Горячие новости
Читайте также

Таразских врачей обвиняют в смерти пациентки

Фото : 21 апреля 2011, 10:05

Смерть была предотвратима

В суд № 2 города Тараза поступило дело в отношении пяти врачей, обвиняемых в ненадлежащем выполнении профессиональных обязанностей, что привело к смерти пациента. Речь идет о 22-летней роженице Карлыгаш БУРКИТОВОЙ (см. «Отказ системы», «Время» от 10.3.2011 г.), смерть которой, равно как и гибель младенца, по заключению следствия, можно было предотвратить. После нашей публикации в корпункт обратилась еще одна жительница Тараза - Зинаида ФРОЛОВА - с просьбой помочь добиться справедливости в очень похожей истории…

Ее дочке Леночке тоже было 22 года. Умница, красавица. И гимназию окончила без единой четверки, и вуз - с красным дипломом. У нее была специальность «изобразительное искусство». Лена любила яркие краски, солнечные тона. Мечтала писать такие полотна, чтобы люди, глядя на них, становились добрее и отзывчивее.

И в семейной жизни все складывалось. Шел 2006 год. С мужем Сергеем они ждали своего первенца. Беременность протекала гладко, без осложнений. 31 марта у Елены начались схватки, и ее определили в роддом № 1.

- Мы все поехали туда, - рассказывает Зинаида Фролова. - Дочка выглянула из окна и сказала, что ей будут делать кесарево. И сама на своих ногах пошла на операцию. Еще оглянулась, улыбнулась и помахала рукой. Никогда не забуду эту ее улыбку…

Зинаида Алексеевна внезапно замолкает. Пытается сдержать слезы.

- В час дня медсестра из окна показала нам ребеночка, - продолжает она. - Мы тут, конечно, всей семьей стали прыгать, обниматься. Заранее уже было договорено, что девочку назовем Милана.

Так они стояли во дворе, изнемогая от счастья, и ждали врача, чтобы поблагодарить и узнать подробности. Но прошел час, два, три… Что-то явно было не так. Какая-то странная наблюдалась суета вокруг. Между больничными корпусами сновали медики, на ожидающих родственников старались не смотреть. Вдруг кто-то из персонала решительным шагом направился к ним. И прозвучало предвестьем грядущей беды: «Нужна кровь».

Сдали кровь. Тревога нарастала. В семь вечера их пригласила главный врач роддома Каракоз САГИНГАЛИЕВА и сказала, что у роженицы открылось кровотечение, она потеряла пять литров крови, состояние тяжелое, «но мы делаем все возможное»…

На следующий день Зинаида Алексеевна увидела свою дочь - всю в трубках. Ей объяснили, что больная на искусственном дыхании. «Ты слышишь меня?» - и она почувствовала, как дочка сжала ей руку.

Вскоре роженицу перевезли в реанимацию. Несколько раз Зинаида Алексеевна заходила туда. Елена лежала, обложенная бутылками со льдом, она уже ни на что не реагировала. Мать обратилась в облздрав с воплем отчаяния: спасите дочь! Через неделю приехал доктор из южной столицы.

- Какой он давал разгон здешнему медперсоналу, было слышно на первом этаже, - вздыхает моя собеседница. - А Леночка продолжала оставаться в коме. Лицо ее сильно отекло. «У нее отек мозга, но ничего страшного, это все лечится», - успокаивали врачи. 16 апреля я, как обычно, поехала в роддом с утра, но меня к дочери не пустили. Через час домой вернулся зять. Глаза у него были красные. Я поняла, что Лены больше нет… Не описать, что я пережила - не дай бог никому хоронить собственного ребенка. Но мне не дает покоя мысль: дочь шла рожать, будучи совершенно здоровой. И погибла в стенах медицинского учреждения. Кто-то же должен ответить за ее смерть! За эти годы я столько бумаги исписала: обращалась в полицию, прокуратуру, Минздрав, администрацию президента… но все письма возвращаются сюда. А здесь все тормозится. Мне даже следователь посоветовала зря не тратить время: «Вы все равно ничего не добьетесь, все врачи друг друга покрывают».

- Тем не менее вы решили возобновить попытки найти виновных в смерти дочери?

- Просто я узнала, что министра здравоохранения посадили за коррупцию. И подумала, что теперь, наверное, что-то изменится к лучшему…

Мы не стали разубеждать Зинаиду Алексеевну, тем более что и нам хотелось бы в это верить. Но вот не столь давно следователь ОП-1 УВД города Тараза Толеген КАЛМАХАНОВ (кстати, тот самый, что не увидел ничего предосудительного в действиях врачей, угробивших роженицу Карлыгаш Буркитову) вновь отказал в возбуждении уголовного дела по факту смерти Елены СЕМИРЯГИНОЙ - с традиционной формулировкой «за отсутствием состава преступления». «По данным представленной медицинской документации, прямой причинной связи между действиями врачей и смертью Семирягиной Е. А. не имеется», - констатирует следователь. А как же тогда быть с комиссионным разбором данного случая в областном комитете по снижению материнской смертности и заслушиванием на коллегии департамента здравоохранения 6 июня 2006 года? Там ведь были сделаны следующие выводы: состояние больной расценено неправильно, лечение проводилось неадекватно. Оказывается, у Елены во время операции произошла большая кровопотеря: по данным акушера-гинеколога, 4, 5 литра, по мнению анестезиолога, 5 литров, по наркозной карте - 8 литров. А сколько фактически - неизвестно. И чтобы компенсировать кровопотерю, роженице перелили… 19 литров крови (при наличии у человека всего 5-5,5 литра!), при этом не провели никаких мероприятий, которые бы купировали негативные последствия столь массивного кровозамещения. И вот печальный вывод: «Смерть в данном случае была предотвратима». Невероятно, но следователи, к которым попадало данное дело, почему-то все дружно «не замечали» этого основополагающего вывода.

Впрочем, проигнорировали его и в жамбылском филиале Центра судебной медицины (ЦСМ), откуда вышло весьма приятное для медиков заключение. А когда очередной следователь по указанию прокуратуры вынес постановление о проведении комиссионной экспертизы, в ЦСМ его просто… не исполнили, посчитав, что это «нецелесообразно».

Галина ВЫБОРНОВА, фото Ольги ЩУКИНОЙ


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии