Горячие новости
Читайте также

Соотношение некоторых норм Гражданского кодекса РК (Общая часть) и Закона «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» /Е. Мусалиев/

Е. Мусалиев, юрист

Фото : 9 июля 2012, 14:58


Е. Мусалиев, юрист

В настоящей статье автор анализирует соотношение некоторых норм Закона о ТОО и ГК, которые не всегда единообразно регламентируют общественные отношения, складывающиеся в процессе функционирования ТОО в Казахстане.

Правовой статус товарищества с ограниченной ответственностью права и обязанности его участников, правовой режим долей в ТОО и его имущества устанавливаются и регламентируются целым рядом нормативных правовых актов, среди которых, в первую очередь, следует назвать Гражданский кодекс (Общая часть) от 27 декабря 1994 г., Закон РК от 22 апреля 1998 г. «О товариществах с ограниченной ответственностью и дополнительной ответственностью», Закон РК от 2 мая 1995 года «О хозяйственных товариществах», Закон РК от 17 апреля 1995 года «О государственной регистрации юридических лиц и учетной регистрации филиалов и представительств» и др.

Однако наиболее детальное, прямое, специальное и существенное по сравнению с другими нормативными правовыми актами (НПА) правовое регулирование основных аспектов функционирования ТОО содержится именно в ГК и Законе о ТОО. Так, небезосновательно в учебнике гражданского права под ред. Ю.Г. Басина и М.К. Сулейменова было отмечено, что «его (т.е. ТОО. - Прим Е. М.) деятельность регулируется ГК и Законом о ТОО»/1/.

Целью настоящего исследования является выработка единых подходов к толкованию и применению норм указанных актов, а также практических рекомендаций, которые могут быть использованы в рамках обоснования позиций сторон судебных споров, минимизации правовых рисков и различного рода барьеров в осуществлении деятельности ТОО.

При этом, прежде чем переходить к вышеуказанному вопросу, следует дать общий анализ о соотношении ГК и Закона о ТОО.

ГК является систематизированным, универсальным, логически построенным, базовым нормативным правовым актом. «Вокруг ГК группируется большое количество разработанных на его основе экономических законов (о хозяйственных товариществах, о банкротстве, об ипотеке недвижимого имущества, о регистрации недвижимого имущества и сделок с ним и другие)»/2/.

Иными словами, на основании ГК принимаются другие законы, которые, регулируя схожие с ГК отношения, призваны более детально урегулировать их. Закон о ТОО является одним из таких законов/3/. Однако они (законы) принимаются в разные времена и более подвержены изменениям и различным отрицательным явлениям, например, лоббизму, а это как следствие приводит к возникновению несоответствий, явных противоречий между кодексом и законами. В связи с этим законодатель принял специальный нормативный правовой акт, одной из целей которого является установление порядка разрешения таких несоответствий. Таким нормативным правовым актом является Закон РК от 24 марта 1998 г. «О нормативных правовых актах». Порядок разрешения противоречий заключается в том, что Закон о НПА устанавливает уровни нормативных правовых актов (НПА) в специальной иерархии и связывает с ней общее правило для всех НПА, которое гласит (п. 1 ст.6):

«При наличии противоречий в нормах нормативных актов разного уровня действуют нормы акта более высокого уровня».

Следовательно, чтобы выявить нормы какого акта (ГК или Закона о НПА) будут действовать в случае противоречия между ними, необходимо определить какой из названных актов занимает более высокий уровень в иерархии. Так, согласно ст.4 Закона о НПА кодексы расположены в данной иерархии перед законами и указами Президента РК, имеющие силу закона. Следовательно, уровень ГК выше уровня Закона о ТОО, что говорит о приоритете норм ГК перед Законом о ТОО в случае противоречия между ними.

Более того, Закон о НПА предусматривает дополнительно другое правило, касающееся вопроса соотношения ГК и Закона о ТОО (п. 2 ст.6): «Нормы законов в случаях их расхождения с нормами кодексов Республики Казахстан могут применяться только после внесения в кодексы соответствующих изменений».

Очевидно, что согласно указанной норме противоречия между ГК и Законом о ТОО разрешается в пользу верховенства ГК.

Однако есть нормативные правовые акты, которые стоят вне иерархии, к таковым относятся нормативные постановления Конституционного Совета РК, Верховного суда РК (п. 4 ст.4 Закона о НПА). Справедливости ради следует отметить, что в последнее время вопрос природы и места нормативных постановлений Верховного Суда РК в действующем законодательстве подымался довольно-таки часто/4/.

Мы не будем анализировать данный вопрос, так как он выходит за рамки исследования нашей работы, отметим лишь, что, на наш взгляд, выведение в настоящее время нормативного постановления Верховного Суда РК вне иерархии представляется небезосновательно.

Так, бывают случаи, один из которых будет указан ниже, когда нормы Закона о НПА о разрешении противоречий между НПА не могут быть применимы в силу определенных причин. В свою очередь, устранение указанных противоречий в законодательных актах на законодательном уровне может потребовать большего количества времени и усилий, в связи с этим принимается нормативное постановление Верховного Суда РК, которое является обязательным для применения всеми субъектами.

Таким образом, подводя итог сказанному, следует отметить, что ГК имеет приоритетную юридическую силу перед Законом о ТОО, что означает, в случае возникновения противоречий между ГК и Законом о ТОО, применению подлежат нормы ГК, если иное не будет установлено в нормативных постановлениях Конституционного Совета РК, Верховного Суда РК.

Далее мы рассмотрим, соотношение норм ГК и Закона о ТОО в части правового положения товарищества, а именно, вопросы (аспекты), касающиеся:

• ответственности участников ТОО;

• правоспособности ТОО;

• отчуждения доли участия в ТОО;

• образования уставного капитала ТОО;

• принудительного выкупа доли участия участника ТОО.

Для удобства восприятия анализ указанных аспектов представлен в виде таблицы 1.

К сожалению, несоответствие норм Закона о ТОО и ГК не ограничивается указанными выше проблемами. Существуют также другие вопросы, на которых мы остановимся более подробно, так как их рассмотрение требует более развернутого анализа.

Согласно ч. 2 п. 3 ст.23 Закона о ТОО: «Не допускается внесение вклада в виде личных неимущественных прав и иных нематериальных благ».

В то же время в соответствии с ч. 6 п. 1 ст.59 ГК: «Не допускается внесение вкладов в виде личных неимущественных прав и иных нематериальных благ, а также путем зачета требований участников к товариществу».

Закон о ТОО, в отличие от ГК, не запрещает образования уставного капитала путем зачета требований участников к ТОО. В данном случае ГК преобладает верховенством перед Законом о ТОО, следовательно, будет применяться ч. 6 п.1 ст.59 ГК. На наш взгляд, этот запрет является обоснованным, так как уставный капитал должен состоять из ликвидного имущества, чтобы ТОО, являясь коммерческим юридическим лицом, могло осуществлять свою деятельность и отвечать за взятые на себя обязательства перед кредиторами.

При этом указанная норма не запрещает образование вклада в уставном капитале, если товарищество по собственной инициативе требует зачета взаимных требований. Думается, что законодатель намеренно не стал запрещать объявления взаимного зачета самим товариществом. Объясняется это тем, что деятельность ТОО затрагивает не только интересы участников, а также других лиц, в частности, кредиторов, для которых имеет существенное значение стабильное функционирование ТОО. Иными словами, в случае объявления зачета самим ТОО, оно фактически не лишится имущества, в частности, денег; в то же время товарищество погашает свой долг, что укрепляет его платежеспособность.

Однако участник товарищества может воспользоваться этим правилом, и осуществить взаимный зачет не в интересах ТОО, а в своих. Рассмотрим условный пример, когда единственный участник товарищества, имеет долг перед определенным лицом, которое, в свою очередь, являясь поставщиком ТОО, должно заплатить определенную неустойку товариществу. Предположим, данный участник по соглашению со своим кредитором принимает решение произвести от имени ТОО взаимный зачет с ним, с тем, однако, условием, что поставщик, став в будущем участником ТОО, простит долг единственному участнику. При этом в связи с указной сделкой товарищество, не осуществляет платежи другим кредиторам в срок ввиду отсутствия денежных средств, ожидавшихся в качестве неустойки. Налицо нарушение интересов кредиторов ТОО. Поэтому, как представляется, на практике указанная норма ГК может быть применима только с условием, если такой зачет представляется выгодным для ТОО и не нарушает интересы его кредиторов.

В связи с этим следует согласиться с Йенсем Деппе, который отмечает, что «денежное требование ООО (германский аналог ТОО. - Прим. Е. М.)
должно подлежать оплате, быть ликвидным и полноценным. Материально оно должно репрезентировать для ООО действительную имущественную стоимость»/5/. Далее автор приводит примеры, когда зачет может быть использован ООО (ТОО)/6/: «Если ООО может избежать возврата ссуды одному из участников путем взаимного зачета, то оно вправе осуществить взаимный зачет с обязательством по внесению вклада и преобразовать ссуду в связанный собственный капитал. Точно так же управление ООО может объявить взаимный зачет, если оно знает, что требование по внесению вклада затронутым участником находится под угрозой или не может быть выполнено».

Далее.

В соответствии с п. 2 ст.32 Закона о ТОО: «В случае, когда продажа доли по обстоятельствам, не зависящим от продавца, не может быть произведена с соблюдением запрещений или ограничений, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, участник, желающий продать долю, вправе обратиться к товариществу с ограниченной ответственностью с требованием выкупить эту долю или разрешить ее продажу третьему лицу.

Выбор одного из этих вариантов производится общим собранием участников товарищества».

При этом согласно п. 3 ст.80 ГК: «Если в соответствии с учредительными документами товарищества с ограниченной ответственностью отчуждение доли участника (ее части) третьим лицам невозможно, а другие участники товарищества от ее покупки отказываются, товарищество обязано выплатить участнику ее действительную стоимость либо выдать ему в натуре имущество, соответствующее такой стоимости».

На наш взгляд, рассматриваемые нормы направлены на установление правовых последствий невозможности продажи доли участия третьим лицам, когда в силу учредительных документов такая продажа недопустима. Так, в указанном случае ГК, в отличие от Закона о ТОО, предусматривает два варианта:

1. ТОО выплачивает действительную стоимость доли либо

2. ТОО выдает в натуре имущество, соответствующее такой стоимости доли.

Согласно п. 2 ст.4 Закона о НПА ГК имеет приоритетную юридическую силу перед Законом о ТОО. На наш взгляд, в рассматриваемом случае правильным будет применение ГК, согласно которому именно ТОО приобретает отчуждаемую долю, так как это соответствует (1) известному принципу частного права pacta sund servanda (договор должен исполняться) и (2) воле участников ТОО. Стороны (участники) учредительного договора, «...устанавливая ограничения в реализации доли во многих случаях... преследуют одну из целей - недопущение в их деятельность третьих лиц»/7/. Иными словами, внося условия о запрете продажи доли участия третьим лицам, участники преследовали цель, чтобы ТОО оставалось под контролем только определенного круга лиц.

В этом случае ТОО обязано будет предложить участникам приобрести данную долю, но уже по цене определяемой общим собранием участников, которая может быть ниже той, что устанавливал участник-продавец. Если участники откажутся приобрести долю по новой цене, то ТОО вправе:

1) погасить данную долю с перерасчетом долей других участников; или

2) продать эту долю от имени товарищества третьим лицам.

Более того, порядок приобретения отчуждаемой доли, предусмотренный ГК, дает участникам больше времени найти финансирование, чтобы приобрести долю участия, приобретенную самим товариществом, в целях недопущения третьих лиц в состав участников.

Иными словами, если следовать норме ГК, то интерес участников, закрепленный в учредительных документах, в частности учредительном договоре, будет наиболее защищен, т.е. возможность «проникновения» третьих лиц в состав участников будет сведена к минимуму.

Не остались без внимания многих отечественных исследователей и расхождения ГК и Закона о ТОО в части регулирования порядка принудительного выкупа доли участия в ТОО. Так, согласно пп. 1 и 2 ст.34 Закона о ТОО «Принудительный выкуп доли у участника товарищества с ограниченной ответственностью»:

«1. При причинении участником товарищества с ограниченной ответственностью вреда товариществу или его участникам, они вправе требовать от причинителя возмещения вреда.

2. При причинении существенного вреда товарищество с ограниченной ответственностью, помимо требования о возмещении вреда и постановки вопроса о принудительном выкупе товариществом доли виновного участника, причинившего вред, вправе также требовать выбытия его из числа участников».

Вместе с тем ст.82 ГК «Принудительный выкуп доли у участника товарищества с ограниченной ответственностью» гласит:

«При нарушении участником товарищества с ограниченной ответственностью своих обязанностей перед товариществом, установленных законодательными актами или учредительными документами, товарищество в соответствии с решением общего собрания вправе по суду требовать принудительного выкупа доли такого участника по цене, определенной соглашением товарищества с участником. При недостижении соглашения цена принудительно выкупаемой доли устанавливается судом».

Здесь следует отметить, что некоторые исследователи, например, Г. Сыздыкова, придерживаются мнения, что указанные статьи не противоречат друг другу и применяются «как взаимно дополняющие друг друга. Эти две статьи гражданского законодательства можно рассматривать как частный случай изложения одной правовой нормы в нескольких статьях разных законов»/8/. Далее Г. Сыздыкова отмечает, что «для применения ст.34 Закона «О ТОО» необходимо установить, какими действиями был причинён вред, то есть обратиться к ст.82 ГК РК.

Поэтому думается, что в действиях судов, исходящих из причинения вреда, нет отступления или неприменения положений Гражданского кодекса. Закон дополняет Кодекс»/9/.

Другие исследователи придерживаются иного мнения, которое мы разделяем. «Относительно отсутствия в ст.82 ГК указания на причинение существенного вреда и наличия этого условия принудительного выкупа в ст.34 Закона о ТОО можно сказать, что здесь две нормы используют разнообъемные и качественно иные понятия… Следовательно, если в ГК сказано «нарушение», а в Законе о ТОО «причинение существенного вреда», то имеет место не расшифровка, а противоречие по объему и типу нормы»/10/.

Мы специально процитировали содержание аналогичных статей ГК и Закона о ТОО, чтобы читателю было удобно сравнить их. Названия указанных статей совершенно идентичны, однако содержание их различно.

Так, согласно ст.82 ГК участник ТОО может быть подвергнут процедуре принудительного выкупа своей доли участия только на основании того, что он не исполнил любую обязанность перед товариществом. Например, участник в силу своего возраста поменял документ, удостоверяющий его личность, однако, не известил об этом исполнительный орган ТОО, что был обязан сделать в силу подп. 4 п. 1 ст.12 Закона о ТОО. Согласно ст.82 ГК такое нарушение уже создает предпосылки для принудительного выкупа у участника доли участия. Такое положение не представляется разумным и справедливым.

В связи с вышеизложенным небезосновательно данный вопрос был отражен в нормативном постановлении Верховного Суда Республики Казахстан от 10 июля 2008 года №2 «О некоторых вопросах применения законодательства о товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью». Согласно п. 5 постановления Верховного Суда принудительный выкуп доли у участника ТОО допускается в судебном порядке лишь в случае причинения им существенного вреда товариществу или его участникам (ст.34 Закона о ТОО). При этом согласно ч. 2 п. 5 того же Постановления под существенным вредом, причиненным товариществу или его участникам, следует понимать такой вред, устранение последствий которого для ТОО или его участников становится затруднительным или невозможным.

Хотя ГК имеет приоритетную юридическую силу перед Законом о ТОО, Постановление Верховного суда стоит вне иерархии НПА (п. 4 ст.4 Закона о НПА) и является обязательным для правоприменителя. В связи с этим, на наш взгляд, в данном случае должен применяться Закон о ТОО.

Выше мы постарались выявить наиболее важные проблемы, встречающиеся на практике и упирающиеся в вопрос о соотношении положений Закона о ТОО и ГК. Следует отметить, что проведенный анализ показал, что в действующем законодательстве существует множество проблем, которые требуют разрешения на законодательном уровне. При этом пока не будут внесены соответствующие изменения, мы полагаем, что они могут разрешаться способами, предложенными в настоящей работе.

Литература

1. Гражданское право. Том I. Учебник для вузов (академический курс). Отв. Ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. Алматы, 2000. С. 142

2. Сулейменов М.К. Гражданское право и гражданское законодательство. Журнал «Юрист». С. 16.

3. Здесь следует оговориться, что в данной статье под законом понимается обычный закон, не обладающий статусом конституционного закона, закона, вносящего изменения в Конституцию РК, если иное прямо не указано.

4. Алимбеков М.Т. Нормативные постановления Верховного суда как официальные акты судебного правотворчества. Журнал «Юрист» №7, 2009; Сулейменов М.К. Нормативные постановления Верховного суда в системе источников права. Журнал «Юрист» №7, 2009; Скрябин С.В. Юридическая природа нормативных постановлений Верховного суда Республики Казахстан. Журнал «Юрист» №11, 2009.

5. Деппе Й. К принципу сохранения капитала в обществах с ограниченной ответственностью. Практика рассмотрения судами отдельных категорий дел. Уч. пособие. Астана: ЗАО «Би-Логистикс», 2004. С. 46.

6. Йенс Деппе. Указ. соч. С. 46.

7. Сулейменова У.А. Пределы осуществления гражданских прав в товариществах с ограниченной ответственностью и их защита. Практика рассмотрения судами отдельных категорий дел. Уч. пособие. Астана: ЗАО «Би-Логистикс», 2004. С. 33.

8. Сыздыкова Г. «О принудительном выкупе доли», данная работа доступна на сайте Верховного Суда РК. Интернет ресурс: http://supcourt.kz/export/sites/default/rus/sudebnaya_sistema/izdaniya_vs_i_soyuza_sudey/zhurnal_zanger/2007/n03/03-14.doc (по состоянию на 27 марта 2012 г.).

9. Сыздыкова Г. Указ. соч.

10. Более подробно см.: Диденко А.Г., Нестерова Е.В. «Порядок и последствия выбытия участника из хозяйственного товарищества». Гражданское законодательство: статьи. Комментарии. Практика. Вып. 18. Алматы: ЮРИСТ, 2003. С. 79-82.


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии