СОБСТВЕННОСТЬ И ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ /В. Чигир/

Никто не оспаривает, что собственность существует в любом обществе и составляет основу любого способа производства. Истории известно пять типов производственных отношений: первобытнообщинный строй, рабовладельческий, феодальный, капиталистический и социалистический. Каждому из них соответствует свой тип собственности. Однако вопрос о том, что такое собственность, какова ее сущность, и что представляет собой право собственности, остается дискуссионным до сих пор. Автор доктор юридических наук, профессор Белорусского госуниверситета В. Чигир.

СОБСТВЕННОСТЬ И ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ

 

Никто не оспаривает, что собственность существует в любом обществе и составляет основу любого способа производства. Истории известно пять типов производственных отношений: первобытнообщинный строй, рабовладельческий, феодальный, капиталистический и социалистический. Каждому из них соответствует свой тип собственности. Однако вопрос о том, что такое собственность, какова ее сущность, и что представляет собой право собственности, остается дискуссионным до сих пор. Автор доктор юридических наук, профессор Белорусского госуниверситета В. Чигир.

 

Классическая римская юриспруденция раскрывала сущность собственности емкой формулой - plena in re potestas - полная власть над вещью.

Однако многие философы, экономисты, политики, юристы пытались разъяснить сущность собственности и права собственности по-иному. В одной статье невозможно рассмотреть все учения о собственности и праве собственности. Приходится остановиться только на некоторых наиболее распространенных учениях о собственности, которые и теперь излагаются в литературных источниках.

Древнегреческий философ Аристотель (384-322 гг. до н.э.) утверждал, что частная собственность коренится в природе человека, его естественной любви к себе.

Несколько позже римский политический деятель, оратор и писатель Марк Тулий Цицерон (106-43 гг. до н.э.) пришел к выводу, что естественное право высший (естественный) закон возникло раньше, чем какой бы то ни было писаный закон, т.е. раньше, чем какое-либо государство вообще было основано.

Особенно широко распространено учение естественной школы права. Ее основоположники - голландский юрист, социолог и государственный деятель Гуго Гроций (1583-1645 гг.), английский философ, основатель либерализма Джон Локк (1632-1704 гг.) объясняли сущность государства и права, включая права собственности, исходя из естественного права и общественного договора.

Основоположники естественной школы права и их многочисленные последователи происхождение собственности сводили к первоначальному обязательственному договору, заключенному людьми в естественном состоянии. Следствием такого договора было возникновение общественной власти и государства, которым люди обязались подчиняться. Таким же договором люди согласились взаимно уважать общие имущественные интересы. В результате согласно учению о естественных правах установлен гражданский порядок, основу которого составляет частная собственность. По мнению Локка, частная собственность основывается на сущности самого человека наравне со свободой и равенством /1/.

Воззрения Локка, иных последователей этого философа были положены в основу других учений и получили распространение во всем мире как теория естественных прав человека.

Сущность собственности, раскрываемая посредством естественных прирожденных свойств, свойственных каждому человеку, описана в произведениях французских просветителей XVIII века в период борьбы буржуазии с абсолютизмом Жан Жака Руссо (1712-1773 гг.), Шарля Луи Монтескье (1689-1751 гг.), Дени Дидро (1713-1784 гг.).

Несколько по-иному сущность собственности, как вытекающей из самой природы человека, обосновал русский историк государственной школы и публицист К.Д. Кавелин (1818-1885 гг.), автор одного из проектов отмены крепостного права в России. В статье «Дворянство и отмена крепостного права» он объявлял частную собственность священной, вытекающей из самой природы человека, но выводил неравенство людей в обществе в отношении частной собственности исходя из физической природы человека, естественного неравенства его физических особенностей. По его мнению, оно вызвано в жизни «обстоятельствами», не историческими и социальными условиями, а самой природой человека. «Природные свойства и собственность суть неискоренимый, вечный источник неравенства людей и различия высших и низших сословий во всех человеческих обществах, во все времена, во всех ступенях развития. Это неравенство вечно, одни вечно будут бороться с голодом и нуждой, другие высшие сословия будут иметь досуг, заниматься общественными делами, другие будут материально зависимыми, а другие независимыми /2/.

Уже в ХХ веке И.А. Ильин (1883-1954 гг.) в статье «О частной собственности» также утверждал, что «частная собственность, подобно тому, как человеку от природы даны индивидуальное тело и индивидуальный интеллект» /3/. И далее: «Человеку необходимо вкладывать свою жизнь в жизнь вещей, это неизбежно от природы и драгоценно в духовном отношении. Поэтому это естественное право человека, которое и должно ограждаться законами, правопорядком и государственной властью. Именно в этом состоит право частной собственности» /4/.

Теория естественного права подкупает своей очевидной истиной. Тезис, согласно которому все люди рождаются равными и обладают неотчуждаемыми правами, понятен и импонирует любому человеку. Именно поэтому теория естественной школы права получила широкое распространение. Она положена в основу фактически всех демократических и либеральных движений. Представители учения естественной школы права обосновывают собственность исходя из природы и страстей людей. По их мнению, собственность - естественное свойство человека, она священна и неприкосновенна, относится к абсолютным правам.

Тем не менее вряд ли можно согласиться с учением естественной школы права. Она не отвечает на два вопроса: откуда появляются предметы собственности, как появляются богатые люди и почему имеются нищие.

Не подлежит сомнению, что предметы собственности созданы природой или являются результатом производственной деятельности.

Человек с рождения их не имеет. Он не имеет возможности стать их собственником в силу рождения только по этому основанию.

Попытки раскрыть сущность собственности и права как естественного свойства человека подвергались критике современниками Гуго Гроция и Джона Локка - основоположников естественной школы. Английский политик того времени, соподвижник Кромвеля Генри Айртон (1611-1651 гг.) утверждал, что невозможно обосновать собственность как естественное право, поскольку по естественному праву каждый нуждающийся может посягнуть на чужое имущество. С его точки зрения, собственность не естественное право, а гражданское. «Ни закон бога, ни закон природы не дают мне собственности. Собственность есть установление конституции», - утверждал Г. Айртон /5/.

Другой английский автор - философ, социолог, юрист, родоначальник утилитаризма Иеремия Бентам (1748-1832 гг.) писал: «Естественные права - просто чепуха, риторическая чепуха» /6/.

Известный русский правовед, историк Н.Н. Алексеев (1879-1964 гг.) писал, что естественно-правовые воззрения совершенно устарели, общественных договоров не существовало, «а если их считать простыми фикциями, построенными для объяснения существа социальных институтов, то в конце концов они ничего не объясняют. Чтобы договориться о том, что является «моим» и что - «твоим», нужно обладать идеей собственности. Общественный договор равным образом предполагает понятие собственности, а не объясняет его» /7/.

Уже в ХХ столетии американский экономист Людвиг фон Мизес (1881-1973 гг.) заметил: «Одни авторы справедливость частной собственности выводят из понятия естественного права. Другие ссылаются на естественное право для оправдания отмены частной собственности на средства производства. Поскольку идея естественного права совершенно производна, то подобные разногласия не подлежат урегулированию» /8/. По мнению этого автора, права собственности, очерченные законами и защищаемые судебной практикой, представляют собой продукт вековой эволюции, представляют собой человеческий механизм. Она не божественна, возникла на заре истории, когда люди своей собственной властью присваивали себе то, что прежде не было ничьей собственностью» /9/.

В философской литературе широкое распространение имело мнение, согласно которому собственность есть способ реализации личности, посредством которого личность переноситься на вещи. Русский религиозный философ В.Б. Соловьев, публицист (1853-1900 гг.) утверждал, что «Собственность есть идеальное продолжение личности в вещах, или ее перенесение на вещи» /10/.

В процессе дискуссии о сущности собственности был поставлен вопрос о правовом аспекте сущности собственности.

Первым, кто поставил вопрос о сущности отношения собственника к своей вещи, был Иммануил Кант (1724-1804 гг.) - родоначальник немецкой классической философии.

Кант пришел к выводу, что вещь не обладает волей, поэтому право не способно воздействовать на нее. По мнению Канта, право есть отношение произвола к произволу и не принимается во внимание материя произвола /11/.

Вопрос об отношении собственника к своим вещам рассматривал и немецкий философ, основатель теории диалектики Гегель (1770-1831 гг.). Он определял собственность через отношения воли к вещам: «Лицо имеет право помещать свою волю в каждую вещь, которая благодаря этому становиться моей, получает мою волю, как свою субстанциональную цель, поскольку она в себе самой не имеет, как определение и душу: это абсолютное право человека на присвоение вещей» /12/.

Уже в своей ранней работе «Система нравственности» Гегель показал, что собственность выступает в реальности через множество состоящих в обмене лиц как взаимно признающих друг друга».

В «Философии права» эта идея Гегеля получила дальнейшее развитие. «Лицо … относится к некоторому другому лицу, и оба притом обладают друг для друга наличным бытием именно лишь как собственники. Их в себе сущее тождество получает существование через переход собственности одного в собственность другого». «Опосредование, заключающееся в том, что обладаю собственностью уже не только посредством вещи и моей собственной воли, а также и посредством другой воли и, следовательно, в некоей общей воле, составляет сферу договора… Договор предполагает, что вступившие в него признают друг друга лицами и собственниками … момент признания в нем наперед уже содержится» /13/.

Таким образом, согласно Гегелю собственность как волевое отношение единичных индивидов, т.е. как право, правовое отношение собственности, возникает в самом акте обмена. Чтобы обменяться вещами, нужно признать друг друга собственниками.

В основе воззрений Гегеля лежит объективный идеализм. Он не дает ответа на те же вопросы, на которые не дают ответа представители естественной школы права.

Гегель рассматривает собственность как волевое отношение, иначе можно сказать как правовое отношение. Он ограничивает анализом лежащих на поверхности связей обмена.

Многие участники дискуссии о сущности собственности относят к вещным правам то непосредственное господство человека над вещью, то право, которое имеет своим исключительным предметом вещь, как частицу внешнего мира, подчиненную вполне и отчасти уполномоченному субъекту.

Критикуя это положение, профессор дореволюционной России С.Ю. Гамбаров писал: «Неправильность этих определений состоит в следующем: вещным правом называется в них отношение человека к вещи, и это несовместимо с понятием права. Вещное право, как и всякое другое, может быть правом только при отношении лица к лицу, так как все право есть не что иное, как регулирование взаимных отношений людей друг к другу. Юридические отношения между ними и вещами, немыслимы уже потому, что последние не могут иметь относительно нас обязанностей, предполагаемым понятием юридического отношения» /14/.

С позиции материалистической философии вопрос о собственности решал К. Маркс. С его точки зрения, собственность есть исторически определенная форма общественных отношений по присвоению и обладанию материальными благами. Это отношения индивида к условиям труда, к своей собственности предполагает определенное наличное бытие индивида как члена известной племенной организации или коллектива. По мнению К. Маркса, в каждую историческую эпоху собственность развивалась различно и при совершенно различном складе общественных отношений. В каждую историческую эпоху, писал К. Маркс, собственность развивалась различно и при совершенно различном складе общественных отношений. «Поэтому определить буржуазную собственность - значит сделать нечто иное, как дать описание всех общественных отношений буржуазного производства».

Маркс вкладывал в понятие «собственность» и более узкое содержание, рассматривая как присвоение. Во введении «К критике политической экономики» он писал: «Всякое производство есть присвоение индивидом предметов природы в пределах определенной общественной формы и посредством ее. В этом смысле будет тавтологией сказать, что собственность (присвоение) есть условие производства».

Ученые Советского Союза в монографических исследованиях, научных статьях, учебниках вплоть до распада СССР исходили из того, что собственность - это исторически определенная форма общественных отношений. В экономическом смысле - это не отношения человека к вещам, а отношения людей по поводу вещей, в первую очередь по обладанию и присвоению средств производства. Сущность этих отношений состоит в отношении человека к вещам как к своим. Присвоение продуктов своего или чужого труда происходит в процессе производства, при использовании и распоряжении собственностью.

Содержание экономических отношений раскрывается посредством экономических отношений категорий владения, пользования и распоряжения.

Экономические отношения собственности проявляются как волевые имущественные отношения, регулируемые нормами права. Совокупность правовых норм, регулирующих имущественные отношения собственности, представляет собой право собственности в объективном смысле. Право собственности в субъективном смысле - это правомочия владения, пользования и распоряжения собственника определенной вещи.

После распада СССР и краха коммунистической идеологии в учебной литературе, как правило, исходят из представлений о собственности, сложившихся во времена Советского Союза. Правда, за редким исключением, при этом не ссылаются на К. Маркса.

В монографических исследованиях, в теоретических статьях многих авторов в последние двадцать лет предпринимались попытки пересмотреть сложившиеся взгляды на сущность собственности.

Попытка уточнить марксистское понимание собственности предпринята академиком Ю.К. Толстым. Он считает, что определение собственности с помощью категории присвоения в принципе возможно, но следует учитывать, что понятие присвоения нуждается в конкретизации, а поэтому едва ли может быть использовано для раскрытия содержания собственности без определения его самого. Он предпринимал попытку раскрыть содержание понятия присвоения. Суть его концепции состоит в следующем. В самом общем приближении собственность можно определить как отношение индивида или коллектива к принадлежащей ему вещи как к своей, собственность покоится на различии «моего» и «твоего». Из этого элементарного определения следует, что собственность - это отношение человека к вещи, но оно немыслимо без того, чтобы другие лица, не являющиеся собственниками данной вещи, относились к ней как к чужой, следовательно, «собственность означает отношение между людьми по поводу вещей», то есть собственной - это общественное отношение. Его содержание раскрывается через связи и отношения, в которых собственник необходимо вступает с другими людьми в процессе производства, обмена и потребления материальных благ. Собственность - это общественное отношение, которому присущи материальный субстрат и волевое содержание, это имущественное отношение, причем в ряду имущественных отношений она занимает главенствующее место. С этим следует согласиться. Это марксистское понимание сущности собственности. Сказанного, по мнению Толстого, недостаточно для понимания собственности, необходимо показать, в каких конкретно формах могут выражаться волевые акты собственника в отношении принадлежащей ему вещи. Вывод Ю.К. Толстого: «Собственность - это отношение лица к принадлежащей ему вещи как к своей, которое выражается во владении, использовании и распоряжении ею, а также в устранении вмешательства всех третьих лиц в сферу хозяйственного господства,  на которую простирается власть собственника». Но такие отношения имеют форму правоотношений. Мнению Ю.К. Толстого легко противопоставить изложенные выше аргументы Ю.С.  Гамбарова.

На первый взгляд, собственность как экономическая категория - это вещи, имущество, к которому человек или организация относятся как к своему. Однако это отношение не имело бы никакого смысла, если бы его не признавали другие собственники, и оно не было бы юридически закреплено и не пользовалось бы правовой защитой. К тому же, владение, пользование и распоряжение далеко не исчерпывают содержания собственности. Собственность как имущество сохраняется в ряде случаев, хотя собственник лишен владения, пользования и распоряжения вещами, например, когда имущество изъято у него и передано на ответственное хранение другому лицу судебным исполнителем.

В литературе некоторые экономисты и юристы утверждают, что отношения собственности - это не экономические понятия, а юридические, так как в реальности экономических отношений не существует. Так, В.К. Шкредов пришел к выводу, что попытки обнаружить собственность саму по себе привели экономистов к выводу, что юридические явления выдаются за экономические. Это мнение разделяет К.И. Скловский. В одной из своих публикаций К.И. Скловский, излагая свое отношение к понятию собственности как экономическому явлению, пишет: «Нигде, кроме изложений в некоторых случаях чужих взглядов, собственность не понимается иначе, как феномен юридический».

Отрицание наличия собственности как экономической категории В.П. Шкредов доказывает тем, что собственность выражается во всей системе производственных отношений, поэтому ее вычленить как самостоятельную экономическую категорию не удается. Несостоятельность этого утверждения убедительно доказал Ю.К. Толстой. Именно потому, что собственность как экономическая категория проявляется во всей системе производственных отношений, ее необходимо вычленить как экономическую категорию, чтобы выяснить ее содержательную сущность.

Экономические отношения собственности - это исторически сложившийся тип общественных отношений, в рамках которых осуществляется присвоение средств производства и результатов производства - в том числе предметов потребления. Их суть состоит в отношениях состояния по присвоению и состоянию присвоенности предмета и благ природы внутри и посредством определенной общественно-экономической формации.

Экономические отношения собственности регулируются нормами права. Совокупность норм права, закрепляющих принадлежность определенного имущества соответствующим физическим или юридическим лицам, государству или административно-территориальным единицам, определяющих их правомочий и обеспечивающих защиту прав и законных интересов собственника, именуется правом собственности в объективном смысле.

Конкретное экономическое имущественное отношение принадлежности (присвоенности) определенного имущества в соответствии с нормами права собственности приобретает форму правоотношений собственности.

Управомоченный субъект правоотношений собственности именуется собственником. Ему принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом (п. 1 ст. 210 ГК Республики Беларусь, 1998 г.). Обязанными субъектами в правоотношениях собственности являются все другие лица. Они должны воздерживаться от любых нарушений прав собственника.

Правомочия собственника вещей владеть, пользоваться и распоряжаться ими именуется правом собственности в субъективном смысле.

В последние годы предпринимаются попытки предложить новые теоретические решения проблемы собственности и права собственности.

К.И. Скловский в книге «Собственность в гражданском праве. Учебно-практическое пособие» (2-е изд., М., 2000 г.) пришел к выводу, что собственность - «феномен юридический, ее сущность исходит из естественной свободы лица. Проявление свободы лица находит отражение в вещах». Собственность есть идеальное продолжение личности в вещах, или ее перераспределение на вещи. К.И. Скловский игнорирует очевидную истину, что люди, прежде чем проявить свободу на приобретение вещей должны их изготовить и вступить в экономические отношения, чтобы приобрести право собственника на вещи. Попытку дать новую версию сущности собственности предпринял В.П. Павлов. По его мнению, собственность - это совокупность приобретенных приемов и навыков, обеспечивающих господство лица над вещью. Главным признаком такого господства над конкретной вещью является приобретенная собственником на практике возможность изменять назначение вещи в своем интересе. Этим фактически собственник отличается от других лиц, которые, не имея юридических навыков обращения с достаточно сложной вещью нередко способны лишь привести ее в негодность. По мнению И.П. Павлова, собственность можно определить как сущностную характеристику лица наряду с другими неотъемлемыми свойствами лица, как жизнь, имя, честь и другое /15/. Убедительных доказательств этих выводов в работах автора обнаружить не удалось. Что касается совокупности приемов и способов (навыков) действий конкретного лица с вещами, то на поверхности лежит вывод, что такие действия - не что иное, как технические операции людей в процессе хозяйственной деятельности. Результатом такой деятельности может быть изготовление или изменение вещей. Осуществление таких действий в своем интересе свидетельствует только о наличии у собственника правомочий на их совершение, но не раскрывает сущности собственности.

 

Литература

1. Локк Дж. Избранные философские произведения. М., 1960. Т. 2.

2. Кавелин К.Д. Соч., СПб., 1889. Т. 2. С. 11-114.

3. Русская философия собственности (XVIII-XX вв.). Сост. К. Исупов, И. Савекин. СПб., 1999. С. 125.

4. Там же. С. 126.

5. История политических учений. Под ред. О.Э. Лейста. М. 1997. С. 174.

6. Цитируется по ст. Дедов Д.И. Общественный принцип соразмерности и ограниченности свободы предпринимательства. Вестник Московского ун-та Сер. Н. Право. 2002. № 6. С. 27.

7. Алексеев Н.Н. Собственность и социализм. Опыт обоснования социально-экономической программы евразийства. Русская философия собственности (XVIII-XX вв.). Сост. К. Исупов, И. Савкин. СПб., 1993. С. 349.

8. Мизес Людвиг фон. Человеческая деятельность. Тракт по экономической теории. М. 2000. С. 324.

9. Там же. С. 674.

10. Соловьев В.С. Оправдание добра. В.С. Соловьев, Соч. в 2-х т. Т. 1. М. 1988.

11. Кант Иммануил. Соч. в 6 т. Т. 4. Ч. 2. М. 1969. С. 135.

12. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М. 1990. С. 103.

13. Гегель Г.В.Ф. Сочинения. Т. 7. М. 1944.

14. Гамбаров С.Ю. Особенная часть. Вещное право. С.Ю. Гамбаров. СПб. 1909. С. 3.

15. В.П. Павлов. Проблемы теории права собственности в российском гражданском праве. М. 2000; Гражданское право. Учебник для вузов. Под ред. В.В. Залесского. М..М. Расольва. М. 2002.

zkadm
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления