Разбирая мнимые и притворные сделки (Гайша Сыздыкова, судья Акмолинского областного суда)

1 сентября 2012, 19:00
Фото:

Гайша Сыздыкова,

судья Акмолинского областного суда

Сделка - это всегда волевой акт, правомерное действие, направленное на возникновение, изменение или прекращение правоотношений.

Сделка порождает гражданские правоотношения, именно гражданским законом определяются правовые последствия, которые наступают в результате ее совершения.

Согласно п. 1 ст. 160 ГК недействительна мнимая сделка, совершенная лишь для вида, без намерения вызвать юридические последствия.

Согласно п. 2 ст. 160 ГК, если сделка совершена с целью прикрыть другую сделку (притворная), то применяются правила, относящиеся к той сделке, которую стороны действительно имели в виду.

Как волевой акт сделка содержит в себе единство воли и волеизъявления. Элементом психического отношения человека к совершаемому им действию, который может иметь значение для сделки, является мотив. Законодательством могут быть предусмотрены случаи, когда мотив приобретает юридическое значение, например, совершение сделки с целью, противной основам правопорядка и нравственности, то есть когда мотив, цель сделки предопределяют ее недействительность.

Следует отличать мотив и цель сделки от основания сделки, то есть того типового результата, который должен быть достигнут исполнением сделки. Конкретная правовая цель, которую желает достичь лицо, может не совпадать с основанием сделки, в этом случае речь идет о мнимой или притворной сделке. При мнимой сделке основание сделки отсутствует.

При заключении мнимой сделки стороны не имеют цели на возникновение, изменение или прекращение правоотношений. Если хотя бы одна сторона имеет такое намерение, то сделка не может быть признана мнимой. Ошибка в предмете сделки не ведет к мнимости сделки.

Люди часто путаются в видах недействительных сделок, и их обращения в суд остаются без удовлетворения. Это можно увидеть из дел, рассматриваемых судами.

В деле по иску Ж. к В., Г. и Д. о признании сделок купли-продажи квартиры мнимыми, истец Ж. мотивировал свои требования тем, что у него на праве собственности имеется двухкомнатная квартира. Ранее принадлежащая ему квартира была однокомнатной. Соседняя квартира была трехкомнатной и принадлежала В. Истец выкупил у В. одну комнату, переоборудовал квартиру в двухкомнатную и жил в ней длительное время. В. продал трехкомнатную квартиру Г., а Г. - Д.

Истец считает, что сделки между В. и Г., и Г. и Д. - мнимые, т.к. ответчики не могли продать то, чего у них не было (трехкомнатную квартиру).

Решением суда в удовлетворении иска было отказано, поскольку участники сделки имели намерение продать и купить именно трехкомнатную, а не двухкомнатную квартиру. Хотя Ж. перерегистрировал свою однокомнатную квартиру как двухкомнатную, перерегистрация трехкомнатной квартиры не была произведена, по регистрации и документам она продолжала оставаться таковой.

Суд отказал в удовлетворении иска, указав, что требование о мнимости не соответствовало ст. 160 ч. 1 ГК.

Сложность рассмотрения требований о мнимости сделки вызывается отсутствием доказательств. Как правило, истцы не могут представить доказательства того, что воля не соответствует волеизъявлению и фактически совершенным действиям. Суды обоснованно возлагают доказывание мнимости сделки на истца.

К примеру, в деле по иску Х. к К. о признании недействительным договора дарения по признаку мнимости истец свои требования мотивировал тем, что причиной совершения договора дарения квартиры явилась ссора с женой, что у него не было намерения отдавать свое единственное жилье безвозмездно брату. Брат истца умер в январе 2010 года, а его вдова К., переоформив квартиру на свое имя, намеревается продать ее.

При рассмотрении дела судом было установлено, что истец с супругой переехали в г. Астану в 2007 году и по настоящее время проживают в городе.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из фактических обстоятельств дела: предмет сделки фактически был передан одаряемому, он им пользовался, владел как своим собственным имуществом, проживая в доме со своей семьей и родителями, нес бремя содержания, что не оспаривается истцом; даритель ни до, ни после заключения сделки не пользовался имуществом.

Апелляционная коллегия согласилась с такими выводами, т.к. доказательства мнимости сделки, кроме пояснений самого истца, суду не представлены. Кроме того, апелляционный суд применил п. 5 ст. 8 ГК и указал на злоупотребление истцом своим правом на судебную защиту.

В обоснование мнимости сделки не могут приводиться обстоятельства, не являющиеся элементом сделки.

Сделку можно признать мнимой в тех случаях, когда она совершается для вида с целью уклонения от исполнения обязательства перед другим лицом. В таких случаях наряду с п. 1 ст. 160 ГК требование может быть заявлено по основанию п. 3 ст. 158 ГК.

В деле по иску Кр. к А., С., Т. о признании недействительными сделок купли-продажи дома, требования мотивированы тем, что согласно условиям мирового соглашения от 13.07.2009 года А. должна была выплатить истцу 2 700 000 тенге. Однако до исполнения условий мирового соглашения она оформила с С. договор купли-продажи дома, а тот в свою очередь, продал дом Т. При этом должница проживает в доме. Суд учел указанные обстоятельства и, удовлетворив иск, указал, что они были совершены между ответчиками лишь для вида, без намерения вызвать юридические последствия, с целью уклонения от исполнения обязательств перед истцом.

Требование о признании сделки притворной встречается в практике судов чаще, чем мнимая сделка.

Для притворной сделки требуется наличие двух сделок: одной действительной сделки, и второй - совершенной для вида. У сторон притворной сделки существует только одна воля, имеющая два проявления - одна направлена на совершение прикрываемой сделки, другая - на совершение притворной сделки.

Целью совершения притворной сделки является желание скрыть действительную сделку. Отсутствие такой цели означает, что сделка является действительной, а не притворной. Отсутствие прикрываемой сделки означает, что заявляться должно требование о признании сделки мнимой, а не притворной.

Например, судом рассмотрено дело по иску Ж. к З., Н., К. о признании договора купли-продажи жилого дома между ответчиками притворной.

Установлено, что по решению суда от 2008 года З. должен передать истцу 2 800 000 тенге. Ответчики З. и Н. являются гражданскими супругами и совместно проживают с 1984 года, приобрели жилой дом в 2001 году у К. Последний выдал доверенность на имя З., а тот оформил купленный дом на гражданскую жену Н. Истец полагал, что тем самым должник уклоняется от исполнения денежных обязательств перед ним, отказываясь зарегистрироваться собственником, хотя фактически является таковым. Отказывая в удовлетворении иска, суд указал, что оформление собственником дома Н. не противоречит закону, так как жилой дом фактически находился в совместном пользовании и владении Н. и З. и данные действия ответчиками были совершены с целью оформления своего права на имущество в соответствии с законом, а не с целью прикрытия другой сделки, поэтому суд признал доводы истца о притворности сделки необоснованными. (В данном случае истец выбрал неправильный способ защиты. Для обращения взыскания на общее имущество ему следовало поставить вопрос о признании дома общим имуществом, регистрации З. собственного дома, чтобы в последующем поставить вопрос об обращении взыскания на долю в общем имуществе).

Апелляционная коллегия согласилась с выводами суда, т.к. согласно п. 2 ст. 160 ГК цель прикрытия фактически совершенной сделки должна присутствовать на момент совершения притворной сделки.

Возможна притворность части сделки, при этом независимо от того, каким из условий является эта часть - существенным, обычным, или случайным. Часть сделки - это любая составляющая ее элементов: субъект, субъективная сторона, форма и содержание.

Встречается требование о признании сделки притворной по субъекту сделки, например, оформление права собственности на купленную вещь на третье лицо. Признание недействительной части сделки не влечет недействительность всей сделки и суд может признать покупателем то лицо, которое фактически купило вещь, вместо «подставного» лица.

Требования о признании сделок недействительными предъявляются в суд часто, но вопросов в применении норм материального закона не становится меньше. Эти дела по-прежнему относятся к категории сложных.


Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?