Развитие начал состязательности

 

С. Абдуллаев, председатель суда г. Астаны

 

Санкционирование ареста судом - завоевание демократически развитых государств, наиболее значимая гарантия защиты конституционных прав личности.

Санкционирование ареста или заключение под стражу судом предполагает развитие начал состязательности на досудебных стадиях процесса. Решение о применении или неприменении ареста выносится судом на основе изучения мнения каждой из сторон в равноправном и состязательном судебном заседании. Органы расследования лишены возможности получить согласие кулуарно, на основе непроверенных данных, личных обещаний и корпоративных интересов.

Суд, являющийся субъектом, призванным защищать законные права и свободы граждан, вершить правосудие в государстве, не отягощен обвинительным уклоном, в равной степени заинтересован в соблюдении прав каждой из сторон.

Результаты судебной практики по санкционированию ареста судами свидетельствуют, что возросли требования к следствию, усилилась защита прав подозреваемых, обвиняемых. Вместе с тем с передачей института санкционирования ареста суду правозащитники и общественность надеялись на уменьшение количества санкций, однако статистика свидетельствует о том, что в подавляющем большинстве случаев суды санкционируют избранную органом предварительного следствия меру пресечения.

К примеру, из 1149 рассмотренных за 2011 год ходатайств о санкционировании ареста районными судами города Астаны отказано в 60 ходатайствах, что составляет 5,2 процента, а в 2010 году этот показатель составлял 3,7 процента.

Как правило, наиболее весомым основанием для санкционирования ареста является тяжесть инкриминируемого обвиняемому деяния, тяжесть преступления. Суд санкционирует избранную меру пресечения или отказывает в ней. Арест как крайняя мера, на наш взгляд, не всегда необходима. В определенных случаях, когда человек совершил тяжкое преступление, но имеет постоянное место жительства, работу, семью, вину свою признает полностью, это не вызывается необходимостью, однако органы предварительного следствия и прокурор в суде настаивают на санкционировании избранной ими меры пресечения. В подобных случаях целесообразно было бы избирать в отношении обвиняемого домашний арест или же подписку о невыезде, о чем в подавляющем большинстве в ходе судебных заседаний просят обвиняемые и их адвокаты, однако у суда нет законодательно закрепленных полномочий самостоятельно избирать или изменять меру пресечения. В таких случаях у суда нет и оснований отказать в санкции, учитывая тяжесть преступления, но и избрать иную меру пресечения сам суд не может. На наш взгляд, данные вопросы требуют детального обсуждения на предмет законодательного закрепления за судами при рассмотрении ходатайств о санкционировании избранной меры пресечения избирать иные меры пресечения.

Процедура выдачи судом санкции на арест должна проходить в режиме состязательности процесса, а это обстоятельство порождает сложности организационного характера, решение которых может негативно повлиять на нормальное функционирование судов первой инстанции, рассматривающих уголовные дела по существу. На практике реализация идеи судебного контроля порождает определенные проблемы, в том числе организации судебного процесса, извещения сторон и рассмотрения в установленные законом сроки ходатайств. На законодательном уровне необходимо возложить обязанность обеспечения явки в судебное заседание участников процесса, без которых рассмотрение ходатайств не допускается, на органы уголовного преследования или прокурора.

Требуют обсуждения и вопросы участия прокурора при санкционировании меры пресечения, так как чаще всего фактически органы уголовного преследования представляют в суды ходатайства с сопроводительными письмами прокурора, а участие прокурора в суде ограничивается простым зачитыванием постановления о поддержании ходатайства следователя.

Требуют обсуждения и вопросы об исключении положений закона о направлении органами уголовного преследования ходатайств в суд через прокурора в целях экономии времени, а также в том, что следователь - самостоятельное процессуальное лицо, и его право на передачу материалов в суд не должно быть ограничено прокурором.

При рассмотрении судом ходатайства органов дознания и следствия о заключении задержанного под стражу судья не может не реагировать на существенные нарушения закона, допущенных при задержании. Но порой это может потребовать проверки и исследования этих нарушений, а значит, исследования относящихся к этому вопросу доказательств и признания их недопустимыми. Однако деятельность судьи по рассмотрению ходатайств следственных органов о заключении задержанного под стражу хотя и охватывается понятием правосудия, под которым понимается рассмотрение и разрешение уголовных дел в установленных законом процессуальных формах, тем не менее, ограничивается выдачей санкции на проведение отдельного процессуального действия, то есть ареста. Судья в этот момент рассматривает не все уголовное дело, а лишь отдельные его материалы и не разрешает его полностью. При нынешнем положении вещей судьи на этой стадии, не предрешая вопросы о доказанности вины и правильности квалификации, рассматривают обоснованность и основания уже избранной меры пресечения в виде ареста. Какова же должна быть позиция судьи, если при проверке и исследовании данных, сообщенных стороной защиты, они нашли свое подтверждение, и невиновность подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, является очевидной. Или же квалификация преступления, инкриминируемая органом предварительного следствия обвиняемому, является неверной, необоснованно вменено более тяжкое преступление, являющееся одним из основных и наиболее важных оснований для избрания такой меры пресечения, как арест и в дальнейшем следователю у суда легче получить санкцию на арест. К примеру, ст. 177 ч. 3 п. «б» УК РК (мошенничество в крупном размере) относится к категории тяжких преступлений. Из представленных суду материалов следует, что органом следствия необоснованно включены в сумму крупного ущерба проценты, которые в разы превышают сумму прямого ущерба и действия обвиняемого необходимо было квалифицировать по ст. 177 ч. 1 УК РК, являющимся преступлением средней степени тяжести, по которому возможно применение иных мер пресечения, не связанных с лишением свободы. А судья по действующему законодательству не должен рассматривать эти вопросы. В подобных случаях можно ли вести речь об эффективном судебном контроле за органами предварительного следствия?

Это обстоятельство свидетельствует о возможности внесения соответствующих изменений и дополнений в казахстанское законодательство, предусматривающих возможность выявления и преодоления нарушений и ошибок следствия путем исследования и оценки доказательств на этой стадии процесса. Сам закон должен исчерпывающим образом регламентировать эту процедуру. Тем более, что судья, принимая решение о санкционировании ареста, обязан сослаться на фактические данные, подтверждающие его решение, т.е. обосновать его, опираясь на представленные и истребованные доказательства. Это поможет сделать институт санкционирования ареста наиболее эффективным средством укрепления законности и защиты прав личности на предварительном следствии.

В круг вопросов, которые подлежат рассмотрению в суде, необходимо включить рассмотрение вопросов о правильности применения уголовного закона при квалификации действий обвиняемого органами уголовного преследования, учитывать позицию обвиняемого к предъявленному обвинению (признание им вины), возможно и рассмотрение вопросов о доказанности причастности обвиняемого к совершению преступления.

Санкционирование ареста судом до настоящего времени продолжает вызывать дискуссии ввиду того, что некоторые вопросы выпали из поля зрения законодателя. При этом приводятся доводы о том, что на предварительном следствии вводится состязательность, тогда как она распространяется только на судебное разбирательство. Однако положения ст. 23 УПК РК обеспечивают понимание равноправия сторон и толкование сущности принципа состязательности и на стадии предварительного расследования, и это правильно. Именно на этой стадии защитник, являясь равноправной стороной в судопроизводстве, ограничен в состязательной процедуре. При санкционировании ареста возможности защитника также не достаточны для адекватного обеспечения защиты и оперативного реагирования на процессуальные нарушения, допускаемые стороной обвинения. Такое положение ставит под сомнение эффективность правозащитной деятельности адвоката на этой стадии судопроизводства. С целью юридического и фактического выравнивания статуса сторон обвинения и защиты в уголовном процессе, было бы правильным предусмотреть в УПК РК единую статью, предусматривающую их права и обязанности как участников процесса. Для уравновешивания сил обвинения и защиты в некоторых странах адвокатам предоставлено право вести параллельное расследование, процессуальные конфликты между ними разрешаются нейтральным и независимым органом - судом. Так, в Англии существует некоторый образец подобной организации предварительного расследования, полиция и защита собирают соответственно обвинительные и оправдательные доказательства, которые представляют суду.

Вызывают определенные вопросы нормы, закрепленные законодателем в ст. 150 УПК РК о невозможности судьи областного суда рассматривать дело, поступившее на апелляцию, если он ранее рассматривал жалобу или протест на постановление районного суда о даче санкции на арест по этому же делу.

Заслуживает внимания и точка зрения относительно ограничения прокурорского надзора за следствием, процессуальными действиями, санкционированными судом. При этом в дальнейшем следует расширить круг следственных действий, требующих судебного решения. Суд должен осуществлять контрольные функции в отношении всех процессуальных действий, ограничивающих конституционные права граждан. К их числу можно отнести все следственные и оперативно-розыскные действия (производство обыска и выемки в жилище, осмотр жилища; выемка почтово-телеграфной корреспонденции, прослушивание телефонных переговоров и перехват иных сообщений граждан; отстранение обвиняемого от должности; наложение ареста на имущество; принудительное помещение обвиняемого в любое учреждение, ограничивающее право на личную свободу граждан и тому подобное).

Поэтому, на наш взгляд, вопросы по совершенствованию дальнейших контрольных функций суда в отношении всех процессуальных действий, ограничивающих конституционные права граждан, требуют детального изучения, возможно специальных научных исследований с целью разработки определенного механизма и дальнейшей его правовой регламентации.

5 апреля 2012, 14:58
Источник, интернет-ресурс: Медиа-корпорации «ЗАҢ» , Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript