Горячие новости
Читайте также

Перемена засиженных мест: какие последствия ожидать от скандала в ВС?

Фото : 22 апреля 2011, 12:12

 

Председатель Верховного суда (ВС) попросился в отставку и покинул свой пост. Правда, ушел недалеко - стал обычным судьей ВС. Это случилось после того, как шестеро его бывших подчиненных, уличенных, по мнению финпола, в коррупции, также были скоропалительно освобождены Сенатом от своих должностей.

 

МОЛЧАНИЕ ПОГОН

 

Концовка предыдущей недели оказалась бурной. Напомним, двое судей Верховного суда - Алмаз Ташенова и Саулетбек Джакишев - по мнению финансовой полиции злоупотребили должностными полномочиями в пользу АО, которое находится на территории Восточно-Казахстанской области. Сумма злоупотребления в виде ущерба для бюджета была названа вполне конкретная 212 млн тенге. Финпол был настолько убедителен, что Администрация Президента вышла в Сенат с предложением отправить подозреваемых в отставку.

Сенаторы согласились. Заодно с подачи финансовой полиции покинули свои посты еще четверо судей ВС - Мадлен Камназаров, Марзия Балтабай, Бахытжан Жакупов и Максут Абилхаир. Их заподозрили в менее тяжких грехах - коррупционных правонарушениях (непроцессуальные контакты, лоббирование интересов лжепредприятий, вынесение неправосудных решений и т.д.). Финал назначений тоже стал акцентированным: Мусабек Алимбеков потерял кресло председателя Верховного суда и стал обычным судьей ВС. А Генеральный прокурор РК Кайрат Мами был зарегистрирован депутатом Сената, а затем утвержден спикером верхней палаты Парламента.

В чем конкретно провинились экс-служители Фемиды, в Агентстве по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (АБЭиКП) не говорят. Формулировка молчания стандартная: «в интересах следствия». Все, как обычно: то, что можно сказать Администрации Президента и Сенату, простому народу знать не положено.

Как стало известно «ОКО», бизнес-структура, из-за которой бюджет, по версии следствия, не досчитался 212 миллионов тенге, занимается в ВКО добычей золота. По некоторым данным, в этом акционерном обществе были обнаружены такие финансовые огрехи, что было возбуждено уголовное дело, которое уже находится в суде. Восточноказахстанские правоохранители тоже предпочитают отмалчиваться по этому поводу, ссылаясь на то, что следствие в отношении этого АО вела следственная бригада из АБЭКП.

В обстановке догадок и официального молчания «ОКО» предлагает публично изложить свою точку зрения всем сторонам, которых касаются уголовные дела и другие обвинения в коррупции в отношении бывших судей Верховного суда.

 

МНЕНИЕ ПО ПОВОДУ

 

После сотрясения политического воздуха, в нем повис вопрос: что дальше?

Сергей Уткин, юрист (Алматы):

- Я думаю, кадровые перестановки в ВС - это конъюнктурный шаг. По некоторым сведениям, теперь уже бывшего председателя ВС Мусабека Алимбекова задумали сменить еще с месяц назад. Я не верю в какие-то кардинальные изменения после этих отставок. Судебная система в Казахстане коррумпирована, но признавать это не хочет никто из высокопоставленных чиновников, включая самих судей. Верховный суд говорит: да, есть отдельные негативные моменты, с которыми мы боремся. И все!

Коррупция - это не только продажность, это еще и «телефонное право». Наши судьи зависимы в первую очередь от своего шефа - председателя суда, в котором работают. Все решения должны быть, как минимум, согласованы с ним. А если председатель скажет: «Ты должен вынести такое-то решение», его подчиненный должен выполнить это указание. Если откажется, его «бросят под танки»: отменят несколько решений, дисциплинарно накажут и уволят из судейского корпуса. И даже если человек изначально пришел в судебную власть честным, то эта система ломает его. Ну а там, где можно выносить какие угодно решения «по звонку», всегда есть соблазн сделать то же самое за деньги. Эта коррупционная система сложилась уже давно, и положение становится все хуже - размер взяток и количество незаконных решений постоянно растут.

Да, после этой отставки часть судей, наверное, испугаются, и внешне все будет по-другому. Чуть-чуть побоятся и снова встанут на старый путь. Не исключаю, что в регионы пойдет «разнарядка» уличить и наказать пару-тройку коррупционеров. Я не верю в то, что новый председатель ВС будет вносить что-то новое в систему. Если какие-то вещи будут изменены, то исключительно для внешнего вида.

Мы видим сейчас нарастающее недоверие к нашей судебной системе со стороны простых людей. И хотя Верховный суд приводит цифры, по которым видно, что тех, кто обращается в суды, становится больше, это не должно вводить в заблуждение. Больше-то обращаться некуда за разрешением споров. Это страшно, если люди будут считать, что правды им нигде не найти. Такое неверие напрямую приведет к расшатыванию государственных устоев.

Уважение к судебной системе можно завоевать, показывая ЛИЧНОСТЕЙ, говоря всем: вот честный судья, назовите хоть одно незаконное решение, которое он вынес! Но вместо этого мы наблюдаем, что Верховный суд заинтересован в том, чтобы судья превратился в серую мышку в судейской мантии, у которого нет своего мнения.

Станислав НАМ

В прошлый четверг сенаторы освободили от должностей сразу шестерых судей Верховного суда - Мадлена Камназарова, Марзию Балтабай, Бахытжана Жакупова, Максута Абилхаира, Алмаз Ташенову и Саулетбека Джакишева, которых финансовая полиция подозревает в совершении коррупционных преступлений (двое последних, как стало известно во вторник, были доставлены в следственный изолятор). Мусабек Алимбеков добровольно сложил с себя полномочия председателя Верховного суда. Теперь он - рядовой член высшей судебной инстанции, а его место занял Бектас Бекназаров, прославившийся тем, что в свое время вынес первое заочное решение в стране (речь идет о так называемом «деле Кажегельдина»). Однако эксперты не спешат хлопать в ладоши и поздравлять фискалов с безоговорочной победой над коррупцией в отдельно взятом ведомстве.

«Скорый суд», или Кто имитирует борьбу с коррупцией?

Тагир Сисинбаев, бывший заместитель председателя Верховного суда:

- Я, как и вы, пользуюсь информацией, проходящей в СМИ, и не знаю, что произошло на самом деле. Но могу сказать следующее: сама процедура отстранения судей от должности не соответствует статусу и месту судебной власти в системе государственных координат. Судьи представляют ветвь государственной власти, и есть особая процедура освобождения их от должности. Мало того, прежде чем обвинить их, как впрочем, и любого другого человека, в совершении того или иного деяния, а уж тем более преступления, необходимо доказать их вину. Но в данном случае этого не было сделано. По сообщениям СМИ, финансовая полиция представила в качестве доказательства виновности некие «прослушки». Согласно Конституции, судья Верховного суда не может быть арестован, подвергнут приводу, мерам административного взыскания, налагаемым в судебном порядке, привлечен к уголовной ответственности без согласия сената, кроме случаев задержания на месте преступления или совершения тяжкого преступления. Это обстоятельство и тот «скорый суд», вернее, как сказал Гани Касымов, «чрезвычайное заседание сената», когда буквально за считанные часы был собран дисциплинарный совет, Высший судебный совет, и дальнейшие процедуры, и наконец, формальное заседание сената - все это свидетельствует об отношении государственных органов к судебной системе. И вообще становится непонятным, освободили ли судей от должностей за правонарушения, несовместимые со званием судьи, или же сенат дал согласие на привлечение к уголовной ответственности. Замечу, в озвученной информации нет данных, что судьи были задержаны на месте преступления или совершили тяжкое преступление. Если уж с судьями так поступили, то что ждет нас, обычных граждан? Никто не застрахован от обвинений в коррупции без должных на то доказательств, а главное - от последствий, которые влекут за собой такого рода обвинения. Простите, но по тем основаниям, по которым освободили судей, в свое время следовало отправить в отставку многих высокопоставленных чиновников - аудиозаписи их разговоров до сих пор при желании можно найти в Интернете. Освобождать же от должности судей по информации органов финансовой полиции - это поспешность. Если и были «прослушки», то необходимо было доказать аутентичность голосов, провести другие необходимые следственные действия. Во-вторых, органы следствия должны были бесспорно доказать вину. В худшем случае, судей должны были временно, на период расследования, отстранить от исполнения обязанностей, но не устраивать судилище и лишать их должностей. Все это попахивает недалеким прошлым, на которое многие любят ссылаться, когда судьбу человека решали без суда и следствия. И я уверен, что эти события не прибавят авторитета государственной власти, даже наоборот. Что будет завтра, когда следствие скажет, что эти судьи невиновны? Это позор не только для этих шести судей, которые всю жизнь отдали правосудию, но и позор для всего государства. Их во всеуслышание обвинили в преступлениях и уже сделали виновными. У меня большие сомнения в том, что будут уголовные дела в отношении этих лиц и приговор суда о виновности кого-либо из них. Возникает вопрос: кому это нужно сегодня?

- Что вы можете сказать о личностях судей, освобожденных от должностей?

- Они в судебном корпусе работают давно, всех я знаю лично. Они - опытные и профессиональные судьи.

- Почему пострадали именно эти шестеро?

- Даже затрудняюсь сказать. Большинство из них - представители надзорной коллегии, рассматривающей гражданские, хозяйственные дела и дела об административных правонарушениях. Но не знаю, почему именно эти шестеро попали под удар. У меня одни лишь вопросы по поводу этой ситуации, и я не нахожу ответов на них.

- А может быть, мишенью были вовсе не они, а Мусабек Алимбеков?

- Я не исключаю такого хода событий, хотя, как мне кажется, это маловероятно. Я думаю, что мы имеем дело с обыкновенной имитацией борьбы с коррупцией. Вместо борьбы с системной коррупцией решили на примере судей бросить обществу кость, и теперь на всех углах будут склонять судей и судебную систему и вызывать еще большее недоверие к судам. Это - беспредел, когда можно всех прослушивать и обвинять. Не меньший беспредел и то, как сенаторы безропотно соглашаются с этими обвинениями. Ведь никто из сенаторов даже не спросил, доказана ли вина судей. На мой взгляд, сенат поступил беспринципно. Так же было в 1990-е годы, когда одномоментно освободили от должностей 11 председателей областных судов по непонятным основаниям. Правда, некоторых судей потом вернули на свои места…

- Действительно ли в руках судей Верховного суда есть механизм, позволяющий совершать преступления, которые им инкриминирует финансовая полиция?

- Механизм для нечистоплотных людей при государственных должностях всегда найдется. В данном случае судей обвинили в том, что они выносили решения в пользу юридических лиц вопреки интересам государства. Но кто это установил? Финансовая полиция? Но почему в таком случае якобы незаконные судебные решения не опротестованы и не отменены? А где была прокуратура - орган высшего надзора за законностью? Почему везде, в том числе и в парламенте, о якобы совершенных деяниях докладывает руководство финансовой полиции, так называемого «силового органа» (я так не люблю этот термин, не применимый, на мой взгляд, к понятию «демократическое государство»). Честно сказать, меня вся эта ситуация возмущает до глубины души. Да, бесспорно, если кто-то из них виновен, он должен понести наказание. Но, замечу, судей никогда жестко не наказывали за неправосудные решения, если это не было результатом умышленных действий. Не получится ли так, что теперь судьи будут выносить решения с оглядкой на финансовую полицию? На сей счет у меня есть обоснованное опасение.

- То есть существует еще что-то, позволяющее говорить о дискредитации судебной власти?

- А разве нельзя назвать дискредитацией прошлогоднее сокращение судейского корпуса, когда судей фактически сравняли с клерками, занятыми на государственной службе? Это немыслимо, такого не может быть ни в одной другой стране мира, потому что деятельность судей регламентируется конституционным Законом «О судебной системе и статусе судей в РК». Сокращение судей уже тогда расценивалось как плохой симптом, сегодня же мы получили новые подтверждения того, в какой сегодня ситуации находится судебная система. Может быть, в этом есть вина и самой судебной системы. Например, есть вопросы по подбору кадров, морально-нравственному облику кандидатов в судьи. И все это очень грустно.

- Отстраненные судьи могут опротестовать свое отстранение от должности?

- Конечно, могут, но вряд ли будут это делать, потому что судьи у нас сегодня фактически не защищены. Я очень надеюсь на то, что новый генеральный прокурор Асхат Даулбаев, посоветовавший не делать поспешных выводов в ситуации, в которую попали шесть судей, расставит в этом деле точки над i.

- Чего вы ждете от нового председателя Верховного суда Бектаса Бекназарова?

- Бекназаров - опытный управленец и профессионал. Начал свой трудовой пусть с судебного исполнителя и прошел все звенья судебной системы. Вдумчив, взвешен и без чванства. Надеюсь, что все потрясения в судебной системе, которые начались в 1990-х годах с привлечения председателя Верховного суда РК к уголовной ответственности, наконец-то закончатся с его приходом, и он сможет добиться того, чтобы судебная ветвь заняла, как ей и полагается по Конституции и фактически, достойное место в системе государственной власти, потому что суд - это единственный орган, куда наши граждане идут за защитой своих нарушенных прав.

 

Рыба гниет с головы, или Наведет ли порядок Бекназаров?

 

Тамара Симахина, юрист Конгресса журналистов РК и Союза журналистов РК:

- Что тут скажешь? Идет борьба с коррупцией. И если обычно привлекаются к ответственности за коррупционные правонарушения сотрудники полиции, прокурорские работники, изредка судьи районных и областных судов, то сегодня мы видим, что под прицел попали судьи Верховного суда. И это обнадеживает. В том плане, что, наконец, обращено внимание на третью ветвь власти и что в судебной системе, может быть, на самом деле будет наведен порядок. Сегодня в судах работать очень сложно. В процессе большую часть сил приходится тратить на то, чтобы добиться соблюдения законности при проведении заседаний, а потом - биться за отмену незаконного судебного решения. Это правильно, что наводить порядок начали сверху, но я надеюсь, что он будет наведен не только в Верховном суде, но и в судах нижестоящих инстанций, к работе которых масса вопросов. О многочисленных нарушениях в судебной системе в течение двух лет писала газета Central Asia Monitor, и получается, что журналисты были правы, когда как могли привлекали внимание общественности к тому, что на самом деле происходит в суде, начиная с грамматических ошибок и заканчивая тем, что вместо одного человека судьи осуждают другого.

- Но вам не кажется странным, что сразу шестеро судей Верховного суда были уличены в коррупционных действиях?

- Судя по сообщениям Генеральной прокуратуры о том, что возбуждение уголовных дел уже санкционировано, следует полагать, что судьи в разработке были давно, за ними наблюдали определенное время, и, скорее всего, были основания подозревать, что именно эти судьи, мягко говоря, нечисты на руку. Чтобы возбудить уголовное дело, нужно провести предварительное расследование, и должны быть веские основания. Для меня, на самом деле, вся эта ситуация не печальна. За державу, конечно, обидно, потому что положение судебной системы настолько плачевно, что сразу шесть судей Верховного суда подпадают под уголовное преследование. Но то, что на суды обращено внимание и предпринимаются конкретные действия для наведения порядка, - для меня момент положительный. И не только в том плане, что если будет доказана виновность этих судей, их привлекут к уголовной ответственности, но и как урок для всех остальных. Возможно, что после этих событий хотя бы год или два мы будем нормально, по-настоящему, работать в судах, что поднимется интерес к адвокатам и юристам, которые не «носят и разводят», а действительно, в состоянии думать и профессионально работать в судебных процессах.

- Но почему судей уже назвали коррупционерами, как утверждает ряд юристов, без суда и следствия?

- Это может сделать только суд. Пока что лишь возбуждены уголовные дела. Сейчас будут вестись процессуальные действия - допросы, экспертизы. И если следствие сочтет, что располагает достаточными доказательствами, то судьям будет предъявлено обвинение, а материалы дела будут переданы в суд. Только когда будут пройдены все судебные инстанции, включая апелляцию, кассацию и надзор, а решение вступит в законную силу, человека можно будет назвать преступником.

- По закону, на момент проведения следственных мероприятий их обязательно нужно было снимать с должностей?

- Насколько знаю, да. В Законе «О судебной системе и статусе судей» такая процедура предусмотрена. И это логично. Это точно так же, как и в случае с депутатами, - сначала его лишают иммунитета, а затем в отношении него ведется расследование уголовного дела.

- А могли ли судьи стать жертвами неоконченной и необъявленной войны между Верховным судом и генпрокуратурой? Алимбеков-то ушел с поста…

- Я бы не хотела смотреть на ситуацию с политической точки зрения.

- Но насколько правильно то, что Алимбеков остался членом Верховного суда?

- Это не противоречит закону, однако с точки зрения этики… Судьей в районном суде еще допустимо, но оставаться там же… Есть примеры зарубежных стран, когда высокопоставленные чиновники и судьи, если обнаруживаются значительные нарушения в их ведомстве, просто уходят в отставку.

- Что вы скажете о новом председателе Верховного суда Бектасе Бекназарове?

- Он возглавлял Актюбинский областной суд, и, насколько я помню, там одними из первых ввели видеосъемку в зале суда. Это уже хорошо, потому что гласность судебного процесса стимулирует его участников вести себя корректно и действовать строго по закону. Также могу сказать, что на одном из «круглых» столов, проводимых фондом «Адил соз», я сталкивалась с судьей из Актюбинского областного суда. Мне понравилось - в судье чувствовалось более глубокая ответственность по сравнению с представителями судейского корпуса из южных регионов. Поэтому будем надеяться, что Бекназаров сможет навести порядок.

 

Не пойман - не вор, или Почему мы боремся со следствиями, а не с причинами?

Виталий Воронов, адвокат, президент фонда «Транспаренси-Казахстан»:

- Считаете ли вы отстранение от должностей судей Верховного суда обыкновенной борьбой с коррупцией, и не кажется ли вам необычным, что сразу шестеро судей такого уровня попали в поле зрения финансовой полиции?

- Конечно, считаю. Это не просто необычное, а сверхординарное, суперскандальное, из ряда вон выходящее событие. Только надо сразу определиться с терминами: в соответствии со ст.55 Конституции РК сенат не «отстранил», а «освободил» от должностей сразу шестерых судей Верховного суда, что далеко не одно и тоже. Отстранение - временная мера, освобождение - окончательная. С другой стороны, представьте себе ситуацию, чтобы сразу шесть членов правительства или депутатов парламента были бы обвинены в коррупции! А здесь - СУДЬИ, вершители судеб человеческих. Причем, судьи Верховного суда, который является высшим судебным органом по всем делам (гражданским, уголовным и иным). Хотя, как правильно заметил новый генеральный прокурор страны, выводы еще делать рано, надо дождаться окончания расследования и обвинительного (а может быть, и оправдательного) приговора суда.

- Что вы можете сказать персонально о каждом судье, освобожденном от должности?

- Я лично знаком практически с каждым из них. С профессиональной точки зрения, к большинству этих судей относился и отношусь с большим уважением как к юристам высокой квалификации и знаний. Тем неприятнее осознавать, что именно они обвинены в совершении далеко не безобидных действий. Я, например, искренне был благодарен судье Алмаз Ташеновой - уже почти 15 лет назад она отказалась удовлетворить незаконный и необоснованный иск Министерства обороны РК (поддержанный Минюстом, Госкомимущества и другими госструктурами) о фактической «национализации» имущества ДОСААФ, интересы которого я представлял в Верховном суде. Хотя на нее явно оказывалось серьезное непроцессуальное давление. Судья Марзия Балтабай, по моему мнению, является одной из самых открытых, компетентных, общественно активных представителей судейского корпуса страны. Да и про других судей ничего предосудительного сказать не могу. Хотя с очень многими решениями Верховного суда, вынесенными в том числе и с участием названных судей, я не могу согласиться. Однако утверждать о коррупционной подоплеке этих дел я не могу. Не пойманный, как говорится, не вор.

- Все ли полагающиеся процедуры были соблюдены при освобождении данных судей? Обязывает ли закон освобождать судей от должности на время расследования?

- Если смотреть, не вникая глубоко в требования закона, то, внешне предусмотренные законодательством процедуры для освобождения шестерых судей Верховного суда от должностей были соблюдены. Хотя есть некоторые «но». В конституционном Законе» О судебной системе и статусе судей РК», который по юридической силе выше других законов и кодексов, не содержится понятие «отстранение судьи от должности». Судья может быть освобожден от должности и полномочия его прекращены (что и произошло в данном случае). Есть норма (статья 33 закона), согласно которой полномочия судьи приостанавливаются, если «дано согласие на привлечение судьи к уголовной ответственности». Почему-то сенат этой нормой закона не воспользовался, хотя, вероятнее всего, это произошло потому, что такой просьбы не содержалось в представлении президента. Если точно следовать букве закона, то полномочия судей могли быть прекращены только после вступления в законную силу обвинительного приговора суда в отношении этих судей. И на этом основании сенат мог прекратить их полномочия. Как знать, возможно, на сенаторов подействовала серьезность аргументов и фактов, приведенных руководителем антикоррупционного ведомства….

- Каким образом данный прецедент скажется на работе третьей ветви власти?

- Скажется, это точно. Каким образом, прогнозировать трудно. Однозначно судьи станут больше бояться. Только вот чего? Могут, боясь подозрений в коррупции, наоборот, закрывать глаза на многочисленные нарушения, допускаемые органами уголовного преследования, и выносить в угоду им неправосудные приговоры, либо существенно повысят «таксы» за риск. Ну, может быть, все разом станут строго следовать духу и букве закона. Хотя вряд ли… Уголовный кодекс - далеко не самый лучший способ борьбы с коррупцией. Все это - борьба со следствиями, а надо устранять причины.

- Какие ожидания вы связываете с назначением нового председателя Верховного суда?

- Боюсь «накаркать», но он объективно не может изменить систему, даже если сильно захочет. Мне представляется, что нам всем нужно определиться в главном: что есть суд как учреждение, что есть его председатель и для чего он нужен? Если воспринимать суд как государственную контору, в которой работают наемные работники, то в ней, конечно, должен быть начальник-бастык. А если рассматривать суд как особый вид государственного учреждения, в котором служат закону и только ему особые люди - судьи, никому, кроме закона, не подчиняющиеся, и у которых нет начальства, то председатель там может быть, но он должен выполнять только организационные (а не административные) функции. На эту должность надо выбирать из состава судей данного суда самого одаренного организаторскими способностями. Именно выбирать самими судьями, исходя из его авторитета. Причем не более чем на один год с правом переизбрания на другой срок. И доплачивать за дополнительную нагрузку. Никакой коллектив судей не переизберет на новый срок судью-председателя суда, если он возомнит себя начальником и будет беспредельничать, забыв норму закона о том, что «судьи по конкретным делам никому не подотчетны», либо сам попадет через год в «рядовые» и испытает все прелести подчинения бывшему подчиненному. Кстати, вы не задавались вопросом: чем вообще занимаются председатели областных судов или Верховного суда? Они же в первую очередь являются СУДЬЯМИ! В областных судах (и судах г.г.Астана и Алматы) есть апелляционные и кассационные коллегии, в которых есть свои председатели. А чем занимаются председатели этих судов? Председатель Верховного суда тоже выполняет либо представительские функции, либо административные. Ну, еще председательствует на пленарных заседаниях и подписывает нормативные постановления. Но и он, по сути и в основном, должен быть СУДЬЕЙ, а не членом (как у нас обычно пишут журналисты) Верховного суда.

Хотелось бы, чтобы новый руководитель судебной ветви власти в стране озаботился существующей проблемой непроцессуальной зависимости судей от своих председателей и сделал все возможное для того, чтобы исключить эту зависимость вообще либо сделать ее минимальной.

Алмагуль ОЛЖАС


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии