Горячие новости
Читайте также

Права казахстанского журналиста в вопросах возмещения морального ущерба нуждаются в защите /Е. Алауханов, М. Самалдыков/

Доктор юридических наук, профессор, декан факультета журналистики КазНУ им. аль-Фараби, член научно-консультативного совета при Верховном Суде РК

Фото : 22 января 2012, 14:40

Доктор юридических наук, профессор, декан факультета журналистики КазНУ им. аль-Фараби, член научно-консультативного совета при Верховном Суде РК Е. Алауханов и доцент кафедры международного права КазНУ им. аль-Фараби, кандидат юридических наук М. Самалдыков - о современной практике судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации казахстанскими журналистами.

Современная практика судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации казахстанскими журналистами, и в том числе редакциями и собственниками средств массовой информации, требует особой оценки законодательства в этой сфере общественных отношений. И не только в силу возрастания такого рода гражданских исков, но и в силу их негативного отражения на полемике по острым вопросам общественной жизни. Не секрет, что решения судов в части удовлетворения таких исков в определенной степени сказываются на принципиальности авторов критических статей, то есть самих журналистов. К этому стоит добавить и вопрос по материальному удовлетворению данных исков. В этой связи следует обратить внимание на указываемые в аналитических докладах Фонда защиты свободы слова «Әділ сөз» ситуации со свободой слова в Казахстане, где отмечается, что присуждаемые суммы компенсации морального вреда несоразмерно велики, не соответствуют доходам СМИ и уровню жизни в республике и нередко приводят к разорению издания /1/.

Буквально свежий пример. Фонд защиты свободы слова «Адил соз» сообщает, что в Тара-зе бывший директор профессионального лицея № 16 Б. Умбеталиев через суд пытается возместить моральный вред путем взыскания с газеты «Знамя труда» и ее журналиста И. Боташевой 10 млн. тенге. Требует также опровержения статья «Живет такой директор», опубликованная в этом издании 24 февраля 2011 года.

Учитывая, что судебные споры указанной категории дел имеют большое общественно-политическое значение и привлекают пристальное внимание общества и средств массовой информации, попытаемся дать необходимые рекомендации по совершенствованию действующего законодательства. Следует обратить особое внимание на нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан № 6 от 18 декабря 1992 года «О применении в судебной практике законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан и юридических лиц». Хотя указанное нормативное постановление Верховным Судом Республики Казахстан и принято в прошлом столетии, однако продолжает действовать с соответствующими изменениями и дополнениями. В своем нормативном постановлении Верховный Суд Республики Казахстан старается учесть современное развитие казахстанского общества, законодательства, а также международно-правовую практику.

Для журналистов, выступающих ответчиками в суде по иску о защите чести, достоинства или деловой репутации необходимы понятные и доступные разъяснения названных в гражданском законодательстве неимущественных прав и благ. Для судей такое разъяснение представлено в пункте 1) указанного нами нормативного постановления Верховного Суда РК № 6 от 18 декабря 1992 года. В частности, в нем сказано, что под честью понимается общественная оценка лица, мера его духовных и социальных качеств. А под достоинством - внутренняя самооценка лицом собственных качеств, способностей, мировоззрения, своего общественного значения. В обоих приведенных разъяснениях присутствует слово «лицо», под которым одновременно понимается как гражданин, так и юридическое лицо. В связи с чем суды, до принятия соответствующих поправок в гражданское законодательство в марте месяце 2011 года, рассматривали иски к журналистам и СМИ о защите чести и достоинства не только от граждан, но и от юридических лиц. В качестве примера можно привести решение Костанайско-го городского суда от 6 апреля 2000 года, в котором суд обязал редакцию газеты «Костанайские новости» опубликовать опровержение сведений, пророчащих честь и достоинство ЗАО ККХП «До-стар-Казахстан», изложенных в статье «Головокружение от банкротства, или как «Кустанайзер-нопродукты» пошло по рукам» /2/. Такой подход судов с недавнего времени признан ошибочным. Постараемся дать краткое объяснение, почему.

Само понятие «достоинство» является категорией, отнесенной Конституцией Республики Казахстан к одному лишь субъекту, наделенному правом на их защиту, - человеку (пункт 1 статьи 17). В пункте 1 статьи 18 Конституции Республики Казахстан говорится о том, что каждый имеет право на защиту своей чести и достоинства /3/. То есть и тут говорится о человеке.

Из процитированных конституционных положений следует, что в ГК РК речь также должна идти исключительно о защите чести и достоинства граждан, а в некоем случае - юридических лиц (п. 1 ст. 143 ГК РК в старой ред.).

В этой связи законодатель реализовал положение Конституции как Основного закона страны в гражданском законодательстве, исключив юридических лиц из содержания пункта 1 статьи 143 ГК РК. В настоящее время, конкретно с 15 апреля 2011 года, юридические лица не вправе будут обращаться в суд с требованием о возмещении морального вреда /4/. Поскольку юридические лица не могут испытывать физические и нравственные страдания. Следовательно, моральный вред юридическим лицам не может быть причинен, а потому и не может быть возмещен, его просто нет.

В связи с принятием указанной поправки в интервью газете «Время» президент международного фонда защиты свободы слова «Әділ сөз» Т. Калеева отмечает, что «есть надежда, что теперь газеты «Уральская неделя», «Мегаполис» и другие, с которых именно юридические лица требуют десятки миллионов тенге, избегут разорения. Это - реальный шаг в сторону свободы слова» /5/.

На наш взгляд, было бы целесообразным с учетом принятого изменения в ГК РК дополнить и вышеуказанное нормативное постановление Верховного Суда в части разъяснения судьям понятий «честь» и «достоинство», включив в них слово «физический», тогда все встанет на свои места. В этом случае суд будет правильно использовать норму гражданского законодательства, а журналисты получат дополнительную гарантию защиты своих прав. Ведь не случайно судьи в своих публикациях в юридической литературе ошибочно считают, что категорию «честь» следует рассматривать в качестве положительной оценки отражения качеств как физического, так и юридического лица в общественном сознании /6/. К такому выводу их и нацеливает действующее в настоящее время разъяснения понятий «чести» и «достоинства» в нормативном постановлении Верховного Суда РК. РК № 6 от 18 декабря 1992 года.

Далее нами предлагается также в разъяснение понятия «честь» вместо слов «общественной оценки лица», указать «объективной оценки лица». Предложенная нами формулировка будет понятной не только для судей, но и для сторон судебного спора о защите чести. Эта новая формулировка будет как раз отвечать потребностям субъектов современных рыночных отношений. Ведь старая формулировка «общественный» у всех граждан напрямую ассоциируется с советским термином, широко применявшимся в тот период развития страны. К тому же сами филологи отмечают, что современное словоупотребление лексемы «общество» в многочисленных устойчивых словосочетаниях «общественный деятель», «общественные интересы», «общественная безопасность» используются практически автоматически, за ними не стоит представление о чем-то общем - общем деле, общих интересах, необходимости действовать сообща /7/. Отсюда мы также полагаем, что и используемое в разъяснении Верховного Суда РК судам словосочетание «общественная оценка лица» семантически опустошено и превращено в пустую обесцененную вставку, требующую замены.

Объективная оценка человека - это как раз-таки и оценка его чести. А при субъективной оценке человека речь идет о его достоинстве /8/.

Таким образом, следует подчеркнуть, что предложенная нами формулировка в части объективной оценки человека, в духе времени и с ее помощью легче будет обозначить грань между двумя близкими по смыслу нравственными категориями: «честь» и «достоинство». А при их использовании в гражданском процессе по делам о защите чести и достоинства будет как раз-таки соблюдаться объективность в оценке судом собранных сторонами доказательств. К тому же стоит напомнить, что многие нравственные приоритеты в настоящее время поменялись в сравнении с социалистическим периодом развития страны. В этой связи следует процитировать слова историка И. Яковенко, сказанные им в газетном интервью, что «в обществе утверждаются достижительные ценности. А это очень важно. Без этого невозможна историческая динамика. Традиционный человек всегда ненавидел скоробогатеев. При случае поджигал и жестко объяснял: не выделяйтесь, живите как все люди. Когда внук или племянник носителя традиционно-уравнительной установки открывает свой магазин на соседней улице, что-то меняется в атмосфере. Классовая ненависть замещается завистью. А это - шаг вперед.

За последние десятилетия на общество обрушились гигантские, тотальные перемены. Они трансформируют самые глубинные структуры. Общество расслаивается, и это хорошо» /9/. Поэтому и предлагается в понятие «честь» включить «объективную оценку» вместо слова «общественной».

В связи с чем нами предлагается в нормативное постановление Верховного Суда РК № 6 от 18 декабря 1992 года:

1) в абзаце третьем пункта 1 слово «общественная» заменить словом «объективная»,а после слова «оценка» дополнить словом «физического»;

2) в абзаце четвертом пункта 1 после слова «самооценка» дополнить слово «физическим».

Что касается толкования понятия «деловая репутация», то оно, по нашему мнению, также не лишено определенных недостатков.

В своем разъяснении судам Верховный Суд РК под «деловой репутацией понимает устойчивую положительную оценку деловых (производственных, профессиональных) достоинств лица общественным мнением»

Отдельно взятое понятие «репутация» - означает сложившееся о лице мнение, основанное на оценке общественно значимых его качеств. Следует отметить, что в эпоху рыночных преобразований, осуществляемых в нашей стране, общественно значимые качества граждан могут быть не только устойчиво положительными. Жизнь свидетельствует, что репутация отдельного гражданина, к примеру, занимающегося предпринимательской деятельностью, не будучи положительной в глазах населения, в то же время быть достаточно высокой в предпринимательских глазах. Это положение трудно оспорить.

Допустим, разрабатывая экономическую политику, руководитель фирмы ориентируется в первую очередь на учет динамики потребительских ожиданий, а, следовательно, получение его фирмой в перспективе значительной прибыли. Отсюда, в зависимости от обстоятельств, он применяет любые методы конкуренции и использует любую модель конкурентного поведения. Его деловая репутация от этого не страдает, а наоборот, выглядит положительной. Как быть суду в таком случае?

В подтверждение сказанному приведем конкретный пример из практики Западно-Казахстанского областного суда, рассмотревшего иск предпринимательницы - владелицы кафе Турсыновой к журналисту газеты «Надежда» (город Уральск) по поводу статьи «Вакханалия у Вечного огня. Чьи права охраняют правоохранительные органы во второй инстанции. Суд обязал журналиста не только компенсировать заявительнице причиненный публикацией моральный вред, но и обязал разослать письменные опровержения статьи. В статье же журналист писала о шуме в кафе «Малибу», который постоянно беспокоил жильцов дома /10/.

Разберем его. Недовольные жильцы дома инициировали журналиста к написанию критической статьи. Это факт. Следовательно, их мнение по отношению к администрации и предпринимательнице - однозначно негативное. Отсюда и деловая репутация предпринимательницы должна быть отнюдь не положительной. Однако суд удовлетворил иск в пользу заявительницы. Выходит, что деловой репутации владелицы кафе публикацией был нанесен моральный вред, раз суд посчитал ее деловую репутацию устойчиво положительной, если следовать логике разъяснения Верховного Суда РК. Как тут не вспомнить вышеприведенное мнение историка И. Яковенко в отношении «носителя традиционно-уравнительной установки» /11/.

А как быть с общественным мнением жильцов дома, не принятого во внимание судом?

Деловая репутация - одно из нематериальных благ, предусмотренных ст. 143 ГК РК. Представляет собой оценку профессиональных качеств конкретного лица. Деловой репутацией может обладать любой гражданин, в том числе занимающийся предпринимательской деятельностью /12/. Однако в литературе встречается и противоположное суждение, считающее, что понятие деловой репутации в гражданско-правовом смысле следует использовать применительно к лицам, участвующим в деловом обороте, то есть предпринимателям. В качестве довода указывается, что оно не равнозначно, не синонимично понятию престижа, авторитета и т.п. /13/.

Мы же не можем согласиться с таким утверждением, так как не видим убедительных к тому аргументов. Таким образом, еще раз подчеркнем, что деловой репутацией может обладать любой гражданин.

Из всего вышесказанного нами предлагается из понятия деловой репутации исключить слова «положительная оценка», так как они на практике не принимаются во внимание. Вместо них предлагается «объективная оценка общественно значимых профессиональных качеств».

Таким образом, абзац 5) пункта 1 нормативного постановления Верховного Суда РК № 6 от 18 декабря 1992 года следует изложить в следующей редакции:

«Деловая репутация - сложившееся о лице устойчивое мнение, основанное на объективной оценке общественно значимых профессиональных качеств». Такое толкование понятия «деловой репутации» представляется нам более правильным, учитывающим в первую очередь существующие в стране рыночные отношения.

Принципиальное значение имеет вопрос о разграничении сведений и мнений.

В Резолюции ПАСЕ 1003 (1993 г.) о журналистской этике утверждается: «Новости - это информация о фактах и событиях, в то время как мнения - это мысли, идеи, представления или ценностные суждения». Причем «хотя мнения неизбежно бывают субъективными, поэтому не могут и не должны проверяться на предмет их достоверности, мы, тем не менее, должны сделать все для того, чтобы они высказывались честно и в соответствующей этической форме».

Следовательно, по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации доказыванию ответчиком подлежит соответствие действительности распространенных сведений, но не распространенных мнений.

Пункт 1 статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1 950 г.) как раз-таки дает право каждому на свободу выражения своего мнения /14/. Такая позиция получает свое подтверждение, хотя, к сожалению, достаточно редко и в судебной практике. Так, Костанайский городской суд вынес решение отказать директору ТОО «Ирина и К.» А. Корчинскому в иске о защите чести, достоинства и деловой репутации к «Костанайским новостям». Газета опубликовала статью, в которой речь шла о мясных консервах, признанных по итогам государственной проверки изготовленными с нарушениями технологии. Позже консервы были реабилитированы, и директор предприятия обратился вновь в суд. Суд решил, что газета не виновна, поскольку не должна нести ответственность за мнение и высказывание официального органа /15/.

Или взять второй пример, когда орган прокуратуры вмешался в спор и взял сторону журналиста.

Так, журналист М. Рыбалко отправила в республиканскую газету «Караван» статью, подготовленную по материалам проверки прокуратурой  Акмолинской области учреждения здравоохранения. Статья вышла 16 марта под заголовком «Ужасы «чуда рождения». 26 марта к Рыбалко обратилась адвокат упомянутого в статье врача-акушера А. Кусаинова с требованием опровержения, в противном случае на автора грозились подать в суд. Журналист сослалась на закон РК о СМИ, по которому опровержение информации, представленной уполномоченным органом, возможно только после того, как этот орган сам признает информацию недостоверной и представит уточнение. Однако адвокат, игнорируя эти доводы, настаивал на своих требованиях. Тогда пресс-служба прокуратуры Акмолинской области предложила адвокату А. Кусаинова предварительно предъявить иск прокуратуре, поддержав тем самым журналиста и ее аргументы /16/.

Было бы правильным внести положение о том, что по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации доказыванию ответчиком подлежит соответствие действительности распространенных сведений, но не распространенных мнений в рассматриваемое нами нормативное постановление Верховного Суда РК. Тогда само собой отпала бы и необходимость в постоянных упоминаниях об этом в комментариях Фонда защиты свободы слова «Әділ сөз» к поступившим сообщениям от журналистов и СМИ, в части исков по защите чести, достоинства и деловой репутации в публикуемом фондом информационно-аналитическом бюллетене «Законодательство и практика СМИ Казахстана».

Таким образом, предлагается в нормативное постановление Верховного Суда РК № 6 от 18 декабря 1992 года:

1)   в пункте 8 включить второй абзац следующего содержания:

«Судам следует иметь в виду, что по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации доказыванию ответчиком подлежит соответствие действительности распространенных сведений, но не распространенных мнений»;

2)   затем в пункте 8 также включить третий абзац следующего содержания:

«Мнение - это мысли, идеи, представления или ценностные суждения».

Такие дополнения, на наш взгляд, будут уместными для единообразного применения судами законодательства в части укрепления законности по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Результатом судебного или внесудебного порядка защиты чести, достоинства и деловой репутации является опровержение.

Обязанность опровергнуть лежит на распространившей эти сведения редакции, издательстве и т.п., а не на авторе или главном редакторе, как иногда считают не только сами журналисты и руководители СМИ, но и суды. Вспомним хотя бы вышеприведенный пример с журналистом газеты «Надежда» (город Уральск), где ответчиком по иску выступала лишь журналист.

Обратим также внимание на установленный законом срок опровержения. Он составляет один месяц для публикации опровержения (пункт 3 статьи 19 Закона РК «О СМИ»). При этом комментарии СМИ, ответчиков по делу, допустимы, однако они не должны противоречить выводу суда. Это требование закона.

Закон РК «О СМИ» (пункт 3 статьи 19) и ГК РК (пункт 4 статьи 143) допускают обращение в суд только в тех случаях, когда орган массовой информации отказал в опровержении. Иными словами, обращение за судебной защитой возможно лишь тогда, когда не сработал механизм внесудебного урегулирования конфликта.

К тому же следует отметить, что Закон РК «О СМИ» и ГК РК допускают возможность обжалования не только отказа в публикации опровержения, но и нарушение порядка опровержения, а также в случае ликвидации органа массовой информации.

К примеру, пропуск месячного срока, отведенного законом для того, чтобы редакция могла ответить заявителю на требование об опровержении, уже является нарушением порядка опровержения.

В соответствии с положением пункта 4 статьи 143 ГК РК гражданин, в отношении которого средствами массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, имеет право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации. Представляется, что гражданин имеет право на реплику тогда, когда опубликованный материал содержит порочащие гражданина сведения. Об этом, как нам представляется, должна идти речь и в Законе «О СМИ», так как ее отсутствие в Законе порождает жалобы граждан в соответствующие инстанции и толкает их к обращению в суд с иском. В связи с чем нами предлагается в Законе «О СМИ» следующее дополнение:

1) в статье 19 в пункте 2:

дополнить абзацем следующего содержания:

«гражданин имеет право на реплику, когда опубликованный материал содержит порочащие его сведения».

В Законе «О СМИ» главным средством является внесудебное урегулирование спора. Такой порядок позволяет экономить время конфликтующих сторон и сократить срок от публикации до опровержения.

При предъявлении иска о защите чести и достоинства закон предусматривает обязательное предварительное обращение с таким требованием к ответчику - СМИ, распространившему сведения, которые, по мнению истца, необоснованно умаляют его честь, достоинство или деловую репутацию.

Если иск предъявлен в связи с отказом СМИ в публикации опровержения или ответа опороченного лица, то это требование может быть рассмотрено судом при условии, что редакция СМИ в такой публикации отказала либо не произвела ее в установленное законом время.

Указанное требование закона также должно быть отражено и в нормативном постановлении Верховного Суда. В связи с чем нами предлагается в нормативное постановление Верховного Суда РК № 6 от 18 декабря 1992 года:

1) в пункте 1:

дополнить абзацем следующего содержания:

«Исходя из смысла пункта 3 статьи 19 Закона РК «О СМИ» и пункта 4 статьи 143 ГК РК гражданин не вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведений, если им не использован досудебный порядок урегулирования спора. В таком случае суд должен отказать в рассмотрении иска».

В Законе РК «О СМИ» говорится, что если сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, то они должны быть бесплатно опровергнуты в тех же средствах массовой информации (пункт 2 статьи 19).

В Законе РК «О СМИ» таким образом, не ведется речь о других способах опровержения. Однако на практике, имеют место факты, когда суды применяют и другие способы опровержения. Вернемся к ранее приведенному нами примеру. Так, решением Гражданской коллегией Западно-Казахстанского областного суда по рассмотрению иска владелицы кафе Турсыновой к журналисту газеты «Надежда» (город Уральск) по поводу статьи «Вакханалия у Вечного огня. Чьи права охраняют правоохранительные органы?» во второй инстанции, суд обязал журналиста не только компенсировать моральный вред, но и разослать письменные опровержения статьи в государственные органы - городской акимат, маслихат и редакцию газеты «Надежда» /17/.

Хотя суд и выполнил требование ГК РК в части письменной рассылки опровержения (пункт 2 статьи 143 ГК РК дает суду такое право), и оно соответствует абзацу третьему пункта 2 статьи 19 Закона РК «О СМИ», где указывается аналогичная формулировка о том, что «порядок опровержения в иных случаях устанавливается судом». Вместе с тем решение суда о письменных опровержениях статьи в государственные органы противоречит первому абзацу пункта 2 статьи 19 Закона РК «О СМИ», а также пункту 2 статьи 143 ГК РК. В них говорится: «Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина или юридического лица, распространены в средствах массовой информации, они должны быть бесплатно опровергнуты в тех же средствах массовой информации». Об иных способах опровержения в данном случае закон не ведет речь. Было бы правильным решением предложение «порядок опровержения в иных случаях устанавливается судом» исключить из пункта 2 статьи 19 Закона РК «О СМИ». Закон в данном случае будет на стороне журналистов и СМИ в целом.

В соответствии с пунктом 6 статьи 143 ГК РК гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Пунктом 6 (в новой ред.) статьи 143 ГК РК предусмотрено, что правила о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица, за исключением требования о возмещении морального вреда. Это означает, что юридическое лицо вправе требовать опровержения не соответствующих действительности порочащих его деловую репутацию сведений. Оно имеет право на помещение ответа в средствах массовой информации и на установление в судебном порядке факта не соответствия распространенных порочащих сведений действительности, а также на возмещение причиненного в связи с посягательствами на деловую репутацию имущественного ущерба.

Что касается возмещения морального вреда, то в настоящее время в статье 143 ГК РК этот вопрос урегулирован лишь применительно к нарушениям прав граждан. Выше мы указали соответствующие аргументы такого решения законодателя. Вместе с тем сказанное вовсе не означает, что работники юридического лица не вправе потребовать компенсации причиненного им морального вреда. Такое право у них возникнет только в том случае, если не соответствующие действительности сведения о юридическом лице персонифицируются с конкретными физическими лицами. Об этом следовало бы указать в соответствующих разъяснениях нормативного постановления Верховного Суда РК. В связи с чем предлагается в нормативное постановление Верховного Суда РК № 6 от 18 декабря 1992 года:

1) в пункте 13:

В абзаце втором слова «или юридического лица» исключить.

Дополнить абзацем третьим в следующей редакции:

«Суд вправе рассмотреть иск работника юридического лица о компенсации ему причиненного морального вреда, если не соответствующие действительности сведения о юридическом лице персонифицируются с конкретным физическим лицом».

С учетом вышесказанного вновь процитируем слова президента международного фонда защиты свободы слова «Әділ сөз» Т. Калеевой в части того, что «если журналист пишет о нарушениях в деятельности какого-либо предприятия, то директор или его заместитель, или другой ответственный сотрудник должны доказать, что эта критика имеет к ним непосредственное отношение. И что именно они «настрадались» на столько-то миллионов» /18/.

Как мы указывали выше, острой проблемой для СМИ являются очень большие суммы исков. Невозможность расплатиться с оскорбленной стороной иногда приводит к исчезновению СМИ. По мнению О. Кациева, директора представительства «Интерньюс Казахстан» «астрономические штрафы, предъявляемые истцами к СМИ, - это один из методов борьбы со свободной журналистикой» /19/. К этому стоит добавить, что часть таких исцов также преследует цель наживы за счет ответчиков из представителей СМИ. Аргументом в пользу такого вывода служит следующий иск. На карагандинскую газету «Реклама и новости» был подан иск об опровержении сведений и взыскании морального вреда в размере 5 миллионов тенге. Поводом для иска послужила статья «За свои «страдания», вымогательница потребовала 10 тысяч долларов». В публикации был представлен собирательный образ преступницы. Имен, фамилий, адресов, указывающих на конкретную личность, в тексте не было. Тем не менее истица посчитала, что статья написана о ней /20/.

Для решения проблемы президент международного фонда защиты свободы слова «Әділ сөз» Т. Калеева предложила: «на уровне закона исключить возможность использовать гражданский спор как средство мести и разорения - ограничить срок исковой давности одним месяцем, взимать государственную пошлину в размере 5% от суммы заявленных требований по компенсации морального вреда» /21/. В них, на ее взгляд, заложены определенные гарантии защиты прав журналистского сообщества в суде.

Выскажем свое мнение.

1.   Предложение журналистского сообщества

06 ограничении срока исковой давности одним месяцем не может быть реализовано в принципе, так как это противоречит смыслу гражданского законодательства о том, что исковая давность не распространяется на требования по защите личных неимущественных прав (пункт 1 статьи 187 ГК РК).

2.   Что касается «мести и разорения» как целей, преследуемых отдельными истцами по делам о защите чести, достоинства или деловой репутации к СМИ, то это свидетельство того, что подобная защита стала средством уничтожить критика (журналиста и соответствующий орган массовой информации: редакцию, издательство и т.п. в том числе), или же незаконно обогатиться.

Указанное - свидетельство злоупотребления истцом правом на защиту, что должен учитывать суд при вынесении решения.

Представляется, что данное положение следует прямо отразить в нормативном постановлении Верховного Суда РК № 6 от 18 декабря 1992 года, а именно в пункте 13:

дополнить его третьим абзацем следующего содержания:

«При установлении судом злоупотребления истцом правом на защиту, требования о возмещении морального ущерба удовлетворению не подлежат».

3.   Относительно увеличения государственной пошлины в зависимости от заявленной суммы иска, то оно вряд ли получит свою реализацию на практике в ближайшее время. Полагаем, что население будет крайне недовольно таким повышением. При наблюдающемся росте цен на различные услуги невысокие государственные пошлины в суды - не это ли одно из свидетельств социальной ориентированности государства?

Проблема компенсации морального вреда, в особенности определение размера компенсации в денежной форме, вызывает в настоящее время большие затруднения. Ответственность за причинение морального вреда имеет компенсационно-штрафной характер. Оценка страданий в деньгах практически невозможна.

В пункте 2 статьи 952 ГК РК, на наш взгляд, предпринята попытка найти ориентиры, из которых суд мог бы исходить при определении компенсации морального вреда. Суд принимает во внимание субъективную оценку потерпевшим тяжести причиненного ему нравственного ущерба, а также объективные данные, свидетельствующие о степени нравственных и физических страданий потерпевшего, в частности, характер и сферу распространения ложных позорящих сведений. Учитываются также иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Доказательство нанесенного морального вреда субъективно, и зачастую истец не подкрепляет свой иск в суде какими-либо документами. Одни лишь фразы: «испытывал неудобства, унижение, нервное потрясение и т.п.». Законодатель определение размера компенсации морального вреда оставил на усмотрение суда, рассматривающего гражданское дело, с учетом принципов справедливости и достаточности.

Размер компенсации морального вреда в денежном выражении, по утверждению Верховного Суда РК, следует считать справедливым и достаточным, если при установлении его размера судом учтены все конкретные обстоятельства, связанные с нарушением личных неимущественных прав гражданина, и установленный судом размер компенсации позволяет сделать обоснованный вывод о разумном удовлетворении заявленных истцом требований /22/.

В этой связи было бы целесообразным установить определенный базис, отталкиваясь от которого суд мог бы решать вопрос с суммой компенсации. На это обращают внимание и сами судьи в своих публикациях /23/.

Толчком к этому служит не только сам рост денежных сумм истцов по данной категории гражданских дел, как отмечалось нами выше, но и увеличение средств массовой информации в стране. А, следовательно, и возрастание исковых обращений в суды. Если в 1991 году в Казахстане было не более 10 СМИ, то сейчас их число достигло 2973, из которых 80% являются негосударственными /24/.

В этой связи в качестве отправного «базиса» для исчисления суммы компенсации к СМИ нами предложена среднегодовая стоимость активов собственника СМИ, как это установлено в пунктах 3, 7 и 8 статьи 6 Закона Республики Казахстан от

31 января 2006 года «О частном предпринимательстве». По данному критерию законодатель и относит субъектов предпринимательства к малому, среднему и крупному бизнесу /25/.

Было бы целесообразно данное предложение включить в нормативное постановление Верховного Суда РК № 3 от 21 июня 2001 года (с изменением и дополнением, внесенным нормативным постановлением № 3 от 20 марта 2003 года) следующее дополнение:

1) в пункте 7:

включить третий абзац в следующей редакции:

«При определении размера компенсации морального вреда к средствам массовой информации (печать, радиовещание, телевидение, агентство, пресс-служба) в денежном выражении суд вправе принять во внимание среднегодовую стоимость активов СМИ».

К тому же, в число объективных данных, учитываемых судом при определении размера компенсации морального вреда, предлагается включить: степень умаления деловой репутации, характер порочащих честь и достоинство сведений, объем их распространения, форму их изложения в средствах массовой информации. Их наличие в разъяснении Верховного Суда РК необходимо.

В этой связи в нормативное постановление Верховного Суда РК № 3 от 21 июня 2001 года (с изменением и дополнением, внесенным нормативным постановлением № 3 от 20 марта 2003 года) включить следующее дополнение: 1) в пункте 7:

в абзаце первом дополнить предложением в следующей редакции:

«степень умаления деловой репутации, характер порочащих честь и достоинство сведений, объем их распространения, форму их изложения в средствах массовой информации».

Поднятые в докладе вопросы с конкретными предложениями послужат делу укрепления законности при рассмотрении в судах исковых заявлений к журналистам, так и в целом к средствам массовой информации по вопросам защиты чести, достоинства и деловой репутации.

Оптимизм в том, что наши замечания и предложения могут быть учтены Верховным Судом Республики Казахстан, придают слова Лидера нации Н. Назарбаева, сказанные им на церемонии вступления в должность Президента Республики Казахстан: «Мы будем развивать систему ответственных и свободных СМИ» /26/. Для практической реализации указанной цели, полагаем, понадобятся внесенные нами предложения по совершенствованию законодательства и в части судебной защиты, как журналистов, так и СМИ.

ЛИТЕРАТУРА

1.Информационно-аналитический бюллетень «Законодательство и практика СМИ Казахстана». 2006. Январь. С. 46.

2.Журналист у судебного барьера. Сборник судебных решений РК по делам с участием СМИ и журналистов за 1996-2000 гг. Ал-маты: Фонд «ХХІ век», 2001. С. 430.

3.Конституция Республики Казахстан с изменениями и дополнениями от 7 октября 1998 года и с официальными толкованиями Конституционного Совета Республики Казахстан. Алматы, 2004. С. 19.

4.Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам совершенствования гражданского законодательства» от 25 марта 2011 года № 421 - IV ЗРК. Источник: Официальный отдел. Казахстанская правда, 2011. 5 апреля.

5.Аимбетова М. Критикуйте - невзирая на юрлица! Источник: газета «Время». 2011. 16 апреля.

6.Балтабай М. Анализ некоторых проблем законодательства о СМИ и ответственности за его нарушение. Журналист у судебного барьера. Сборник судебных решений РК по делам с участием СМИ и журналистов за 1996-2000 гг. Алматы: Фонд «ХХІ век», 2001. С. 11-12.

7.Федорова К. «Общество» и пустота. «Новая газета», 21.04-28.04.2011.

8.Додонов В.Н., Каминская Е.В., Румянцев О. Г Словарь гражданского права. Под общей ред. д.ю.н. В.В. Залесского. М.: ИНФРА-М, 1007. С. 98.

9.Беседа Дроздова А. Конечная остановка: «Москва - Третий Рим». Новая газета, 21.04-28.04.2011.

10.Информационно-аналитический бюллетень «Законодательство и практика СМИ Казахстана». 2006. Январь. С. 30.

11.Беседа Дроздова А. Конечная остановка: «Москва - Третий Рим». Новая газета, 21.04-28.04.2011.

12.Додонов В.Н., Каминская Е.В., Румянцев О.Г Словарь гражданского права. Под общей ред. д.ю.н. В.В.Залесского. М.: ИНФРА-М, 1007. С. 53.

Средства массовой информации и судебная власть в России (проблемы взаимодействия). М.: Фонд защиты гласности, 1998. С. 195.

14.Права и свободы человека. Сборник нормативных правовых актов. Алматы: ЮРИСТ, 2003. С. 26.

15.Информационно-аналитический бюллетень «Законодательство и практика СМИ Казахстана». 2007. Февраль. С. 43.

16.Информационно-аналитический бюллетень «Законодательство и практика СМИ Казахстана». 2007. Апрель. С. 33.

17.Информационно-аналитический бюллетень «Законодательство и практика СМИ Казахстана». 2006. Январь. С. 30.

18.Аимбетова М. Критикуйте - невзирая на юрлица! Источник: газета «Время». 2011. 16 апреля.

19.Связина О., Нитченко Ю. За право на свободную критику. Источник: газета «Фокус». 2009. 10 ноября.

20.Информационно-аналитический бюллетень «Законодательство и практика СМИ Казахстана». 2007. Сентябрь. С. 44.

21.Калеева Т. О законах идеальных и реальных. Законодательство и практика СМИ Казахстана. 2005. № 3.С. 24.

22.Пункт 6 нормативного постановления Верховного Суда РК № 3 от 21 июня 2001 года (с изменением и дополнением, внесенным нормативным постановлением № 3 от 20 марта 2003 года). Нормативные постановления Верховного Суда Республики Казахстан. Алматы: Издательский дом «БИКО», 2004. С. 71-72.

23.Солтанбеков Е. Возмещение морального вреда. Источник: «Юридический вестник в Казахстане» № 16 (100) август 2006 г.

24.Джалилова А. Научно-практическая конференция по вопросам СМИ и прав человека неожиданно стала площадкой для довольно острой дискуссии. Источник: газета «Панорама», 2009. 11 декабря.

25.О частном предпринимательстве. Закон Республики Казахстан. Алматы: Юрист, 2006. С. 7-8.

26.Выступление Лидера нации Н. Назарбаева на церемонии вступления в должность Президента Республики Казахстан. Казахстанская правда, 2011. 9 апреля.


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии