Достучаться до власти

 

Инна ЕНЬШИНА

 

20 лет назад в Казахстане была создана Ассоциация родителей детей-инвалидов (АРДИ).

Тогда группа людей, связанных общими проблемами, решила объединиться, чтобы совместными усилиями помочь своим детям адаптироваться в обществе. О том, чего удалось достичь Ассоциации за эти годы, о правовых проблемах, с которыми сегодня сталкиваются люди с ограниченными возможностями, наш разговор с председателем АРДИ, членом Координационного совета по проблемам инвалидов при акимате г.Алматы Асией АХТАНОВОЙ.

- Асия Тахавиевна, изменилось ли за 20 лет отношение к инвалидам в нашей стране?

- Знаете, в 90-е годы на улицах практически нельзя было встретить людей на колясках. Они были изолированы от общества. Такие дети находились, в основном, в специализированных интернатах. Тогда главной нашей мечтой было создание собственного центра реабилитации, потому что в те годы в Казахстане не было ни одного такого центра. Мы объединились и начали решать эти проблемы. И вот 8 лет назад мы открыли свой реабилитационный центр. Акимат Алматы передал нам в безвозмездное пользование часть здания детского сада, мы собственными силами провели здесь реконструкцию. Сейчас у нас на учете состоят около 500 семей, в которых есть дети-инвалиды, центр посещают 100 ребят, начиная с малышей и заканчивая взрослыми - старше 20 лет. За эти годы, конечно, было много взлетов и падений, сменилось несколько помещений, у нас их отбирали - приходилось бороться. Сейчас мы можем более-менее спокойно работать.

- Это связано с тем, что власти осознали, насколько значима ваша работа, или с тем, что в юридическом плане вы стали более подкованы и научились отстаивать свои права?

- Естественно, мы стали более грамотными с юридической точки зрения. И можно сказать, что власти к нам прислушиваются. Сегодня нашу организацию знают не только в Алматы, но и во всем Казахстане. Вообще, в Казахстане, наверное, самые активные НПО - это НПО инвалидов. Сейчас в республике много организаций, оказывающих помощь детям с ограниченными возможностями. Практически в каждом областном центре существуют родительские объединения. Кто-то занимается организацией досуга детей, кто-то - благотворительной помощью. К нам же в центр на реабилитацию приезжают дети не только из разных регионов страны: Астаны, Павлодара, Алматинской области, но и из соседнего Кыргызстана.

- Дело, видимо, в уникальности вашего центра…

- Да, нами ставилась задача, чтобы ребенок, придя сюда, мог получить комплексную помощь. Прежде всего медицинскую реабилитацию. Вообще-то мы не медицинское учреждение, но ДЦП - это такое заболевание, которое требует ежедневной работы. Вернее, не заболевание, а следствие поражения центральной нервной системы. С таким ребенком нужно работать постоянно. Причем существуют различные поражения: у кого-то больше пострадал интеллект, у кого-то двигательные проблемы, у кого-то проблемы с речью. Поэтому для каждого ребенка разрабатывается индивидуальная программа. Мы оказываем коррекционную помощь, с детьми работают психолог, логопед, дефектолог. Огромное внимание уделяем творческому развитию. Также в нашем центре преподаются школьные предметы, несмотря на то, что это не наша обязанность. Дело в том, что ребята, которые обучаются на дому, не получают качественного образования, с ними занимаются, в основном, педагоги из школ-интернатов. Уровень этого образования, конечно, нельзя сравнить с теми знаниями, которые получают их здоровые сверстники.

Один педагог может преподавать и математику, и географию, и русский язык, при этом необходимое количество часов учителя зачастую не отрабатывают. Поэтому наши ребята с инвалидностью, в основном, получают не аттестаты, а свидетельства об окончании специнтернатов или об обучении на дому. И дальше для них дорога закрыта. Благодаря нашему центру ребята-колясочники, которым уже далеко за 20, стали получать аттестаты. Мы их прикрепляем к вечерней школе, но занимаются они здесь, в нашем центре, для этого мы приглашаем педагогов по истории, химии, иностранным языкам, организуем сдачу экзаменов. В результате они поступают в колледжи и вузы. К сожалению, пока государственная система образования не приспособлена к тому, чтобы такие ребята учились дальше.

- Вносите ли вы в правительство свои предложения о повышении доступности образования для детей-инвалидов?

- Да, регулярно. Но главная проблема в том, что как на городском, так и на республиканском уровнях образования очень трудно найти общий язык с чиновниками. До сих пор по линии образования, будь то министерство или управление образования, дети-инвалиды стоят на самом последнем месте. Отношение к ним - как к излишней нагрузке. А их нужно воспринимать как детей, требующих первоочередного внимания. Мы уже лет 15 говорим об инклюзивном образовании. Эта тема уже набила оскомину. При этом что бы мы не говорили, пока нет политической воли для решения этого вопроса - результата не будет. Нужна специальная программа или закон об инклюзивном образовании, необходимо разработать стандарты, создать инфраструктуру, организовать подготовку педагогов, социальных работников. Если бы на это была политическая и гражданская воля. Но пока ее со стороны министерства образования нет.

- А насколько, на ваш взгляд, наше общество готово к инклюзивному образованию?

- Абсолютно готово. Когда говорят, что кто-то против совместного обучения, это ерунда. У нас уже давно сложилось нормальное отношение общества к инвалидам. Что касается детей, то разговоры про их отрицательное отношение к инвалидам ведут взрослые. Дети, если их оставить без взрослых, всегда найдут общий язык. Я считаю, что дети намного выше нас и лучше, поэтому вопрос инклюзивного образования необходимо законодательно урегулировать.

- Как сегодня обеспечивается право инвалидов на доступ к учреждениям образования, здравоохранения, транспортным объектам?

- В этом плане у нас много проблем. К примеру, на вокзале в Астане до сих пор лифт для колясочников закрыт. Каждый раз, когда бываю в столице, я подхожу к этой двери, дергаю за ручку - закрыто. Если колясочник захочет подняться на второй путь, он не сможет этого сделать. И на вокзале «Алматы-1» этот лифт закрыт. В Казахском НУ им. аль-Фараби сделали хороший ремонт. Но там такие крутые ступени, что до лифта добраться практически невозможно, и сам лифт узкий. Получается, что в главный вуз страны студентам-колясочникам нет доступа, потому что никто во время этого дорогущего ремонта и реконструкции не подумал о том, чтобы предусмотреть грамотные пандусы. У нас при акиме города действует координационный совет, на который мы регулярно вызываем руководителей управлений по строительству, транспорту, говорим им о существующих проблемах. Они пытаются их решать. Так, автобусный парк закупил около ста автобусов с низкой платформой, но для их полноценного функционирования необходимо переделывать остановки. В общем, все это должно решаться.

- А в целом, с точки зрения законодательства, насколько сегодня в стране реализуются права инвалидов?

- Мы сотрудничаем с тремя профильными министерствами: образования, здравоохранения и соцзащиты. Министерство соцзащиты действительно эффективно работает. Во-первых, принят Закон «О специальных социальных услугах», его продвигали лидеры НПО. Уже четвертый год государство выделяет средства для неправительственных организаций на центры дневного пребывания. Это огромное подспорье, ведь раньше мы работали только на средства спонсоров. Также принят Закон «О социальной защите инвалидов». Неплохой закон. Но понимаете в чем дело, существуют медицинская модель отношения к инвалидности и социальная. Медицинская модель - это отношение к человеку с ограниченными возможностями как к больному человеку, который требует опеки, медицинского обслуживания, патронажа. Социальная модель, которая принята во всем мире, не смотрит на инвалида как на больного, а смотрит на него как на человека, который может все делать так же, как и любой другой человек, просто для этого ему нужно приспособить среду. Если он хочет работать, нужно организовать ему удобное рабочее место. Если ему, допустим, нужен сопровождающий, пусть будет личный помощник. Если он хочет получать образование, ему для этого нужно создать условия. Последний закон «О социальной защите», конечно, во многом был усовершенствован, но все равно он основан на медицинской модели. Надеюсь, что новые программы, которые сейчас принимаются, будут больше направлены на то, чтобы изменить подход к инвалидности.

- В 2008 году Казахстаном была подписана Конвенция о правах инвалидов, но она до сих пор не ратифицирована. В чем, на ваш взгляд, причина этого?

- Да, действительно, конвенция все еще не ратифицирована. Сейчас многие организации борются за то, чтобы ее ратифицировать. Мы постоянно принимаем участие в «круглых столах» по этой проблеме. Но дело в том, что если мы примем эту конвенцию, то все законодательство - от Налогового кодекса до архитектурных нормативов - должно быть приведено в соответствие с ней. Необходимо будет проработать каждый закон, каждый подзаконный акт, все указы, постановления, чтобы они соответствовали этой конвенции. Мы настаиваем на том, что это необходимо сделать уже в следующем году.

- Насколько сложно найти грамотных специалистов для реабилитационной работы с детьми-инвалидами?

- Наша организация была выбрана в качестве модельной площадки для всего Казахстана для того, чтобы мы могли делиться опытом с другими центрами дневного пребывания. Сейчас существует проблема со специалистами на местах, в частности с реабилитологами, или, как их раньше называли, инструкторами ЛФК. Раньше их готовили в мединститутах, сейчас - в институте физкультуры, то есть теперь при подготовке не учитывается медицинская специфика. В Астане открыт великолепный центр, который входит в Национальный медицинский холдинг. Там все оборудовано по последнему слову техники. Но ребенок может туда попасть раз в год, и это в лучшем случае, а то и раз в три года. Некоторые дети вообще один раз в жизни. А что такое детский церебральный паралич? Ведь это заболевание на всю жизнь, здесь должна вестись ежедневная работа. Эти дети вернутся в свой город. Если у них обеспеченные родители, они смогут дальше нанимать массажистов, инструкторов. А если ребенок из сельской местности, из малообеспеченной семьи? Получается, что в центре на ребенка государство тратит огромные средства, а потом он возвращается к себе, и его физическое состояние приходит на тот же уровень, который был до этой реабилитации. Поэтому должна быть преемственность в работе реабилитационных центров, должна быть общегосударственная программа, рассчитанная на каждого ребенка от рождения. Нужны грамотные специалисты на местах.

- Насколько охотно сегодня казахстанцы занимаются благотворительностью?

- Вы знаете, охотно. На заре становления нашей организации, в основном, иностранные компании оказывали помощь: снабжали лекарствами, колясками. Потом многие отечественные бизнесмены начали создавать благотворительные фонды. И сегодня практически у каждой организации есть свой круг спонсоров. В этом отношении у нас очень сознательный бизнес. А наша задача состоит в том, чтобы не запятнать свою репутацию, чтобы все действительно было честно, и средства шли на нужды тех, ради кого мы работаем.

31 октября 2012, 11:46
Источник, интернет-ресурс: Медиа-корпорации «ЗАҢ» , Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript