Системы контроля правосудия в Китае, Вьетнаме, России и Казахстане

22 января 2011 г. в Японии, в Нагойском университете, прошел международный семинар в рамках исследовательского проекта на тему «Сравнительное исследование систем контроля над правосудием в Китае, Вьетнаме, России и странах Центральной Азии». Семинар был организован Высшей школой права Нагойского государственного университета и Центра научного обмена в сфере юриспруденции и политологии в Азии при Нагойском государственном университете (CALE). В начале 90-х годов Высшая школа права Нагойского университета и CALE начали реализовывать программу исследования и изучения правового и политического развития в странах Азии. В процессе выполнения данной программы Высшая школа права установила связи с университетами, исследовательскими институтами и правоохранительными органами во многих азиатских странах. В течение этого времени Высшей школой права и CALE проведены несколько международных симпозиумов (например, в 1998 г. международный симпозиум на тему «Социальные изменения и поддержка правового развития в Азии», в 2002 г. «Правовые и структурные преобразования в XXI веке в странах Центральной Азии», в 2007 г. Азиатский симпозиум по конституционному праву).

В нем приняли участие ученые из Китая, Японии, Вьетнама, России, Узбекистана и Казахстана. Цель семинара - обмен мнениями и обсуждение проблем о состоянии правосудия и контроля над ним в странах, обозначенных выше.

Системы контроля правосудия в Китае, Вьетнаме, России и Казахстане

 

22 января 2011 г. в Японии, в Нагойском университете, прошел международный семинар в рамках исследовательского проекта на тему «Сравнительное исследование систем контроля над правосудием в Китае, Вьетнаме, России и странах Центральной Азии». Семинар был организован Высшей школой права Нагойского государственного университета и Центра научного обмена в сфере юриспруденции и политологии в Азии при Нагойском государственном университете (CALE). В начале 90-х годов Высшая школа права Нагойского университета и CALE начали реализовывать программу исследования и изучения правового и политического развития в странах Азии. В процессе выполнения данной программы Высшая школа права установила связи с университетами, исследовательскими институтами и правоохранительными органами во многих азиатских странах. В течение этого времени Высшей школой права и CALE проведены несколько международных симпозиумов (например, в 1998 г. международный симпозиум на тему «Социальные изменения и поддержка правового развития в Азии», в 2002 г. «Правовые и структурные преобразования в XXI веке в странах Центральной Азии», в 2007 г. Азиатский симпозиум по конституционному праву).

В нем приняли участие ученые из Китая, Японии, Вьетнама, России, Узбекистана и Казахстана. Цель семинара - обмен мнениями и обсуждение проблем о состоянии правосудия и контроля над ним в странах, обозначенных выше.

Указанный проект, как сообщил его руководитель профессор Сугиура Казутака, будет реализовываться в течение четырех лет. Цель проекта - исследование систем контроля судов и правосудия в постсоциалистических странах, а также процесса развития, изменения и реформирования этих систем, и чем они отличаются друг от друга. Исходя из этой целевой установки, перед участниками семинара были поставлены для обсуждения следующие вопросы:

- какова система контроля над правосудием. Представляет ли она контроль правящей политической партии, либо контроль политической ветвью государственной власти (парламентской фракцией большинства или правительством), либо контроль судебной властью государственной власти;

- как соотносятся различные виды контроля с принципом независимости судей в странах, где такая независимость возведена в ранг конституционного принципа;

- оказывается ли какое влияние на процесс подбора и назначения (избрания) судей, контролируется ли такой процесс;

- какова историческая основа формирования системы контроля, и почему эта система существует в настоящее время;

- какова роль руководящих директив (разъяснений) Верховного Суда; какое влияние они оказывают на судей и судебную деятельность; каковы происхождение и исторические корни этой системы, и что оправдывает ее существование сегодня;

- как формируется бюджет суда;

- какие существуют иные формы влияния на правосудие.

Ниже приводятся выступления участников семинара.

Обзор семинара подготовлен кандидатом юридических наук, членом Научно-консультативного совета при Верховном Суде Республики Казахстан  Г. Сулейменовой.

 

 

Контроль за судебной системой в Социалистической Республике Вьетнам

  

Май Хонг Ю, профессор Университета права имени Хо Ши Мина (Вьетнам)

 

Правосудие следует рассматривать как особую сферу государственной деятельности, осуществляемую специально подготовленным и организованным аппаратом. В самом широком смысле к органам правосудия или юстиции следует отнести суды, прокуратуру, адвокатуру, следственный аппарат и другие учреждения. Стержнем всей этой системы является суд, в организации и деятельности которого отражаются все основные проблемы правосудия.

Сегодня можно считать основательно утвердившейся точку зрения о том, что судебная власть является самостоятельной ветвью государственной власти, а судебная система является совокупностью всех судов, входящих в единую систему, имеющих общие задачи, принципы организации и деятельность по осуществлению правосудия и реализующую посредством правосудия самостоятельную судебную власть, действующую независимо от законодательной и исполнительной власти.

Самый яркий показатель правового государства - реальная независимость судебной системы. Но эта проблема острая, и не только в нашей стране, она стара как мир.

 

Кратко о судебной системе Социалистической Республики Вьетнам

Правовую основу судебной системы СРВ составляют Конституция 1992 г. (с последующими изменениями 2001 г.), а также Закон от 2 апреля 2002 г.«Об организации народных судов».

В соответствии с Конституцией (ст. 127) органами правосудия Вьетнама являются Верховный суд, местные народные суды, военные суды и предусмотренные законом другие суды. В особых случаях (например, при введении чрезвычайного положения) Национальное собрание может образовать особый суд. В низовых единицах действуют соответствующие организации граждан для рассмотрения мелких проступков и урегулирования незначительных споров среди населения.

Суды Вьетнама наделены функцией отправления правосудия как по уголовным, гражданским, брачно-семейным, трудовым, хозяйственным и административным делам, так и по предусмотренным законом «другим делам». Конституционное правосудие как особый институт во Вьетнаме отсутствует.

По Закону «Об организации народных судов», высшим судебным органом страны является Верховный суд СРВ, состоящий из пленума, президиума, Центрального военного суда (Военной коллегии), судебных коллегий по уголовным, гражданским, хозяйственным и административным делам, а также кассационных коллегий. Последние рассматривают в качестве суда второй инстанции дела по кассационным протестам или жалобам на не вступившие в законную силу приговоры и решения судов нижестоящей (первой) инстанции провинциальных, городских народных судов центрального подчинения.

Верховный суд осуществляет ряд предусмотренных законом функций: контроль за судами по единообразному применению законодательства; обобщение судебной практики; надзор за судебной деятельностью в стране. Кроме того, Верховный суд рассматривает наиболее важные дела в качестве суда первой инстанции; рассматривает в надзорном порядке, а также по вновь открывшимся обстоятельствам дела, по которым уже вступившие в законную силу приговоры или решения были опротестованы или обжалованы.

Провинциальные, городские народные суды центрального подчинения - суды среднего звена судебной системы. Организационные структуры провинциального, городского народного суда составляют президиум и судебные коллегии. Он полномочен рассматривать: а) установленные процессуальным законодательством дела в качестве суда первой инстанции; б) дела в кассационном порядке; в) дела в надзорном порядке, а также по вновь открывшимся обстоятельствам.

Уездные, районные (городские) народные суды провинциального подчинения - суды основного (низшего) звена судебной системы Вьетнама. Они не имеют организационной структуры, подобной вышестоящим судам. Эти суды полномочны рассматривать установленные процессуальным законодательством дела в качестве судов первой инстанции (кроме хозяйственных и административных дел, подсудных только вышестоящим судам).

Военные суды созданы во Вьетнамской Народной Армии и включают Центральный военный суд (Военную коллегию Верховного суда), окружные военные суды и приравненные к ним военные суды, региональные военные суды.

Реализуя свои функции, судебная власть опирается не на один-два высших государственных органа (как это происходит с законодательной и исполнительной властью), а на всю совокупность судебных органов - от самых низовых до верховных. Каждый из судебных органов, независимо от своего места в системе, разрешает конкретные дела совершенно самостоятельно, руководствуясь исключительно законом и правосознанием. Каждый судебный орган, а не только Верховный суд является носителем судебной власти.

Статья 130 Конституции 1992 г. предусматривает: «В ходе судебного разбирательства судьи и присяжные заседатели независимы и подчиняются только закону». Однако «независимость» суда во Вьетнаме является относительной.

 

2. Контроль органов государственной власти за судебной системой

По Конституции 1946 г. во Вьетнаме государственный аппарат был организован на основе принципа разделения государственной власти, согласно которому судебная власть независима от законодательной и исполнительной власти. Однако по Конституции 1959 г., особенно по Конституции 1980 г. и по Конституции 1992 г. (с изменениями и дополнениями 2001 г.), государственный аппарат организован на основе принципа верховенства органов государственной власти, согласно которому Национальное собрание - высший представительный орган и высший орган государственной власти осуществляет верховный контроль за всей государственной деятельностью, в том числе за деятельностью судов.

Национальное собрание решает вопрос о принятии плана законодательной деятельности и издания указов; контролирует соблюдение Конституции, законов и постановлений Национального собрания; рассматривает отчеты о работе Президента, Постоянного комитета Национального собрания, Правительства, Верховного народного суда и Верховной народной прокуратуры.

Как верховный орган власти Национальное собрание может отменять акты Президента, Постоянного комитета, Правительства, Премьер-министра, Верховного народного суда и Верховной народной прокуратуры, противоречащие Конституции, законам и постановлениям Национального собрания (ст. 84 Конституции 1992 г.).

Постоянный комитет - постоянно действующий орган Национального собрания - вправе осуществлять контроль за соблюдением Конституции, законов и постановлений Национального собрания, указов и решений Постоянного комитета; контролировать деятельность Правительства, Верховного народного суда, Верховной народной прокуратуры; приостанавливать действие актов Правительства, Премьер-министра, Верховного народного суда, Верховной народной прокуратуры, противоречащих Конституции, законам, постановлениям Национального собрания и вносить в Национальное собрание предложение по их отмене; отменять акты Правительства, Премьер-министра, Верховного народного суда, Верховной народной прокуратуры, противоречащие указам и решениям Постоянного комитета (ст. 91 Конституции 1992 г.).

Председатель Верховного суда Вьетнама избирается на должность и освобождается от должности Национальным собранием по представлению Президента республики. Срок его полномочий равен сроку одного созыва Национального собрания - 5 лет. Он подотчетен Национальному собранию, а в период между сессиями - его Постоянному комитету и Президенту республики.

Глава государства - Президент избирается сроком на 5 лет Национальным собранием из числа депутатов и отчитывается перед ним за свою деятельность. Президент уполномочен: опубликовывать Конституцию, законы, указы; вносить в Национальное собрание предложения о назначении, освобождении и отзыве Вице-президента, Премьер-министра, председателя Верховного народного суда и главного прокурора Верховной народной прокуратуры; на основе решений Национального собрания или его Постоянного комитета назначать, освобождать, отзывать вице-премьера и других членов Правительства; назначать, освобождать и отзывать заместителей председателя и судей Верховного народного суда, а также заместителей и членов Верховной народной прокуратуры (ст. 103 Конституции 1992 г.).

Все другие судьи - председатель, его заместители судебных коллегий, судьи местных народных судов всех уровней и военных судов (по предложению Совета отбора судей) - назначаются и освобождаются от должности председателем Верховного суда. Срок полномочий всех судей любого уровня - 5 лет. Народные заседатели избираются соответствующими народными советами - эти народные советы на самом деле еще есть сильное влияние на назначение, увольнение или понижение в должности судьей местных народных судов на том же уровне.

Вышеуказанные положения Конституции и действующее законодательство сильно влияют на независимость судов.

 

3. Контроль Коммунистической партии Вьетнама за судебной системой

Основным законом (ст. 4) руководящая роль в государстве и обществе в целом и в судебной системе в частности закреплена за Коммунистической партией Вьетнама.

Компартия Вьетнама определяет политику улучшения государственного аппарата и судебной системы. В Резолюции Политического бюро от 2 июня 2005 г. NQ49-NQ/TW «О стратегии судебной реформы до 2020 г.» изложена идея реформы организации судебной системы не по административно-территориальным единицам, а по функции отправления правосудия. В настоящее время по этой линии строится проект по обеспечению независимости местных судов.

Компартия Вьетнама ведёт работы по планированию, подготовке, переподготовке и введению своих членов на ключевые должности на всех уровнях судов. Все выборы, назначения судов (переизбранные или вновь назначенные) осуществляются под руководством партии. Закон не предписывает, но в действительности, чтобы быть назначенным на должность, судья должен быть членом партии.

Компартия Вьетнама также контролирует организацию и деятельность судов через партийные организации и членов партии.

Судебная власть - это инструмент, посредством которого право воздействует на общественные отношения. Судьи не могут не предвидеть политических последствий тех или иных своих решений, а вынося решение, не могут не считаться с этими последствиями.

Полная деполитизация судебной власти невозможна, как бы мы не стремились к этому.

 

4. Социальный контроль за судебной системой

Статья 7 Закона «Об организации народных судов» гласит: «Судебные слушания открыты, кроме случая необходимости закрытого заседания для сохранения государственной тайны, лучших традиций нации или сохранения секретов сторон в соответствии с их законными требованиями».

Присутствие публики обеспечивает социальный контроль над правосудием. Общество должно иметь возможность контролировать и знать, что в судебных залах творится не расправа, а справедливое разбирательство. Такой контроль обязывает суд вести себя должным образом, соблюдая установленные процедуры.

К сожалению, эти принципы зачастую остаются только декларациями, их разрушают многочисленные нормативные правила и практика. Теоретически потребность в социальном контроле над судебной системой не вызывает сомнений. Проблема в том, что попытки создания действенных механизмов общественного контроля сегодня во Вьетнаме зачастую упираются в низкую социальную активность граждан.

В соответствии с положениями Конституции и действующим законодательством, любой человек имеет право обжаловать на незаконные действия должностных лиц и государственных служащих, в том числе судей при исполнении ими служебных обязанностей. На основе рассмотрения жалоб и заявлений граждан (тех, кто участвует в процессе) компетентные государственные органы выявляют нарушения закона со стороны судей, работников судов.

При детальном изучении гласности как принципа судопроизводства нетрудно заметить, что закон затрагивают лишь один аспект открытости правосудия - возможность доступа заинтересованных лиц и вообще публики в зал, где происходит судебное разбирательство. Другой аспект - это право средств массовой информации на освещение судебной деятельности и, в особенности, конкретных судебных процессов. Принцип гласности в этом смысле - это уже не столько принцип деятельности правосудия, сколько конкретизация принципов свободы печати и информации в сочетании с открытостью правосудия. Через прессу были обнаружены нарушения закона, взяточничества со стороны судей, секретарей судов, которые были преданы суду. «Четвертая власть» является одним из каналов контроля и надзора за судебной деятельностью и имеет сильное воздействие на общественное мнение во Вьетнаме в последние годы.

Из всех властей судебная власть - слабейшая: она не опирается на волеизъявление избирателей, как законодательная, и не располагает силовыми структурами для принуждения, как власть исполнительная. Но сила судебной власти - в уважении цивилизованного общества к праву и к суду как его профессиональному толкователю и справедливому применителю. По нашему мнению, контроль за судебной системой в Социалистической Республике Вьетнам должен быть направлен на улучшение именно этих сил судебной власти!

 

 

Система контроля за правосудием во Вьетнаме

  

Нгуен Чи Биг Нгок, директор Отдела последипломного образования Университета права имени Хо Ши Мина

 

1. Судебная система Вьетнама

Общая характеристика

Как социалистическая модель, судебная система Вьетнама имеет такие черты, как выборность всех судей и народных заседателей; равенство прав судей и народных заседателей; совпадение границ административно-территориальных единиц и судебных округов (специальные судебные округа не создаются). Избранный местным советом суд действует на его же территории, в границах этой же территории действует и соответствующий орган Коммунистической (правящей) партии.

• Принципы деятельности:

1) осуществление правосудия только судом, другие должностные лица и органы государства не вправе присваивать себе функции правосудия (ст.127 Конституции 1992 г.);

2) независимость судей и подчинение их только закону, ни один государственный орган, должностное или иное лицо не вправе указывать суду, как ему следует решать то или иное дело (ст. 130 Конституции 1992 г.);

3) свобода доступа к суду. Нельзя отказывать в приеме дела по причинам отсутствия закона или его неясности (ст. 167 ГПК);

4) коллегиальное отправление правосудия (ст. 17 УПК и ст. 14 ГПК);

5) ведение судебного процесса на языке, понимаемом сторонами или с обеспечением им переводчика за счет государства (ст. 133 Конституции, ст. 24 УК, ст. 20 ГК);

6) гласность, т.е. открытый, публичный суд. Закрытые заседания проводятся, если в процессе затрагиваются вопросы государственной тайны, интимные отношения сторон (ст. 131 Конституции);

7) возможность обжалования и пересмотра судебного решения путем апелляции (повторное рассмотрение дела по существу по процедуре первой инстанции), кассации (проверка выполнения закона судом), ревизии, которая сочетает черты апелляции и кассации (ст. 28З, ст. 305 ГПК и ст. ст. 273, 291 УПК);

8) ответственность государства за судебную ошибку. Государство возмещает физическому или юридическому лицу ущерб, который причинен ему ошибочным судебным решением, неправильным осуществлением правосудия (ст. 30 УПК и резолюция Постоянной комиссии Национального собрания NQ388/2003/NQ-UBТVQH).

Конституция закрепляет некоторые особые принципы в сфере уголовного процесса - гарантии правосудия, поскольку именно в уголовном процессе судебное, т.е. государственное принуждение проявляется особенно жестко. К их числу относятся: право обвиняемого на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей, которые решают вопрос о его виновности или невиновности; право пользоваться помощью адвоката с момента задержания; право на бесплатную юридическую помощь в установленных законом случаях; презумпция невиновности: каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда; никто не может быть осужден повторно за одно и то же преступление; при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона; закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

Что такое система контроля за правосудием?

Прежде всего согласна с тем, что контроль за правосудием должен рассматриваться как незаконные действия государства или правящей партии, несмотря на ее косвенное или прямое проявления. И действительно, эта система контроля в одной стране является законной, а в другой - нет.

Какова ситуация во Вьетнаме? Какова обоснованность системы контроля за правосудием - практическая, теоретическая или юридическая? Каково соотношение такой системы контроля с ориентацией создания социалистического правового государства во Вьетнаме? Каково влияние данной системы контроля на принцип независимости судебной системы?

1.  Контроль со стороны правящей политической партии - Компартии

Компартия во Вьетнаме не только является политической партией, но и правящей. Это записано в ст. 4 Конституции 1992 г.: «Коммунистическая партия Вьетнама, авангард рабочего класса Вьетнама, верный представитель интересов рабочего класса, трудящихся и всего народа, в соответствии с марксизмом-ленинизмом и идеологией Хо Ши Мина, является правящей силой государства и общества. Все партийные организации действуют в рамках Конституции и закона».

Позиция Компартии по обновлению организации и деятельности народного суда во время перестройки выражается в первых документах, издаваемых сразу после VII съезда партии. Эта позиция находит свое отражение во многих документах, в том числе таких документах, как Резолюции третьей и 8-й конференции Центрального исполнительного комитета VII; директива NQ29-СТ/ТW от 8 ноября 1993 г. секретариата «Об укреплении руководства партии для правоохранительных органов»; директива NQ34-ТС/ТW секретариата от 18 марта 1994 г. «О руководстве партии для набора, назначения судей народного суда, судей военных трибуналов на всех уровнях»; директива NQ53-СТ/ТW Политбюро от 21 марта 2000 г. «О некоторых неотложных делах судебных органов, которые должны быть осуществлены в 2000 году».

Далее. В целях укрепления руководства партии судебной реформой 2 января 2002 г. Политбюро издает резолюцию NQ08-NQIТW «О ряде ключевых задач судебной работы в будущем». В данной резолюции был всесторонне рассмотрен вопрос о судебной реформе, в том числе общее отношение, политика и конкретные меры для каждого судебного органа. Далее 2 июня 2005 г. Политбюро принимает резолюцию NQ49-NQ/ТW «О стратегии судебной реформы до 2020 года». Основные идеи резолюции таковы: создание сильной, демократической, прозрачной судебной системы посредством усовершенствования, модернизации организации и деятельности нынешней судебной системы. В судебной системе согласно резолюции, будет выделено четыре уровня: окружной суд первой инстанции создается по одному или нескольким административно-территориальным единицам в пределах одной провинции. Апелляционный суд создается по совпадению провинциальной административно-территориальной единицы. Высокий суд также создается по округу, т.е. по административно-территориальным единицам нескольких провинций. Верховный народный суд является кассационной инстанцией.

В упомянутых выше документах руководящая роль Компартии в судебной деятельности выражается следующим образом.

Во-первых, идеи, изложенные в резолюциях, являются основополагающими началами судебной реформы. Судебная реформа должна осуществляться в рамках резолюции.

Во-вторых, в резолюциях непосредственно изложены формы и способы осуществления правящей роли Компартии в правосудии, такие как руководство по укреплению персонала народных судов; определение ориентации по организации народного суда; представление способных, квалифицированных с сильными политическими качествами сотрудников для суда; выявление и принятие мер наказания партийных членов, работающих в судебных органах, за совершенные нарушения норм профессиональной деятельности; заслушивание отчетов Верховного народного суда о практике отправления правосудия.

Все это ведет к тому, что на практике все выборы, назначения судей (переизбрание или назначение вновь) находятся под контролем партийных организаций, и чтобы быть назначенным на должность судьи, кандидат должен быть членом Компартии.

2.  Контроль со стороны политической ветви государственной власти

По Конституции 1992 г. с изменениями и дополнениями 2001 г. государственный аппарат организован на основе принципа верховенства органов государственной власти, согласно которому Национальное собрание как высший представительный орган и высшей государственной власти, осуществляет верховный контроль за всей государственной деятельностью, в том числе за деятельностью судов.

Функция контроля Национального собрания за всей государственной деятельностью определяется конкретно в принятом Национальным собранием Законе NQOS/2003/QH11 «О контрольной деятельности Национального собрания» от 17 июня 2003 г.

Согласно положениям данного закона деятельность Верховного суда и Верховной прокуратуры находятся под контролем Постоянной комиссии Национального собрания, Совета национальностей, комитетов Национального собрания, делегации Национального собрания. Объектом контроля является отправление правосудия и нормативные акты, принимаемые Верховным судом и Верховной прокуратурой.

Формой контроля являются: слушание обобщенного отчета о судебной и прокурорской деятельности, проверка нормативных актов, принимаемых Верховным судом и Верховной прокуратурой, и задач делегацией Национального собрания вопросов, касающихся судебной и прокурорской деятельности.

3.  Контроль со стороны судебной ветви

Данный вид контроля осуществляется Верховным народным судом.

Функции и компетенции Верховного народного суда закреплены в Законе от 2 апреля 2002 г. «Об организации народных судов». Согласно ст. 18 этого закона Верховный народный суд является высшим судебным органом Социалистической Республики Вьетнам. Организационная структура Верховного народного суда включает:

а) Совет судей Верховного народного суда;

б) Центральный военный суд, уголовный суд, гражданский суд, экономический суд, суд по трудовым спорам, административный суд и апелляционный суд. Верховный народный суд, а в случае необходимости - Постоянный комитет Национального собрания вправе учреждать другие специализированные суды по просьбе главного судьи Верховного народного суда;

в) аппарат, оказывающий помощь судам.

В соответствии со ст. 19 Закона Верховный народный суд имеет следующие обязанности и полномочия:

- руководство всеми судами по единообразному применению законов;

- обобщение опыта отправления правосудия в виде годового отчета;

- рассмотрение судебных дел в кассационном порядке.

 

2. Некоторые конкретные вопросы, подлежащие рассмотрению в общем сравнительном исследовании по системе контроля за судами

Надзорная система

Прокурор по действующему законодательству осуществляет функцию общего надзора и функцию государственного обвинения. Со второй функцией ситуация ясна. Подлежит критике именно функция общего надзора, поскольку она противоречит теоретическому принципу независимости судебной системы.

Обоснование необходимости участия прокурора в процессе в форме возбуждения гражданского дела в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц, а также в форме вступления в процесс для дачи заключения по делу на любой стадии, если это требуется для охраны государственного или общественного интересов либо прав и интересов граждан.

В любом случае прокурорский надзор не должен противопоставляться независимости судей и принципу диспозитивности. Прокурорский надзор не ущемляет принципа судейской независимости, а является одной из его гарантий: единоличное рассмотрение большинства гражданских дел облегчает вмешательство, воздействие на судью: участие прокурора в деле исключает всякое воздействие, во всяком случае, сдерживает его.

Согласно ст. 3 Закона «Об организации Верховной народной прокуратуры», прокуратура осуществляет функции надзора в соответствии с законом. Объектом надзора являются:

1) соблюдение законных правовых актов министерствами, учреждениями на уровне министров, другими учреждениями государственного управления и органов местного самоуправления;

2) контроль за соблюдением закона в ходе расследования следственных органов и других учреждений поручено провести определенные следственные действия;

3) контроль за соблюдением закона в рассмотрении дел Народным судом;

4) контроль за соблюдением закона в исполнении судебных решений;

5) контроль за соблюдением законов в ходе уголовного расследования по делу.

Надзор прокурора за исполнением законов в производстве суда первой инстанции включает проверку законности и обоснованности судебных постановлений и опротестование их, если в этом есть необходимость. Очень важно выявить все нарушения законности и принимать меры к их устранению до вступления судебных актов в законную силу. Можно и нужно проверять судебные акты и после их вступления в законную силу. Но это уже в виде исключения. Основанием для обращения с протестами в данном случае являются необоснованность судебных актов или существенные нарушения норм материального или процессуального права.

 Бюджет суда

Во Вьетнаме бюджет суда извлекается из государственного бюджета. Полностью согласна с тем, что бюджет, предложенный правительством и утвержденный парламентом, в некоторых случаях эта система функционирует в качестве формы контроля над правосудием. Верно то, что поскольку судебные издержки могут превысить свой собственный бюджет, то часть этих расходов приходится на мощные местные учреждения. Это также приводит к контролю над правосудием.

Другие системы, связанные с контролем за правосудием

Социальной надзор за деятельностью правосудия является особым видом механизма наблюдения государственной власти в целом в соответствии с принципами и требованиями законов государства.

Социальный надзор за деятельностью правосудия во Вьетнаме осуществляется Отечественным фронтом Вьетнама, политико-социальными организациями, экономическими организациями, общественными организациями, профессиональными ассоциациями, неправительственными организациями и гражданами. Кроме упомянутых выше, СМИ и общественное мнение также считаются субъектом социального надзора за деятельностью правосудия. Объектом социального надзора за деятельностью правосудия являются:

- конституционность и законность правовых документов, принятых судебным органом;

- соблюдение норм закона о правах и ответственности должностных лиц, государственных служащих в судебной деятельности на центральном и местном уровнях;

- обязанность государства по компенсации за причиненный гражданам ущерб судебной деятельностью;

- финансовая деятельность судебной системы (использование собственности, бюджета, доходов от исполнения судебных решений);

- исполнение судебными органами в пределах своей компетенции норм законодательства о жалобах и заявлениях, предоставления оперативной информации о судебной деятельности средствам массовой информации.

В соответствии с положениями закона ЦК Отечественного фронта Вьетнама имеет права и обязанности, связанные с контролем конституционности и законности правовых актов Правительства, Верховного народного суда и Верховной народной прокуратуры.

Форма осуществления социального надзора за деятельностью правосудия во Вьетнаме разнообразна (например, предоставление информации о преступлениях, участие в судебных слушаниях, право на подачу запросов, жалоб и заявлений, участие населения в качестве присяжных заседателей). Отечественный фронт имеет право контролировать реализацию права на компенсацию причиненного гражданам ущерба, причиненного судебной деятельностью.

 

 

 

Краткое описание механизма системы судебного контроля в Китае

 

Гу Ёнгзонг, профессор Университета политики и права Китая, заместитель декана факультета судопроизводства

 

Китай после начала реформ за тридцать лет добился не только огромного экономического роста, но и сильного развития в области построения правовой системы. В построении законодательной власти китайская социалистическая правовая система была сформирована в основном уже к концу 2010 года. А в судебном праве продолжает формироваться и реформироваться присущая Китаю социалистическая система суда. В процессе реформирования за несколько десятков лет накопления и обобщения опыта в системе судебного контроля уже сформировалась своя система контроля, присущая и подходящая для Китая.

 

1.Модель судебного контроля и позиция правоохранительных органов Китая

Политическая система в КНР основывается на совете народных представителей. Во второй статье Конституции КНР указано: «Вся власть в Китайской Народной Республике принадлежит народу. Органами исполнительной власти являются всекитайское собрание народных представителей (ВСНП) и собрания местных народных представителей всех уровней». В третьей статье установлено, что «ВСНП и собрания местных народных представителей всех уровней избираются путём демократических выборов, несут ответственность перед всем народом и находятся под его надзором. Административный аппарат, судебные органы и прокуратура сформированы из собраний народных представителей, несут ответственность перед ВСНП и находятся под его надзором». Ниже показано устройство китайского собрания народных представителей в схеме.

Из схемы 1 следует, что в Китае нет разделения властей и что политическая система представляет собой совокупность собраний народных представителей. ВСНП и собрание местных народных представителей всех уровней являются верховными органами государственной и местной верховной власти; формируют центральное и местное правительство разных уровней, судебные органы и прокуратуру, где судебный орган и прокуратура принадлежат к органам правоохранения. В Китае судебный аппарат называется народный суд, орган прокуратуры - «народная прокуратура». Они соответствуют административной структуре государственного управления и делятся на четыре класса (см. схему 2).

 

Из структуры, указанной в схеме 2, понятно, что позиция правоохранительных органов КНР имеет явные особенности и занимает чрезвычайно важные место и роль. Поэтому применяется плюралистическая модель судебного контроля, в которой взаимодействуют внутренний и внешний, непосредственный и косвенный виды контроля. Ниже описывается подробнее эта модель судебного контроля.

 

2. Механизм системы внешних факторов судебного контроля в Китае

Внешний судебный контроль в Китае проявляется в основном в следующих четырёх аспектах.

(1) Надзор за собранием народных представителей всех уровней за правоохранительными органами всех уровней

1. Лидеры судебных органов всех уровней избираются и смещаются собранием местных народных представителей всех уровней. Основываясь на положениях статей 62, 63 Конституции КНР, председатели Верховного народного суда и Верховной народной прокуратуры избираются и смещаются ВСНП. Статья 101 Конституции КНР гласит: «Собрание местных народных представителей всех уровней имеет право на избрание и смещение председателей народного суда и народной прокуратуры того же уровня».

2. Постоянный комитет (ПК) народных представителей всех уровней избирает и освобождает от должности судей народного суда всех уровней (включая заместителя председателя суда, председателя судебных коллегий, его заместителя и обычного судью), а также прокуроров (включая заместителя Генерального прокурора и обычных прокуроров) всех уровней народной прокуратуры.

3. Народные суды всех уровней и народная прокуратура всех уровней несут ответственность перед народным собранием представителей всех уровней и находятся под его контролем. В статье 128 и 133 Конституции КНР сказано, что Верховный народный суд и Верховная народная прокуратура несут ответственность перед ВСНП и их ПК, подотчётны им и находятся под их контролем».

4. В настоящее время проводятся реформы по регулированию расходов местных народных судов и прокуратур всех уровней.

Ранее расходы местных народных судов и прокуратуры всех уровней подсчитывались и ассигновались из финансового бюджета правительства того же уровня. Однако в связи с тем, что территория Китая огромна, происходит несбалансированное экономическое развитие, в некоторых районах с низким экономическим уровнем местное правительство не может гарантировать достаточное финансирование местных собраний народного суда и прокуратуры. Из-за того, что расходы для местных собраний народного суда и прокуратуры одного уровня ассигнуются из финансового бюджета местного правительства того же уровня, эти собрания подвергаются сильному ограничению и влиянию местного правительства. Поэтому в настоящее время проводятся широкомасштабные реформы в организации судебной системы. Одной из таких реформ является разделение на два этапа процесса формирования расходов органов суда. Первый этап - это покрытие расходов высшего народного суда и прокуратуры из финансового бюджета центрального правительства. Второй этап - покрытие расходов, ассигнование народных судов и прокуратуры всех уровней, включающих провинциальные, городские, районные уровни из финансового бюджета правительства провинциального уровня. Принимая такие меры, во-первых, будет решена проблема недостаточного бюджета судебных органов в экономически слаборазвитых районах, а также устранение ситуации, когда расходы для местных собраний народного суда и прокуратуры ассигнуются из финансового бюджета местного правительства, где может существовать незаконное вмешательство и иметь чрезмерное влияние местное правительство, что поможет правильному и справедливому применению законов судебными органами и их унификации.

Здесь необходимо отметить, что будь это бюджет центрального правительства или бюджет провинциального правительства, в любом случае, надо пройти рассмотрение ВСНП и народного собрания представителей провинциального уровня и получить их разрешение. Следовательно, можно сказать, что расходы судебных органов КНР предоставляются после их рассмотрения и разрешения ВСНП и народного собрания представителей провинциального уровня.

Таким образом, судебные органы различных уровней несут ответственность перед народным собранием представителей всех уровней их ПК, подотчетны им и находятся под их надзором. Однако необходимо отметить, что надзор проводится обобщенно, лишь на макроскопическом уровне, и обычно не касается конкретных судебных разбирательств.

(2) Надзор органов прокуратуры за деятельностью суда

Органы прокуратуры имеют особое положение в Китае. Они являются не только судебными органами, но и органами, регулирующими закон и проводящими надзор за деятельностью народного суда всех уровней, основываясь на положениях закона.

1. Надзор органов прокуратуры за деятельностью уголовного суда. Надзор органов прокуратуры за деятельностью уголовного суда в основном проявляется в следующих аспектах.

Во-первых, народная прокуратура всех уровней имеет право надзора за ходом уголовных разбирательств народных судов всех уровней. В случае обнаружения нарушения законов народным судом в процессе слушания дел органы прокуратуры имеют право представить свои замечания народному суду для пересмотра дела.

Во-вторых, местная народная прокуратура всех уровней при обнаружении ошибки в приговоре или решении первой инстанции народного суда того же уровня имеет право на требование пересмотра дела в установленные сроки, и дальнейшее слушание должен проводить суд уровнем выше /Право по организации органов прокуратуры, статья 17/.

В-третьих, верховная народная прокуратура при обнаружении ошибок народных судов всех уровней (а в случае обнаружения народной прокуратуры всех уровней - у народного суда уровнем ниже) в уже вступившем в силу окончательном решении по судебному разбирательству, имеет права на подачу пересмотра дела.

В-четвертых, председатели народной прокуратуры всех уровней могут присутствовать на заседаниях судебной комиссий (подробнее о структуре и полномочиях судебной комиссии будет изложено далее, проводимых народными судами всех уровней, по обсуждению важных и сложных рассматриваемых дел).

В-пятых, народная прокуратура всех уровней имеет право надзора за исполнением вступивших в силу приговоров по уголовным делам, вынесенных народным судом всех уровней. Сюда относится также надзор за исполнением смертной казни, заключением в тюрьмы и другими карательными мерами.

2.Надзор органов прокуратуры за деятельностью гражданского и административного суда. Основываясь на статьях 14, 185 Гражданского процессуального кодекса КНР и статьях 1, 64 Административного процессуального кодекса, народная прокуратура имеет право надзора за деятельностью гражданского и административного суда. Далее описаны конкретные методы надзора.

Верховная народная прокуратура в случае обнаружения ошибки в определении правильности применения закона в ходе судебного разбирательства о вынесении уже вступивших в силу гражданских или административных судебных решений народным судом всех уровней (в случае народной прокуратуры всех уровней у народного суда уровнем ниже) имеет право на подачу апелляции и должна оповестить народный суд, чтобы в обязательном порядке провели повторное разбирательство и перед открытием заседания сделали запрос для участия членов народной прокуратуры в этом разбирательстве.

Из вышеизложенного можно понять, что органы прокуратуры имеют особую роль и положение в Китае, что является одной из характерных черт судебной системы КНР.

Однако некоторые учёные из мира юриспруденции ставят под вопрос правильность такой системы. Причины заключаются в следующем:

1) такая система является пережитком Советского Союза, и ее необходимо упразднить;

2) основная теория проектирования такой системы противоречит самой себе. Т.е. обычно причиной проведения надзора за судебной деятельностью органами прокуратуры является предупреждение злоупотребления полномочиями, обхода закона, рождающегося из личных побуждений, а также возникновения коррупции в судебных органах. Однако если следовать такой логике, то необходим надзор и за правами контроля органов прокуратуры. Поэтому здесь возникает вопрос, а кто же будет следить за теми, кто контролирует;

3) эту систему необходимо отменить, так как такое построение препятствует самостоятельному осуществлению юрисдикции в соответствии с постановленными народным судом актами.

Однако вышесказанные голоса против - это лишь теоретическая оппозиция, никак не влияющая на какие-либо изменения в судебной системе. Народная прокуратура всех уровней по-прежнему имеет право надзора за судебной деятельностью народного суда всех уровней.

(3) Непосредственное участие народа в судебной деятельности

Прямое участие народа в судебной деятельности - это один из важных способов контроля за судебной системой и является распространённым во всём мире. В Китае народ может участвовать как в деятельности судов, так и в деятельности прокуратуры.

1.  Присяжные из представителей народа непосредственно участвуют в судебной деятельности народных судов.

В Китае часть представителей народа непосредственно участвует в деятельности уголовного, гражданского и административного судов. Они называются «народными заседателями» и обычно избираются из числа простых людей. При проведении судебного дела народным судом путем судебного совещания народные заседатели наряду с судьёй проводят уголовные, гражданские и административные разбирательства. В процессе участия в рассмотрении дела «народные заседатели» имеют одинаковые права с формальным судьёй и осуществляют свою юрисдикцию в соответствии с законом. Но «народные заседатели» могут принимать участие только в первой инстанции и не могут участвовать в случаях апелляции.

2.  «Народные инспектора» наблюдают за деятельностью народной прокуратуры частично.

Отвечая на вопрос: «Кто же будет следить за теми, кто контролирует?» - возникший среди учёных в мире юриспруденции, за последние несколько лет органы прокуратуры пробуют создать единую систему «народных инспекторов». Эта система, где простые люди будут непосредственно контролировать часть деятельности, связанной с уголовными расследованиями и обвинениями, что входила в обязанности только органов прокуратуры. «Народные инспекторы» выдвигаются демократическим путём, и в их компетенцию входит следующее. «Народные инспекторы» в случаях разбирательств с возникновением несогласия с решением об аресте подозреваемого, либо в случаях, где предполагается снятие обвинения народной прокуратурой или в случаях без возбуждения дела проводят проверку и наделены полномочиями на предоставление своих замечаний. Эти замечания предоставляют для принятия к сведению в органы прокуратуры, где на их основании принимается окончательное официальное решение.

Также необходимо отметить, что система «народных инспекторов» пока не является единой официальной правовой системой. Но в Китае проведение реформ судебной системы занимает важную позицию и остается одной из специальных задач по реформированию, решение которой все еще исследуется. Органы прокуратуры стремятся установить официальную правовую систему посредством ее постоянного усовершенствования.

(4) Макроскопическое руководство Комитетами политики и права всех уровней за правоохранительной деятельностью

В КНР правящей партией является Китайская коммунистическая партия, которая соответствует правительствам центрального и регионального уровней. Это - комитет Центральной китайской коммунистической партии и комитет Региональной китайской коммунистической партии всех уровней. Иными словами, партийный комитет всех уровней. Во всех партийных комитетах различных уровней учреждено по одному комитету политики и права, которые несут ответственность за руководство судебной деятельности, включающей в себя судебную деятельность местных комитетов политики и права. Но, опять-таки, руководство судебной деятельностью партийных комитетов политики и права всех уровней - это в основном макроскопическое установление планов, регулирование судебной деятельности и утверждение политического курса. Как правило, они не вмешиваются в отдельные разбирательства.

 

3. Механизм системы внутренних факторов судебного контроля в Китае

Механизм системы внутренних факторов судебного контроля Китая - это меры всех видов проведения контроля и ограничения за судебной деятельностью внутри системы судебных органов. В судебные органы Китая включены два органа - суд и прокуратура, которые далее будут описаны отдельно.

(1) Внутренний контроль и ограничения в судебной системе

1. Взаимоотношения между высшими и низшими судами. Теоретически и основываясь на законодательстве Китая, взаимоотношения между высшими и низшими судами называются «взаимоотношения надзора между судами». Далее описывается их конкретное содержание.

Во-первых, как уже было указано в первом пункте, в Китае судебный аппарат делится на четыре уровня (в порядке убывания): это Верховный суд, высший, народный, средний и базовый народный суд. Основываясь на статье 127 Конституции, Верховный народный суд контролирует судебные дела местного народного суда всех уровней, а высший народный суд контролирует судебные дела народного суда уровнем ниже. Это и называется «взаимоотношения надзора между судами».

Однако такие отношения контроля проводятся только в судебных разбирательствах и не могут быть применены в административной системе. Если говорить подробнее, взаимоотношения всех отдельных судов обособлены, т.е. они проводят судебную деятельность в одиночку, и обычно суды уровнем выше не вмешиваются в процесс конкретных судебных слушаний. В существовавшей ранее практике только некоторые суды перед вынесением судебного решения при сложных разбирательствах, где трудно принять какое-либо решение, или когда встречались с серьёзными проблемами, обращались в вышестоящий суд и, следуя его указаниям, выносили новое решение.

В настоящее время такой подход критикуется и жестко ограничивается. В обычных условиях не разрешается просить совета в определённых разбирательствах у вышестоящего суда. Особенно в отношении вопросов, касающихся определения фактов в деле. Однако относительно часто в случаях разделения мнений в суде по вопросам, касающимся применения закона, позволительно просить совета у вышестоящих судов.

Во-вторых, судебная система Китая состоит из двух инстанций, из которых вторая является последней. Таким образом, если будут какие-либо возражения к вынесенному решению суда первой инстанции со стороны подсудимого или вышестоящего суда, и в определённые сроки будет подана апелляция, то вышестоящий суд имеет право проводить суд второй инстанции на основании судебной процедуры. Вышестоящий суд может аннулировать решение суда первой инстанции, вынести другое судебное решение, а также может поддержать или распорядиться, чтобы данный суд пересмотрел дело сам. Но решение суда второй инстанции является окончательным и вступает в силу незамедлительно после вынесения решения. Это обычная форма надзора вышестоящего суда над судебной деятельностью нижестоящих судов.

В-третьих, при обнаружении вышестоящим судом ошибки во вступившем в силу решении суда первой инстанции, вышестоящий суд имеет право на повторное рассмотрение дела или на распоряжение о пересмотре дела судом первой инстанции.

В Китае это называется «процедура надзора за судом» и является особым методом надзора вышестоящих судов над судебной деятельностью нижестоящих.

2. Меры, предпринимаемые для внутреннего контроля и ограничения судов всех уровней.

1. Отношения между судом и судьей. В Китае каждый суд, независимо от уровня, является независимым друг от друга органом. И, подчиняясь закону, самостоятельно осуществляет правосудие без вмешательства со стороны административных органов, других общественных организаций и индивидуальных субъектов. В то время как судья не имеет независимости. В зависимости от ситуации дела, судья имеет право на рассмотрение дела единолично, в содействии с другим судьей или коллегиально наряду с «народными заседателями». Но судебная комиссия имеет право изменить решение, принятое судьёй единолично или совместно с коллегиальным судом.

Судебная комиссия является высшим судебным устройством, организованным внутри судов всех уровней. В обязанности судебной комиссии входит обобщать судебные разбирательства, обсуждать вопросы, связанные с особо важными и сложными случаями или другой судебной деятельностью. Судебная комиссия состоит из председателя суда, заместителя председателя суда и судей с долгим служебным стажем и созывается собранием народных представителей ПК.

В академическом мире есть учёные, не согласные с учреждением судебной комиссии внутри суда на долгосрочный период. Они считают, что судьям необходимо самостоятельно осуществлять судебное правосудие, поэтому надо упразднить судебную комиссию, основные причины чего заключаются в следующем.

1. Необходимо наделить судей правом самостоятельно судить, чтобы судьи могли непосредственно разбирать дело.

2. Обычно состав судебной комиссии формируется в зависимости от стажа служебной карьеры. Поэтому некоторые члены комиссии имеют лишь длительный служебный стаж руководителя суда, но не имеют профессиональных знаний и опыта работы в юстиции, а потому они не отвечают требованиям, предъявляемым к судебной деятельности.

3. Существование судебной комиссии препятствует усилению независимых судей и их храброму ношению ответственности.

С другой стороны, многие высказываются за поддержку учреждения судебной комиссии и предлагают предпринять меры по ее реформированию. Причина заключается в следующем.

В Китае история построения законодательства имеет не более 30 с лишним лет. Это указывает на отсутствие традиции, при которой судья осуществляет правосудие самостоятельно.

Если взглянуть на ситуацию судей Китая в целом, то можно отметить, что их общие профессиональные качества и способности приводить закон в исполнение, пока не достигли желаемого результата. И поэтому сложно возлагать на себя ответственность самостоятельно рассматривать судебное дело.

Проводя реформы, можно решить проблемы судебной комиссии следующим образом. Например, не формировать судебную комиссию из членов с просто большим стажем. В деле, рассматриваемом судебной комиссией, назначать председателем суда, ответственного за разбирательство, члена из этой комиссии. Либо членам судебной комиссии необходимо присутствовать на всех слушаниях дел или просматривать их видеозапись. В относительно крупных судах необходимо подразделить судебную комиссию на уголовную, гражданскую и административную. Таким образом можно будет глубже специализировать структуру и исполнение полномочий членов судебной комиссии.

В судебной практике рассматриваются и решаются судебной комиссией не все дела, а только некоторые дела особой сложности, вызывающие трудности при вынесении решения. По-прежнему основное количество дел разрешается самостоятельно судьей или при содействии коллегиального суда.

В настоящее время учреждение судебной комиссии в судах всех уровней поддерживается, но различные стороны ее деятельности претерпевают реформирование.

Одной из таких реформ предусматривается специализация членов судебной комиссии и уменьшение её административной окраски. Если выразиться иначе, членами судебной комиссии должны работать только судьи с длительным и богатым опытом работы в суде, а не просто управляющие судебно-административной структуры. В судах с большим штатом и количеством разбирательств на основе судебных комиссий необходимо создать специализированные комиссии, в которых судьи с богатым опытом будут рассматривать дела, относящиеся к какой-либо конкретной области права. Это, например, такие комиссии, как комиссия, специализирующаяся на уголовном судебном праве, гражданском и коммерческом судебном праве, административном судебном праве и др.

В другом методе реформирования придается значение диверсификации способов вмешательства судебной комиссией в судебные дела. Т.е. в зависимости от дела должны быть приняты различные мероприятия. В них - члены судебной комиссии будут участвовать в рассмотрении коллегиального суда, в других - присутствовать на судебном слушании. Или перед началом разбирательства члены комиссии должны просматривать видеозапись о разбираемом деле. Короче говоря, члены судебной комиссии любыми путями должны по максимуму вникнуть в ситуацию и понять реальное положение дела.

В третьем методе делается ударение на рамки необходимости и уместности рассматривать и выносить решение членами судебной комиссии. Иными словами, необходимо насколько можно ограничить сферу рассмотрения и вынесения судебного решения членами судебной комиссии. Как правило, необходимо, чтобы объектом рассмотрения и вынесения решения судебной комиссией являлись следующие разбирательства: уголовные дела с возможностью вынесения оправдательного приговора, дела, в которых имеются относительно большие расхождения во мнениях внутри коллегиального суда; дела, вызвавшие общественное внимание и могущие оказать на него относительно сильное влияние; дела со сложным содержанием, в которых трудно определить его характер, и др. А в других обычных случаях нет необходимости представлять дело судебной комиссии на рассмотрение и решение. Можно просто подать дело на самостоятельное рассмотрение судье или коллегиальному суду. Помимо рассмотрения и решения отдельных случаев в основные обязанности судебной комиссии входит обобщать опыт работы суда и решать серьёзные проблемы в деятельности суда.

В случае обнаружения ошибки в постановлении решения, вынесенного самым главным судом в системе судов всех уровней и уже вступившего в силу, можно предусмотреть пересмотр судебного дела.

Как упоминалось выше, судебная система Китая состоит из двух инстанций, из которых вторая является заключительной. Однако в случае обнаружения ошибки в определении фактов, применении закона или ходе судебного разбирательства и при вступившем в силу решении суда первой инстанции, и при имеющем силу решении суда второй инстанции первоначальный суд, собрав коллегиальный суд, может сам установить пересмотр судебного дела. Это является одним из методов самоконтроля внутри суда.

Верховный народный суд издает судебное толкование, руководит деятельностью судов всех уровней. В соответствии с законами КНР Верховный народный суд не имеет полномочий по принятию закона, но имеет право издавать судебное толкование в вопросах о применении закона в судебной деятельности. Таким образом судебное толкование Верховного народного суда имеет силу.

На протяжении многих лет одной из составляющих регулярной деятельности Верховного народного суда в Китае было издание судебного толкования, что являлось основанием для применения закона в деятельности народного суда всех уровней, и гарантировало точное и унифицированное исполнение закона. Почему же в Китае была сформирована такая система? Основные причины заключаются в следующем.

1. В Китае до начала реформ, т.е. до 1979 года, правовая система была чрезвычайно неполной, и основой судебной деятельности являлось не право, а политический курс. До 1979 года не существовавшие уголовный и уголовно-процессуальный кодекс к этому году, наконец, были приняты и обнародованы. А до 1979 года основной почвой для уголовного правосудия были некоторые отдельные уголовные законы (например, Устав о коррупционном преступлении, Устав об аресте или задержании) и меры. При таких условиях была необходимость исправлять недостатки законодательных актов путем утверждения и издания судебных толкований Верховным народным судом.

2. После реформирования законодательство претерпевает значительные перемены, и законодательство обнародовано и до 2010 года уже практически создана социалистическая правовая система. Однако территория Китая обширна, многонаселённа, её экономико-социальное развитие несбалансированно, ко всему этому есть сферы, в которых не хватает законодательного опыта. И поскольку некоторая часть принятых и обнародованных законов написана относительно в общих чертах, и в них указаны только основные положения, возникает немало противоречий и сложностей в судебном процессе и их исполнении. При таких обстоятельствах Верховный народный суд должен в определённых вопросах исправлять недостатки законодательных актов утверждением и изданием судебных толкований и руководить исполнением закона.

3. Профессиональный уровень судей Китая прошёл постепенный процесс развития от низкого к высокому уровню. В прошлые несколько десятилетий основную часть судей составляли люди, не получившие систематического, специализированного юридического образования, многие из них перешли на работу в суд из других сфер. Поэтому необходимо контролировать их судебную деятельность, издавая четкие и подробные судебные толкования, так как профессиональные знания и способности практической работы судей в области юриспруденции значительно ограничены. В последнее время в Китае начали проводить единый национальный экзамен на квалификацию юристов, и только прошедшие этот экзамен могут войти в юридический круг и заниматься судебной деятельностью. Это в корне изменило структуру мира юриспруденции в Китае. Однако в положениях закона указаны только основные принципы, к тому же Китай имеет обширные территории со сложной ситуацией дел. К тому же были периоды с самыми резкими общественными переменами в истории. Поэтому в судебной деятельности возникают одна за другой проблемы, которые необходимо решать, издавая судебные толкования Верховным народным судом.

(2) Внутренний контроль и ограничения системы прокуратуры

1. Отношения между руководящими и подчинёнными прокуратурами высшего и нижнего уровней. Органы прокуратуры в Китае в соответствии с судебными органами делятся на 4 уровня: это верховная народная прокуратура, провинциальная, городская и районная. Отношения между прокуратурами высшего и нижнего уровней основываются на «праве об организации народной прокуратуры» и являются отношениями между руководящими и подчинёнными. Другими словами, Верховная народная прокуратура руководит работой всех местных народных прокуратур, а Высшая народная прокуратура - работой народных прокуратур уровнем ниже. В таких отношениях формируется непосредственный контроль со стороны Верховной народной прокуратуры и прокуратуры уровнем выше над судебной деятельностью народных прокуратур нижнего уровня. Например, в уголовном процессе, если прокуратура нижнего уровня подает иск, оспаривающий решение, принятое народным судом того же уровня, то прокуратура уровнем выше имеет право на отзыв иска, а прокуратура нижнего уровня обязана ей подчиняться. Кроме того, когда прокуратура нижнего уровня в своей деятельности сталкивается со сложными вопросами, в которых трудно принять какое-либо решение, обязаны сделать отчёт вышестоящей прокуратуре и спросить их совета.

2. Меры внутреннего контроля и ограничения в прокуратуре всех уровней. В Китае генеральные прокуроры прокуратур всех уровней являются верховными руководителями, а заместители генеральных прокуроров и обычные прокуроры в обязательном порядке должны находиться под руководством и подчиняться решениям генеральных прокуроров. Например, в уголовных разбирательствах при решении о возбуждении судебного дела или отвода обвинения, или подачи иска, оспаривающего решения, необходимо в обязательном порядке получить разрешение у генерального прокурора. Вся внешняя судебная деятельность прокуратуры должна проводиться под кураторством генерального прокурора. Например, при осуществлении должностных обязанностей, таких как участие в суде и предъявление обвинения, прокурор должен получить разрешение у генерального прокурора.

3. Отношения между генеральным прокурором и комиссией прокуратуры. Как в суде всех уровней учреждены судебные комиссии, так и в прокуратуре всех уровней есть комиссии прокуратуры. Комиссия прокуратуры состоит из Генерального прокурора, заместителя Генерального прокурора и прокурора с большим стажем работы. Комиссия прокуратуры проводит систему, сконцентрированную на демократическом подходе, обсуждает и решает серьёзные разбирательства и другие важные вопросы под руководством Генерального прокурора. Практически комиссия прокуратуры обсуждает и решает в основном такие вопросы, как решение снять обвинение с подозреваемого, снять обвинение в случае, когда уже возбуждено судебное дело, подать иск, оспаривающий решения, вынесенным судом, и др.

Однако отношения между Генеральным прокурором и комиссией прокуратуры отличаются от отношений верховного судьи и судебной комиссии. Внутри суда положение и полномочия верховного судьи и других членов суда равны. Нет никакой отличительной особенности в отношениях, и верховный судья на основе демократической системы должен в обязательном порядке подчиняться решению судебного комитета. Между тем в прокуратуре Генеральный прокурор имеет особое положение и полномочия среди членов комиссии. Если при рассмотрении важного вопроса Генеральный прокурор не согласен с решением большинства, то он вправе доложить и запросить решение у собрания народных представителей ПК этого же уровня.

4.  Верховная прокуратура издаёт судебные толкования и курирует деятельность прокуратур всех классов. Как упоминалось выше, прокуратура Китая является судебным органом и имеет функцию правового надзора. В то же время Верховная народная прокуратура является верховным органом государства и в соответствии с законодательством руководит деятельностью всех прокуратур страны всех уровней. Следовательно, Верховная народная прокуратура в соответствии с соответствующими законами имеет полномочия на судебное толкование по вопросам о применении закона, возникающим в деятельности прокуратуры. В практической работе Верховная народная прокуратура помимо самостоятельного толкования о деятельности прокуратуры часто издаёт судебные толкования совместно с Верховным народным судом.

Все толкования, изданные и самостоятельно Верховной народной прокуратурой, и совместно с Верховным народным судом, должны строго соблюдаться и приводиться в исполнение в деятельности прокуратур всех уровней. Это имеет огромное значение в едином и правильном исполнении закона органами прокуратуры всей страны. Исторические причины начала и продолжение изданий судебных толкований в Верховном народном суде совпадают с созданием Верховной народной прокуратуры.

Как уже сказано выше, китайская модель судебного контроля отличается специфическими особенностями, отличающими ее от моделей других стран. Такая ситуация сложилась из-за китайской политической системы, традиций закона, положений законодательства и судебного права, а также значительных перемен в экономике и политике, которые произошли с начала реформ в КНР. Конечно, эта модель не статична, не постоянна. В последние годы в Китае постоянно проводятся судебные реформы, которые включают частичное реформирование мер судебного контроля. Например, с 2007 года право на пересмотр или разрешение на смертную казнь вернулось Верховному народному суду, и были установлены единые государственные нормы о применении смертной казни. И как уже было сказано, расходы органов судов всех уровней стали ассигноваться из финансового бюджета судебных органов провинциального уровня. Эти меры обязательно сыграют позитивную движущую роль в укреплении системы судебного контроля, развитии справедливого правосудия и улучшения.

 

 

Контроль в отношении судов в России

 

Е. Мишина, кандидат юридических наук, заместитель директора Института правовых исследований ГУ-ВШЭ, доцент кафедры конституционного и муниципального права факультета права ГУ-ВШЭ

То, что суды в России на сегодняшний день контролируются рядом внешних факторов, является фактом, который не вызывает сомнения практически ни у кого из лиц, не относящихся к судейскому сословию. Совершенно по-иному смотрят на эту проблему инсайдеры судебной системы, большинство из которых отрицают наличие какого бы то ни было внешнего воздействия на судебную ветвь власти и самих судей. Те немногие из судей, которые осмеливаются открыто признать существующие в судебной ветви власти проблемы, в первую очередь касающиеся независимости судов и судей, наличие сильного внешнего контроля в отношении судов и судей и превращение суда в инструмент политического воздействия, незамедлительно либо отстраняются от должности, либо ставятся в условия, вынуждающие их подать в отставку, либо превращаются в парий в судейском сообществе.

Совершенно очевидно, что российские суды и судьи жестко контролируются (а порой и манипулируются) органами исполнительной власти и структурами, подобными администрации президента, существующими при Президенте России (который согласно Конституции РФ является главой государства, но de jure не возглавляет исполнительную ветвь власти). Нет смысла представлять столь высокопрофессиональной аудитории общеизвестные факты. Поэтому мой доклад будет посвящен причинам, вследствие которых в России по-прежнему осуществляется серьезный контроль в отношении судов и судей, несмотря на то, что в стране уже почти двадцать лет идет судебная реформа.

При изучении проблемы контроля в отношении судов в Российской Федерации, институциональной независимости суда и личной независимости судей (decisional independence) необходимо учитывать ряд факторов, которые обусловили status quo данной проблемы в сегодняшней России. В теоретическом аспекте основным является так называемый фактор path dependence (зависимость институтов от их предшествующего развития). Данный феномен уже на протяжении ряда лет изучается представителями экономической науки в России и в других странах. Зависимость от предшествующего развития - это термин, который стал общеупотребительным как в экономике, так и в праве. Во всех аспектах, в которых утверждается существование феномена зависимости от предшествующего развития, такое утверждение представляет собой ту или иную версию выражения «история имеет значение». Зависимость от предшествующего развития может означать примерно следующее: то, где мы находимся сейчас, есть результат того, что произошло в прошлом. Зависимость от предшествующего развития представляет собой идею, которая первоначально пришла в экономику из  иных сфер науки. В физике и математике сходные идеи были порождены теорией хаоса. Одной из характеристик нелинейных моделей теории хаоса является заметная зависимость от первоначальных условий: предопределенность и, вероятно, синхронизация с мелкими, незначительными событиями». Суть его вкратце состоит в следующем: институты в существенной степени находятся под влиянием траектории своего предшествующего развития. При этом последствия обстоятельств прошлого продолжают определять настоящее института (вместе с обстоятельствами сегодняшнего дня) в течение длительного времени после того, как сами обстоятельства прошлого уже перестали действовать. Поэтому при оценке и изучении того или иного института необходимо тщательно исследовать его предшествующее развитие, ибо многие факторы прошлого продолжают оказывать значительное воздействие на данный институт и по сей день.

Факторы прошлого российских судов, оказывающие существенное  воздействие на их сегодняшнее положение в рамках действия феномена path dependence, можно разделить на три группы.

 

Внешние причины

В период существования Советского Союза суды не были самостоятельной ветвью государственной власти. Точно так же не было и самостоятельной законодательной власти: Верховный Совет СССР не функционировал на постоянной основе, работал лишь несколько дней в году, его депутаты выполняли свои функции, не прекращая заниматься своей основной деятельностью. И это неудивительно: при   тоталитарном режиме, существовавшем в Советском Союзе, не было и не могло быть принципа разделения властей. Наоборот, принципу разделения противопоставлялся принцип единства власти, которая принадлежала Советам народных депутатов и органам коммунистической партии. В основе советской государственной власти лежал принцип «демократического централизма», предполагавший тотальный контроль. Советские суды были также пронизаны идеями централизации и контроля, в результате советская судебная система сформировалась как хорошо управляемая внешняя система.

Сильнейшая зависимость от коммунистической партии. Членство в КПСС было необходимым условием для получения статуса судьи. Указания партийных органов являлись обязательными для судей и подлежали незамедлительному и неукоснительному исполнению. Именно в тот период возник феномен так называемого «телефонного права».

Зависимость от административных органов. В первую очередь это касалось финансовых и социальных вопросов. Судьи при Советском Союзе относились к одному из самых низкооплачиваемых видов юридической профессии, поэтому огромное значение приобретала проблема социально-бытового обеспечения представителей судейского корпуса: получение квартир, социальные льготы и т.п.

В определенные периоды существования Советского Союза (в частности, в период сталинских репрессий) советский суд  был составной частью гигантской репрессивной машины, помогавшим этой машине ломать жизни и судьбы миллионов людей.

И de jure, и de facto суд входил в единую систему правоохранительных органов, обеспечивающих проведение в этой сфере политики советского государства. При этом зависимость судей носила множественный характер. Судьи зависели не только от партийных и административных органов, но также от министерства юстиции, которое осуществляло функцию организованного руководства судами, а также от прокуратуры.

 

Причины, действующие внутри судейского корпуса

Зависимость от председателей судов. Основной канал, через который осуществляется и осуществлялось внешнее воздействие на судей - это председатели судов, обладавшие и по-прежнему обладающие весьма широкими полномочиями.

Управление судами и судейским сообществом (советы судей, квалификационные комиссии, органы самоуправления)  используются  для оказания влияния на содержание и процедуры вынесения судебного решения; процедуры, связанные с судебным управлением, не являются транспарентными.

Зависимость от судов вышестоящих инстанций, и  особенно от высших судов. Для России этот аспект имеет ключевое значение в связи с большим количеством актов, издаваемых судами высших инстанций. Одной из основных задач таких актов является обеспечение так называемого «единообразия судебной практики», что, по сути, представляет собой существенное ограничение судейского усмотрения. Эта проблема является весьма актуальной для большинства так называемых постсоциалистических транзитных стран или стран с переходной экономикой. Данная проблема обозначена, в частности, в документе, получившем название «Рекомендации Киевской конференции по вопросам независимости судебной власти в странах Восточной Европы, Южного Кавказа и Центральной Азии». Важность и актуальность данного документа для обсуждаемой нами сегодня темы таковы, что я считаю необходимым дать уважаемым коллегам краткую информацию о нем. Данный документ, сокращенно именуемый «Киевские рекомендации»,  впервые был представлен на экспертное обсуждение в июне 2010 года на региональном совещании экспертов по вопросам независимости судебной власти. Это совещание было организовано Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ совместно с Институтом сравнительного публичного права и международного права Макса Планка. В работе прошедшего в Киеве совещания приняло участие около 40 независимых экспертов, среди которых были выдающиеся ученые и практикующие специалисты из 19 государств-участников ОБСЕ, а также из Совета Европы и Венецианской комиссии.  4 октября 2010 года «Киевские рекомендации» были вынесены на расширенное обсуждение в рамках  конференции ОБСЕ в Варшаве. По итогам детального изучения правовых систем и практического опыта, связанного с вопросами независимости судебной власти в указанных выше странах, были выбраны три темы, которые имеют особое значение в контексте независимости судебной власти и личной независимости судей: (1) Вопросы судебного управления, в особенности советы судей, органы судейского самоуправления и роль председателей; (2) Отбор судей  - критерии и процедуры; (3) Подотчетность судей и независимость при вынесении судебного решения. Предложенные рекомендации заслуживают очень высокой оценки и в высшей степени актуальны для большинства постсоциалистических стран. Можно привести два примера, имеющих ключевое значение для России в аспекте контроля в отношении судов и судей. Первое: для обеспечения внутренней независимости судей и повышения их резистентности в отношении оказываемого на них давления не следует поощрять издание судами высших инстанций директив, разъяснений и резолюций. В то же время, пока такая практика существует, данные документы не должны быть обязательными для нижестоящих судов. В противном случае подобные акты создают ограничения для индивидуальной независимости судьи. Помимо этого, образцовые решения высших судов и решения, специально подготовленные для создания прецедентов,  должны  иметь рекомендательный характер и не должны быть обязательными для нижестоящих судов по другим делам. Такие дела не должны быть использованы для ограничения свободы нижестоящих судов в процессе принятия решений и ответственности за них. Единообразие в интерпретации закона следует поддерживать при помощи исследования судебной практики, но у документов, отражающих результаты такого исследования,  также не должно быть обязательной силы. Второй в высшей степени важный момент состоит в том, что роль председателей судов должна быть строго ограничена в следующих вопросах: они могут только осуществлять судейские полномочия в тех же объемах, что и рядовые судьи. Председатели судов не должны вмешиваться в процесс принятия судебного решения другими судьями и не должны участвовать в процедурах отбора судей. Также они не должны иметь полномочий в вопросах определения размера зарплаты и вознаграждения судей. У председателей судов могут быть представительские и административные функции, включая контроль за персоналом судов, помимо судей. При этом административные решения, которые могут иметь влияние на существо принятия судебного решения, не должны находиться в исключительной компетенции председателя суда. Одним из таких примеров является распределение дел, которое должно проходить либо по жребию, либо по заранее определенным правилам с понятными и объективными критериями, установленными на заседании с участием самих судей. После принятия такой процедуры распределения дел в нее не должно быть произвольных вмешательств.

 

Субъективные причины

Большое количество российских судей по-прежнему чувствуют себя не творцами правосудия, и чиновниками, призванными защищать интересы государства в любой ситуации, даже тогда, когда позиция государства неправомерна, либо государство в защите не нуждается.

Судейский менталитет. Менталитет российских судей обладает рядом специфических особенностей, в частности, обвинительный уклон (accusatory or prosecutorial bias), сохраняющийся с советских времен, когда вынесение оправдательного приговора по уголовному делу было чрезвычайным событием, и судья в таких случаях писал объяснительную записку и председателю суда, и в соответствующий орган коммунистической партии.

Воздействие предшествующей карьеры. Большинство судей в прошлом - это сотрудники правоохранительных органов (прокуроры, следователи и др.). Судьи, в прошлом занимавшиеся адвокатской практикой, для России явление уникальное, их очень мало. Бывшие прокуроры, следователи и сотрудники органов милиции, занявшие судейские должности в России, нуждаются в специальной профессиональной и психологической переподготовке в целях минимизации воздействия предшествующей карьеры и адаптации к функции отправления правосудия. Этот фактор актуален не только для России, о чем свидетельствует, в частности,  практика Европейского суда по правам человека, в ряде решений которого отражена необходимость  для лиц, имеющих опыт работы в полиции или прокуратуре, проходить специальную переподготовку. Такая переподготовка в высшей степени необходима для того, чтобы бывшие полицейские и прокуроры при отправлении правосудия не клонировали свой предшествующий modus operandi.

Профессиональная деформация судей. Интегрировавшись в судейскую корпорацию, новые судьи должны очень быстро принять действующие внутри нее правила игры, которые требуют безоговорочного подчинения председателю, указаниям вышестоящих судов, должностных лиц органов исполнительной власти и иных внешних факторов. Судьи начинают ощущать себя чиновниками, а не независимыми творцами правосудия, при вынесении решения они порой руководствуются не требованиями действующего законодательства, а актами органов исполнительной власти, не говоря уже о «телефонном праве». Судьи, обладающие истинной внутренней независимостью и ощущающие себя носителями судебной власти,  встречаются нечасто, и их карьера подразумевает определенные риски, обусловленные их внутренней независимостью.

В 1991 году в России было провозглашено начало судебной реформы, и была принята Концепция судебной реформы. Главными задачами реформы были:

•    модернизация существовавшей советской судебной системы и превращение судов в самостоятельную и влиятельную силу, независимую от законодательной и исполнительной ветвей государственной власти;

•    адаптация судов и судей к новым социально-экономическим условиям;

•    защита и неуклонное соблюдение основных прав и свобод человека, конституционных прав граждан в судопроизводстве;

•    включение в действующее законодательство демократических принципов организации и деятельности правоохранительных органов;

•    достижение достаточного уровня материально-технического обеспечения судов, органов юстиции, прокуратуры, внутренних дел, следственных подразделений;

•    надлежащее материальное, бытовое и социальное обеспечение работников судов и правоохранительных органов, соответствующее высокому уровню ответственности, возлагаемой на эти органы и их работников;

•    обеспечение достоверности и повышение доступности информации о деятельности судов и правоохранительных органов.

Один из приоритетов  судебной реформы в Российской Федерации   -  изменение предназначения  суда как государственного органа и радикальное преобразование статуса судьи, что, в свою очередь, определяет  изменение правового сознания судейского корпуса.  Изменение правосознания должно быть направлено на обретение судьями понимания того,

•    что они творят правосудие, то есть справедливость, а не содействуют государственным органам в осуществлении их функций,

•    при рассмотрении дела они не являются ступенькой в иерархической системе, а, напротив, творят судебную власть - не как подчиненные председателя суда или вышестоящего судебного органа;

•    судья является последней инстанцией в процессе защиты права, даже с учетом того, что  его решение может быть обжаловано в апелляционном или кассационном порядке;

•    на применение в судебном процессе норм законодательных актов с позиций конституционных принципов и норм международного права (права человека как высшая цель, равенство всех форм собственности, равенство прав граждан вне зависимости от имущественного, должностного, социального положения, национальности, вероисповедания и т.п.).

По-прежнему актуальной остается проблема самоидентификации  судей по отношению к государству: судьи все еще ощущают себя не независимыми арбитрами, а чиновниками, чья основная задача - защищать  интересы государства.

Следует отметить, что обозначенная проблема вовсе не является очередным проявлением «особого пути России» - нечто похожее уже не раз происходило в странах рецепированного римского права. Так, Хайек, оценивая проведенную императором Юстинианом в шестом веке нашей эры кодификацию римского права, отметил, что тексты Юстиниана представляют собой качественно новое явление по сравнению с классическими источниками римского права: 1) в то время как классическое римское право ставило закон над всеми индивидуумами, в текстах Юстиниана недвусмысленно говорится о том, что над законом стоит император; 2) Юстиниан  попытался наложить ограничения на юриспруденцию как таковую. Римское право на протяжении веков развивалось с учетом конкретной исторической ситуации, приспосабливаясь сначала к потребностям и нуждам небольшой сельскохозяйственной общины а затем  - к потребностям мировой империи, в которой лишь совсем небольшая роль была отведена формальному законодательству. Император Юстиниан внес кардинальные изменения в эту доктрину и установил для себя монополию не только в сфере правотворчества, но и сфере толкования правовых норм.

Во Франции, где с начала 15 века правовая система страны развивалась как меланж обычного права, юстиниановских текстов и судебных решений (с вариациями - с учетом специфики разных регионов страны),  репутация судов и судей постепенно ухудшалась по мере того, как монарх продавал судейские должности представителям богатых семей. Эти семьи, в свою очередь, использовали обретенный контроль над судами для того, чтобы всячески препятствовать прогрессивным реформам и лоббировать свои собственные интересы. Неудивительно, что в период Французской революции  суды и судьи стали объектом жестких репрессий и террора, и общая тенденция того периода была направлена на сужение роли судей как в правотворчестве, так и в толковании законов. Робеспьер даже выступил с утверждением, что «слово «юриспруденция» должно быть изъято из нашего языка».  Франция стремилась к свободе и прогрессивным реформам посредством учреждения сильной легислатуры и ограничения независимости судов.  Впоследствии при разработке Кодекса Наполеона, сам император (как в свое время Юстиниан), во-первых, объединил региональные правовые системы, а, во-вторых, поставил государство над судами. И снова кодификация проходила в тесной связи с унификацией и усилением роли государства, при этом судьям отводилась роль,  вторичная по сути и бюрократическая по содержанию. Кодекс Наполеона основывался на теории, согласно которой парламент принимает законы, не имеющие  правовых лакун, поэтому суды в процессе толкования действующего законодательства не формируют право. Согласно этой  теории парламенты в процессе законотворческой деятельности не создают правовые коллизии, поэтому судьи не творят право посредством выбора подлежащей применению нормы. Эта же теория утверждала, что парламент принимает четко сформулированные и не допускающие двойного толкования законы, поэтому судьи не создают право посредством придания значения и смысла туманным формулировкам законодательных актов. Подобно Юстиниану, Наполеон стремился получить кодекс настолько четкий, полный и последовательный, чтобы  у судей попросту не было бы необходимости публично рассуждать о том, какие законы, обычаи и прошлый опыт применимы к новым, изменившимся социально-экономическим условиям. Такой подход, безусловно,  требовал гораздо более высокой степени процедурного формализма, направленного на сокращение судейского усмотрения. В целях  снижения уровня  коррупции и обеспечения надлежащего применения норм законодательных актов Франция в тот момент предпочла путь ужесточения процедурного формализма и ограничения судейского усмотрения.

Роль судов в процессе  правоприменения очень ярко проявляется в аспекте защиты судами конституционных прав и свобод граждан. Здесь проблема  самоидентификации судейского корпуса становится главной -  и не только в аспекте эффективности судебной защиты конституционных прав и свобод граждан, но и в плане повышения престижа судебной ветви власти. Бангалорские принципы поведения судей установили, что, во-первых,   доверие общества к судебной системе, а также к авторитету судебной системы в вопросах морали, честности и неподкупности судебных органов играет первостепенную роль в современном демократическом обществе, а также  продемонстрировали  необходимость того, чтобы судьи индивидуально и коллективно относились к своей должности как к уважаемой и почетной, понимая степень оказанного им обществом доверия, и прилагали все усилия для поддержания и дальнейшего развития доверия к  судебной системе.

Конституция РФ 1993 года предусматривает широкий спектр гарантий как институциональной независимости судебной ветви власти, так и личной независимости судей. Эти гарантии включают: особый правовой статус судей, в том числе их несменяемость и неприкосновенность, чтобы судьи не были вынуждены реагировать на чьи-то указания и любое иное внешнее вмешательство; обособленность судов в организационном отношении от других институтов государственной власти; финансирование их деятельности из федерального бюджета, чтобы не надо было искать спонсоров ценой собственной независимости; запрет руководства и контроля по отношению к судам в каких бы то ни было формах, кроме предусмотренной процессуальным законом проверки их решений вышестоящими судебными инстанциями с целью исправить судебную ошибку.

Сфера правоприменения, к сожалению,  очень быстро деформировала  изначально  прогрессивные  новации периода перехода России к рыночной экономике, закрепленные в Конституции России и других законодательных актах. Ярким примером является применение норм Уголовно-процессуального Кодекса РФ, вступившего в силу 1 июля 2002 года. Проект УПК был подготовлен лучшими российскими экспертами в сфере уголовного процесса, получил положительное заключение европейских экспертов и содержал ряд прогрессивных демократических норм. Мониторинг применения норм нового УПК, начавшийся через полгода после вступления этого акта в силу, показал, что изначальная демократическая сущность ряда его норм искажалась  правоприменителями, менталитет которых остался советским, и применение этих норм на практике нередко давало эффект, противоположный изначальному замыслу законодателя. Хрестоматийным примером уже давно стали дела Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Процессуальные нарушения в этих делах фиксировались и размещались на сайте www.khodorkovsky.ru.

Эту нерадостную картину дополняет ситуация в сфере применения норм Уголовного кодекса РФ. Status quo  в экономической сфере и, в частности, в сфере бизнеса характеризуется практически полным отсутствием уголовно-правовой охраны  собственности, трансформировавшейся в инструмент оказания давления на субъектов предпринимательской деятельности и передела собственности, крайне неблагоприятными условиями для осуществления предпринимательской деятельности и отсутствием конструктивного взаимодействия власти и бизнеса. Когда разрабатывался и принимался новый Уголовный кодекс Российской Федерации (1996 год), процессы гуманизации ряда норм практически не затронули сферу экономических преступлений. Более того, оказалось невозможным избавиться от отягощенной наследственности советского Уголовного кодекса  1960 года, известного своей жесткостью в отношении экономических преступлений. Репрессивный характер советского УК был воспринят рядом норм действующего Уголовного кодекса - в особенности в сфере назначения наказаний, а также в практике применения уголовной юстицией норм  о преступлениях в сфере экономики. Накладываясь друг на друга, такие явления, как избыточная репрессивность уголовного закона и его недопустимо расширительное толкование в отношении участников экономической деятельности, нередко приводят к тому, что предприниматели подвергаются уголовной репрессии значительно белее жесткой, чем даже лица, совершившие тяжкие насильственные преступления. Совершенно очевидно, что правоприменители, которые искажают прогрессивные и демократические нормы в процессе их применения на практике, крайне плохо влияют на самые разные сферы социальных отношений, в том числе и на экономическую сферу.

Контроль в отношении судов и судей в России проявляется на всех этапах судейской карьеры, которая включает в себя:

•    отбор кандидатов на судейские должности,

•    назначение на судейские должности,

•    карьера судьи,

•    освобождение от должности.

Специфика внешнего контроля в отношении судов и судей в России состоит также в том, что:

•    несмотря на наличие господствующей политической партии, обладающей большинством мандатов в федеральной легислатуре (некоторые эксперты проводят параллели между данной современной российской ситуацией и ситуацией в Японии во второй половине 20 века, периодом расцвета могущества Либерально-демократической партии) она не осуществляет какой-либо заметный контроль в отношении судебной ветви власти и судей;

•    отсутствует также парламентский контроль в отношении судов и судей, и две эти ветви власти в принципе минимально взаимодействуют между собой (несмотря даже на тот факт, что в ряде субъектов Российской Федерации региональные легислатуры наделены полномочиями по назначению (избранию) кандидатов на должности мировых судей). Это представляет собой яркий контраст по сравнению с ситуацией в США, где судьи (вне зависимости от того, избираются ли эти судьи населением или же назначаются) видят угрозу своей независимости не в исполнительной ветви власти (даже в тех штатах, где судьи назначаются на должности губернаторами), а во власти законодательной.

В 2011 году исполняется 20 лет начала судебной реформы в России. Оценивая ее результаты, следует отметить, что имеются существенные достижения, в частности:

•    закрепление в Конституции России принципа разделения властей. Суды получили статус независимой ветви государственной власти;

•    были принятые новые законы и процессуальные кодексы, регулирующие статус судов, судей и осуществление различных видов судопроизводства;

•    в России появилась конституционная юстиция. Созданы Конституционный суд Российской Федерации и конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации;

•    введен институт мировых судей;

•    возрожден действовавший в России до 1917 года институт суда присяжных;

•    значительно повышены и продолжают регулярно повышаться зарплаты судей. На данном этапе уже можно утверждать, что российские судьи получают достойное вознаграждение за свой труд;

•    существенный прогресс произошел в сфере исполнительного производства.

В числе основных неудач судебной реформы в России можно назвать следующее:

•    фактически судебная власть так и не стала независимой - она по-прежнему в сильной степени зависит от исполнительной ветви власти;

•    практика последних лет дает все больше и больше примеров того, как замысел законодателя искажается несоответствующими действиями правоприменителя. Применение ряда положений нового российского законодательство привело к совершенно неожиданным и весьма негативным результатам;

•    вначале Конституционный суд России действовал как истинно независимый институт. Сейчас с сожалением приходится констатировать, что Конституционный суд России находится под сильным политическим давлением;

•    функционирование суда присяжных в России сопряжено с многочисленными проблемами. Граждане не хотят быть присяжными, на присяжных оказывается давление, они чувствуют себя незащищенными. Чем дальше, тем сильнее сужается компетенция суда присяжных;

•    несмотря на 20 лет судебной реформы, большая часть судей по-прежнему не обладает личной внутренней независимостью и демонстрирует обвинительный уклон;

•    так и не создана система надлежащей подготовки судейских кадров, соответствующая потребностям демократического государства и рыночной экономики.

Более того, на данный момент некоторые эксперты и, в частности, заместитель Конституционного суда России в отставке Тамара Морщакова говорят о явных признаках судебной контрреформы в Российской Федерации. Вот наиболее показательные из них:

•    продолжающаяся политизация судов. Все чаще российские суды используются как орудие политического воздействия;

•    продолжающееся ограничение компетенции судов присяжных;

•    пожизненное назначение судей заменено пребыванием в должности до 70 лет;

•    дальнейший рост могущества и расширение полномочий председателей судов.

Следует отметить, что одним из самых заметных результатов судебной реформы в России стало превращение судейского корпуса в закрытую корпорацию с высокой степенью резистентности. При этом данная закрытая корпорация стремится клонировать сама себя и противится переменам. Судьи, которые берут на себя риск открыто признать существующие недостатки российской судебной системы, или же осмеливаются сопротивляться оказываемому на них давлению, либо лишаются своего статуса, либо испытывают массу проблем. Так, судья Московского городского суда Ольга Кудешкина не подчинилась давлению, которое на нее неоднократно оказывала председатель суда Ольга Егорова, и отказалась выполнить противозаконные требования председателя суда, и обратилась в Высшую квалификационную коллегию судей. Квалификационная коллегия судей Москвы досрочно прекратила полномочия судьи Кудешкиной и лишила ее 1-го квалификационного класса судьи за то, что она «распространяла заведомо ложные, надуманные и оскорбительные измышления в адрес судей и судебной системы Российской Федерации, умалив авторитет и подорвав престиж судейской власти». В 2004 году, исчерпав все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты, Кудешкина направила жалобу в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. 26 февраля 2009 года Европейский суд по правам человека официально подтвердил, что лишенная судейских полномочий судья Мосгорсуда Ольга Кудешкина выиграла процесс против России, и обязал Россию выплатить освобожденной от должности судье 10 тысяч евро. Страсбургский суд признал, что в отношении Кудешкиной была нарушена 10 статья Конвенции по правам человека, гарантирующая свободу выражения мнения.

Не менее показательной является ситуация с судьями Конституционного суда РФ Владимиром Ярославцевым и Анатолием Кононовым. Под давлением других членов Конституционного суда  Анатолий Кононов с 1 января 2010 года сложил  свои полномочия, а Владимир Ярославцев незадолго до этого  вышел из Совета судей РФ. Формальным поводом для отставки Ярославцева стало опубликованное  осенью 2009 года интервью испанской газете El Pais, в котором он крайне жестко раскритиковал российскую политическую систему, а в случае Кононова - интервью газете “Собеседник”, в котором он поддержал коллегу. Эти отставки имели большой общественный резонанс, и 11 декабря 2009 года в предельно резкой по стилю статье “Повторение пройденного”, опубликованной в «Российской газете»,  свою  позицию высказал обычно осторожный в высказываниях Председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин. Он  заявил, что против Конституционного суда началась информационная война, главные роли в которой отведены судьям Кононову и Ярославцеву, стратегической целью которых  является развал страны, и обвинил Ярославцева и Кононова во лжи и преднамеренном искажении истинного положения дел. Было совершенно очевидно, что судьи поплатились постами за систематическую критику властей, содержавшуюся, в частности, в их многочисленных особых мнениях к решениям Конституционного суда РФ.

В заключение хочу отметить, что вопрос сохраняющегося контроля в отношении судов и судей остается одним из самых актуальных вопросов российской действительности. К сожалению, рассчитывать на быстрые позитивные изменения в этой сфере пока не приходится.

 

 

Есть ли контроль над правосудием  в Республике Казахстан?


Постановка проблемы

 

Г. Сулейменова, кандидат юридических наук, профессор, член Научно-консультативного совета при Верховном Суде Республики Казахстан

 

Исследование проблем, связанных с осуществлением контроля над правосудием, несомненно, представляет как теоретическую, так и практическую актуальность. Вместе с тем представляется, что эта проблема должна исследоваться  в более широком аспекте - контроля над судебной властью, поскольку правосудие является более узким понятием, которым охватываются только рассмотрение и разрешение дел судом. А понятие «судебная власть» включает в свое содержание не только функциональные (процессуальные), но организационные и ресурсные элементы.

Автономность суда от органов законодательной и исполнительной власти, его организационная и институциональная независимость и самостоятельность обеспечена провозглашенным Конституцией РК принципом разделения государственной  власти на законодательную, исполнительную и судебную ветви, и взаимодействия между собой с использованием системы сдержек и противовесов (пункт 4 статья 3). Система сдержек и противовесов направлена на то, чтобы каждая ветвь власти не только уравновешивала, но и ограничивала, сдерживала и контролировала другую или две другие ветви власти. 

Данная  проблема представляет, на мой взгляд, особую актуальность для Казахстана  в связи с тем, что уже более 10 лет в республике проводится судебно-правовая реформа, в процессе которой до настоящего времени остается много дискуссионных и нерешенных, либо трудноразрешимых  проблем, к числу которых относится прежде всего вопрос о независимости судей и ее гарантиях от влияния как внешних (т.е. находящихся вне судебной системы), так и внутренних (т.е. имеющих место в самой судебной системе) факторов. 

Исследование внешних факторов влияния на судебную власть (в контексте контроля) требует рассмотрение таких проблем, как:

- конституционно-правовое регулирование организации и функционирования судебной власти, поскольку в законодательстве (Конституционном законе  РК «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан») имеются нормы, создающие условия либо позволяющие оказывать влияние на независимость судей при рассмотрении ими дел, а также контролировать их деятельность; 

- соответствие правовой регламентации судебной власти международным стандартам правосудия, поскольку имеет место несоответствие отдельных норм законодательства и судебной практики этим стандартам;

- соблюдения принципа взаимодействия ветвей государственной власти между собой с использованием системы сдержек и противовесов (п. 3 ст. 4 Конституции), поскольку имеется дисбаланс в этой системе в сторону доминирования законодательной и исполнительной ветвей власти над судебной;

- предоставление Конституцией широкой компетенции Президенту РК в принятии им актов в отношении как органов судебной власти, так и судей, поскольку имеются факты принятия актов, ущемляющих независимость судей и их правовой статус;

- взаимодействие с органами, которые не входят ни в одну из ветвей государственной власти (Высшим Судебным Советом, органами прокуратуры и другими органами), поскольку их решения и деятельность можно рассматривать в контексте осуществления ими контроля над правосудием и отбора кандидатов на должности судей, или (и) влияния на этот процесс;

- финансовое обеспечение  судебной власти, материальное и социальное обеспечение судей, поскольку оно не в полной мере  обеспечивает возможность полного и независимого осуществления правосудия.

Внутренний аспект связан с проблемами:

- непроцессуальных отношений между: а) вышестоящими и нижестоящими инстанциями; б) председателями и судьями суда; в)  Верховным  Судом, его председателем и нижестоящими судами и судьями;

- сохранения существующего с советских времен положения, устанавливающего  нахождение  в одном судебном звене (областном и приравненном к нему судах) различных инстанций, что  негативно сказывается на независимости судей, на их объективности при рассмотрении и разрешении ими дел, что позволяет усомниться в беспристрастности такого суда; -  создания в судах структур,  осуществляющих фактически контроль за деятельностью судей (межпленарные заседания и оперативные совещания местных судов /Распоряжение Председателя Верховного Суда РК от 7 сентября 2005 г. № 162 «Об утверждении «Положения об организации работы межпленарного заседания и оперативного совещания местных судов»/, Судебное жюри, отдел  судебного мониторинга Верховного Суда и аналогичные структуры в областных и приравненных к ним судах), что существенно ущемляет их независимость и нарушает гарантированное Конституцией РК (п. 1 ст. 79) право на бессрочность их полномочий. Так, состав и  компетенция  межпленарных заседаний судов характеризуются такими свойствами, которые присущи для органов, организация и деятельность которых основана на принципе централизации, единоначалия и подчинения, что позволяет сделать вывод о том, что в казахстанской судебной системе, а именно в судах, созданы управленческо-административные органы, что противоречит закрепленным в Конституции РК и международных стандартах нормам о назначении и содержании судебной власти. Поэтому исследователями отмечается, что для судебной системы характерны жесткая иерархия, скрытые механизмы давления на судей, негласные  корпоративные правила согласования и принятия «нужных» решений»;

- обеспечения независимости судей при отправления правосудия, поскольку организационные и кадровые полномочия председателей вышестоящих судов и особенно Председателя Верховного Суда, в сочетании с их процессуальными полномочиями, ставят судей в положение подчиненного: они должны сообразовывать свою деятельность, исходя из мнения и указаний председателей вышестоящих судов. Например, председатели областных и приравненных судов наделены правом внесения представления в Верховный Суд (ч. 3 ст. 423-2, ст. 446-21 УПК), а Председатель Верховного Суда - правом внесения  представления  на  постановления надзорной коллегии  (ст. 292 УПК), что противоречит не только принципу состязательности, но и в определенной мере не соответствует задачам проводимой в республике правовой политики, одной из которых является  «укрепление независимости судов при отправлении правосудия» /Указ Президента РК от 24 августа 2009 г. № 858 «О Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 по 2020 года». Казахстанская правда. 2009. 27 августа/;

-  недостатков правовой регламентации оснований дисциплинарной ответственности судей, определения критериев определения их профессиональной непригодности, возложения на них несвойственных для судей  функций, несовместимых с осуществлением ими правосудия. Этот фактор также существенно ущемляет независимость судей, поскольку он создает условия для субъективного усмотрения при решении вопроса о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности и прекращения его полномочий;

- судейской корпоративностью, которая, имея объективную природу, играет как положительную роль (способствует сплоченности судей, их профессиональному росту, готовности противодействовать незаконным внешним влияниям и т.д.), так и отрицательную (непринятие обоснованной критики извне, попустительство негативным кадровым тенденциям, непроцессуальным взаимоотношениям и т.п.);

-  судебного надзора и контроля, осуществляемого Верховным Судом в нескольких направлениях:

1) в форме принятия им нормативных постановлений, в которых даются разъяснения вопросов судебной практики. Эти постановления отнесены Конституцией к источникам действующего права в республике  (п. 1 ст. 4 и ст. 81) и потому являются обязательными не только для судей, но и для других правоприменителей. Поэтому возникает коллизия между провозглашенным Конституцией принципом  независимости судей только Конституции и закону, с одной стороны, и обязанностью судей  сообразовывать судебные решения с разъяснениями Верховного  Суда, которые  даны им в нормативных постановлениях;

 2) форме принятия Верховным Судом различного рода программ,  распоряжений  и других директив. Хотя ни Конституция, ни КЗоС не содержат норм, наделяющих Верховный Суд правом принятия таких актов. Но практическая деятельность Верховного Суда показывает, что такие документы определяют судебную политику: указанные документы  определяют основные направления и перспективы в деятельности судов и судей. Анализ ряда таких документов показывает, что Верховный Суд при этом нередко выходит за пределы предоставленной конституционными нормами судебной власти компетенции;

3) в форме рассмотрения кандидатур на должности председателей и председателей судебных коллегий местных и других судов, председателей судебных коллегий Верховного Суда и представления их в Высший Судебный Совет и др.

Особую проблему представляют собой права вышестоящих судов по осуществлению ими судебного надзора, которые в сочетании с широкими полномочиями председателей этих судов и особенно Председателя Верховного Суда в решении кадровых и организационных вопросов, являются довольно мощными средствами воздействия на судей, и прежде всего на их независимость. Например, исследователями отмечается, что «существует корпоративная солидарность судей. Это общеизвестная практика: большая зависимость судьи низшего, районного звена. Эти судьи зависят от председателей собственного или вышестоящего судов, и изначально решения согласовываются по вертикали, вплоть до высшей судебной инстанции»;  целый ряд судебных процессов оставляет серьезные сомнения в их политической неангажированности и немотивированности, что  является свидетельством политического влияния на них.

Полномочия председателей судов в своей совокупности определяют такие важнейшие вопросы правового статуса судей, как их карьерный рост, привлечение судьи к дисциплинарной ответственности, лишение его полномочий, получение квалификационных классов и др. А процедуры назначения судей ведет к бюрократизации судебной системы, установлению между судьями и председателями судов отношений власти и подчинения. Судья, именуемый в законе носителем судебной власти, которому Конституцией РК гарантирована независимость и постоянство его статуса, в ситуациях, когда вопросы, связанные с его должностью, зависят от волеизъявления председателя суда, оказывается в положении обычного чиновника, вынужденного сообразовывать свою деятельность, в том числе и при отправлении правосудия, с указаниями и распоряжениями своего начальника. В противном случае  могут последовать негативные последствия: используются  различные способы, чтобы избавиться от такого судьи, который хотя и надлежащим образом исполняет свои полномочия, но является неугодным для председателя. В таких случаях ему направляются более сложные дела, увеличивается нагрузка, создаются неблагоприятные условия для осуществления нормальной работы и т.д., вынуждающие судью уйти в отставку. Эта ситуация  еще более усугубляется процедурой деятельности  Судебного жюри, Комиссиями по судейской этике и  проводимыми  с 2009 г. мониторингами за  деятельностью судей.  На эти и другие аналогичные факты обращают внимание также зарубежные эксперты и аналитики.

В судебной системе республики стали обычной практикой так называемые предварительные «консультации» судей перед вынесением решения по делу с судьями вышестоящих инстанций - апелляционных, кассационных и надзорных, а также в некоторых судах - доклады судей председателю суда о предстоящем рассмотрении дела и предполагаемом  решении по нему. Причинами этого являются конкретные обстоятельства, суть которых сводится, к следующему. 

Во-первых, любая отмена или изменение судебного решения, независимо от оснований принятия такого решения вышестоящей инстанцией, ставится судьям в вину, которая может повлечь для него серьезные последствия, вплоть до прекращения его полномочий.  

Во-вторых, вышестоящие суды необоснованно выходят за пределы предоставленных им законом полномочий, расширяя по собственной инициативе свои непроцессуальные полномочия, организуя различного рода проверки деятельности нижестоящих судов и судей в лице так называемых зональных кураторов. 

По-прежнему особую озабоченность вызывает латентная коррупция в судебной системе, подверженность судей коррупции.  

С учетом того, что отношения, складывающиеся между судебной властью и двумя другими ветвями власти - законодательной и исполнительной, проявляются в разнообразных формах, то законодательством предусмотрены и разнообразные формы «сдержек и противовесов», используемые для сбалансирования этих отношений, что не исключает и своеобразный контроль. Поэтому проблему контроля правосудия следует рассматривать, на мой взгляд, с точки зрения того, какова роль судебной власти в такой  системе сдержек и противовесов. В этой системе судебная власть выступает, с одной стороны, как объект контроля со стороны двух других ветвей власти, а с другой - сама осуществляет контроль за законодательной и исполнительной властью.

Взаимоотношения суда и Парламента. Суды не издают законов и в этом их отличие от органов законодательной власти. Органы законодательной власти определенным образом влияют как на учреждение органов судебной власти, так и на их организацию и деятельность. Парламенту РК принадлежит право осуществлять следующие полномочия по отношению к судебной ветви власти:

1) в соответствии с пп. 6 п. 3 ст. 61 Конституции Парламенту принадлежит исключительное право издавать законы, которые регулируют важнейшие общественные отношения, устанавливать основополагающие принципы и нормы, касающиеся вопросов судоустройства и судопроизводства. В соответствии с этим конституционным положением суды учреждаются законом (п. 3 ст. 75 Конституции РК), судебная система Казахстана устанавливается Конституцией и конституционным законом (п. 4 ст. 75 Конституции РК);

2)  Сенат Парламента формирует высший судебный орган страны: избирает и освобождает от должности по представлению Президента РК Председателя и судей Верховного Суда республики, принимает у них присягу. Кроме того, к его компетенции отнесено лишение неприкосновенности Председателя и судей Верховного Суда  (п. п.1 и 3 ст. 55 Конституции РК).

 Важно обратить внимание на то, что если первая группа полномочий Парламента  характеризует его компетенцию в области законотворчества, то вторая - характеризует компетенцию этого органа не только как контролирующую, но и как сдерживающую. Поэтому немаловажным в решении избрания того или иного кандидата судьей Верховного Суда могут иметь и политические мотивы, поскольку квалифицированное большинство сенаторов (15 депутатов) назначаются Президентом Республики (п. п. 2 и 3 ст. 4 Конституционного закона РК от 16 октября 1995 г.  № 2529 «О Парламенте Республики Казахстан и статусе его депутатов»), который является лидером правящей политической партии «Нур Отан». Поэтому нельзя исключать, что на указанные должности  могут  отбираться лица,  исходя из их партийной принадлежности. А с учетом того, что Председатель Верховного Суда и председатели коллегий этого же суда, соответственно, избираются и назначаются на определенный срок - 5 лет  с правом повторного их переизбрания, то нельзя исключать и того, что они постараются так сообразовать свое председательство, чтобы у сенаторов и у Председателя Верховного Суда не было оснований их не переизбрать.

Следует также указать, что п. 5 ст. 30 и ст. 31 КЗоС не предусматривает рассмотрения кандидатур на должности председателя, председателей коллегий и судей Верховного Суда на конкурсной основе, как это предусмотрено в отношении судей местных судов. По сути, в соответствии с КЗоС, при рассмотрении кандидатуры на должности председателя и судей Верховного Суда Сенат Парламента  не избирает, а назначает их на указанные должности, поскольку отсутствует альтернатива. Мнение Конституционного Совета РК о том, что Сенат вправе отклонить и не избрать ту или иную представленную Президентом РК кандидатуру на соответствующую судейскую должность, правовым последствием чего станет повторение всех процедур в Высшем Судебном Совете, неубедительно.

 Таким образом, законодательный орган создает не только функциональную, но и организационную модель судебной власти, ее институтов, компетенции и правового статуса носителей этой власти. Компетенция Парламента в этом вопросе является исключительной. В целях исключения влияния каких-либо факторов (политических, общественных и др.), КЗоС предусматривает, что не допускается принятие законов или иных нормативных правовых актов, умаляющих статус и независимость судей (п. 3 ст. 1).

 Суд не вправе ни создавать, ни изменять нормы применяемого им закона. Вместе с тем нормативные постановления Верховного Суда, дающие разъяснения по вопросам судебной практики, отнесены к системе  действующего права республики (п. 1 ст. 4 и  ст. 81 Конституции). Эти разъяснения оказывают несомненное влияние не только на осуществление правосудия, но и на деятельность других правоприменительных органов. Поскольку содержание нормативных постановлений Верховного Суда РК должны касаться только вопросов судебной практики, то из этого следует, что  в них не должны содержаться новые правовые нормы, которых нет в толкуемых им нормативных правовых актах.    Верховный Суд не вправе при даче разъяснений  изменять либо дополнять  законы и иные нормативные правовые акты новыми нормами (даже в тех случаях, когда они являются производными от толкуемых норм), а также не вправе давать оценку толкуемым нормам. 

Однако, как показывает анализ ряда нормативных постановлений Верховного Суда РК, в некоторых из них осуществляется не только разъяснения судебной практики, но и толкование, а также имеются такие положения, которые представляют собой не что иное, как новые нормы права, т.е., по своей сути, такие разъяснения являются правотворческими.

Вместе с тем, поскольку именно в процессе правоприменительной практики наиболее ярко проявляются пробелы в законодательстве, его недостатки, противоречия и т.п., а также потребность в изменении или принятия новых законов законодатель предусматривает, что государственные органы, не наделенные законом правом разработки проектов нормативных правовых актов, вправе содействовать такой разработке посредством внесения: 1) предложений по разработке нормативных правовых актов; 2) инициативных проектов нормативных правовых актов (п.2 ст.11 Закона РК «О нормативных правовых актах»). 

 А  пп. 4 п. 2 ст. 20 КЗоС наделяет Председателя Верховного Суда правом вносить Президенту РК предложения по совершенствованию законодательства. Поэтому судьи (что в равной мере распространяется и на судейский корпус Верховного Суда) не праве заниматься подготовкой законопроектов, участвовать в законотворческом процессе, поскольку не отнесены законом к числу субъектов, обладающих правом законодательной инициативы (п. 1 ст. 61 Конституции РК).

   В свою очередь суды должны не только правильно применять законы и иные нормативные правовые акты, но и оценивать с точки зрения их соответствия Конституции. Эта оценка находит свое выражение в том, что суды не вправе применять законы и иные нормативные правовые акты, ущемляющие закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина. Если суд усмотрит, что закон или иной нормативный правовой акт, подлежащий применению, ущемляет закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина, он обязан приостановить производство по делу и обратиться в Конституционный Совет с представлением о признании этого акта неконституционным (ст. 78 Конституции). Тем самым суды опосредовано осуществляют контрольные функции по отношению к законодательной власти, оказывая влияние на законотворческий процесс. Однако это право суды не используют в достаточной мере. Анализ посланий Конституционного Совета за период с 2000 по 2007 гг., показывает, что  если в 2000 г. в Конституционный Совет поступило от судов шесть обращений, в 2001 г. - семь, то  за период с 2002 по 2007 гг. - в среднем всего лишь по 2 обращения за каждый год, несмотря на то, что ежегодно орган конституционного контроля указывает в своих посланиях на значительное количество законов и иных нормативных правовых актов, которые  ущемляют конституционные права и свободы граждан. 

Взаимоотношения суда и органов исполнительной ветви государственной власти. Суды не занимаются организационной и исполнительно-распорядительной деятельностью, и в этом их принципиальное отличие от органов исполнительной ветви государственной власти. Отличительной особенностью исполнительной ветви власти является то, что она способна оказывать более реальное влияние как судебную, так и на законодательную ветви власти, поскольку, к компетенции Правительства относятся  вопросы  ресурсного и организационного характера, в том числе и в сфере финансирования.

В отличие от судебной власти, которая не имеет права законодательной инициативы, Правительство наделено таким правом, и следствием этого является то, что Парламент принимает законы на основе законопроектов и предложений, исходящих, как правило, от органов исполнительной власти, и, прежде всего - от Правительства. Тем самым исполнительная ветвь власти опосредованно также влияет на законодательное регулирование вопросов, связанных с организацией и деятельностью судебной власти. Причем, как показывает практика правотворчества, Правительство поручает разработку законопроектов заинтересованным  ведомствам, в том числе и Верховному Суду. Тем самым судейский корпус Верховного Суда принимает участие  в законотворческой деятельности, что противоречит не только ст. 11 Закона  РК «О нормативных правовых актах» и пп. 4 п. 2 ст. 20, п. 2 ст. 23  КЗоС, но и п. 4 ст. 3 Конституции РК. 

  В этой связи представляется, что правотворчество различных органов, разрабатывающих по поручению Правительства законопроекты, снижает не только роль Парламента как единственного законодательного органа, но и качество законов, поскольку каждое ведомство стремится  включить в закон такие нормы, которые отвечают его ведомственным, корпоративным интересам. В силу этого обстоятельства при отсутствии надлежащих сдержек, исполнительная власть способна доминировать как над законодательной властью, так и судебной.

Специфическим правом по отношению к исполнительной власти обладают и суды, наделенные полномочиями по осуществлению  контроля деятельности органов этой ветви власти посредством рассмотрения жалоб на действия и решения этих органов, а также их должностных лиц.

Вместе с тем, к числу основных недостатков, ущемляющих независимость казахстанских судей,  относится сильная зависимость судебной системы и судей как в институциональном, так и в практическом плане, от политического давления,  исполнительной власти и влиятельных деловых кругов.

Взаимоотношения суда с Президентом республики. Президент РК, являющийся гарантом единства государственной власти, незыблемости Конституции, прав и свобод человека и гражданина, выступает как глава государства, его высшее должностное лицо и не относится ни к одной из ветвей государственной власти (ст. 40 Конституции). Но в то же время он наделен особыми полномочиями по воздействию на законодательную и исполнительную ветви государственной власти, позволяющими ему действенно влиять на решения каждой из этих ветвей, особенно, на исполнительную. Многие полномочия Президента имеют либо непосредственно исполнительный характер, либо отношение к исполнительной власти.

В отношении же судебной власти имеются факты, свидетельствующие о том, что принцип разделения власти в его практической реализации обеспечивается не в полной мере. Так, Администрация Президента вправе давать поручения в числе других органов и  Верховному Суду. И хотя п. 23 Положения об Администрации Президента РК оговаривает, что эти поручения не должны быть связаны с вопросами, не связанным и  с отправлением правосудия, тем не менее нельзя исключать, что они косвенным образом могут влиять на независимость судей.  

По сравнению с законодательной и исполнительной властью, Президент республики наделен более широкими и действенными полномочиями в отношении судебной ветви государственной власти. Если судьи независимы в осуществлении своих полномочий, то в вопросах, касающихся организации своей деятельности, в частности, в кадровых вопросах, они зависимы от Президента (имеется в виду назначение им судей местных судов, председателей судебных коллегий  местных и других судов, председателей судебных коллегий Верховного Суда, а также представление им в Сенат Парламента кандидатур на вакантные должности судей в Верховный Суд, назначение им членов Высшего Судебного Совета  и др.).

Причем в некоторых случаях акты Президента имеют приоритет перед КЗоС, хотя законодательством это не предусмотрено. Например, п. 2 ст. 24 КЗоС  устанавливает: «Полномочия судей могут быть прекращены или приостановлены не иначе, как по основаниям и в порядке, предусмотренным настоящим Конституционным законом», а ст. 34 КЗоС устанавливает исчерпывающий перечень таких оснований и не предусматривает в качестве оснований прекращения полномочий судьи по такому основанию, как «сокращение штатов». Тем самым однозначно установлено, что никакими иными нормативными правовыми актами полномочия судей не могут быть прекращены. Однако Президент своим Указом от 27 сентября 2010 г. № 1072 «О мерах по оптимизации штатной численности органов, содержащихся за счет государственного бюджета и сметы (бюджета) Национального Банка Республики Казахстан»  постановил сократить штатную численность судей местных судов на 378 судей: в областных и приравненных к ним судах  на 86 судей (с 574  до 488), в районных и приравненных к ним судах - на 292 судьи (с 1945 до 1653). Этим же указом предусмотрено и  сокращение численности канцелярий судов и аппарата Верховного Суд. 

Взаимоотношения судов с органами прокуратур. Долгое время, вплоть до 1995 г., деятельность судов контролировалась органами прокуратуры, которые  были наделены правом осуществлять надзор за рассмотрением дел судами. С принятием в 1995 г. новой Конституции РК, это направление в деятельности прокуратуры было упразднено: ст. 83 Конституции однозначно установила, что в суде прокуратура осуществляет только представительство интересов государства в суде, а ее надзорные функции  оставлены только в отношении  досудебного производства по уголовным делам. Более того,  с  принятием в 1997 г. нового УПК,  суды наделены правом судебного контроля, которое выражено в том, что  к компетенции судов отнесено рассмотрение жалоб на действия и решения органов уголовного преследования (прокурора, следователя, дознавателя, органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность), а с 2008 г. - только суды вправе санкционировать арест и содержание под стражей  лиц, подозреваемых либо обвиняемых в совершении преступления. В перспективе ожидается передать в компетенцию суда  санкционирование  действий и решений органов уголовного преследования, затрагивающих либо ограничивающих конституционные права  участников уголовного судопроизводства.

Вместе с тем, по сравнению со сторонами, участвующими в судебном разбирательстве, прокурор наделен более широкими полномочиями при пересмотре судебных решений, вступивших в законную силу. Так, протест Генерального прокурора о пересмотре вступивших в законную силу судебных решений подлежат рассмотрению судом непосредственно (ч. 5 ст. 460 УПК, ч. 5 ст. 385 ГПК). Тогда как стороны вправе подавать не жалобы, а ходатайства, которые  вначале подлежат предварительному изучению  (ст. 463 УПК, ст. 393 УПК), по результатам которого  может быть принято решение отказе в возбуждении надзорного производства по пересмотру обжалуемого судебного акта  (п. 2, ч. 1 ст. 464 УПК, п. 2 ч. 1 ст. 394 ГПК).  Кроме того, Генеральный  прокурор, как и Председатель Верховного Суда, вправе приостановить исполнения приговора, постановления суда для проверки в порядке надзора на срок до  трех месяцев (ст. 466 УПК, ст. 396 ГПК).

Ресурсное и организационное обеспечения судебной власти. Законодательством  предусмотрен исчерпывающий перечень органов, на которые возложены функции по ресурсному и организационному обеспечению судебной системы - материальному, техническому, организационному и кадровому:

1) Высший судебный совет РК  -  консультативно-совещательный орган при Президенте РК, персональный состав которого назначается Президентом (подпункт 20 статьи 44 Конституции);

2) Комитет по судебному администрированию при Верховном Суде РК и его администраторы в областях, который  с ноября 2010 г. Указом Президента преобразован  в департамент.

Каждая из этих двух  структур имеет четко очерченный законодательством  круг полномочий, которые позволяют  создать необходимые условия для оптимального  осуществления судами возложенных на них функций, не вмешиваясь в их судебную деятельность.

Так, согласно ст. 2 Закона РК от 17 ноября 2008 г. № 79-IV «О Высшем судебном совете Республики Казахстан», Совет:

1) обеспечивает гарантии независимости и неприкосновенности судей;

2) на конкурсной основе осуществляет отбор кандидатов на вакантные должности судей местных и других судов и по итогам конкурса рекомендует Президенту РК  кандидатов для назначения на вакантную должность судьи;

3) рассматривает по представлению Председателя Верховного Суда кандидатуры на вакантные должности председателей и председателей судебных коллегий местных и других судов, председателей судебных коллегий Верховного Суда и рекомендует их  Президенту Республики Казахстан для назначения на должность;

4) рассматривает по представлению Председателя Верховного Суда кандидатуру на вакантную должность судьи Верховного Суда и рекомендует   кандидата на вакантную должность судьи Верховного Суда Президенту РК для представления в Сенат Парламента;

5) рассматривает кандидатуру на вакантную должность Председателя Верховного Суда и рекомендует кандидата на эту должность  Президенту РК для представления в Сенат Парламента;

6) рассматривает вопросы прекращения полномочий Председателя, председателей судебных коллегий и судей Верховного Суда, председателей, председателей судебных коллегий и судей местных и других судов в форме отставки, прекращения отставки;

- рассматривает вопросы освобождения от занимаемых должностей председателей, председателей судебных коллегий и судей местных и других судов в случае упразднения суда или сокращения общего числа судей соответствующего суда, если они не дают согласия на занятие вакантной должности судьи в другом суде;

- рассматривает вопросы освобождения от занимаемых должностей председателей судебных коллегий и судей Верховного Суда в случае сокращения общего числа судей Верховного Суда, если они не дают согласия на занятие вакантной должности судьи в другом суде;

- рассматривает вопрос о даче рекомендации на освобождение от занимаемых должностей председателей судебных коллегий и судей Верховного Суда, председателей, председателей судебных коллегий и судей местных и других судов за совершение ими дисциплинарных проступков, в силу профессиональной непригодности или за невыполнение требований КЗоС по представлению Председателя Верховного Суда, основанному на решении Дисциплинарно-квалификационной коллегии судей или Судебного жюри;

- рекомендует Президенту РК освободить от должностей председателей, председателей судебных коллегий и судей местных и других судов, председателей судебных коллегий Верховного Суда;

- вносит рекомендации Президенту РК об освобождении от должностей Председателя и судей Верховного Суда для внесения представления в Сенат Парламента;

- рассматривает вопрос о даче согласия на продление Председателем Верховного Суда РК срока пребывания в должности судьи по достижении им предельного возраста не более чем на пять лет;

- организует прием квалификационных экзаменов у граждан, изъявивших желание работать судьями;

- представляет Президенту РК заключение для решения вопроса о даче согласия на арест судьи, его приводе, применении к нему мер административного взыскания, налагаемых в судебном порядке, привлечении судьи к уголовной ответственности.

Основными задачами департамента являются организационное и материально-техническое обеспечение деятельности Верховного Суда, местных и других судов.  Департамент осуществляет следующие функции:

1) материально-техническое обеспечение деятельности судов;

2) организационное обеспечение деятельности судей по отправлению правосудия;

3) в соответствии с законодательством осуществление мер по финансовому и материально-техническому обеспечению Квалификационной комиссии при Высшем Судебном Совете;

4) осуществление организационного и методического руководства деятельностью судебных приставов;

5) подготовка информации в Администрацию Президента РК о судебной статистике, о состоянии отправления правосудия, организационного, материально-технического и иного обеспечения деятельности Верховного Суда, местных и других судов;

6) в установленном законодательством порядке кадровое обеспечение работы судов;

7) организационное обеспечение работы Председателя Верховного Суда, Судебного жюри, Республиканской дисциплинарно-квалификационной коллегии судей, органов Верховного Суда;

8) обеспечение исполнения решений, принятых Председателем Верховного Суда, пленарным заседанием Верховного Суда;

9) внесение Председателю Верховного Суда предложений по образованию, реорганизации либо упразднению местных и других судов;

10) по согласованию с Председателем Верховного Суда установление количества судей для каждого местного и другого суда на основании представления председателя соответствующего суда, в пределах лимита штатной численности, утвержденного Президентом Республики Казахстан;

11) разработка нормативов нагрузки судей и работников судов;

12) организация строительства, ремонта и технического оснащения зданий, помещений и других объектов органов судебной системы;

13) осуществление контроля за расходованием канцеляриями судов и подведомственными организациями Департамента бюджетных средств, проведение ревизии их финансово-хозяйственной деятельности;

14) ведение судебной статистики;

15) ведение персонального учета судей и работников судов;

16) организация в соответствии с законодательством материального и социального обеспечения судей, в том числе пребывающих в отставке;

17) участие в разработке и правовой экспертизе проектов нормативных правовых актов в пределах своей компетенции;

18) информационно-правовое обеспечение судебной системы, систематизация и кодификация законодательства;

19) организация делопроизводства и работы архивов судов;

20) организационное обеспечение взаимодействия Верховного Суда Республики Казахстан с другими государственными органами, судами других государств, международными и иными организациями;

21) обеспечение работы по защите государственных секретов и информационной безопасности в судебных органах;

22) в соответствии с законодательством Республики Казахстан проставление апостиля на официальных документах, исходящих из судебных органов;

23) организация работы по судебному образованию, повышению квалификации судей, судебных работников и прохождению ими стажировки;

24) рассмотрение обращений физических и юридических лиц и др.  полномочия (п.11  Положения о Департаменте по обеспечению деятельности судов при Верховном Суде РК (аппарате Верховного Суда РК), утвержденное Указом Президента РК от 3 ноября 2010 г. № 1093).

Финансирование судов. Ст. 80 Конституции РК устанавливает: «Финансирование судов, обеспечение судей жильем производится  за счет средств республиканского бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия». Тем самым на конституционном уровне  определены критерии, определяющие уровень организации  финансирования - источник финансирования, его объем  и порядок. Данное положение, устанавливая обязанность государства по финансированию судов, предполагает, что не могут быть использованы никакие иные источники финансирования (например, финансирование за счет средств органов местной власти, общественных и иных  организаций, юридических и физических лиц и т.д.). Финансирование судебной системы предусмотрено п.1 ст. 53 Бюджетного кодекса от 4 декабря 2008 г. № 95-IV.

Правительство РК представляет Парламенту республиканский бюджет и отчет о его исполнении, обеспечивает исполнение бюджета (п. 2 ст. 66 Конституции). Утверждение республиканского бюджета относится к компетенции Парламента, которым определяется размер финансирования судебной системы. Кроме того, к его ведению отнесено также внесение в Республиканский бюджет изменений и дополнений (подпункт 1 пункта 1 ст. 54 Конституции), принятие законов, касающихся республиканского бюджета (пп. 5 п. 3 ст. 61 Конституции),  утверждение отчетов Правительства и Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета об исполнении республиканского бюджета  (п. 2 ст. 53 Конституции). Президент РК по представлению Премьер-Министра утверждает единую систему финансирования и оплаты труда работников для всех органов, содержащихся за счет государственного бюджета республики (п. 9 ст. 44 Конституции).

Нельзя не отметить, что КЗоС, по сравнению с Указом Президента от 21 декабря 1995 г. «О судах и статусе судей в Республике Казахстан», значительно снизил уровень материального и социального обеспечения судей. Хотя п. 3 ст. 13 КЗоС устанавливает: «Не допускается принятие законов или иных нормативных правовых актов, умаляющих статус и независимость судей». 

 На факты недостаточного материального и финансового обеспечения судов и судей неоднократно указывалось Конституционным Советом республики. В частности, отмечается, что финансирование судов и обеспечение судей жильем реализуется на практике недостаточно полно, что нередко ставит судей в зависимое положение от органов местной исполнительной власти и способствует коррупционным проявлениям, «в сравнении с судебными системами других стран социальное и материальное положение казахстанских судей после ухода их в отставку или на пенсию намного ниже, что недопустимо в условиях высокого статуса судей в любом обществе и государстве».

Кроме того, имеющаяся в настоящее время дифференциация оплаты труда судей в зависимости от того, в суде какого звена они работают, противоречит установленному  КЗоС положению о том, что судьи обладают единым  статусом и различаются между собой только полномочиями (п.1 ст. 23). Имеется в виду, что заработная плата судей Верховного Суда республики существенно превышает оплату труда судей местных судов.

 

 

 

 

 

zkadm
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления