Опосредованный характер ответственности

 

Алькен Миндагулов, д. ю. н., профессор

 

Подготовлен законопроект, имеющий своей целью привлечение к уголовной ответственности юридических лиц: выходит, они способны, подобно физическим лицам, совершать преступления.

Ее актуальность несомненна. Большинство преступлений экономической и экологической направленности совершаются с использованием возможностей организаций, наделенных статусом юридических лиц. Становится все более очевидным, что в ближайшем будущем именно преступления в сфере экономики и экологии будут представлять наибольшую угрозу для общества и государства.

Законопроект предполагает внесение изменений и дополнений в действующие законодательные акты Казахстана восьми наименований. Наибольшее число изменений и дополнений планируется внести в УК и УПК - 49 и 21 соответственно. Без преувеличения можно сказать, что в совокупности все предлагаемые изменения и дополнения представляют собой по предмету своего регулирования самостоятельный законодательный акт. Но этому мешает одно существенное обстоятельство: законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат применению только после их включения в УК и УПК.

Начнем с первой же поправки, с того, что теперь предлагается понимать под преступлением. В действующей редакции (ст. 9 УК) «преступлением признается совершенное виновно общественно опасное деяние (действие или бездействие)». Теперь же решено это определение уточнить: речь идет об общественно опасном деянии как физического, так и юридического лица.

После такого дополнения, по мысли разработчиков законопроекта, мы должны иметь в виду, что совершать какие-то разумные действия, даже если речь идет о совершении преступления, может не только человек, но и существо неодушевленное, т.е. юридическое лицо. Конечно, с точки зрения права, преступление является актом неразумным, но с позиций психического отношения, волевого настроя любое человеческое поведение представляет собой осознанное действие. Разумеется, юридическое лицо является субъектом правовых отношений, но не следует забывать, что оно не более чем фикция, т.е. условность, за которой угадываются действия людей. Юридическое лицо всего лишь олицетворяет человека, если угодно, «одушевляет» вещи.

Что же произошло в результате подобных новаций? Произошло то, что не поддается логическому осмыслению. Если юридическое лицо способно совершить преступление, то такой взгляд заставляет полностью пересмотреть наши представления о том, что такое уголовное право и что такое преступление. И такая попытка предпринята, но неудачно.

Разработчики, на наш взгляд, допустили смешение двух разных вещей: совершение преступления и ответственность за совершенное преступление. Совершает преступление только человек, ответственность же за это может нести не только он, но и те структуры, которые он создает для достижения своих преступных замыслов. Это могут быть не только преступные сообщества (организованные преступные группы), но и юридические лица. Они как субъекты гражданско-правовых отношений находятся под надежной правовой защитой государства, концентрируют материальные ценности и финансовые ресурсы (движимое и недвижимое имущество) людей, их создавших. Думается, нет необходимости доказывать, что имущество юридических лиц может использоваться не только во благо, но и во вред человека. И если действия юридических лиц представляют общественную опасность для общества (загрязнение окружающей среды, нанесение имущественного вреда субъектам уголовно-правовых отношений), естественно, возникает вопрос об уголовной ответственности не только человека, совершившего преступление, но и юридического лица. Уголовная ответственность юридического лица носит опосредованный характер. Его нельзя допросить, предъявить ему обвинение, арестовать и т.д. и т.п. Другими словами, к юридическому лицу неприменимо понятие субъективного вменения и личной вины. Но юридические лица, вступая в правовые отношения различного рода, могут совершать действия, оцениваемые как общественно опасные. Это могут быть уголовно-правовые запреты в области финансов, налоговых сборов, таможенного дела, экологии и т.д. Естественно, встает вопрос об уголовной ответственности, прежде всего, руководителей (собственников) юридических лиц, и лишь во вторую очередь, если возникает необходимость возмещения материального ущерба, ареста на имущество, запрета на определенный вид деятельности - речь может идти об ответственности юридического лица. В гражданском праве юридическое лицо - весьма удачный ход для построения имущественных отношений. В уголовном праве юридическое лицо служит инструментом для совершения преступлений. Поэтому нельзя проводить параллели между юридическим лицом как субъектом гражданско-правовых отношений и юридическим лицом как субъектом уголовного права.

Высказанные соображения не позволяют положительно отнестись к предложению пересмотра понятия преступления путем включения в перечень его признаков действий юридических лиц.

Поскольку разработчики законопроекта считают, что юридические лица способны совершать преступления, значит, теперь надо объяснить, к какой категории следует отнести преступления юридических лиц. Возникает вопрос, чем они отличаются от преступлений, совершаемых людьми, т.е. физическим лицами. Оказалось, что ничем. Тогда решили ст. 10 УК дополнить частью шестой следующего содержания: «Категории преступлений, совершенных юридическими лицами, соответствуют категориям преступлений физического лица, совершенного им в пользу или в интересах юридического лица». А раз так, то преступление, совершенное физическим лицом (собственником, руководителем, любым представителем юридического лица), и преступление, приписываемое собственно юридическому лицу, сливаются воедино. Вывод напрашивается сам собой: нет двух преступлений, есть только одно, совершенное физическим лицом. А юридическое лицо служит лишь средством для достижения преступных замыслов.

В следующей поправке предпринята попытка ограничить преступления физических лиц от преступлений, совершаемых юридическими лицами, но она вновь натолкнулась на непреодолимые препятствия. Что считать неоднократностью преступлений в отношении юридических лиц (ст. 11 УК)? Ответ не был найден. Оказалось, что речь идет об одном и том же преступлении. И тогда разработчики законопроекта, чтобы не отказываться от ошибочной идеи совершения преступлений юридическими лицами, ничтоже сумняшеся решили ст. 11 УК дополнить частью шестой следующего содержания: «Положения настоящего Кодекса о неоднократности преступлений не распространяются на деяния (действие или бездействие) юридических лиц. В случае неоднократного совершения преступления физическим лицом в интересах или в пользу юридического лица, юридическое лицо привлекается к ответственности по той же части статьи Особенной части настоящего Кодекса, предусматривающей наказание физическому лицу за неоднократность преступлений».

Это была последняя попытка разграничить преступления физических лиц от преступлений, совершаемых юридическими лицами. Предпринятые усилия оказались тщетными, поэтому разработчики законопроекта отказались продолжить свои «инновации» по поводу преступлений юридических лиц в других статьях Общей части УК?

В предлагаемой новой статье (18-1) говорится, что юридическое лицо подлежит уголовной ответственности за преступление только в случаях, прямо предусмотренных Особенной частью настоящего Кодекса (ч. 1). Однако на самом деле разработчики законопроекта ничего не поменяли в Особенной части УК, зато указанные случаи они предусмотрели в Общей части УК, а именно, дав перечень статей УК, по которым юридические лица несут уголовную ответственность за совершение преступлений, в Примечании этой же статьи. В нем говорится: «Юридические лица несут уголовную ответственность за совершение преступлений, предусмотренных статьями 190, 191, 192, 193, 196, 199, 206-209, 213, 214, 222, 233-233-3, 277-279, 281, 282-287, 292, 312 настоящего Кодекса».

Из содержания ч. 2 этой же статьи вытекает, что юридическое лицо несет ответственность за преступные деяния, совершенные физическим лицом. Следовательно, этим самым признается, что юридическое лицо само не совершает преступления, а только несет ответственность за преступные деяния, да и то при условии, если преступление совершено в пользу или в интересах юридического лица. При этом еще одно условие должно быть соблюдено: «преступление должно быть совершено по решению, с санкции или одобрения органа или лица, осуществляющего функции управления юридическим лицом, либо лицом, имеющим право: а) представлять юридическое лицо; б) принимать решения от имени юридического лица; в) контролировать деятельность юридического лица».

 Этим самым признается, что преступление, конечно же, совершает физическое лицо, а ответственность при определенных условиях вместе с ним может нести и юридическое лицо. Но это суждение противоречит тем новшествам, которые вносятся в ст. 9 и 10 УК, а именно, что юридическое лицо тоже совершает преступление. В этом мы видим непоследовательность позиций разработчиков законопроекта относительно совершения преступлений юридическими лицами. Еще одно противоречие заложено в норме новой редакции ст. 14 УК (ч. 3). В ней говорится, что привлечение к уголовной ответственности юридического лица не освобождает от уголовной ответственности за данное преступление виновное физическое лицо, которое совершило, организовало, подстрекало или содействовало совершению преступного деяния, равно как и привлечение к уголовной ответственности физического лица не освобождает от уголовной ответственности за данное преступление юридическое лицо.

Спрашивается, зачем вообще рассуждать о вероятности освобождения от уголовной ответственности виновное физическое лицо и предупреждать, что это недопустимо, если это само собой разумеется. И вновь из этой нормы вытекает совершенно ошибочная мысль, что физические и юридические лица равноправны как субъекты преступления.

В Примечании к новой ст. 18-1. уголовная ответственность юридических лиц (которое, к слову сказать, только запутывает и без того сложный текст закона) дается определение юридического лица, отличное от общепринятого: «Под юридическим лицом применительно к настоящему Кодексу следует понимать организацию, созданную в соответствии с законодательством Республики Казахстан или иностранного государства…». Много противоречий между первой и второй частями этой новой статьи, не понятно, что же все-таки считать юридическим лицом. Как со всем этим разобраться, сказать трудно. В этой связи Примечание, впрочем, как и вся эта статья в силу высказанных замечаний представляется ненужной.

Разработчики законопроекта предлагают включить в УПК новую Главу 52-1 с изложением особенностей производства по делам в отношении юридических лиц. При всем старании, ни в одной из вновь вводимых в УПК статей мы не обнаружили никаких особенностей производства по делам в отношении юридических лиц. Только сказано, что представителем юридического лица признается его собственник, руководитель, а также иное лицо. Эта норма позволяет еще раз убедиться, что субъектом любого преступления, связанного с действиями юридического лица, является, как правило, его собственник (руководитель, учредитель). В таком случае сразу возникает вопрос, как развести подозреваемого (обвиняемого), т.е. физическое лицо, от представителя юридического лица. Они как бы сливаются в одном лице. Ответа на этот вопрос мы не находим в законопроекте, вследствие чего вся глава повисает в воздухе.

 Главный недостаток законопроекта, несмотря на то, что проделан масштабный по своей значимости труд, заключается в том, что изменения и дополнения вносятся без концептуального обоснования роли и места юридических лиц в претворении преступных замыслов. Логика разработки законопроекта была приблизительно следующей: поскольку есть проблема привлечения к уголовной ответственности юридических лиц, и такой опыт имеется в зарубежных странах, значит, и мы должны следовать этому примеру. Между тем, на Западе при решении вопроса о привлечении к уголовной ответственности юридических лиц, благополучно обходятся без очередного внесения изменений и дополнений в действующие законы, прежде всего, кодексы. Там принимается специальный акт с целевым назначением, и он работает. Мы же, всякий раз при возникновении новой проблемы, пытаемся ее решить в рамках действующих законов и кодексов. Но какова должна быть исходная позиция для привлечения юридических лиц к уголовной ответственности, совершенно не продумана. В итоге все свелось к тому, чтобы во всех преступных деяниях имущественного характера, если они совершались с использованием возможностей хозяйственных организаций, фирм, корпораций, ставить вопрос и об уголовной ответственности юридических лиц.

Практически по всем предлагаемым изменениям и дополнениям, в т.ч. по экономическим преступлениям главным «новшеством», наряду с понятием «физическое лицо», является включение в действующие законы категории «юридическое лицо». В итоге дело свелось по существу к решению не концептуальных вопросов (способно, не способно юридическое лицо совершить преступление), а сугубо технических. Например, во всех случаях, где встречается фраза «лицо, совершившее преступление», а таковых в УК и УПК несметное число, - везде перед словом «лицо» добавлять слов «физическое» с тем, чтобы теперь это понятие отличать от понятия «юридическое лицо», которое тоже совершает преступления.

 В принципиальном плане необходимость ставить и решать вопрос о привлечении к уголовной ответственности юридических лиц не подвергается сомнению. Все дело в том, каков должен быть подход к решению этой действительно важной проблемы. Попытка привлечения к уголовной ответственности юридических лиц путем внесения изменений и дополнений в действующие законы и кодексы (прежде всего, гражданский, уголовный и уголовно-процессуальный), следует признать неудачной из-за необходимости коренного пересмотра многих фундаментальных положений Общей и Особенной частей этих кодексов. Правильнее было бы принять самостоятельный Закон «Об уголовной ответственности юридических лиц». Но этому препятствует запрет принимать любой закон об уголовной ответственности вне рамок уголовного и уголовно-процессуального кодексов (ст. 1 УК РК и ст. 1 УПК РК). Выход только один, надо отказаться от ошибочного положения и такой запрет снять. Это позволило бы в дальнейшем избежать проблем систематического обновления УК и других кодексов и законов, технико-юридических трудностей из-за постоянного изменения нумерации глав и статей и т.д.

2 апреля 2012, 18:08
Источник, интернет-ресурс: Медиа-корпорации «ЗАҢ» , Миндагулов А.Х.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript