О судебной практике рассмотрения дел о
корпоративных спорах

Шолимова А.Е.,

судья Специализированного

межрайонного экономического суда

Павлодарской области

 

До недавнего времени наше законодательство не имело однозначного в законе определения, обозначающего корпоративное законодательство и, в частности, корпоративные споры. Данный термин являлся, скорее, собирательным понятием. Однако современное законодательство чутко реагирует на изменяющиеся реалии, выступая своевременным средством регулирования экономических отношений и реализации и защиты прав и свобод их участников.

Законом Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам разрешения корпоративных споров» от 5 июля 2008 года № 58-IV в законодательство внесены ряд изменений и дополнений, благодаря которым, в частности, определено понятие корпоративного спора.

В соответствии с п.2 ст.24 ГПК РК, к корпоративным спорам относятся споры между юридическими лицами (за исключением споров между некоммерческими организациями), а также споры, стороной которых являются юридическое лицо и (или) его акционеры (участники, члены):

1) связанные с реорганизацией или ликвидацией юридического лица;

2) возникающие из требований акционеров (участников, членов) юридического лица об оспаривании решений, действий (бездействия) органов юридического лица, затрагивающих интересы акционеров (участников, членов), а также связанных с нарушением порядка совершения сделок, установленного законодательными актами Республики Казахстан и (или) учредительными документами юридического лица;

3) вытекающие из деятельности профессиональных участников рынка ценных бумаг, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги;

4) связанные с признанием недействительной государственной регистрации выпуска акций, а также сделок, совершенных в процессе размещения, приобретения, выкупа эмитентом акций».

Кроме этого, законом внесены и другие новации. Споры такого рода рассматриваются только в экономических судах по месту нахождения соответствующего юридического лица. Данное нововведение способствует единообразию судебной практики по однородным спорам. Также введена норма об обязательном оперативном извещении затронутого юридического лица о возбуждении судом гражданского дела по корпоративному спору; упорядочена процедура принятия обеспечительных мер; пересмотрена ст. 38 Закона «Об акционерных обществах», «Особенности созыва и проведения внеочередного общего собрания акционеров по инициативе крупного акционера».

Говоря о судебной практике рассмотрения дел о корпоративных спорах, следует указать гражданские дела о признании акций бесхозяйными.

Среди дел, отнесённых законодателем к категории корпоративных споров, наибольшую долю в судебной практике составляют гражданские дела о признании акций бесхозяйными.

Основанием для обращения в суд акционерных обществ (АО) с данными исками послужила невозможность преобразования АО в ТОО, отсутствие некоторых акционеров и несоблюдение ими ст. 15 Закона «Об акционерных обществах» («Закон»), предусматривающей обязанность акционера в течение десяти дней извещать регистратора и номинального держателя акций, принадлежащих акционеру, об изменении сведений, необходимых для ведения реестра держателей акций общества.

Согласно п. 39 Правил ведения системы реестров держателей ценных бумаг («Правила»), утвержденных постановлением правления Агентства по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций (Агентство) от 16.02.2004 г. № 32 и ранее действовавшим Положением, утвержденным постановлением Правительства от 29.07.1996 г. № 944, в редакции, действовавшей на момент рассмотрения дела, реестр держателей ценных бумаг должен содержать реквизиты документа, удостоверяющего личность физического лица, адрес.

В соответствии с п.2 ст.243 ГК РК брошенные вещи поступают в собственность лица, вступившего во владение ими, если по его заявлению они признаны судом бесхозяйными.

Кроме того, решения подобных дел суды обосновывают ссылками на п.1 ст.242 ГК, в силу которой бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой не известен, либо вещи, от права собственности на которую собственник отказался, а также п.1 ст.317 ГПК, в соответствии с которой суд, признав, что движимая вещь не имеет собственника либо оставлена собственником без намерения сохранить право собственности на нее, выносит решение о признании ее бесхозяйной и передаче в собственность лица, вступившего во владение ею.

Анализ принятых судами решений показывает, что нередко в делах данной категории отсутствует свидетельство тому, что акционеры отказались от принадлежащих им акций, поскольку в нарушение ч.1 ст.315 ГПК заявителем не приводятся доказательства оставления акций собственниками без намерения сохранить право собственности на них, и вступления заявителя во владение ими. Если при этом и судами не приняты меры к установлению местонахождения собственников акций, они не привлечены к участию в деле и не извещены по последнему известному месту жительства, то вывод суда об уклонении акционеров от участия в собраниях становится голословным.

Также большую долю в рассмотренных корпоративных спорах составляют дела о признании сделок недействительными и об оспаривании решений и протоколов общих собраний акционеров. Довольно часто инициаторами судебной тяжбы по делам данной категории становятся супруги акционеров.

Среди иных категорий дел, рассматриваемых судами по корпоративным спорам, можно выделить дела об исключении из состава акционеров, об оспаривании сделок по отчуждению акций, об оспаривании регистрации права собственности на акции, о понуждении к заключению договора, об оспаривании ликвидации и реорганизации АО, о ликвидации АО, о принудительной регистрации АО, о признании права собственности на заложенные акции, о признании несостоявшейся эмиссии ценных бумаг и другие.

Согласно ст. 14 Закона акционеры вправе оспорить в суде решения, принятые в результате нарушения законодательства и устава об извещении акционеров о проведении собрания, о порядке его проведения и принятия решений.

Вместе с тем, возникает вопрос, всегда ли в таких случаях подлежит признанию недействительным решение собрания?

Не исключено, что оспоренное акционером решение собрания могло быть принято даже в случае его участия в нем и соблюдения порядка его проведения и принятия решений. В связи с этим следует ли выяснять, могло ли повлиять участие акционера в собрании и соблюдение порядка его проведения и принятия решений на принятие иного решения?

Если выяснится, что даже в этом случае он оказался бы в меньшинстве и это не могло повлечь вынесение иного, чем оспоренное, решения, то не означает ли это, что отсутствует основание для восстановления нарушенного права акционера, поскольку невозможно вынесение иного решения ввиду нахождения его в меньшинстве акционеров, голосующих за иное решение?

Так, к примеру акционер А. обратился с заявлением о ликвидации ОАО «В.» на основании п/п.4 п.2 ст.49 ГК, ссылаясь на осуществление обществом деятельности с неоднократным и грубым нарушением, законодательства. Определением суда заявление оставлено без рассмотрения. Суд указал, что согласно п.2 ст.88 Закона требование о ликвидации общества может быть предъявлено заинтересованными лицами, если иное не предусмотрено законодательными актами.

В данном случае иное предусмотрено п.3 ст.49 ГК, в соответствии с которым требование о ликвидации юридического лица по п. 2 ст. 49 ГК может быть предъявлено правомочным государственным органом. Истец таковым не является и не обладает полномочиями на предъявление такого иска.

Также следует указать, что важным является вопрос о действительности письменного отказа акционера от реализации права преимущественной покупки акций (или от права) до истечения 30-дневного срока и правомерности направления акционером повторной заявки после сделанного письменного отказа в пределах этого срока.

Подобные ситуации нередко случаются на практике и потенциально могут привести к возникновению судебного спора в случаях срыва соглашений общества о выпуске производных ценных бумаг или нарушения условий опционов на акции общества (например, в пользу должностных лиц АО либо сторонних инвесторов).

В соответствии с гражданским законодательством отказ от осуществления прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами (п. 2 ст. 8 ГК).

Вместе с тем, согласно «Правилам реализации права» после поступления заявок всех акционеров и центрального депозитария (в определенных случаях) общество исполняет эти заявки, а также «размещает (реализует) ценные бумаги, в отношении которых акционеры отказались от реализации права преимущественной покупки» (п. 11 «Правил реализации права»). Представляется, что следует различать неиспользование права в течение отведенного для его действия срока (т.е. бездействие), отказ от реализации права и отказ непосредственно от права (представляющие собой прямое действие, направленное на возникновение правовых последствий).

Если признать, что прямое письменное волеизъявление - отказ акционера от реализации права преимущественной покупки (или отказ от права) не влечет прекращения данного права, и акционер может им в дальнейшем воспользоваться до истечения 30-дневного срока, то необходимо также признать, что размещение акций может быть произведено только после того, как данный срок истечет, даже если все акционеры заявили о таком отказе. Вместе с тем, такая правовая ситуация не дает достаточной гибкости акционерным обществам во взаимоотношениях с акционерами и инвесторами, желающими приобрести акции на первичном рынке ценных бумаг в максимально короткие сроки.

При решении данной проблемы, может быть обсужден спорный практический вопрос, является ли отказ от реализации права сделкой для цели соблюдения необходимых корпоративных процедур (в случае, когда акционером является юридическое лицо в форме АО).

Практическая важность этих и других вопросов соблюдения права преимущественной покупки очевидна, поскольку нарушение такого права может повлечь ряд правовых последствий, в частности, недействительность договоров купли-продажи акций с другими акционерами и инвесторами, недействительность отчета о размещении акций и прочие.

К примеру, СМЭС г.Алматы рассмотрел гражданское дело по иску акционера в АО и удовлетворил иск в полном объеме. Судом было принято решение обязать АО предоставить акционеру воспользоваться правом преимущественной покупки простых акций АО, признать отчет о размещении акций недействительным, признать недействительными приказы о списании/зачислении акций АО в пользу других лиц, признать недействительными договоры купли-продажи акций АО в рамках последнего размещения акций. Решение суда обосновано тем, что АО надлежащим образом не довело до сведения истца предложение АО приобрести размещаемые ценные бумаги в соответствии с его правом преимущественной покупки.

Наряду с указанным, в прошлые периоды налоговое законодательство предоставляло ряд налоговых льгот при направлении чистого дохода на увеличение уставного капитала юридического лица.

При этом общие собрания акционеров большинством голосов принимали решения с подобными формулировками без учета положений Закона об АО.

По республике имеется судебная практика оспаривания акционерами таких решений и признания их незаконными.

Представляется, что судами были приняты правильные решения по защите прав акционеров, поскольку согласно Закону об АО требуется письменное согласие акционера для выплаты ему дивидендов объявленными акциями общества (п. 1 ст. 22 Закона об АО). Кроме того, действующий правовой режим АО не предоставляет возможности направления чистого дохода в оплату уставного капитала минуя выплату дивидендов акционерам. Уставный капитал общества формируется посредством оплаты акций (п. 1 ст. 11 Закона об АО).

Дополнительно хотелось бы отметить, что споры относительно формирования уставного капитала АО за счет чистого дохода рассматривались судами республики и с позиции налогообложения. При рассмотрении таких дел следует иметь в виду, что в случаях, когда акционер является нерезидентом, могут подлежать применению соответствующие международные конвенции об избежании двойного налогообложения, в толковании которых имеется ряд практических вопросов, в том числе в ситуациях, когда конвенция не должна ухудшать положение налогоплательщиков по сравнению с национальным законодательством.

Вместе с тем, акционеры в соответствии с законом РК «Об акционерных обществах» имеют различные права и несут различные обязанности не только в зависимости от вида ценных бумаг, которыми они обладают, но также и от собственного статуса.

В частности, п.23 ст. 1 названного закона выделяет особый вид акционера - крупного акционера. Это акционер или несколько акционеров, действующих на основании заключенного между ними соглашения, которому (или которым в совокупности) принадлежат десять и более процентов голосующих акций акционерного общества. В соответствии с п.2 ст. 14 Закона об АО крупные акционеры в дополнение к правам рядовых акционеров вправе:

1) требовать созыва внеочередного общего собрания акционеров

или обращаться в суд с иском о его созыве в случае отказа совета директоров в созыве общего собрания акционеров;

2) предлагать совету директоров включение дополнительных вопросов в повестку дня общего собрания акционеров в соответствии с настоящим Законом;

3) требовать созыва заседания совета директоров;

4) требовать проведения аудиторской организацией аудита общества за свой счет.

При этом крупный акционер вправе самостоятельно определять аудиторскую организацию (п.1 ст.78 Закона об АО). Согласно п.2 ст.78 Закона об АО в случае проведения аудита по требованию крупного акционера общество обязано предоставлять всю необходимую документацию (материалы), запрашиваемую аудиторской организацией.

Пример из судебной практики:

Восемь акционеров крупного предприятия, осуществляющего деятельность в форме акционерного общества, обладающие в совокупности 15% простых голосующих акций АО, заключили Соглашение об объединении миноритарных акционеров для достижения статуса крупного акционера, после чего крупный акционер заключил договор с аудиторской организацией о проведении аудиторской проверки АО. Явившись в тот же день на предприятие с работниками аудиторской организации, сотрудники крупного акционера попытались немедленно приступить к аудиту, однако не были допущены на территорию предприятия. В этой связи, указывая, что в соответствии с п.3 ст. 78 Закона РК «Об акционерных обществах» (далее - Закон об АО) при уклонении исполнительного органа общества от проведении аудита общества аудит может быть назначен решением суда по иску любого заинтересованного лица, истец просил суд обязать ответчика допустить аудитора к проведению аудита ответчика и предоставить аудитору все необходимые документы и материалы, запрашиваемые аудитором для проведения аудита.

Законом РК от 20.11.1998 г. № 304 «Об аудиторской деятельности» предусмотрены следующие виды аудита: обязательный и инициативный. Последний проводится по инициативе аудируемого субъекта либо его участника с учетом конкретных задач, сроков и объёмов аудита, предусмотренных договором на проведение аудита между инициатором и аудиторской организацией (пункт 3 статье 5 Закона РК «Об аудиторской деятельности»). В то же время согласно пункту 1 статье 17 того же Закона отношения между аудиторскими организациями и аудируемыми субъектами строятся на основе договора в соответствии с законодательством РК.

В отличие от инициатора аудита, который по договору с аудиторской организацией приобретает, право требовать проведения аудита, определять круг вопросов, подлежащих аудиторской проверке, а также обязанность оплаты работы аудитора, аудируемый субъект приобретает обязанность предоставления необходимой документации, создания условий аудиторской организации для. своевременного и качественного проведения аудита, не вмешиваться в деятельность аудиторской организации в целях ограничения круга вопросов, подлежащих аудиту, если иное не предусмотрено договором, направлять по требованию аудиторской организации письменный запрос от своего имени в адрес третьих лиц для. получения необходимой информации (пункт 1 статьи 26 Закона РК «Об аудиторской деятельности»). Таким образом, законодателем в законе различаются инициатор аудита и аудируемый субъект, как различны и приобретаемые ими права и обязанности в связи с проводимым аудитом. При этом оба названных субъекта права обязаны строить свои взаимоотношения с аудиторской организацией на основании договора. Однако поскольку порядок заключения такого договора не регламентирован ни Законом об АО, ни Законов Республики Казахстан «Об аудиторской деятельности», то сторонам следовало руководствоваться положениями главы 23 ГК РК.

В соответствии со статьей 399 ГК РК в случаях, когда в соответствии с ГК РК или иными законодательными актами заключение договора для одной из сторон обязательно, эта сторона должна направить другой стороне извещение об акцепте, либо об отказе от акцепта, или об акцепте оферты (проекта договора) на иных условиях (протокол разногласий к проекту договора) в течение тридцати дней со дня получения оферты, если иной срок не установлен законодательством либо не согласован сторонами. Сторона, направившая оферту и получившая от стороны, для которой заключение договора обязательно, извещение об её акцепте на иных условиях (протокол разногласий к проекту договора), вправе передать разногласия, возникшие при заключении договора, на рассмотрение суда в течение 30 дней со дня получения такого извещения либо истечения срока для акцепта, если законодательством об отдельных видах договоров не установлен иной срок. В соответствии с частью 1 пункта 4 статьи 399 ГК РК «если сторона, для которой в соответствии с Гражданским Кодексом РК или иными законодательными актами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться, в суд с требованием о понуждении заключить договор».

В то же время согласно пункту 3 статьи 78 Закона об акционерных обществах «если исполнительный орган общества уклоняется от проведения аудита общества, аудит может быть назначен решением суда по иску любого заинтересованного лица». Таким образом, обе процитированные нормы закона предписывают различные способы обязывания уклоняющейся стороны. Однако в соответствии со ст.2 Закона об АО законодательство РК об акционерных обществах основывается на Конституции РК и состоит из Гражданского Кодекса, Закона об АО и иных нормативных правовых актов Республики Казахстан. Положения Закона об АО применяются с учетом особенностей, предусмотренных законодательными актами Республики Казахстан. В соответствии же с п.1 ст.2 Закона РК «Об аудиторской деятельности» «законодательство Республики Казахстан об аудиторской деятельности основывается на Конституции Республики Казахстан и состоит из настоящего Закона и иных нормативных правовых актов Республики Казахстан».

Ввиду изложенного суд пришёл к выводу о недопустимости обязывания акционерного общества допустить аудитора к проведению аудита иначе как через понуждение к заключению договора, с аудитором.

Учитывая, что ответчиком не заключался договор с аудиторской организацией, избранной истцом для проведения аудита ответчика, то исковые требования об обязывании ответчика допустить названную аудиторскую организацию к проведению аудита ответчика, и предоставить этой аудиторской организации необходимую документацию не были удовлетворены судом.

В завершение следует указать, что задача поэтапного совершенствования корпоративного законодательства преследует цели:

• внедрение в казахстанское законодательство и правоприменительную практику принципов корпоративного управления, соответствующих международному уровню;

• создания эффективной системы предупреждения и разрешения

корпоративных споров;

• создания условий стабильного роста компаний;

• приведения казахстанской модели корпоративного управления в

соответствие с международными принципами и наилучшей международной практикой.

В качестве предложений по дальнейшему совершенствованию корпоративного законодательства можно предложить унификацию и общее сокращение сроков исковой давности по искам о признании недействительными корпоративных актов (решений общих собраний акционеров, участников, членов кооперативов, решений советов директоров (наблюдательных советов), коллегиальных исполнительных органов и проч.), а также оснований и условий признания их недействительными: сокращение сроков исковой давности по искам о признании недействительными актов государственной регистрации юридических лиц или изменений в их учредительные документы.

 

 

31 октября 2012, 14:10
Источник, интернет-ресурс: Шолимова А.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript