «Время»:

Почему в органах полиции покрывают своих сотрудников, виновных в тяжких преступлениях? Почему сотрудники полиции нередко сами становятся участниками преступлений? Почему кадровая служба МВД не работает в этом направлении? Почему сотрудники дорожной полиции считают себя «хозяевами дорог» и именно в этой структуре процветает коррупция? Почему вы, будучи главным полицейским страны, не смогли предотвратить коррупцию в органах полиции?

- Все, о чем вы говорите, появилось не сейчас, а много раньше - еще в советские времена. И коррупция - в том числе. Правда, о ней тогда предпочитали помалкивать. Да и, честно говоря, она имела куда меньший размах.

Наша проблема в том, что, заявляя с высоких трибун о борьбе с коррупцией, мы делаем гораздо меньше, чем говорим. Почему я не смог предотвратить коррупцию в МВД? Хороший вопрос. Потому что ее полностью искоренить невозможно, но можно - минимизировать. И делать это нужно не снизу вверх, а наоборот. Начальству надо подавать подчиненным пример безупречного личного поведения: ведь подчиненные всегда всё видят и знают, и об этом надо помнить. На все остальные ваши «почему» я объективно ответить не могу, поскольку в настоящее время не состою на государственной службе.

Бывший мент, вопрос с сайта газеты «Время»:

Вы уверены, что, не прибегая к коррупции, на зарплату офицера полиции можно содержать семью и обеспечить ее всем необходимым, не говоря уже об отдыхе?

- Сложно, не спорю. Но когда мы работали 10 лет назад, зарплаты были еще ниже. Прогресс-то есть. 500 долларов получает участковый. На селе это немало. Почему мы стесняемся об этом говорить? Я не утверждаю, что полицейские очень хорошо живут, но, знаете ли, если кому-то не нравится зарплата - меняйте место работы! Ходят, ноют, но ведь не выгонишь же! Или, когда шли работать в полицию, не знали, какой будет зарплата? Или вас обманули: пообещали одно, а платят другое? Нет, ребята, вас никто не обманывал… Вообще я считаю: если сотрудник завел речь о зарплате - это уже не работник. Сейчас очень высока текучесть личного состава МВД, особенно - рядовых и сержантов. Образовался своеобразный конвейер: с одной стороны в здание УВД очередь поступающих на службу, а с другой - такая же очередь увольняющихся, не проработавших и года. Но я убежден: настоящие фанаты своего дела были, есть и будут, и их должно становиться с каждым днем больше.

Хотел бы сказать: ни в одной стране полицейские не бывают полностью удовлетворены своим материальным положением. И работают они не за деньги, а по любви к этой профессии. Для того чтобы чего-то добиться на этом поприще, необходимы определенные природные качества. А если уж говорить прямо, настоящим ментом нужно родиться.

Полковник, вопрос с сайта газеты «Время»:

Как быть пенсионерам МВД, отдавшим всю свою жизнь и здоровье службе Отечеству и народу и не имеющим сегодня возможности получить качественную медицинскую помощь? В поликлинике ДВД Алматы (бывшая поликлиника МВД) катастрофически упало качество медицинских услуг. Вы как председатель совета ветеранов что-нибудь делаете для того, чтобы мы могли хотя бы нормально пройти ежегодное лечение?

- Я к пенсионерам МВД с точки зрения защиты их прав и интересов никакого отношения не имею. В нашей ветеранской организации около 1 млн. 680 тысяч пенсионеров, но все - гражданские. А у пенсионеров МВД своя ветеранская организация. Куда и следует вам обращаться.

Добровольно ушедший, вопрос с сайта газеты «Время»:

Как вы относитесь к созданию независимого профсоюза сотрудников МВД? Может, хватит держать сотрудников полиции за безмолвное покорное стадо? Лично я, имея стаж 20 лет в оперативных подразделениях ОВД, ушел по собственному желанию - по причине полного самодурства и некомпетентности большинства руководителей.

- Я сомневаюсь, что появление независимого профсоюза МВД принесет какую-нибудь практическую пользу. Убежден, что ничего, кроме пустых словесных баталий, а самое главное - появления так называемых «ментовских» профсоюзных лидеров, ваше предложение не даст. Эти лидеры, спекулируя на проблемах полицейских, будут заниматься самопиаром и словоблудием.

Сергей, вопрос с сайта газеты «Время»:

Недавно приехал из Грузии, где был приятно удивлен местной полицией: там реально не берут взяток, и более 80 процентов населения, судя по опросам, доверяет полиции. И это в стране, считавшейся синонимом коррупции, кавказского кумовства и ментовского беспредела, ассоциировавшейся в основном с грузинскими ОПГ и грузинскими ворами в законе. Стоит ли Казахстану перенять опыт Грузии?

- Копировать все положительное надо. Но будет ли у нас это работать? Грузия занимает площадь одной нашей области - им легче. Но дело вовсе не в том, что там сменился весь состав полиции. Изменилась ментальность всего населения. Правда, добились искоренения прежних нравов власти Грузии благодаря использованию зачастую полузаконных, к сожалению, методов. С ворами в законе они расправились элементарно: предлагали им публично отказаться от этого титула или сажали в тюрьму - вне зависимости от того, есть для этого основания или нет. В Казахстане, что примечательно, авторитетных воров в законе нет. А те один-два, что я знаю, погоды не делают.

Иван ДАЦУК, пенсионер, Алматы:

В парламенте уже много лет рассматривается закон о ветеранах. Но депутаты все никак его не примут. Намерены ли вы как глава совета добиваться принятия этого закона?

- Мы работали и работаем над этим законом, но принятие его парламентом в ближайшее время не предвидится. Все потому, что многие депутаты не видят в нем проку. И в этом им удалось убедить правительство. Что изменил бы в жизни ветеранов этот закон? Позволил бы унифицировать некоторые статусы. Например, концептуально определить, кто такие чернобыльцы. Ветераны-афганцы давно доказывают, что их нужно приравнять к участникам Великой Отечественной войны, хотя реально их содержание государством практически не хуже. И без закона о ветеранах им ежегодно на 30 процентов увеличивается пенсия. Другое дело, что эти надбавки съедаются дороговизной жизни…

Александра АЛЁХОВА, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии