Горячие новости
Читайте также

Корневая проблема (интервью с режиссером Адильханом Ержановым)

Фото : 21 апреля 2011, 10:16

Корневая проблема (интервью с режиссером Адильханом Ержановым)

Настоящее кино должно заставлять задуматься. С этой точки зрения многие казахстанские фильмы очень впечатляют - постоянно задумываешься, зачем их вообще снимали. Но на днях автору этих строк удалось фрагментарно посмотреть «Риелторов» Адильхана Ержанова (на снимке) - и кажется, появилась лента, претендующая на нечто большее, чем обещание рассказать сказку про белого бычка.

Надо признать, что пока отечественное кино бродит по неведомым дорожкам, среди невиданных людей. Формально оно вроде про нас, фактически - про то, как мы выглядим в костюме от Армани. Кино выполняет роль портфолио для глянцевого альбома: вот тут мы рядом с американцами, здесь - в окружении степного разнотравья, а тут - жарим баурсаки. Мы красивые.

А кто мы, красивые? Куда идем? И зачем?

По большому счету, последним фильмом, рефлексирующим на эту тему, была «Конечная остановка» Серика Апрымова. Остановка в самом деле оказалась конечной - дальше автобус не поехал, потому что некому было показывать дорогу.

«Риелторам», конечно, далеко до статуса новой путеводной звезды, и Ержанов - не мессия. Но он снял настоящее кино о том, что волнует его поколение (поколение в данном случае - не только в хронологическом измерении, но и в культурологическом). Это поколение 20-30-летних, которым в 2030-м будет по 40-50.

Фильм, прямо скажем, неприятный. Во-первых, он небрежно снят, и некачественная картинка постоянно режет глаз. Во-вторых (и в главных), сама лента режет мозг. По сюжету прожигатель жизни Дарик хочет продать японцам земельный надел, принадлежащий его предкам, и вдруг попадает в условное прошлое к воинственным номадам. Собственно, домыслить, что произойдет дальше, несложно.

На протяжении полутора часов Адильхан целенаправленно макает зрителя во все то, чего этот зритель избегает даже подсознательно. Кто такие шала-казахи? Они больше казахи или шала? Почему русскоязычные представители титульной нации не учат родной язык? Не в том ли дело, что они могут это сделать, но - будем честными - тупо НЕ ХОТЯТ?

А мешает ли незнание языка понимать друг друга двум разделенным группам одной нации? Или это уже не одна нация? Можем ли мы объединиться и двигаться вместе к заветной цели или этого тоже кто-то НЕ ХОЧЕТ?

А кого считать манкуртом? Того, кто близок к традициям, но продает землю, или того, кто ничего не смыслит, но за родные места горой? Где наши корни?

Кстати, не исключено, что именно земля - то немногое, что у нас всех осталось общего, и именно поэтому Адильхан возвел ее в абсолют. Многие, конечно, улетают в теплые края и еще улетят, но нам-то, на минутку, жить здесь.

Скорее всего, у других зрителей «Риелторы» вызовут иные мысли, но заведомо можно сказать, что они будут не менее раздражающими.

А что вы хотели - очищение организма проходит посредством рвоты и диареи, наука не знает других путей.

- Адильхан, вдруг то, что ты хотел сказать, актуально только для тебя, а остальным будет пофиг? Так ведь оно, скорее всего, и будет.

- Каждый в своей жизни сталкивается с дилеммой - идти на компромиссы или нет. С годами их накапливается столько, что ты уже считаешься форменным ничтожеством.

Мне кажется, это актуально всегда - разборки с собственной совестью.

Мы проигнорировали в кино множество событий, тенденций, над которыми потом еще не одно поколение будет рефлексировать. Независимость - это же целый пласт культурных потрясений. И тема манкуртов, и тема национальной культурной реконкисты. Все это необязательно освещать в кино в контексте - можно даже в сказках задаваться этими вопросами, если в подтексте. Наше кино пока беззубое. Но зубы рано или поздно прорежутся.

- Почему казахские режиссеры говорят только о вечном, добром, общечеловеческом?

- Потому что в буржуазном обществе всегда царит эскапизм. Буржуазное общество - не только когда все сыты. Это когда есть и умеренная бедность. Ничто так не успокаивает, как стабильность, даже в бедности.

На протяжении всей истории кинематографа шли баталии за честное кино, и авторы делились на лагеря «левых» и «правых». И засилье жанрового кино считалось признаком болезни «мещанства».

Народ любит сказки, и современное казахстанское кино - просто нагромождение сказок. Чего ты хочешь, у меня тоже сказка!

- А есть ли сейчас фильмы, по которым можно судить о современном состоянии казахстанского общества, нации, государства? Если нет, то почему?

- Не припомню. Потому что подход к искусству у нас - как к другому измерению. В том измерении не матерятся, там не делятся на национальности, нет страданий. В принципе, подобной была литература раньше, пока смельчаки вроде Достоевского не проложили пути и не доказали, что литературные герои могут страдать и чувствовать так же, как и настоящие люди. Нынешнее кино пока стоит на том примитивном уровне. Если кинематограф - это зеркало общества, то у нас нет зеркала. С первого до последнего кадра все может быть дорого, профессионально, даже талантливо. Но по-настоящему ценится кино, в котором все, с первого до последнего кадра, - правда.

После съемок скончались два актера: Талас Умурзаков и Даурен Касенов. Адильхан посвятил фильм их памяти.

Тулеген Байтукенов, фото Владимира Третьякова


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии