Экспертный обзор по исполнению государственными органами Республики Казахстан Национального плана РК в области прав человека на 2009-2012 г.г. РАЗДЕЛ: Право на частную жизнь и защиту персональных данных за период 2009-2010 годы (Лоскутов И.Ю.)

 

 

Экспертный обзор

по исполнению государственными органами Республики Казахстан

Национального плана РК в области прав человека

на 2009-2012 г.г.

 

 

РАЗДЕЛ: Право на частную жизнь и защиту персональных данных за период 2009-2010 годы

 

 

1. Введение

2. Ситуация с правом на частную жизнь и защиту персональных данных в Казахстане

3. Оценка исполнения Национального плана РК в области прав человека на 2009-2012 гг.

4. Рекомендации

Приложение. Обзор судебной практики по праву на частную жизнь и защиту персональных данных за период 2009-2010 годы

 

 

1. Введение

 

 

Задачи исследования:

1. Оценка ситуации с соблюдением права на частную жизнь и защиту персональных данных в Казахстане за период 2009-2010 годы.

2. Оценка исполнения Национального плана РК в области прав человека на 2009-2012 годы в части соблюдения права на частную жизнь и защиту персональных данных.

3. Выработка рекомендаций по эффективной и своевременной реализации Национального плана в части соблюдения права на частную жизнь и защиту персональных данных.

 

Методика исследования:

При составлении обзора использовалась открытая информация - нормативно-правовая база, судебные прецеденты, а также иные документы правоприменительной практики, сообщения средств массовой информации; официальные отчеты государственных органов и публичные заявления официальных лиц, отчеты государства по выполнению международных обязательств в области прав и свобод человека, материалы неправительственных организаций, результаты мониторингов, проводимых правозащитными организациями и другие источники информации.

Методологическую основу исследования составили общенаучные методы системного анализа, обобщения нормативных, научных и практических материалов, исторический подход, частно-научные и специальные методы сравнительного правоведения, юридико-лингвистический подходы и другие методы.

 

Общие выводы исследования

1. В Национальном плане сделан совершенно правильный вывод о том, что международная практика в области защиты частной жизни и персональных данных идет по пути принятия специальных законов. Ее должен придерживаться и Казахстан. Эта законодательная защита, как указано в Национальном плане, должна, в частности, касаться: использования персональных карточек или досье; биометрии; контроля за коммуникациями; перехвата сообщений Интернет и почты; видеонаблюдения; наблюдения за рабочим местом.

2. Но большинство из предусмотренных Планом мероприятий не выполнено, выполнение других сведено к разработке законопроекта о персональных данных, который не соответствует передовой международной практике.

3. Причиной неудовлетворительного выполнения является то, что Национальный план не имеет статуса нормативного правового акта, обязательного для исполнителей в государственных органах и его исполнение не обеспечено бюджетным финансированием.

4. Неспособность гарантировать право на частную жизнь и защиту персональных данных, продемонстрированная провальным исполнением раздела «Право на частную жизнь и защиту персональных данных» Плана, ставит под удар другие смежные права и свободы, а, в конечном счете, стабильность конституционной демократии.

 

 

2. Ситуация с правом на частную жизнь и защиту персональных данных в Казахстане

 

В Концепции информационной безопасности Республики Казахстан до 2016 года, утвержденной Указом Президента Республики Казахстан от 14 ноября 2011 года № 174, констатируется, что проверки состояния защищенности государственных баз данных, включенных в состав «электронного правительства», указывают на отсутствие адекватного правового, организационного и технического режима защиты персональных данных граждан. Отсутствие соответствующих механизмов создает предпосылки для злоупотребления персональными данными в криминальных целях, в т.ч. подделке документов, мошенничеству, незаконному копированию и распространению различных баз данных. В этом документе также подчеркивается, что недостаточно эффективно функционирует система защиты информации. В частности, слабо используются технические средства защиты информации от несанкционированного доступа и копирования. Не реализуются политики безопасности и организационно-технические меры, противодействующие утечке информации, что приводит к злоупотреблениям полномочиями в корыстных целях. Потерям важной информации способствуют бессистемность защиты данных и слабая координация мер по защите информации в общегосударственном масштабе, ведомственная разобщенность в обеспечении целостности и конфиденциальности информации.

 

Нормативно-правовая база

 

Международный Пакт о гражданских и политических правах (далее - МПГПП) (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) был ратифицирован Законом РК от 28 ноября 2005 года № 91-III, вступил в силу для РК 24 апреля 2006 года и имеет приоритет перед ее законами (пункт 3 статьи 4 Конституции РК). В соответствии с Замечанием общего порядка № 16 к статье 17 МПГПП Комитета ООН по правам человека1988 года, обязательства РК, вытекающие из данной статьи, требуют от государства принятия законодательных и других мер для действенного запрещения произвольного или незаконного вмешательства в личную и семейную жизнь человека, а также защиты этого права. Тем не менее, специальный закон, который должен защитить частную жизнь человека и гражданина в Казахстане, до сих пор не принят.

В пункте 41 Национального доклада РК в рамках Универсального периодического обзора по правам человека на 2010 год, утвержденного Постановлением Правительства РК от 6 ноября 2009 года № 1778, говорится: «Правительство принимает меры по обеспечению защиты неприкосновенности частной жизни. В связи с ростом преступлений, нарушающих неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и достоинства, тайну личных вкладов и сбережений, переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений Парламент рассматривает проект Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам защиты прав граждан на неприкосновенность частной жизни».

Указанный законопроект был внесен на рассмотрение Мажилиса Парламента РК постановлением Правительства РК от 14 мая 2009 года № 706. Разработчики указывали, что законопроект направлен на принятие государством дополнительных мер по защите прав граждан, гарантированных статьей 18 Конституции РК. В законопроекте выражен курс на ужесточение ответственности за незаконное нарушение тайны частной жизни, а также установлен расширенный перечень деяний, которые запрещены органам и должностным лицам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

Вице-министр юстиции М. Бекетаев, представлявший законопроект депутатам, сообщил, что по 142-й статье Уголовного кодекса (нарушение неприкосновенности частной жизни) в 2006 году преступлений не было, в 2007 году - 1, а в 2008 году - 4. А по 143-й статье (незаконное нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений) в 2006 году было совершено 2 преступления, в 2007-м - 8 преступлений и в 2008-м - 47. Вице-министр юстиции назвал такую динамику угрожающей, хотя, как ни странно, такой впечатляющий рост, не получил никакого ощутимого резонанса в средствах массовой информации. Этот феномен, возможно, объясняется скандалами, сотрясавшими высшие эшелоны власти в указанный период, что привело к тотальному засекречиванию дел, упомянутых вице-министром. Вполне вероятно также, что большинство из них связано с ч. 3 ст. 143 УК РК, предусматривающей ответственность за незаконные изготовление, производство, сбыт или приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. В этой части статистика может подпитываться за счет т.н. «челноков», регулярно привозящих из Китая указанные средства.

Тем не менее, законопроект далеко не во всем встретил поддержку депутатов Парламента. Противников законопроекта поддержали председатель правления Союза журналистов Казахстана С. Матаев и президент Международного фонда защиты свободы слова «Адил соз» Т. Калеева, выступившие с открытым обращением к депутатам Мажилиса Парламента (http://www.adilsoz.kz/news/obrashhenie-k-deputatam-mazhilisa-parlamenta-rk-o-neobxodimosti-otklonit-zakonoproekt-o-neprikosnovennosti-chastnoj-zhizni/). По их мнению, данный законопроект нарушал баланс прав и свобод человека, провозглашенных Конституцией Казахстана, и ставил серьезный барьер на пути борьбы с коррупцией. Как напомнили представители журналистских организаций, в законопроекте предлагается «новое беспрецедентное наказание за распространение в СМИ незаконно полученных сведений о частной жизни лица - до пяти лет лишения свободы». «Неоправданно суровое уголовное наказание за публикацию сведений об укладе жизни ответственных государственных служащих идет вразрез с установкой главы государства Н. Назарбаева на беспощадную борьбу с коррупцией. Оно противоречит конституционному принципу свободы слова», - подчеркивалось в обращении. Авторы обращения предлагали по примеру развитых демократических стран разработать и ввести в систему права понятие «публичное лицо» и принцип, согласно которому в отношении представителей власти должно допускаться больше, а не меньше критики, декриминализировать клевету и оскорбление.

В итоге, после бурных дебатов, был принят Закон РК от 7 декабря 2009 года № 221-IV «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам защиты прав граждан на неприкосновенность частной жизни», в основном, в предложенной Правительством редакции. Из не упомянутых выше новшеств, можно также отметить, что, по предложению депутатов, Кодекс РК об административных правонарушениях от 30 января 2001 года был дополнен статьей 494-2 «Незаконный доступ к сети связи». Оценивая последствия принятия данного закона, следует отметить, что какого-то существенного влияния на правоприменительную практику он на сегодняшний день не оказал и опасения представителей журналистского сообщества о том, что из-за него «за решетку попадут самые принципиальные и талантливые журналисты» пока, к счастью, не оправдались. Отметим также, что к данному закону не был даже разработан перечень нормативных правовых актов, принятие которых необходимо в целях реализации закона, утверждаемый распоряжением Премьер-Министром РК и традиционный для всех вновь принимаемых законодательных актов.

Интересно, что комментируя принятый закон официальной газете «Казахстанская правда», депутат Мажилиса Парламента РК С. Темирбулатов затронул вопрос о том, что сегодня средства видеонаблюдения широко используются не только правоохранительными структурами, но и частными фирмами, например, в супермаркетах или офисах крупных компаний (http://www.kazpravda.kz/c/1259881692). Поэтому у многих граждан возникает вопрос: законны ли такие действия? По мнению депутата, «описанная ситуация не подпадает под действие принятого закона, поэтому и положений об ответственности за «видеолюбопытство» в документе нет». Поясняя это утверждение, он сказал, что видеонаблюдение, применяемое в общественных местах, устанавливается не в целях слежения за частной жизнью сотрудников или посетителей центров, офисов, а для контроля за соблюдением требований безопасности, сохранности ценностей и т. д. Поэтому многие посетители и служащие подобных объектов осведомлены об этом наблюдении, так как видеокамеры доступны для обзора, и администрация о наличии видеоконтроля доводит письменно посредством табличек и объявлений. Все, что происходит в названных местах, не относится к личной жизни сотрудников и клиентов. Поэтому такое видеонаблюдение, по его мнению, нельзя признать незаконным.

Что касается иных изменений на законодательном уровне, то отметим, что в рассматриваемый период времени, Законом РК от 18 января 2011 года № 393-IV «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам дальнейшей гуманизации уголовного законодательства и усиления гарантий законности в уголовном процессе», была изменена диспозиция ч. 1 ст. 144 Уголовного кодекса РК от 16 июля 1997 года № 167-I (с изменениями и дополнениями по состоянию на 28.01.2011 г.), предусматривающая уголовную ответственность за разглашение врачебной тайны. Данная статья прежде устанавливала уголовную ответственность за разглашение без профессиональной или служебной необходимости сведений о заболеваниях или результатах медицинского освидетельствования пациента независимо от характера заболевания, а если разглашение содержит сообщение о наличии у лица ВИЧ/СПИД, то предусматривала усиление наказания. Теперь же уголовную ответственность влечет лишь разглашение медицинским работником без профессиональной или служебной необходимости сведений о заболевании или результатах медицинского освидетельствования пациента, выразившееся в сообщении сведений о наличии у лица ВИЧ/СПИД. Разглашение медицинским работником без профессиональной или служебной необходимости сведений о заболевании или результатах медицинского освидетельствования пациента переведено этим законом в разряд административных правонарушений (ст. 85-3 Кодекса РК об административных правонарушениях от 30 января 2001 года № 155-II (далее - КоАП) (с изменениями и дополнениями по состоянию на 11.10.2011 г.). Также, Законом РК от 4 декабря 2009 года № 215-IV «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам профилактики бытового насилия», КоАП был дополнен статьей 86-1, предусматривающей штраф  за незаконное собирание и (или) распространение сведений о частной жизни лица, пострадавшего от бытового насилия, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния.

В пункте 42 Национального доклада РК в рамках Универсального периодического обзора по правам человека на 2010 год, утвержденного Постановлением Правительства РК от 6 ноября 2009 года № 1778, говорится: «С 5 января 2009 года начат выпуск паспортов нового образца, содержащих электронные носители информации (чип), с 8 сентября 2009 года внедрены электронные удостоверения личности. Переход на электронные документы, удостоверяющие личность проводится с учетом международных стандартов защиты от подделок. В целях усиления факторов, препятствующих обнародованию личных данных или совершению незаконных сделок с их использованием, Правительство в 2010-2011 годах разработает и внесет в Парламент проекты законов относительно документов, удостоверяющих личность гражданина РК, и защиты персональных данных». Действительно, Планом законопроектных работ Правительства РК на 2011 год, утвержденным Постановлением Правительства РК от 30 декабря 2010 года № 1467 (с изменениями и дополнениями по состоянию на 13.10.2011 г.) предусмотрено внесение в декабре 2011 года в парламент РК законопроектов «О персональных данных» и «О документах, удостоверяющих личность гражданина РК». Данные проекты уже разработаны и представлены на официальном сайте разработчика - Министерства внутренних дел РК (http://www.mvd.kz/index.php?p=bill-content&zid=11).

Проект Закона РК «О персональных данных» уже даже внесен в Правительство РК 27 сентября 2011 года. В действующем казахстанском законодательстве слабо регламентировано правовое положение персональных данных, в том числе и биометрических. Поэтому разработка законопроекта, объективно обусловлена необходимостью законодательного закрепления порядка работы с персональными данными, включая сбор, систематизацию, хранение (обновление, изменение), использование, распространение (передачу), блокирование, уничтожение персональных данных человека, в том числе его фамилии, имени, отчества, года, месяца, даты и места рождения, адреса, семейного, социального положения, образования, профессии, биометрических данных. Проектом предлагается создание правовой основы для обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина при обработке его персональных данных, в том числе защиты прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Так, Проектом вводится понятие персональных данных, а также определяется порядок их обработки, основы организационно-правового обеспечения деятельности юридических лиц и государственных органов, организующих и осуществляющих обработку данных физических лиц. Проведенный анализ показал, что отдельные нормы Проекта не соответствуют направлениям, указанным в Национальном плане действий в области прав человека в Республике Казахстан на 2009-2012 годы, а технико-юридические недостатки Закона создают возможность для неоднозначного понимания некоторых содержащихся в нем положений, что на практике может привести к произвольному истолкованию и неадекватному применению данного законодательного акта и, как результат, к необоснованному ограничению прав и свобод человека и гражданина (подробнее см.: http://www.zakon.kz/analytics/4454747-jekspertnoe-zakljuchenie-po-proektu.html). В частности, главное возражение вызывает попытка разработчиков представить человека и гражданина объектом персональных данных, тогда как в международном праве давно сложился четкий правовой статус идентифицируемого или идентифицированного лица - субъекта данных, правам которого корреспондируют конкретные обязательства со стороны контролеров и обработчиков персональных данных. За нарушение данных обязательств должна быть предусмотрена определенная ответственность и организован независимый надзор. Таким образом, правовой статус именно субъекта, а не объекта данных, составляют его права и обязанности по защите персональных данных, которые являют собой суть международного режима правовой защиты персональных данных. Такой правовой статус основан на концепции прозрачной, контролируемой обработки данных, отвечающей правомерным интересам субъекта данных, и отступление от данного подхода разработчиками законопроекта представляется неприемлемым.

Также уже разработан сопутствующий законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам персональных данных», хотя он и не предусмотрен вышеуказанным Планом законопроектных работ. Данным законопроектом предусматривается ввести административную ответственность за нарушения порядка обработки персональных данных в виде штрафа для физических и должностных лиц от 50-ти до 200 МРП. Такие дела будут рассматриваться судом. Также вносятся поправки в Кодекс об административных правонарушениях, Трудовой и Гражданский кодексы, Закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Напомним, что на сегодняшний день в законодательстве Казахстана вопрос о защите персональных данных, в данном случае работника, наиболее детально прописан в главе 5 Трудового кодекса РК от 15 мая 2007 года № 251-III (с изменениями и дополнениями по состоянию на 22.07.2011 г.). Однако отсутствие судебных прецедентов по применению данных норм свидетельствует об их декларативности, что, вероятно, объясняется отсутствием в действующем законодательстве санкций за их нарушение. Также, вопросы защиты персональных данных регулируются Законом РК от 11 января 2007 года № 217-III «Об информатизации» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 21.07.2011 г.), но он почему-то вышеуказанным законопроектом совершенно не затронут.

В заключение отметим, что в Плане мероприятий Правительства РК по реализации рекомендаций государств-членов Организации Объединенных Наций в рамках Универсального периодического обзора по правам человека на 2011-2014 годы, утвержденном Постановлением Правительства РК от 13 октября 2011 года № 1165, нет ни одного пункта, посвященного праву на частную жизнь и защиту персональных данных.

 

Правоприменительная практика

 

Изучение Отчетов о деятельности Уполномоченного по правам человека в Республике Казахстан за 2009-2010 годы показало, что обращения по вопросам защиты права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну составляли всего 1-3 случая за год. Это соответствует статистике и за предыдущие пять лет.

Что касается судебной практики, то в первую очередь, следует отметить Обобщение судебной практики по вопросу «Применение некоторых норм уголовно-процессуального кодекса РК об обеспечении прав и свобод граждан в уголовном процессе» (неприкосновенность личности, частной жизни, жилища; тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений) (Надзорная судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РК, 2010). В данном документе указывается, что фактов, когда бы сотрудниками органов уголовного преследования разглашались сведения о частной жизни лиц, ставшие им известными в связи со служебной деятельностью, не выявлено. Согласно статистическим данным, за изучаемый период нет ни одного лица, осужденного по ст. 142 Уголовного кодекса РК, то есть за нарушение неприкосновенности частной жизни. Не было осужденных и по ст. 144 УК РК, то есть за разглашение врачебной тайны.

В то же время, изучение материалов судебной практики в Единой автоматизированной информационно-аналитической системе судебных органов РК (ЕАИАС СО РК, http://eaias.supcourt.kz) позволило выявить ряд прецедентов по рассматриваемой теме в отчетный период, которые приводятся в приложении к настоящему обзору.

Анализ данных решений свидетельствует о неоднозначности сложившейся судебной практики по праву на частную жизнь и защиту персональных данных, что очевидно обусловлено неоднозначностью формулировок действующего законодательства, имеющегося на сегодня по рассматриваемым вопросам, что к приводит к его различному пониманию и толкованию в деятельности судов.

 

Согласно Письму Комитета по правовой статистике и специальным учетам ГП РК от 28 октября 2011 года № 11к-юл-398 имеются следующие статистические сведения о количестве зарегистрированных преступлении по ст.ст.142, 143, 144, 145 УК РК:

 

 

2009

2010

9 мес.

2011 года

Ст.142 УК РК (Нарушение неприкосновенности частной жизни)

2

0

1

Ст.143 УК РК (Незаконное нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений)

73

38

18

Ст.144 УК РК (Разглашение врачебной тайны)

0

0

0

Ст.145 УК РК (Нарушение неприкосновенности жилища)

633

566

540

 

 

3. Оценка исполнения Национального плана РК в области прав человека на 2009-2012 гг.

 

Раздел «Право на частную жизнь и защиту персональных данных» Национального плана РК в области прав человека на 2009-2012 гг. предусматривает следующие мероприятия.

 

Пункт 1: Изучение зарубежного опыта применения различных моделей защиты частной жизни. Сроки - 2-ой -3-ий кварталы 2009 г. Исполнители - Министерство юстиции, Генеральная прокуратура, Комиссия по правам человека

Оценить результаты не представляется возможным ввиду отсутствия открытых отчетов по теме. Изучение тональности отдельных выступлений официальных лиц в открытой печати показывает, что представители власти, прежде всего, под предлогом защиты частной жизни и персональных данных пытаются полностью закрыть себя от эффективного общественного контроля.

 

Пункт 2: Проведение «круглых столов», семинаров, конференций по вопросу применения различных моделей защиты частной жизни. Сроки - 4-ый квартал 2009 г. Исполнители - Министерство юстиции, Генеральная прокуратура, Верховный Суд, Министерство иностранных дел, Комиссия по правам человека, правозащитные НПО (по согласованию), Программа Развития ООН (по согласованию), Центр ОБСЕ в Астане (по согласованию).

Из открытых источников известен лишь один круглый стол: Экспертная встреча «Право на неприкосновенность частной жизни в Республике Казахстан» (15 декабря 2009 г., г. Астана, конференц-зал Дома Мажилиса Парламента РК). Организаторами его выступили Центр исследования правовой политики, Комитет по законодательству и судебно-правовой реформе Мажилиса Парламента РК, Национальный демократический институт международных отношений, Институт законодательства МЮ РК, Союз адвокатов РК.

Ни о каких иных «круглых столах», семинарах, конференциях по вопросу применения различных моделей защиты частной жизни с участием вышеуказанных государственных органов неизвестно.

 

Пункт 3: Разработка концепции законодательства о защите права на частную жизнь. Сроки - 2-ой - квартал 2010 г. Исполнители - Министерство юстиции, Генеральная прокуратура

Пункт 4: Обсуждение концепции законодательства о защите права на частную жизнь с проведением круглого стола (конференции). Сроки - 3-ий - кварталы 2010 г. Исполнители - Министерство юстиции, Генеральная прокуратура, Верховный Суд, Комиссия по правам человека

Ни о концепции, ни о каких-то ее обсуждениях с проведением круглого стола (конференции) в открытых источниках не сообщалось.

 

Пункт 5: Разработка проекта Закона о защите частной жизни и персональных данных и проекта закона о внесении изменений и дополнений в иные законодательные акты по вопросам защиты частной жизни. Сроки - 4-ый - квартал 2010 г. Исполнитель - Министерство юстиции

Протоколом двести тридцать седьмого заседания Межведомственной комиссии по вопросам законопроектной деятельности при Правительстве РК (24 января 2011 года) признано целесообразным определение Министерства внутренних дел ответственным разработчиком по законопроекту «О персональных данных», также, в помощь ему в разработке данного проекта определены Комитет регистрационной службы и оказания правовой помощи населения и ГУ «Институт законодательства» Министерства юстиции РК. Проект уже внесен в Правительство и до конца года будет внесен на рассмотрение Мажилиса Парламента РК.

Никаких планов разработки проекта комплексного Закона о защите частной жизни на официальном уровне не отмечено.

 

Пункт 6: Обсуждение проекта закона о защите частной жизни и персональных данных и проекта закона о внесении изменений и дополнений в иные законодательные акты по вопросам защиты частной жизни с проведением круглого стола. Сроки - 1-ый - квартал 2011 г. Исполнители - Министерство юстиции

Не выполнен.

 

Пункт 7: В целях обеспечения конституционных прав граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, проверить соответствие норм подзаконных актов, регулирующих таможенные правила вывоза и ввоза имущества физическими лицами, нормам Конституции, законам Республики Казахстан и ее международным обязательствам в сфере прав человека, привести процедуру таможенного оформления имущества физических лиц в соответствие с общепризнанными международными стандартами. Сроки - 2010 -2011 годы. Исполнители - Министерство юстиции, Генеральная прокуратура, Комитет таможенного контроля Министерства финансов

О подобных проверках ничего не известно. Согласно действующему Постановлению Правительства РК от 4 ноября 2010 года № 1152 «Об утверждении перечня и Правил применения технических средств таможенного контроля», должностное лицо таможенного органа, осуществляющее таможенный контроль, в зависимости от форм таможенного контроля и специфики перемещения физических лиц, товаров и транспортных средств самостоятельно определяет необходимость применения тех или иных технических средств таможенного контроля. При этом технические средства контроля носителей аудио- и видеоинформации применяются для просмотра, прослушивания и стирания аудиоинформации и видеоинформации, записанной на магнитных носителях (бобинах, пленках, компакт-кассетах, дисках, дискетах электронно-вычислительных машин) при таможенном контроле этих технических носителей информации. Технические средства контроля носителей аудио и видеоинформации используются для осуществления визуального контроля проявленных фотопленок и кинопленок, слайдов и микрофишей.

 

Пункт 8: Регулярно освещать в СМИ актуальные вопросы защиты прав человека для широких слоев населения республики, включая публикацию памяток о правах человека при задержании, аресте, при заключении договоров, поступлении в ВУЗ, на работу и увольнении и т.п. 2009-2012 г. Исполнители - Министерство культуры и информации, Генеральная прокуратура, Министерство юстиции, Министерство образования и науки, Министерство труда и социальной защиты населения, Комиссия по правам человека

О случаях широкомасштабного выпуска для населения подобных памяток ничего не известно. Постоянно возникающие вопросы о правомерности применения работодателями средств видеонаблюдения за работниками или чтения их электронной почты говорят о том, что население мало осведомлено даже о уже имеющихся нормах. В официальной печати, как правило, появляются только малосодержательные статьи, пересказывающие общеизвестные вещи (характерный пример -  http://www.zakon.kz/analytics/4454390-pravo-na-prajjvesi-gulnura.html).

 

Вывод: Раздел «Право на частную жизнь и защиту персональных данных» Национального плана РК в области прав человека на 2009-2012 гг. исполняется неудовлетворительно. Возможно, какие-то работы ведутся в полностью закрытом для широкой общественности режиме. Но, если это уже стало традиционным для казахстанских государственных органов, то непонятна позиция Комиссии по правам человека, которая по роду своей деятельности должна быть максимально транспарентна. Цели, поставленные в Национальном плане и так достаточно расплывчато, практически полностью не достигнуты. Работы над отдельными нормативными правовыми актами ведутся в узковедомственных интересах, а не в целях разработки и закрепления реальных правовых механизмов, гарантирующих конституционные права граждан.

 

 

4. Рекомендации

 

1. Одним из постулатов национального права должна являться приверженность международным нормам по защите неприкосновенности частной жизни и прав человека. Исходя из этого, необходимо принятие закона о всеобъемлющей защите персональных данных и неприкосновенности частной жизни, с тем чтобы были установлены четкие правовые меры защиты частных лиц, с целью недопущения чрезмерного сбора персональной информации и сведений о частной жизни, которыми бы определялись пределы использования, хранения и обмена такой информацией и которыми бы предусматривалось обязательное уведомление частных лиц о порядке использования информации о них и наделение этих лиц правом получения доступа и возмещения независимо от гражданства и юрисдикции. Кроме того, в законодательстве должны быть предусмотрены эффективные меры контроля в отношении сроков хранения информации, методов ее использования и круга имеющего к ней доступ лиц, а также обеспечено соблюдение международных принципов защиты данных в вопросах обработки информации.

2. Необходимо определить орган с четкими полномочиями для проведения независимого надзора за случаями незаконного вмешательства в частную жизнь, а также наблюдения и обработки персональной информации. Необходимо придерживаться принципа транспарентности, с тем, чтобы частные лица могли получать информацию о том, каким образом был создан файл с их личными данными, а также о ясных механизмах обжалования таких действий. Комиссия по правам человека должна иметь подробную информацию о том, насколько государственная политика в РК по проведению наблюдения за частной жизнью и сбору персональных данных соответствует принципам соразмерности и необходимости в соответствии с международными нормами в области прав человека, а также о мерах, которые были приняты с целью недопущения злоупотреблений. Эта информация должна регулярно публиковаться в открытых источниках, в частности, на сайте Комиссии.

3. Любая проводимая в настоящее время и предлагаемая политика по борьбе с преступностью должна предусматривать проведение оценок ее последствий для неприкосновенности частной жизни, с тем, чтобы была возможность для рассмотрения и представления информации о том, каким образом политика и технологии обеспечивают смягчение рисков для неприкосновенности частной жизни. Следует разработать внутреннюю правовую базу хранения и использования сведений правоохранительными органами, предсказуемую по своим последствиям и подлежащую тщательной проверке на предмет соответствия общественным интересам.

4. Следует разработать эффективные гарантии, позволяющие обеспечить защиту права отдельных лиц на неприкосновенность своей частной жизни в процессе трансграничного обмена информацией, и, в первую очередь, для официальных органов власти.

5. Следует разработать более жесткие меры нормативного регулирования, ограничивающие доступ государственных органов к информации, держателями которой являются третьи стороны, в том числе схемы представления отчетности, а также минимизировать бремя, возлагаемое на третьи стороны по сбору дополнительной информации и применять конституционные и правовые гарантии в случаях, когда третьи стороны действуют от имени государства. Следует разработать законодательство, в котором будут уточнены права, обязанности и ответственность частных организаций в отношении сведений, передаваемых государственным органам.

6. Следует провести открытые обсуждения зарубежного опыта и концепций законодательства о защите права на частную жизнь, предусмотренных в Национальном плане и наладить процесс регулярного представления отчетности об их проведении с целью сбора информации. Доклады, представляемые государственными органами, а также независимые обзоры будут способствовать информированной разработке политики в будущем.

7. При разработке законодательства о праве на частную жизнь и защиту персональных данных следует учитывать все больший рост количества услуг, предоставляемых через Интернет, в результате чего некоторые владельцы интернет-ресурсов приобретают огромное количество персональных данных без независимого контроля со стороны.

В то же время, следует учитывать, что последние предложения по проведению расследований в области нарушений авторского права и размещения в Интернете незаконного контента представляют собой существенную угрозу тайне коммуникаций, интеллектуальной свободе и надлежащим правовым процедурам.

Следует также максимально учитывать новые методы наблюдения, применяемые на практике, включая «поведенческий таргетинг», базы данных ДНК и другие биометрических показатели.

8. Следует изучить вопрос о введении ответственности за воспрепятствование осуществлению права граждан на обращение в органы власти, преследование граждан в связи с их обращением, а также незаконное использование либо распространение сведений о частной жизни, ставших известными в связи с обращением.

9. Следует изучить вопрос о причинах стремительного нарастания статистики по ч.3 ст.143 Уголовного кодекса РК и о том, что характеристики современной бытовой аудио-видео-фототехники все больше начинают совпадать с характеристиками специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

 

Данный обзор подготовлен экспертом по праву на частную жизнь и защиту персональных данных Игорем Лоскутовым, генеральным директором ТОО «Компания «ЮрИнфо». Обзор выполнен в рамках партнерского проекта Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧиСЗ), Международного центра журналистики MediaNet и Центра исследований правовой политики LPRC «Мониторинг исполнения РК Национального плана действий в области прав человека на 2009-2012 гг.», реализуемого при финансовой поддержке Европейского Союза. Содержание данного обзора является предметом ответственности исполнителей проекта и не отражает точку зрения Европейского Союза.

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

Обзор судебной практики по праву на частную жизнь и защиту персональных данных за период 2009-2010 годы

 

Постановлением Надзорной коллегия суда города Астаны от 12 марта 2009 года № 2н-213-09 было отказано в возбуждении надзорного производства ТОО «Юридическая фирма BONA FIDE». Заявитель обратился с запросом от 4 апреля 2008 г. в ГУ «Департамент юстиции г. Астаны» о предоставлении сведений об имуществе, зарегистрированном за Мицкевичем М.Е. Письмом от 24 апреля 2008 г. исх. № 19-1/3764 ГУ «Департамент юстиции г.Астаны» отказал в предоставлении информации, указывая, что обобщенные данные о правах физического и юридического лица на имеющиеся у него объекты недвижимости, заверенные регистрирующим органом, выдаются по мотивированным запросам правообладателя (уполномоченного представителя), правоохранительных, судебных органов, судебных исполнителей, по находящимся в производстве уголовным, гражданским, административным делам, налоговых органов, нотариусов, наследников, конкурсных и реабилитационных управляющих в процедурах банкротства, органов опеки и попечительства. В данном случае, заявитель не подпадает под данную категорию лиц. Письмом от 2 июня 2008 г. ГУ «Комитет регистрационной службы Министерства юстиции Республики Казахстан» дополнительно указал, что в соответствии со ст. 17 Закона РК «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», не могут быть предоставлены сведения, раскрывающие информацию о гражданах (персональные данные), за исключением сведений, идентифицирующих правообладателя. В соответствии с п.7 Правил предоставления информации из правового кадастра от 24 августа 2007 года № 239, информация о регистрации предоставляется только по конкретному объекту недвижимого имущества. Письмом Министерства юстиции от 27 июня 2008 г. в удовлетворении жалобы Фирмы отказано по указанным выше основаниям.

Поскольку в данном случае заявитель запросил у регистрирующего органа обобщённые данные на объекты недвижимости, а не на конкретный определённый объект, суд признал отказ органов юстиции в предоставлении информации соответствующим требованиям действующего законодательства, и указал, что информация о правообладателе на конкретный объект недвижимого имущества может быть выдана любому лицу. Нарушения судом требований п.5 ст.118 Гражданского Кодекса не усматривается, поскольку отказ в предоставлении информации вызван лишь неопределённостью объекта, а отказа в предоставлении информации на конкретный объект не было.

 

Приговором Суда № 2 города Костаная Костанайской области от 6 апреля 2009 года № 214/2-2 Копыченко А.А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.143 ч.3 УК РК. Подсудимый Копыченко А.А., полностью признавая себя виновным в предъявленном обвинении, показал, что продолжительное время занимается установкой систем видеонаблюдения, являясь индивидуальным предпринимателем. Случайно познакомился с мужчиной и приобрел у него четыре видеокамеры для негласной записи. В России они реализуются в свободной продаже, их можно приобрести через Интернет-магазин. Не мог даже предположить, что совершает незаконные действия. В декабре 2008 года к нему обратились с очередным заказом. Выразили намерение установить скрытые камеры. Он согласился, потому что у него было в наличии четыре камеры. 6 декабря 2008 года Копыченко А.А. незаконно сбыл указанные специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации, Илеуову А.С., действовавшему в рамках оперативно-розыскных мероприятий. При установке скрытых камер оформил договор, составил все необходимые документы, то есть полагал, что выполняет обычный заказ. Намерения скрыть выполненную работу у него изначально не было. Заключением установлено, что представленные на техническое исследование изделия, предназначенные для негласного съема видеоинформации, относятся к специальным техническим средствам для проведения оперативно-розыскных мероприятий. Реализация указанных видов СТС подлежит лицензированию. Данные изделия закамуфлированы под датчик движения и дымовой датчик со скрытно установленными в них видеокамерами, являются специальными техническим средствами, предназначенными для негласного получения аудио и видео информации

 

Приговором Уральского городского суда Западно-Казахстанской области от 8 июля 2009 года № 1-651 главный редактор газеты «Приуралье» Сыикова Р.Г. была признана невиновной. Романов А.Н. просил привлечь ее к уголовной ответственности в порядке частного обвинения по ч.2 ст.142 УК РК, за нарушение неприкосновенности частной жизни, т.к. 3 марта 2009 года в областной общественно-политической газете «Приуралье» № 24(22912) под псевдонимом Роман Васильев, главный редактор Сыикова Р.Г. в статье «Так проблемы не решаются» распространила сведения, касающиеся конституционных прав частного обвинителя и являющихся врачебной тайной. А именно, в статье сообщаются полностью его личные данные: «Кстати, Анатолий Романов 1977 года рождения, по решению комиссии ВКК от 27 марта 1986 г. с диагнозом олигофрения в степени дебильности был направлен на обучение во вспомогательную школу № 15 г.Уральска. По окончании школы проучился в профшколе. С 2001 г. по настоящее время проживает в комплексе «Шанырак». На это суд указал, что субъективная сторона преступления, предусмотренного ст.142 ч.2 УК РК характеризуется прямым умыслом, то есть виновный сознает, что он незаконно собирает и распространяет сведения о частной жизни и предвидит наступления нежелательных для потерпевшего последствий и желает совершить эти действия. Из показаний Сыиковой Р.Г. следует, что у нее не было умысла на совершение преступления, данный инцидент вызвал интерес у нее, неразумностью поведения, данная информация в материале была представлена автором. Суд не усматривает корыстной или иной личной заинтересованности подсудимой в совершении преступления, доказательств тому стороной обвинения не представлены, поэтому суд решил, что в действиях Сыиковой Р.Г. отсутствует состав преступления и она подлежит оправданию. Вышестоящие судебные инстанции поддержали решение.

 

Решением Павлодарского городского суда от 27 июля 2009 года № 2-10802 признаны неправомерными действия ТОО РИА «Арна» по разглашению ВИЧ-статуса истца Разживина Д.Ю. Работники ТОО РИА «Арна» без согласия истца в телевизионных новостях рассказали о его заболевании, назвали его фамилию, имя, возраст, а также показали его самого и всех родных, тем самым грубо нарушили его конституционное право на охрану тайны личной жизни. Суд взыскал в его пользу с ответчика моральный вред в размере 750000 тенге. Постановлением коллегии по гражданским делам Павлодарского областного суда от 28 сентября 2009 года № 2а-1637 взысканная судом сумма морального вреда снижена до 500000 тенге. Разживин Д.Ю. также обратился в суд с жалобой о привлечении журналистов Кадырбековой Н.Т. и Гуторовой Т. к уголовной ответственности по ст. 142 ч.2 УК РК ввиду нарушения неприкосновенности частной жизни. Но Постановлением Суда № 2 г. Павлодара от 3 ноября 2009 года журналисты были освобождены от уголовной ответственности в соответствии со ст. 69 ч.1 п. «а» УК РК, поскольку со дня совершения преступления небольшой тяжести к тому времени истекло два года.

 

Решением Суда № 2 г. Костаная от 29 июля 2009 года № 2-2453 было отказано в иске Галиева И.Ж. к главному врачу государственного коммунального казенного предприятия «Костанайская областная больница» Штейгервальд И.А. В обоснование заявленных требований истец указал, что 5 февраля 2009 года в газете «Костанайские новости» была опубликована статья «Темная лошадка» с интервью Галиева И. Как выяснилось корреспонденту были известны сведения относительно количества операций проведенных им, однако, эти сведения относятся к персональным данным, разглашение которых третьим лицам недопустимо.

Однако суд указал, что персональные данные работника системы здравоохранения, каковым является истец, Законом «О государственных секретах» к таковым не отнесены. Его доводы о том, что данные о количестве проведенных операций, относятся к персональным данным и предназначены для служебного пользования, не подтверждены соответствующими доказательствами. Закон РК «Об информатизации» устанавливает правовые основы информатизации, регулирует общественные отношения, возникающие при создании, использовании и защите электронных информационных ресурсов и информационных систем. Так в пп.16 ст.1 данного закона содержится понятие персональных данных (электронные информационные ресурсы персонального характера), как сведений о фактах, событиях, обстоятельствах жизни физического лица и (или) данные, позволяющие идентифицировать его личность. В соответствии с Постановлением Правительства от 5 июня 2007 года за № 460, разработанным в соответствии с Законом РК «Об информатизации», перечень персональных данных физических, включаемых в состав государственных электронных ресурсов, не содержит тех данных, о которых утверждает истец.

Таким образом, доводы истца о том, что количество данных о проведенных операциях являются персональными данными, так как они необходимы для продолжения трудовой деятельности, в виде составляемых им же отчетов о проделанной работе для дальнейшего продвижения по службе, суд нашел необоснованными. Вышестоящие судебные инстанции поддержали решение.

 

Решением суда № 2 Казыбекбийского района города Караганды от 11 марта 2010 года № 2-719/2010 было отказано в удовлетворении иска Сим Т.А. Истец Сим Т.А. обратилась в суд с исковым заявлением к ТОО «Издательский дом «Классик», третьим лицам на стороне ответчика Кахановой СВ., Жельнене Т.А.о признании действий по использованию личного имени неправомерными и компенсации морального вреда, мотивируя свои требования тем, что в октябре 2008 года в газетах «Наша Ярмарка» и «Криминальные новости» ответчик опубликовал статьи, в которых использовал фамилию и имя истца. Ответчик согласия на использование личного имени истца не испрашивал, она такого рода разрешения не давала. Имя человека - личное благо, которое персонифицирует своего носителя. Статья 15 ГК РК дает гражданину право требовать запрещения неправомерного использования его имени. В результате несанкционированного и незаконного использования ее имени нарушено личное неимущественное право. Однако суд посчитал, что упоминание фамилии, имени и отчества истца в статье ответчика является правомерными, так как в своей статье ответчик не исказил ни сам факт событии, ни данных истца. Нельзя утверждать, что одним упоминанием фамилии и имени истца, были нарушены его личные неимущественные права. При таких обстоятельствах ссылка истца на ст. 15 Гражданского кодекса Республики Казахстан по мнению суда, не состоятельна. Вышестоящие судебные инстанции поддержали решение.

 

А вот в Решении суда № 2 Казыбекбийского района города Караганды от 17 марта 2010 года № 2-723/2010 по иску Сим Т.А. к Кохановой С.В., ТОО «Редакция газеты «Экспресс-К» о признании действий по использованию личного имени неправомерными и компенсации морального вреда, суд пошел навстречу истцу, усмотрев нарушение неимущественных прав истца в использовании ее фамилии в названии главы статьи «Сим-сим откройся!». Суд оценил данное выражение ответчика как оскорбление чести и достоинства истца, так как в самой статье речь идет о героине с фамилией Сим. В данном случае имеет место неправомерное использование фамилии истца, в форме, затрагивающим честь и достоинство истца Сим Т.А. Вышестоящие судебные инстанции поддержали решение.

 

Решением суда № 2 Казыбекбийского района города Караганды от 19 февраля 2010 года № 2-474 было отказано в удовлетворении иска Сим Т.А. Истец Сим Т.А. обратилась в суд с иском о защите права на собственное изображение, права на охрану тайны личной жизни и взыскании морального вреда к Руденцову В.В., который при рассмотрении своего гражданского дела приобщил к делу фотографии истицы и ее дома, с четко обозначенным адресом. Суд посчитал, что приобщения ответчиком фотографии с изображением истицы и ее дома с четко обозначенным адресом к материалам гражданского дела, не затрагивает права истицы на охрану тайны личной жизни, так как были приобщены судом к материалам гражданского дела в качестве доказательства. Приобщение к делу опубликованной в газете фотографий, для полноты, объективности рассматриваемого гражданского дела не преследовали цель, унижения, умаления ее достоинства или нарушения тайны личной жизни. Согласно протокола судебного заседания судом выяснялось мнения сторон о приобщении данных фотографии к материалам гражданского дела, и возражений от сторон не поступало, в том числе и от третьего лица не заявляющего самостоятельных требований истца Сим Т.А.. В связи с чем судом были приобщены фотографии к материалам гражданского дела в качестве доказательства.

 

Решением суда № 2 Казыбекбийского района города Караганды от 5 апреля 2010 года № 2-1187/2010 было отказано в удовлетворении иска Сим Т.А. Истец Сим Т.А. обратилась в суд с исковым заявлением к ТОО «Издательский дом «Классик» о защите права на собственное изображение и возмещении морального вреда в размере 100 000 тенге, мотивируя тем, что в газете ответчика «Наша ярмарка» от 3 октября 2008 года была опубликована статья «Битва за фэн-шуй», иллюстрированная двумя фотографиями, на одной из которых изображена истец с другими участниками событий. Заявленные требования мотивировала тем, что согласия на использование собственного изображения ответчик у нее не спрашивал, и что такого разрешения она не давала, действиями ответчика считает нарушающими ее личные неимущественные права. Однако суд посчитал, что репортаж с места событий носил информационно-оповещающий характер касательно общественно значимого события в г.Караганде, затрагивающего интересы горожан. Согласно п.3 ст.20 Закона РК «О средствах массовой информации» журналист имеет право производить записи, в том числе с использованием средств аудиовизуальной техники, кино и фотосъемку, за исключением случаев, запрещенных законодательными актами Республики Казахстан. Поэтому доводы жалобы о запрещении использования изображения лица без ее согласия в данном случае - необоснованно. Вышестоящие судебные инстанции поддержали решение.

 

А вот в Решении суда № 2 Казыбекбийского района города Караганды от 21 декабря 2009 года № 2-8613/2009 по иску Сим Т.А. к ТОО «5 канал» о защите права на собственное изображение, тайну личной жизни и компенсации морального вреда, суд признал несостоятельными ссылки ответчиков на ст. 20 закона РК «О средствах массовой информации» поскольку фотографии Сим Т.А. были сделаны журналистом газеты «Ярмарка» Кохановой С. и представлены на телеперадачу ТОО «5 канал», которым не было получено согласие истца на использование ее фото в телепередаче. Таким образом, суд пришел к выводу, что ответчиком были неправомерно использованы фото истца в ходе трансляции телепередачи и требования истца в этой части подлежат удовлетворению. Однако суд не согласился с требованиями истицы, о признании действий ответчика нарушающими ее право на тайну личной жизни, в связи с тем, что в ходе трансляции передачи был показан дом, где она проживает. Как усматривается из записи передачи, при показе ее дома не было указано, кому данный дом принадлежит, не было никаких идентифицирующих моментов дома и истицы. Вышестоящие судебные инстанции поддержали решение.

 

Решением Суда № 2 г. Уральска Западно-Казахстанской области от 4 января 2010 года от № 2-1647-2010 истцам Ларину А.А. и Лариной Т.Е. в иске к ИП «Золотая Орда» Приходченко Д.А., Макеевой Е.В. отказано. Истцы, предъявляя данное требование, ссылались на то, что главным редактором данного издания Е.Макеевой была раскрыта тайна их рождения и указано «… на самом деле является Лариным А.А., это сын Татьяны Евгеньевны», а также «…наследниками имущества гр. Лариной Елены Степановны, умершей 24 января 2002 года в ¼ доле каждый … дочь- гр-ка Ларина Татьяна Евгеньевна, проживающая ЗКО, город Уральск, ул. Щорса (номер дома и квартиры)». Таким образом, имеет место разглашение тайны его рождения и рождения его матери Лариной Т.Е., в связи с чем они претерпели нравственные страдания, поэтому просят возместить моральный вред.

Однако, суд личную тайну определил как конфиденциальные сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления, при получении доступа к которым лицо обязано не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя. При этом личную тайну можно рассматривать как конфиденциальные сведения, касающиеся одного лица. Для любого субъекта информационных отношений наиболее важны и ценны те сведения, которые неизвестны другим и обеспечивают их лидерство или безопасность.

Соответственно указание ответчиком в статье на то, что Ларин А.А. является сыном Лариной Т.Е., а Ларина Е.С. - матерью Лариной Т.Е. суд не может признать разглашением личной тайны истцов, поскольку именно данные сведения не нанесли истцам вреда. Из Закона следует, что под тайной рождения понимается раскрытие тайны рождения, которое не может быть обнародовано без воли лица, сведения о личной жизни которого раскрываются. А в данном случае факт обнародования тайны рождения истцов со стороны ответчиков судом не установлен, потому что Ларина Т.Е. действительно является матерью Ларина А.А., а умершая Ларина Е.С. являлась матерью Лариной Т.Е., что подтверждается и актами о рождении истцов. Поэтому в иске было отказано. Вышестоящие судебные инстанции поддержали решение.

 

Решением Суда № 2 г. Уральска Западно-Казахстанской области от 26 января 2010 года от № 2-1400/2010 иск Лариной Т.Е. к ИП «Золотая Орда» о приостановлении выпуска средств массовой информации удовлетворен. Истица обратилась в суд с иском к ответчику, мотивируя это тем, что в четвертом номере политической, общественно-информационной газеты «Земля и люди» от 17 ноября 2009 года в статье «Наследственный дом Лариных, или куда подевалась детская доля» главным редактором данного издания Е.Макеевой была опубликована ее переписка с ее родной мамой. Публикации такого рода допускаются лишь с согласия их автора, а писем - с согласия их автора и адресата. В соответствии со ст.144 ГК Республики Казахстан, гражданин имеет право на охрану тайны личной жизни, в том числе тайны переписки, телефонных переговоров, дневников, заметок, записок, интимной жизни, усыновления, рождения, врачебной, адвокатской тайны, тайны банковских вкладов. Раскрытие тайны личной жизни возможно лишь в случаях, установленных законодательными актами. Опубликование же дневников, записок, заметок и других документов допускается лишь с согласия их автора, а писем - с согласия их автора и адресата. В случае смерти кого-либо из них указанные документы могут публиковаться с согласия пережившего супруга и детей умершего. В судебном заседании достоверно установлено, что журналистом газеты перед публикацией статьи не были получены согласия, как самого автора письма - Лариной Татьяны, так и адресатов - Ларина Олега, а также наследников умершего отца. В силу ст.13 Закона Республики Казахстан «О средствах массовой информации», приостановление либо прекращение выпуска средства массовой информации либо распространения продукции средства массовой информации возможно по решению собственника или суда, основаниями для приостановления выпуска средства массовой информации в числе прочих являются: разглашение сведений, составляющих государственные секреты или иную охраняемую законом тайну. Вышестоящие судебные инстанции поддержали решение.

 

Решениями суда № 2 города Петропавловска Северо-Казахстанской области от 12 апреля 2010 года № 2-2872/10, от 4 ноября 2009 года № 2-7736/09, от 25 марта 2009 года № 2-1165/09 были удовлетворены исковые требования Арапова С.Н. в части признания незаконными действий по опубликованию и распространению его изображения в газете «Квартал Петропавловск», областном еженедельнике «Газета нашего города «Петропавловск KZ», газете «Время» и на WEB-сайтах данных изданий. Истец просил признать действия ответчиков по распространению и опубликованию его фотографии незаконными, поскольку в нарушение действующего законодательства, ими не было получено его согласие на публикацию фотографии. Ответчики указывали, что фотографии получены из пресс-службы ДВД СКО, поэтому ответственности за их распространение они не несут.

Однако суд на это указал, что из смысла ст. 145 ГК РК следует, что изображение какого-либо лица без его согласия невозможно. При этом, согласие должно быть или в письменной форме, или же подтверждаться свидетельскими показаниями. Однако, письменного согласия на публикацию фотографии в газете «Время» Арапов С.Н. не давал, а производство видеосъемки пресс-службой ДВД СКО такого согласия не подразумевает и доказательством получения согласия не может быть. Таким образом, в ходе судебного разбирательства доказан факт незаконного опубликования и распространения изображения истца, что является нарушением его личных неимущественных прав.

 

Частным постановлением Суда № 2 г. Павлодара от 19 октября 2010 года зафиксировано, что при проведении оперативных мероприятий сотрудниками ДКНБ по Павлодарской области были допущены нарушения закона. В соответствии со ст. 237 п. 1 УПК РК негласное прослушивание и запись разговоров с использованием видео-аудиотехники или иных специальных технических средств является специальными оперативно-розыскными мероприятиями и проводятся исключительно с санкции прокурора.

Пунктом 4 статьи 12 Закона РК «Об оперативно-розыскной деятельности» установлено, что специальные оперативно-розыскные мероприятия, затрагивающие охраняемые законом неприкосновенность частной жизни, тайну переписки, телефонных переговоров, осуществляются исключительно для выявления, предупреждения и раскрытия тяжких и особо тяжких преступлений, только с санкции прокурора. Согласно пункту 7 этой же статьи, в случаях, не терпящих отлагательства и могущих привести к совершению террористического акта, диверсии и других тяжких преступлений, на основании мотивированного постановления одного из руководителей соответствующего органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, допускается проведение оперативно-розыскных мероприятий указанной категории, с уведомлением прокурора и последующим получением санкции в течение 24 часов. В ходе судебного заседания установлено, что санкция прокурора на проведение этих мероприятий, а именно негласную запись с использованием специальных технических средств разговоров свидетеля под псевдонимом Макаев и свидетеля Ботажанова Е.А. с подсудимыми, не давалось, уведомление о проведении их в течение 24 часов прокурору не направлялось.

 

Данный  обзор  подготовлен  экспертом  по  праву  на  частную  жизнь  и  защиту  персональных  данных  Игорем  Лоскутовым,  генеральным  директором  ТОО  «Компания  «ЮрИнфо».  Обзор  выполнен  в  рамках  партнерского  проекта  Казахстанского  международного  бюро  по  правам  человека  и  соблюдению  законности  (КМБПЧиСЗ),  Международного  центра  журналистики  MediaNet  и  Центра  исследований  правовой  политики  LPRC  «Мониторинг  исполнения  РК Национального  плана  действий  в  области  прав  человека  на  2009-2012  гг.»,  реализуемого  при  финансовой  поддержке  Европейского  Союза.  Содержание  данного  обзора  является  предметом  ответственности  исполнителей проекта и не отражает точку зрения Европейского Союза.  

30 ноября 2011, 15:27
Источник, интернет-ресурс: Лоскутов И.Ю.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript