Законность владения транспортом

 

Сабит Оскембеков, председатель апелляционной

судебной коллегии Акмолинского областного суда

 

Ситуации с транспортом и причиненным им вредом встречаются в судебной практике очень часто.

При причинении вреда источником повышенной опасности в первую очередь выясняется, кто был за рулем. Есть три ситуации, когда автомобилем может управлять: а) собственник, б) лицо по доверенности от собственника, в) лицо с разрешения собственника, сидящего рядом. Вопрос заключается в том, кто во втором и третьем случаях должен возместить причиненный вред.

В практике очень часто под понятие «законный владелец» подводится не только лицо, которое управляет машиной по доверенности, но и лицо, которому управление транспортом передал находящийся рядом с ним собственник. Основанием для такого вывода является то, что пункт 2.7.4 Правил дорожного движения перечисляет лиц, которым нельзя передавать управление транспортом. Остальным, не перечисленным в этом пункте лицам, Правила не запрещают передавать управление, поэтому собственники пользуются этим разрешением.

Возлагая ответственность на непосредственного причинителя вреда, сидевшего за рулем, суд исходит из того, что Правила относятся к законодательным актам, поэтому «владение» без доверенности, полагают, является «законным». Иными словами, если собственник подтверждает, что он добровольно передал управление транспортом другому лицу, то, несмотря на отсутствие доверенности, лицо, фактически управляющее транспортом, является «законным владельцем». Таково мнение многих не юристов и юристов тоже.

Такое понимание «законного владения» влечет вынесение судебных решений, в которых обязанность возмещения вреда возлагается на непосредственного причинителя вреда, а не собственника. Думается, что это не соответствует действительности и при таком понимании допускается неверное толкование норм Гражданского кодекса и Правил дорожного движения РК.

Разница между простой передачей управления машиной находящимся рядом собственником и передачей ее по доверенности на управление заключается в объеме полномочий лица, передающего транспорт, и законных основаниях передачи.

При передаче транспорта по доверенности передается право на владение и пользование в соответствии со статьей 167 ГК РК. В юридической литературе России обсуждался вопрос о том, что доверенность на управление транспортом не вполне соответствует понятию доверенности, указанной в Гражданском кодексе. Причиной этого является то, что нормы гражданского кодекса предусматривают совершение поверенным действий в интересах доверителя, а по доверенности на вождение поверенный владеет и управляет машиной в своих интересах; кроме того, по этой доверенности у доверителя не возникают права и обязанности. В противовес этой норме права на сегодняшний день содержание доверенности на управление транспортом намного шире: собственник передает вместе с транспортом и доверенностью определенные полномочия собственника и обязанности, в частности, обязанность застраховать свою ответственность перед третьими лицами, зарегистрировать в органах дорожной полиции доверенность как правомочие на владение. По своему содержанию доверенность на управление транспортом ближе к договору аренды, а не к фидуциарной сделке - доверенности. Однако сложившаяся практика (или можно назвать ее деловым обычаем, понятным большинству населения), заключается в том, что вместо договора аренды стороны оформляют доверенность, производят ее регистрацию в органах транспортного контроля, страхуют ответственность поверенного перед третьими лицами, и, главное для рассматриваемого вопроса, передают гражданско-правовую ответственность. Логичным является то, что гражданско-правовая ответственность передается нормами гражданского законодательства, пусть и в такой общераспространенной, не соответствующей буквальному толкованию норм Гражданского кодекса, форме.

Почему же передачу управления транспортом собственником, находящимся в машине, нельзя приравнивать к «законному владению»?

Понятие законного владельца используется в статье 931 ч. 1 ГК, которая гласит: обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на любом другом законном основании (договоре имущественного найма, доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения компетентного органа о передаче источника и т.п.).

А что такое «передача управления транспортом», которая разрешена Правилами? Для этого надо выяснить, какое место Правила занимают в системе законодательных актов, и какие полномочия есть у водителя по этим Правилам.

Правила дорожного движения РК, утвержденные постановлением Правительства (далее - Правила) введены с целью установления единого порядка дорожного движения на всей территории РК. Императивные установления Правил влекут административную ответственность, что не характерно для регулятивных норм гражданского права. По своей сути Правила являются нормами публичного права. (Напомним, что в теории права публичное право - это право, непосредственно связанное с публичной властью, которой обладает государство. Основная функция публичного права состоит в регуляции отношений между людьми велениями, которые исходят от единственного центра, каким является государственная власть).

Далее, пункт 2.7 Правил начинается со слов «Водителю запрещается». Правила не употребляют слово «собственник», «владелец». Для участника дорожного движения существуют иные понятия, чем в гражданском кодексе с иным содержанием. Какие есть правомочия у «водителя», содержание этого понятия можно установить из Правил. Водитель - это «лицо, управляющее транспортным средством, погонщик, ведущий по дороге вьючных, верховых животных или стадо. К водителю приравнивается обучающий вождению».

К содержанию «законного владения», гражданско-правовой ответственности «водитель» не имеет отношения. Согласно Правилам водитель вправе свои полномочия по управлению транспортом передать другому лицу, имеющему водительские права. Для остальных участников движения и органов контроля это означает, что в отношении машины не совершен угон, что собственник по своей воле передал управление другому лицу для совершения фактических действий без передачи своей ответственности. То есть, по Правилам, лицо не может передать гражданско-правовую ответственность, у водителя ее попросту нет.

Ошибочное отождествление лица, которое управляет машиной, с законным владельцем происходит потому, что под последним понимают фактическое обладание имуществом. Но это не соответствует гражданско-правовому понятию владения. Право владения согласно ст. 188 ч. 2 ГК - это юридически обеспеченная возможность осуществлять фактическое обладание имуществом. Собственник же, передав машину в управление другому лицу, не передает ему никакие полномочия, кроме совершения фактического действия - управления ею.

Более того, гражданско-правовая ответственность может быть передана только нормами гражданского права, в порядке, предусмотренном гражданским законодательством. Правила, которые являются нормами публичного права, не могут выполнять функцию по передаче гражданско-правовой ответственности.

 И последнее, кроме ст. 931 ГК, есть ещё статья 363 ч. 1 ГК, которая обязывает в отдельных случаях нести ответственность за действия третьих лиц. Передав управление другому лицу, собственник транспорта оставляет на себе обязанность отвечать за причинение вреда не только как владелец источника повышенной опасности, но и обязанность отвечать за действия третьего лица, которому он доверил свою машину.

Подводя итоги, можно сказать следующее: передача управления машиной собственником, который сидит рядом с водителем, означает в соответствии с Правилами передачу машины для совершения фактического действия. Гражданско-правовая ответственность перед третьими лицами в случае причинения вреда остается на собственнике. Собственник же может быть освобожден от ответственности за причинённый вред только в случае, если вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего, как это предусмотрено в ст. 931 ч. 1 ГК.

Такое толкование и применение ст. 931 ГК и Правил дорожного движения усматривается в постановлении надзорной коллегии Верховного Суда РК № 3гп-906-11 от 20 декабря 2011 года по иску А. к К. о возмещении материального ущерба, причиненного ДТП. Из материалов дела следует, что собственник машины К. передал управление машиной своему сыну, который допустил ДТП и причинил вред истцу. Верховный Суд указал, что обязанность возместить причиненный ущерб лежит не на непосредственном причинителе вреда, а на собственнике, передавшем управление машиной своему сыну, который не может считаться владельцем источника повышенной опасности.

2 апреля 2012, 16:54
Источник, интернет-ресурс: Медиа-корпорации «ЗАҢ» , Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript