Конкуренция определяет качество

 

Алина Мусабаева

 

В рамках вносимых в настоящее время изменений в Закон «Об адвокатской деятельности» разработано предложение о создании Республиканской коллегии адвокатов (РКА), решения которой будут обязательны для всех региональных и городских коллегий и их членов.

О перспективах данной меры рассказывает адвокат коллегии адвокатов г. Астаны Сеит Рахманов, член рабочей группы Мажилиса Парламента РК по разработке проекта закона.

- Сеит Султанович, как вы думаете, одобрят ли этот шаг все 16 коллегий адвокатов страны?

- Прежде всего отмечу: в целом позиция Министерства юстиции по взаимодействию с адвокатским сообществом, дальнейшему саморегулированию адвокатского сообщества и т.п. верна и заслуживает внимания. Вместе с тем на недавнем заседании рабочей группы коллегии адвокатов г. Астаны прозвучало мнение о нецелесообразности создания РКА: это потребовало бы дополнительных расходов на содержание новой структуры не только от адвокатов, но и от всех граждан, пользующихся услугами адвокатов. Фактически такие изменения затронут интересы казахстанцев.

Но самое главное: РКА - это организация, создаваемая юридическими лицами - коллегиями адвокатов. Как могут быть решения РКА обязательны для всех адвокатов, если мы не являемся ее членами?

Депутат Мажилиса Ж. Асанов высказал предложение: совместно с адвокатским сообществом создать консультативно-совещательный орган - Экспертный совет, где будут представлены 16 коллегий адвокатов страны, иные профессиональные объединения правозащитных организаций и где возможно всестороннее обсуждение всех проблемных вопросов. Считаю данное предложение безусловно заслуживающим внимания.

Кстати, после выхода депутатов с каникул 8 сентября т.г. уже состоялось первое заседание рабочей группы, предложено создание иной организации: Союза коллегий адвокатов, объединяющего в своем составе более половины от общего числа коллегий адвокатов. В его функции будет входить защита интересов адвокатов и коллегий в госорганах, координация деятельности коллегий адвокатов, разработка методических материалов, организация учебы по повышению профуровня адвокатов и т.п. То есть теперь коллегиям предоставляется право выбора: входить в состав новой структуры или нет, самостоятельно определять свою судьбу.

В целом это сочетается с позицией и Министра юстиции, который в одном из своих интервью («Казахстанская правда» от 25 января 2011 г.) высказался: «Чтобы повысить качество разрабатываемых проектов законов, их следует не только публиковать на официальном сайте, но и сделать открытыми для обсуждения». В этом мы, безусловно, поддерживаем министерство, поскольку только в открытом диалоге и обсуждении можно прийти к оптимальному и качественному решению. Поэтому для эффективного рассмотрения нынешних изменений в Закон «Об адвокатской деятельности» необходимо выработать предложения совместно с 16 коллегиями адвокатов страны (до сегодняшнего дня этого не происходило) и в обязательном порядке к обсуждению законопроекта привлекать адвокатские объединения, к примеру, форум адвокатов, союз адвокатов, другие общественные и правозащитные организации. Думаю, и депутатам будет интересно выслушать предложения адвокатского сообщества. Это обеспечит понимание вопроса изнутри, так сказать, а в конечном итоге - оперативность рассмотрения предлагаемых изменений в рабочей группе и их принятия Мажилисом Парламента республики.

- Какие другие вопросы, помимо законодательных, волнуют сегодня ваших коллег?

- Предметом широких обсуждений, в том числе и на страницах «ЮГ», стали сегодня вопросы защиты интересов граждан и организаций на стадии доследственной проверки в уголовном преследовании. Иногда отдельных сотрудников правоохранительных органов на стадии доследственной проверки приходится убеждать в праве участия адвоката при отборе объяснений и показаний. Между тем, это право закреплено п. 3 ст. 13 Конституции, где предусмотрено право каждого на получение квалифицированной юридической помощи. Соответственно, и в УПК необходимо предусмотреть участие защитника на стадии доследственной проверки. Почему это важно? Потому что первоначальные ошибочные пояснения и показания, часто данные под давлением, следствие и суды трактуют как показания, подтверждающие доводы обвинения. Все это в целом ведет к нарушению конституционных прав граждан и судебным ошибкам.

По-прежнему актуальна тема принципа о презумпции невиновности (подпункты 6, 8, 9 п. 3 ст. 77 Конституции). В некоторых случаях при явных и очевидных фактах установления в ходе рассмотрения дел не только сомнения в виновности обвиняемого, но установления виновности в совершении преступлений иных лиц, очевидцами которого является ряд свидетелей и что подтверждается иными доказательствами, органы и суды не применяют обязательные требования ст. 19 УПК РК, предусматривающей презумпцию невиновности. В частности, о том, что «Неустранимые сомнения в виновности толкуются в его пользу». В результате нарушаются права обвиняемых, подсудимых и выносятся незаконные акты об их виновности.

 - Но разве следователи не имеют права прекратить дело в случае наличия доказательств невиновности подозреваемого и не доводить дело до суда?

- На практике прекратить дело и вынести соответствующее решение им мешают так называемые показатели, то есть статистика, по которой оценивается работа следователя, следственного подразделения, соответствующего органа. Схема привычна - больше оконченных дел с направлением в суд, более высокий результат органа, соответственно, более высокая раскрываемость в городе, регионе и т.д. И это, так сказать, «ограничение» прав следователей на принятие процессуальных решений по делу в случае установления фактов невиновности подозреваемых вызывает особую озабоченность у меня как юриста и адвоката. Ведь в результате принимаются незаконные решения, и дела необоснованно направляются в суд. Даже видя, что доказательств по делу нет или практически нет, закон (ст. 19 УПК РК, ст. 37 УПК РК) обязывает принять решение о прекращении дела. Но работа на показатели, а также, бывает, отсутствие должного ведомственного контроля и прокурорского надзора не позволяют своевременно принять законное решение на стадии расследования, и следователи направляют дела в суды.

Такие факты вызывают серьезную обеспокоенность не только адвокатов, но и судей - об этом свидетельствует ряд статей в «Юридической газете» (№№ 49, 94, 152 2010 г.: «Совершенствование правового пространства», «Дело в суде - обуза с плеч!», «На любой стадии расследования», № 2, 2011 г. «О причинах судебно-следственных ошибок»), где судьи Павлодарской и Костанайской областей, Алматинского городского суда обоснованно поднимают вопросы существенных нарушений норм УПК органами преследования, качества расследования уголовных дел и неприменения процессуальных прав следствия на прекращение уголовных дел на стадии следствия, без направления дел в суд.

- Но не эту ли цель преследуют органы Генеральной прокуратуры, издавая акты прокурорского реагирования и прекращая многие уголовные дела либо возвращая их на дополнительное расследование?

- Да, о необходимости принятия действенных мер и принципиальной позиции прокуратуры к нарушениям, допускаемым органами следствия, свидетельствует и статистика. Так, только за 3 месяца т.г. на стадии рассмотрения судами были освобождены из-под стражи в связи с оправданием 9 лиц и в отношении 30 лиц уголовные дела были прекращены по реабилитирующим основаниям (информация пресс-службы Комитета правовой статистики и специальным учетам Генеральной прокуратуры РК). Согласно анализу состояния законности и правопорядка за 1 полугодие 2010 года на 11,3% увеличилось число лиц, оправданных судом: со 168 до 187. Эти статистические данные, безусловно, указывают на обоснованность многих наших жалоб и ходатайств, надеюсь, что данная статья станет еще одним призывом ко всем правоохранительным органам, судам к строгому и неукоснительному соблюдению законов нашей страны.

В то же время статистика указывает на необходимость усиления прокурорского надзора при производстве ОРД, следствия и дознания в стране; жесткой и принципиальной оценки собранным доказательствам, пресечения нарушений, допускаемых оперативными службами и органами следствия всех правоохранительных органов при изучении уголовных дел на стадии следствия и направляемых в органы прокуратуры с обвинительным заключением. Увеличение количества оправданных лиц - это серьезный сигнал в первую очередь органам Генеральной прокуратуры.

- Насколько, по-Вашему, показательна статистика судов? По мнению многих наших читателей, такой мониторинг также не является решающим показателем качества отправления правосудия.

- Присоединяюсь к такой позиции: положительная статистика не должна быть самоцелью. Ведь она отражает количество отмен решений, приговоров, из чего в дальнейшем делаются организационные выводы, как в отношении судей, так и председателей судов. Повседневная практическая деятельность судов не может быть только белой или наоборот. Главное, это стремление не портить статистику отражается на судьбах людей. Поэтому стабильность и неотменяемость незаконных судебных актов - это большая проблема в деле реальной защиты прав граждан и, которую, безусловно, надо искоренить и изменить. И, как видим, сегодня Верховный Суд РК предпринимает шаги, чтобы реально изменить это положение.

Думаю, согласно современным глобальным тенденциям, постепенно внедряемым и в отечественную правоохранительную практику, наши суды постепенно станут серьезным противовесом следствию: ведь обвиняемый один, а на стороне обвинения прокуратура и целый аппарат правоохранительных органов. Более того, суд как одна из трех ветвей власти должен быть субъективным и беспристрастным к материалам, представленным органами следствия, и это закреплено в ст. 77 Конституции, ст. 19 УПК РК. Даже если и допущена судебная ошибка, быстрое ее исправление и восстановление прав граждан и организаций придаст безусловный авторитет и судебной системе, и государству и обществу.

 - Как Вы относитесь к известному предложению о запрете частнопрактикующим юристам на ведение дел в судах, о законодательном ограничении участия в судах представителей по доверенности? Кроме того, предлагалось и введение аккредитации адвокатов, выступающих в областных судах и Верховном Суде РК.

- Когда мы говорим то ли о деятельности адвокатов, то ли о деятельности частнопрактикующих юристов я всегда задаю вопрос, кто мы такие и как мы оказались причастны к тому или иному делу. Естественно, потому, что к нам обратился клиент за защитой своих прав. Считаю, основанием всего должны быть права и интересы гражданина, который самостоятельно должен определить, нужен ли ему адвокат или иной юрист, которому он готов платить или же он желает обратиться к знакомому, товарищу, родственнику-юристу, который, возможно, будет представлять его интересы бесплатно. Гражданину, безусловно, должно быть предоставлено такое право выбора. К кому обращаться - это его сугубо личный выбор.

Другой вопрос, и считаю это необходимым, государство должно законодательно закрепить, что юридическая помощь должна оказываться лицами, имеющими как минимум, юридическое образование. Все-таки юридические услуги - очень серьезная деятельность, влекущая серьезные последствия, и мне непонятно, почему ранее действовавшую лицензию на оказание юридических услуг, не связанных с адвокатской деятельностью, отменили.

Считаю, адвокат или частнопрактикующий юрист ежедневно доказывают свою состоятельность делами и результатами работы. Клиенты сами выберут, к кому идти. Государство же должно обеспечить право работать в этой отрасли только специалистам-юристам, возможно, путем восстановления лицензирования на юридические услуги. Поэтому ограничения частнопрактикующим юристам на их представительство по гражданским делам считаю нецелесообразным, кстати, еще и потому, что только в конкуренции есть возможность выбора качества и цены оказываемых услуг, а это для граждан существенно. Люди, которые попали в беду, должны найти хорошего защитника и решить вопрос с оплатой.

Мнение же некоторых лиц о возможности «избранных» адвокатов, которые будут иметь доступ к участию в вышестоящих судебных инстанциях, я категорически не поддерживаю, поскольку оно противоречит законодательству. Каждый адвокат имеет государственную лицензию, то есть разрешение от имени государства, и ограничение в праве на защиту граждан недопустимо и незаконно. Это, скорее всего, эпатажное заявление и не более, вряд ли юристы серьезно к нему относятся.

 

6 октября 2011, 14:43
Источник, интернет-ресурс: Медиа-корпорации «ЗАҢ» , Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript