Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Защита конституционных прав посредством обращения суда в Конституционный Совет Республики Казахстан /М. Габдуалиев, кандидат юридических наук/

Фото : 27 марта 2012, 16:07

Автор М. Габдуалиев, кандидат юридических наук, заместитель декана юридического факультета по научной работе Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева, анализируя место и роль института обращения суда в Конституционный Совет Республики Казахстан в системе защиты прав человека, предлагает расширить круг лиц, имеющих право на обращение в Конституционный Совет, наделив таким правом граждан.

Актуальность

Сегодня в мире проблема защиты прав человека приобрела особую актуальность и даже тревогу. Многие страны столкнулись с вызовами глобализации - экономический кризис, угрозы терроризма, незаконная миграция, наркотрафик (список можно продолжить). Известно, что онтологическая сущность государства заключается в том, что оно создано для человека.

Публично-правовая воля народа Казахстана, выраженная в принятой им Конституции (ст. 1), устанавливает, что высшими ценностями государства являются человек, его жизнь, права и свободы. Аксиологическая составляющая этой конституционно-правовой нормы выражается в том, что все остальные конституционные ценности инструментальны по отношению к человеку, его жизни, правам и свободам.

Как известно, «одной из центральных правовых гарантий выступает судебная защита конституционных прав, ибо судебная власть обеспечивает равный правовой статус человека и государства, стирая их фактическое неравенство» /1, с. 35/.

В статье 8 Всеобщей декларации прав человека закреплено, что «каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом». Согласно п. 2 статьи 13 Конституции РК, «каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод».

Убежден, что главной задачей развития Республики Казахстан как демократического и правового государства должно стать дальнейшее наполнение реальным содержанием провозглашенных законодательством экономических, социальных, гражданских, политических, культурных и личных прав, создание эффективного механизма их реализации.

Институт обращения суда в Конституционный Совет Республики Казахстан

Важной гарантией прав человека в Казахстане является конституционная норма о том, что «суды не вправе применять законы и иные нормативные правовые акты, ущемляющие закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина. Если суд усмотрит, что закон или иной нормативный правовой акт, подлежащий применению ущемляет, закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина, он обязан приостановить производство по делу и обратиться в Конституционный Совет с представлением о признании этого акта неконституционным» (ст. 78).

Конституционно-правовой практике Республики Казахстан известны случаи, когда обращение суда в Конституционный Совет позволило довольно эффективно решить проблемы отмены статей законов, которые ущемляли права человека.

Пример 1. Так, Конституционный Совет 27 февраля 2008 года принял нормативное постановление № 2 «О проверке конституционности частей первой и четвертой статьи 361 Уголовного кодекса Республики Казахстан по обращению Капшагайского городского суда Алматинской области» /2/, в соответствии с которым часть первая и часть четвертая (относительно квалифицирующих признаков части первой) статьи 361 Уголовного кодекса (в редакции Закона от 26 марта 2007 года № 240-111 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам уголовно-исполнительной системы») были признаны неконституционными.

В данном постановлении был сформулирован ряд правовых позиций концептуального характера, имеющих важное значение для конституционно-правового развития нашей страны в свете реализации специальной программы «Путь в Европу», определенной главой государства Н.А. Назарбаевым в Послании народу Казахстана. В основу признания неконституционной уголовно-правовой нормы, содержащей ответственность за совершение акта членовредительства, были положены следующие обстоятельства.

Во-первых, Конституционный Совет, ссылаясь на п. 1 ст. 1 Конституции и ранее сформулированные в предыдущих решениях правовые позиции, пришел к выводу, что «признание Основным Законом человека, его прав и свобод высшей ценностью является фундаментальным принципом конституционного строя, образующим основу конституционно организованного общества и предоставляющим каждому юридически признанную и защищаемую государством возможность избирать в рамках закона варианты собственного поведения».

В постановлении определены критерии правомерности членовредительства - «каждый вправе свободно распоряжаться собственными жизнью и здоровьем (в том числе и в такой крайней форме, как причинение вреда самому себе), если это не связано с уклонением от исполнения конституционных и иных, установленных законом обязанностей, не нарушает прав и свобод других лиц и не посягает на конституционный строй и общественную нравственность (пункт 5 статьи 12, пункт 1 статьи 34, статья 36 Конституции)». Например, уголовно-правовая норма, предусматривающая ответственность в случае уклонения от военной службы путем членовредительства (ст. 374 УК), является соответствующей Конституции.

Во-вторых, Конституционный Совет подтвердил признанные в странах - участницах ОБСЕ, практике Комитета по правам человека ООН и других органов, обеспечивающих выполнение международных правовых актов о защите основных прав и свобод человека, рассмотрение в широком смысле слова (включая протестное поведение) форм выражения человеком своего мнения, «если оно в существенной мере нацелено на выражение его мнения». Конституционный Совет пришел к выводу, что «совершение актов членовредительства может являться формой выражения мнения (протеста) и рассматриваться как способ защиты своих прав лицами, лишенными свободы. В таких случаях привлечение к ответственности за членовредительство следует расценивать как ограничение права на свободу выражения мнения, которое является составляющей свободы слова, гарантированного статьей 20 Основного закона».

В-третьих, признанная неконституционной уголовно-правовая норма ограничивает конституционные права и свободы человека, поскольку (по мнению представителей Правительства, Мажилиса Парламента, Генеральной прокуратуры, Верховного Суда, а также других участников конституционного производства) не соответствует требованиям юридической точности и предсказуемости последствий, а также позволяет произвольно интерпретировать положения уголовного закона.

Следует также обратить внимание на мнение Конституционного Совета, что изложенные недостатки стали возможными «вследствие недостаточной проработки законопроекта при прохождении его в Парламенте страны». Однако Конституционный Совет в силу того, что не вправе выходить за пределы предмета обращения субъекта обращения, ограничился указанием на «возможное нарушение установленной Конституцией и законодательными актами процедуры прохождения законопроекта в Парламенте».

В-четвертых, редакция части первой статьи 361 УК, допуская неоправданно широкую интерпретацию ее содержания, не отвечает критериям законного ограничения конституционных прав и свобод человека и гражданина, не соответствует требованиям пункта 1 статьи 39 Конституции и не обусловлено изложенными в нем конституционными целями.

Пример 2. В соответствии с нормативным постановлением Конституционного Совета РК «О проверке конституционности п. 3 ст. 9 и пп. б) п. 1 ст. 25 Закона от 26 июля 2007 года «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» по обращению суда № 2 г. Костаная Костанайской области» /3/ подпункт 6 пункта 1 статьи 25 названного закона был признан неконституционным.

Проблема, ставшая предметом рассмотрения в данном постановлении Конституционного Совета, является проявлением коллизии, объективно существующей между двумя группами интересов. Гражданин, нарушивший установленный срок по неуважительной причине, не может реализовать свою правосубъектность (п. 1 ст. 13 Конституции) и зарегистрировать свое право, с одной стороны. Обязанностью государства зарегистрировать право (обременение права) в случае истечения срока, установленного законом, которое отказывает в такой регистрации, хотя она носит императивный характер, с другой стороны.

Поводом для обращения в Конституционный Совет стало то, что в процессе подготовки гражданских дел (по искам граждан к ЦОН) к судебному разбирательству суд № 2 Костаная Костанайской области усмотрел, что п. 3 ст. 9 и пп. б) п. 1 ст. 25 закона ущемляют закрепленные в ст. 26 Конституции РК права и свободы человека и гражданина. В своем представлении суд указал, что «отказ в приеме документов, поступающих на государственную регистрацию, по причине пропуска шестимесячного срока, предусмотренного пп. б) п. 1 ст. 25 закона, нарушает конституционные права собственника недвижимого имущества. Отсутствие регистрации де-юре препятствует обеспеченной государством законной возможности владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, противоречит конституционному принципу гарантии права частной собственности и недопустимости ограничения прав собственника».

Конституционный Совет в своем нормативном постановлении от 23 апреля 2008 года сформулировал ряд очень важных правовых позиций.

Во-первых, «положения Конституции о собственности составляют политико-правовые начала утверждения Казахстана в качестве демократического, светского, правового и социального государства, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы». Это еще раз подтверждает, что современный демократический этап развития Казахстана характеризуется стремлением к воплощению общепризнанных идей конституционализма в политико-правовой сфере, формированию институтов гражданского общества, основанного на принципах правового государства, подлинной свободы, гарантированности государством права собственности.

Во-вторых, «обязательный характер государственной регистрации означает, что независимо от истечения какого-либо срока права на законно приобретенное имущество должны быть зарегистрированы соответствующим регистрирующим органом в установленном порядке». По мнению Конституционного Совета, «обязательный характер государственной регистрации означает, что пропуск установленного законом срока для подачи документов может повлечь правовые последствия в форме ответственности (административной) виновных лиц, но не должен являться основанием для отказа в приеме документов и самой регистрации права (обременения права)». По сути, речь идет о взаимной ответственности гражданина, который не должен нарушать предусмотренный законом срок государственной регистрации соответствующих прав под угрозой юридической ответственности, с одной стороны, и государства, которое обязано принять документы и зарегистрировать само право (даже если пропущен установленный законом срок), с другой стороны.

Очень важным моментом в постановлении является тот факт, что Конституционный Совет обращает внимание на содержательную сторону конституционного права гражданина на судебную защиту (п. 2 ст. 13 Конституции) во взаимосвязи с ч. 2 ст. 128 ГПК, в соответствии с которой восстановление срока в судебном порядке возможно только при наличии «уважительных причин».

На мой взгляд, Конституционный Совет в силу того, что не вправе выходить за пределы предмета обращения субъекта обращения (в обращении суда не ставится вопрос о соответствии п. 2 ст. 13 Конституции ч. 2 ст. 128 ГПК РК), ограничился указанием, что «признание или непризнание судом причин пропуска срока регистрации уважительными может иметь значение главным образом при рассмотрении вопроса об административной ответственности». В этой связи, по мнению Конституционного Совета, необходимо внесение соответствующих изменений в законодательные акты.

Таким образом, Конституционный Совет пришел к выводу, что пропуск срока подачи документов на государственную регистрацию не должен препятствовать реализации гражданами и юридическими лицами своих имущественных прав и обязанностей, поскольку вследствие отказа на этом основании в приеме документов на государственную регистрацию ограничиваются права каждого на признание его правосубъектности иметь в частной собственности любое законно приобретенное имущество, гарантированность собственности законом, а также создаются препятствия для исполнения обязанности по уплате налогов, сборов и иных обязательных платежей.

Выводы и предложения

Указанные выше примеры свидетельствуют о колоссальном потенциале института обращения суда в Конституционный Совет в системе защиты прав человека. К сожалению, на практике суды не совсем активно используют конституционную норму об обращении в Конституционной Совет, поскольку само обращение связано с «усмотрением суда» (ст. 78 Конституции РК), т.е. в «усмотрении» кроется субъективная составляющая понимания того, что есть «ущемление закрепленных Конституцией прав и свобод человека и гражданина». Существуют факты ненадлежащего оформления обращений суда в Конституционный Совет либо недостаточно точного формулирования вопросов перед Конституционным Советом.

Конституционный Совет РК в своем Послании «О состоянии конституционной законности в Республике Казахстан» в 2007 году отметил, что «за период, прошедший со времени оглашения предыдущего послания, в Конституционный Совет от физических и юридических лиц, которые согласно Основному закону не вправе выступать в качестве субъекта обращения в Конституционный Совет, поступило более 200 писем, содержащих информацию о нарушении конституционных прав и свобод. Это свидетельствует о необходимости усиления правозащитных функций судов, органов прокуратуры, Уполномоченного по правам человека и других компетентных государственных органов республики в целях полной и эффективной защиты конституционных прав и свобод личности» /4/.

Таким образом, исходя из вышеизложенного, в целях повышения эффективности защиты прав и свобод человека и гражданина предлагаем расширить круг лиц, имеющих право обращения в Конституционный Совет РК, наделив таким правом граждан.

Литература

1. Кабышев В.Т., Пряхина Т.М. Теоретические проблемы российского конституционализма. Вестник Саратовской государственной академии права, 1995. № 2.

2. Нормативное постановление Конституционного Совета РК от 27 февраля 2008 г. № 2 «О проверке конституционности частей первой и четвертой статьи 361 Уголовного кодекса Республики Казахстан по обращению Капшагайского городского суда Алматинской области». Казахстанская правда, 2008 г., 5 марта.

3. Нормативное постановление Конституционного Совета РК от 23 апреля 2008 г. № 4 «О проверке конституционности пункта 3 статьи 9 и подпункта 6) пункта 1 статьи 25 Закона Республики Казахстан от 26 июля 2007 года № 310-III «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» по обращению суда № 2 города Костаная Костанайской области», www.constcouncil.kz/rus/resheniya/?cid=9&rid=406.

4. Послание Конституционного Совета Республики Казахстан «О состоянии конституционной законности в Республике Казахстан». Казахстанская правда, 2007 г., 7 июня.


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии