Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

В Японии эта система называется судом с участием saibanin… /Акио Коморида/

Гость сегодняшнего номера приехал в Алматы издалека. Акио Коморида - профессор Университета Канагава,

Фото : 31 октября 2012, 16:07

Гость сегодняшнего номера приехал в Алматы издалека.Акио Коморида - профессор Университета Канагава, что в японском городе Йокогама.Он уроженец Токио, окончил Токийский университет.После аспирантуры преподавал на юридическом факультете Хоккайдского университета в Саппоро, потом длительное время работал в Институте общественных наук Токийского университета.С апреля 2010 года читает лекции по сравнительному правоведению на юридическом факультете университета Канагава.Как научный работник занимается российским и польским правом, в частности, конституционным правосудием.

Коморида-сан имеет солидный юридический стаж - более 30 лет.Это его второй приезд в Казахстан.Первый раз он посетил Алматы в 2006 году, чтобы познакомиться с нашей правовой реформой.Как известно, став самостоятельным государством, Казахстан изменил модель правосудия, превратив Конституционный суд в Конституционный Совет.Этот опыт японскому юристу показался весьма интересным.

Г-на Коморида интересуют вопросы отправления правосудия не только в Казахстане, но и в других постсоветских странах.В частности, введение в ряде государств суда присяжных стало целью его второго приезда.Гость из Японии неплохо владеет русским языком, что позволяет ему обходиться без переводчика.За время пребывания в Алматы и Астане ему удалось присутствовать на двух судебных процессах, которые проходили в это время в специализированном межрайонном суде по уголовным делам города Астаны.На одном из них он наблюдал отбор присяжных заседателей, на другом - продолжение судебного следствия.Надо сказать, что Акио Коморида активно интересуется и Россией, вот и в нашу страну он прилетел из Москвы.Сначала вг.Алматы, затем в Астану, а затем снова в Алматы.К нашему городу г-н Коморида отнесся достаточно благосклонно.Вообще, Казахстан ему понравился как страна, которая, по его словам, «комбинирует азиатские и европейские черты».Относительно личной жизни Коморида-сан предпочел не распространяться, как и все японцы, он человек закрытый.Но ответить на вопросы «Юриста» любезно согласился.

Интервью готовили Елена Брусиловская и Диана Братусь.Фото Владимира Алябьева

- Г-н Коморида, я предлагаю начать нашу беседу, с самого начала.Как и когда возник суд присяжных в Японии? Этот вопрос интересен в первую очередь с исторической точки зрения…

- В Японии суд с участием граждан в отправлении правосудия начал действовать с мая 2009 года.До этого она была единственной страной из “восьмерки” ведущих держав планеты, где не действовала такая система правосудия.Хотя, если вспомнить историю, попытка введения суда присяжных была предпринята в Японии еще в 1928 году, и связано это было с активизацией демократических процессов после первой мировой войны.Кстати, в том же году было введено всеобщее избирательное право для мужчин.Однако в 1943 году суд присяжных был приостановлен, но не ликвидирован, что мотивировалось военным временем - шла вторая мировая война.Хотя уже перед этим эта форма суда фактически «умирала» - с его участием рассматривалось слишком мало дел.После войны среди развитых стран Япония была единственной, где не было никакой системы участия граждан в отправлении правосудия.Приговоры выносили только профессиональные судьи, выслушивая доводы защиты и обвинения.Но были сторонники, в частности, среди адвокатов, введения суда присяжных.Причинами этого стремления было состояние японского уголовного правосудия, чреватого серьезными проблемами.

Направление на введение системы участия граждан в отправлении правосудия установлено в 2001 году в Заключении Совещания по реформе судебной системы, созданного при правительстве в 1999 году.По новой системе для рассмотрения наиболее тяжких дел по случайной выборке отбираются по шесть присяжных из числа избирателей.Они принимают участие в разбирательствах вместе с тремя судьями-профессионалами.В отличие, например, от Великобритании, США или России заседатели в Японии не только определяют виновность или невиновность подсудимого, но и решают вопрос о мере наказания.Такая система, по существу, принадлежит к шеффенскому типу в странах континентального права.Напомню, что суд шеффенов - это форма судопроизводства, при которой уголовное дело рассматривается коллегией из профессиональных судей и заседателей.Но при этом у нас добавляется и элемент классического суда присяжных в англо-саксонских странах, когда заседатели отбираются из кандидатов по случайному выбору и только для слушания одного дела.

В Японии это система называется не судом с участием присяжных заседателей или судом присяжных, а судом с участием saiban-in, на русском языке я бы назвал это “судебными заседателями”.Мне известна ситуация в Казахстане вокруг терминологии, в частности, конституционное предписание о суде присяжных.Кроме того, нам надо иметь в виду существование французской модели суда присяжных.Несмотря на это, для концептуальной ясности я хотел бы подчеркнуть именно смешанный характер японской системы.

- Вы присутствовали при отборе присяжных.В Японии, в отличие от нас, этническая и языковая картина населения не такая пестрая.И в каком-то смысле Вам легче формировать корпус присяжных… Так?

- Да, надо учитывать и то, что подавляющее большинство японских граждан имеет единое этническое происхождение.В связи с этим в Японии наблюдается лингвистическое единообразие.Кроме того, религиозные элементы не разделяет людей в такой мере, как в некоторых других обществах.

- А можно ли говорить, что казахстанская и японская модели суда присяжных в чем-то схожи?

- Действительно, японская модель суда с участием граждан в отправлении правосудия имеет сходство с казахстанской, потому что помещаются они в рамках общей модели, которую можно было бы охарактеризовать как смешанную или гибридную.Но если иметь в виду состав суда, структуру судебного зала и процессуальные принципы, на мой взгляд, японская система ближе к континентальной, а казахстанская - к англо-саксонской.К этому тяготеет и суд присяжных в России.

Судебные разбирательства с участием судебных заседателей проходят в местных судах общей юрисдикции.К компетенции этого суда отнесено рассмотрение в первой инстанции дел по преступлениям, караемым смертной казнью или лишением свободы на неопределенный срок (пожизненным заключением), а также по умышленным преступлениям, причинившим смерть потерпевшего.Конкретно говоря, убийство, разбой причинивший ранение потерпевшего, поджог помещения, где живет человек, изнасилование, причинившее смерть или ранение потерпевшего, нарушение правил о наркотических средствах, подделка валюты и т.д.Дела по подобным преступлениям составляют около 3 процентов от всех дел, рассмотренных в местных судах.В случае если подсудимый признает свою виновность, дело тоже рассматривается в суде с участием судебных заседателей.Подсудимый не имеет права выбрать, каким судом рассматривается его дело: судом с участием судебных заседателей или судом из трех профессиональных судей.В 2011 году судом с участием судебных заседателей вынесены приговоры, касающиеся 1570 подсудимых.Судебный процесс с участием судебных заседателей имеет ряд особенностей.

- А каких конкретно?

- Ну, во-первых, во вступительном слове прокурор и защитник излагают основную позицию сторон.Обычно обе стороны представляют судьям и судебным заседателям письменный конспект своей речи, состоящий из одной или двух страниц.На местах, где находятся судьи и судебные заседатели, прокурор и защитник, установлены экраны небольшого размера.А на стене судебного зала большие экраны.На них показывается часть доказательств, например, некоторые документы, чертежи.При этом судебные заседатели могут задавать вопросы непосредственно свидетелям и подсудимому.Во-вторых, надо сказать, что перед введением суда с участием судебных заседателей в японском судопроизводстве начала применяться новая процедура предварительного слушания, которая называется «процедурой упорядочения перед судебным следствием».В ее рамках (в условиях закрытого судебного заседания) в присутствии трех судей, ведущих дело, подтверждаются спорные пункты сторон - обвинения и защиты.Кроме того, председательствующим судьей принимается решение о допустимости доказательств.Если суд проходит с участие судебных заседателей, то такая процедура проводится обязательно.

- Вот, все-таки, какова цель введения суда с участием присяжных… Это ведь дорогостоящее мероприятие.А чем можно объяснить эту «смешанность»? Почему японское правосудие использовало элементы, присущие разным моделям суда присяжных?

- Не случайно в обществе было много споров об участии граждан в судебных процессах.Поэтому выбор такой смешанной модели является результатом компромисса между сторонниками классической (англо-саксонской) модели суда присяжных и противниками самой идеи участия граждан в отправлении правосудия.На мой взгляд, по поводу цели введения новой институции трудно сказать, что выдвинут ясный и согласованный взгляд.Японский закон об уголовном правосудии с участием судебных заседателей гласит, что “участие судебных заседателей вместе с судьями в уголовном судопроизводстве способствует повышению понимания гражданами правосудия и усилению их доверия к нему”.Отсюда, как мне представляется, проистекают два позиции относительно участия граждан в судебных процессах.

Согласно первой японское уголовное правосудие в основном функционирует неплохо.Но для того чтобы повысить доверие граждан к суду (легитимность правосудия), предполагается, что надо лучше отразить “здоровое сочувствие граждан” в вынесении приговоров - прежде всего в сфере наказания.Эта позиция связана с общим направлением в судебной политике, начиная с 90-х годов, когда представлялось важным акцентировать внимание на чувствах потерпевших.

Вторая позиция, наоборот, обращая внимание прежде всего на роль граждан в решении виновности или невиновности, возлагает надежды на способность суда с участием судебных заседателей исправить обвинительный уклон судей (например, тенденция упустить неполноту доказывания обвинительной стороны).Здесь предполагается, что непрофессиональные граждане могут быть более верными принципу: неустранимые сомнения в виновности толкуются в пользу обвиняемого.Естественно, такая позиция очень строго оценивает действительное положение уголовного правосудия.На фоне такого понимания роли участия граждан лежат судебные ошибки, которые иногда выходят на свет.

По моему мнению, сосуществование таких различных пониманий всегда возможно, где граждане участвуют не только в решении виновности или виновности, но и в решении меры наказания.Оценка результатов введения системы участия граждан в правосудии зависит от того, с точки зрения какого понимания о значении участия граждан их оценить.

- В таком случае обосновано ли обывательское представление о роли присяжных заседателей, когда говорят, что они фактически подменяют суд?

- На этот вопрос можно ответить по-разному, в зависимости от модели суда с участием граждан - является ли она классической или шеффенской.В случае классической модели суть ее заключается в том, что вопрос виновности или невиновности решают присяжные заседатели, независимо от профессионального судьи.

- А судье отводится роль «свадебного генерала»?

- Нет.Он обязательно нужен, потому что несет серьезную ответственность за ход судебного следствия, чтобы присяжные заседатели вынесли справедливый вердикт.Ведь от того, как поведет себя судья, многое зависит, он может даже исказить правосудие.Ну и, конечно, что касается правовых вопросов, то их главным образом рассматривает судья.В случае шеффенской модели опасность в другом - скорее, в возможности сделать участие граждан в судебном процессе номинальным из-за слишком большого влияния судьи на заседателей, или даже игнорирования им факта самого существования заседателей, как это было в советское время.Японский опыт показывает, что в смешанной модели, в которой судебные заседатели принимают участие в разбирательстве только одного дела, как правило, они серьезно относятся к своим обязанностям, и этот факт способствует противодействию рутинному отношению судей к делу.

- Задам, может быть, в какой-то степени и провокационный вопрос: не является ли деятельность присяжных заседателей вмешательством в правосудие? Поясню, по нашей Конституции (пункт 1 статьи 75), впрочем, как и по законодательству многих других стран, «правосудие осуществляется только судом».

- Как я уже сказал, в Японии тоже были, да и, наверное, сейчас есть противники самой идеи участия граждан, не имеющих правовых знаний, в отправлении правосудия, причем как среди юристов, так и граждан-непрофессионалов.Что касается конституции, то в Японии она предусматривает, что никто не лишается права на рассмотрение его дела в суде (ст.32) и во всех уголовных делах подсудимый имеет право на быстрое и открытое рассмотрение его дела справедливым судом (часть 1 ст.37).Имеется мнение, что суд с участием судебных заседателей якобы является неконституционным, но в ноябре 2011 года Верховный суд своим постановлением признал его конституционным.

Кстати, в 2008 году в Южной Корее тоже был введен суд присяжных.И согласно законодательству этой страны вердикт суда присяжных, вынесенный независимо от трех профессиональных судей, носит лишь рекомендательный характер для судей (примерно, в 90% случаев приговор суда совпадает с вердиктом присяжных заседателей).Это связано прежде всего с тем, что южно-корейская Конституция предусматривает право на рассмотрение дела не судом, как в Японии, а судьей.Ведь присяжные заседатели не являются судьями.

- Вот Вы затронули Южную Корею, говорили о суде присяжных в Японии, а в какой стране, по вашему мнению, такой суд функционирует наиболее эффективно, и почему? Влияют ли на это политические, социально-культурные, экономические или какие-то иные факторы? Что, по-вашему, необходимо для всестороннего развития такого правового института?

- Мне трудно дать однозначные ответы на такие вопросы.Во-первых, мы должны иметь в виду, что имеются разные модели суда с участием граждан в отправлении правосудия. Во-вторых, судебная система каждой страны обусловлена своим историческим контекстом.Так что, изучая заграничный опыт, каждая страна, как мне представляется, должна искать оптимальный для себя вариант.При этом надо иметь в виду основные вопросы: с какой целью вводится эта система, и какие судебные проблемы поможет решить суд присяжных? В Японии, например, в сфере юстиции, можно сказать, коррупции нет.Судебный корпус является морально чистым и высоко профессиональным, но вместе с тем в какой-то степени оказывается оторванным от общества, представляя собой закрытый мир.Отсюда требование участия граждан, я имею в виду присяжных заседателей, в судебных процессах, чтобы снять эту «закрытость» профессионального суда.

- Г-н Коморида, как Вы считаете, если исходить из особенностей менталитета нации, надо ли создавать азиатскую модель суда присяжных и европейскую?

- Я не отрицаю значения того, чтобы исследовать взаимоотношение между менталитетом нации и институциональной моделью.Но, во-первых, нелегко ответить на вопрос, какой менталитет имеет данная нация.Во-вторых, по вопросу участия граждан в отправлении правосудия мы должны противопоставить как основные модели прежде всего англо-саксонскую модель континентальной (европейской), а не азиатскую европейской.Я предпочел бы обратить внимание на более конкретные обстоятельства (условия), которые могут оказать влияние на функционирование институции участия граждан в отправлении правосудия.

- А как Вы относитесь к тому, что присяжные заседатели участвуют не во всех процессах? Правомерно ли это?

- Я бы этот вопрос несколько перефразировал - следует ли присяжным заседателям участвовать только в рассмотрении особо тяжких преступлений? Имеются ли категории дел, где участие граждан неподходяще.Следует ли ограничить участие присяжных только делами, в которых подсудимый не признает своей вины? Следует ли разрешать подсудимому выбирать порядок судебного разбирательства - с участием или без присяжных заседателей? И здесь возможны различные варианты, каждая страна определяет это по своему усмотрению.

В Японии, например, имеется мнение, согласно которому половые преступления должны исключаться из рассмотрения с участием судебных заседателей для того, чтобы охранить приватность потерпевших.Далее, можно поставить вопрос о том, подходяще ли применить суд с участием судебных заседателей к делу подростков.Закон о подростках предусматривает, что в делах подростков принимаются специальные меры для их перевоспитания.Однако представляет сомнение вопрос, возможно ли в суде с участием судебных заседателей, в котором приговор выносится через несколько дней, применить такой дух Закона о подростках.Действительно был судебный заседатель, который откровенно сказал, что он не принимал во внимание факт, что подсудимый является подростком.

- Давайте вернемся к нашей стране.Какие плюсы и минусы реформы казахстанской судебной системы Вы можете обозначить в связи с введением суда присяжных? Какие проблемы в этом аспекте, на Ваш взгляд, сейчас наиболее актуальны? Что еще необходимо доработать, усовершенствовать?

- Честно говоря, я не чувствую себя достаточно компетентным, чтобы судить о плюсах или минусах системы суда присяжных в Казахстане.Я только начал его изучать.Надо учитывать и то, что я не знаком с вашей судебной практикой, поэтому мне трудно говорить о функционировании какого-то юридического института только на основе правового регулирования его в законодательстве.Тем не менее попробую высказать некоторые мысли.

Во-первых, УПК Казахстана включает в себя правила, которые ограничивают исследование доказательств с участием присяжных заседателей.Например, часть 8 статьи 335 УПК предусматривает, что «не подлежат исследованию с участием присяжных заседателей обстоятельства, связанные с прежней судимостью подсудимого, о признании его хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иные обстоятельства, способные вызвать в отношении подсудимого предубеждения присяжных заседателей».Такое ограничение понятно и напоминает законодательство России, которая приняла классическую модель суда присяжных.

Одновременно в России некоторыми учеными и адвокатами критически оценивается практика применения УПК в отношении того, что запретов высказывания в присутствии присяжных заседателей слишком много.Например, запрещается утверждать, что признание подсудимого на досудебном следствии дано принуждением под угрозой насилия, под предлогом, что протокол о признании уже признан допустимым доказательством.Но вопрос о допустимости и вопрос о достоверности доказательств должны быть разграничены.Спорить о достоверности допустимого доказательства возможно, этот спор разрешают присяжные заседатели, так считают российские критики.Конечно, разрешить такой спор - это трудная задача не только для присяжных заседателей, но даже для профессиональных судей.Эта проблема имеется у нас тоже.Так что отмечается настоятельная необходимость введения видеозаписи целого (подчеркиваю - целого, а не части фрагментов) хода допроса на досудебной стадии для того, чтобы сделать этот ход видимым.Это узловая проблема, в частности, в Японии, в которой защитнику не разрешается присутствовать при допросе подозреваемого.

Ограничение фактических обстоятельств, которые показываются присяжным заседателям, фактически означает ограничение вопросов, на которые подлежит ответить присяжным заседателям.Такая тенденция в России, по моему мнению, связана с таким пониманием роли судьи и присяжных заседателей: для присяжных заседателей вопрос факта, а для судьи - вопрос права.Но разграничение вопроса факта и вопроса права иногда оказывается не простой проблемой.Опыт России показывает, что это позволяет манипуляцию постановки вопроса перед присяжными заседателями с тем, чтобы искусственно ограничить предмет обсуждения присяжными заседателями.Примером тому может служить дело Сутягина, которое рассматривалось в 2004 году в Московском суде.Согласно обвинительному вердикту присяжных заседателей Игорь Сутягин был признан виновным за шпионаж и получил 15 лет.Но дело в том, что из формулировок в вопросном листе был изъят вопрос о том, составляют ли сведения, которые Сутягин передал иностранцам, государственную тайну.На этот существенный вопрос ответила судья, а присяжные заседатели утвердили только факт, которого сам Сутягин не отрицал, что он передал какие-то сведения иностранцам.

Более того, надо добавить, что нередко вопрос факта и вопрос права неразделимы.

В смешанной системе, как, например, в шеффенской системе, на мой взгляд, строгого разграничения вопроса факта и вопроса права нет.В Японии судебные заседатели устанавливает факты, и применяют право (то есть решают вопрос права) вместе с судьями, а толкование права - исключительная роль судей.Но судебным заседателям допускается присутствовать при обсуждении судьями вопроса о толковании права.Часть вторая статьи 566 УПК Казахстана предусматривает, что после основного вопроса о виновности подсудимого могут ставиться частные вопросы.Мне кажется, что в таком случае обстоятельства, которые ставятся в вопросном листе, включают в себе довольно сложные правовые вопросы.

Если мое понимание правильно, на мой взгляд, в Казахстане нет основания следовать практике ограничения вопросов, на которые подлежит ответить присяжным заседателям, то есть практика проблематична даже в России, которая приняла классическую модель суда присяжных.

- Вот вы вспомнили дело Сутягина, надо ли понимать, что суд присяжных может влиять на статистику оправдательных, либо обвинительных приговоров?

- В Японии оправдательные приговоры составляют 0,4% всех приговоров в суде с участием судебных заседателей, выше, чем среднее число в местных судах за последние 10 лет (0,1%), но все-таки такое число ничтожное.Причины такой низкой доли оправдательных приговоров являются предметом отдельной дискуссии.В связи с практикой, в которой согласно принципу прокурорского усмотрения в предъявлении обвинения государственные обвинители передают суду только дела, в которых вероятность обвинительного приговора они считают очень высокой, у судей формируется обвинительный уклон, или практическая «презумпция виновности», вследствие чего судьи легко принимают утверждения обвинения.В результате доля обвинительных приговоров доходит до 99%.Однако при таком положении иногда могут быть скрыты серьезные судебные ошибки.Именно для того, чтобы преодолеть такое искажение в уголовном правосудии, сторонники суда присяжных возлагают надежды на роль судебных заседателей.Хотя доля оправдательных приговоров все еще очень мала, но все же отмечается, что судебные заседатели иногда оказываются очень верными принципу: неустранимые сомнения в виновности толкуются в пользу обвиняемого.

- Хорошо, давайте вновь вернемся к казахстанскому законодательству, о котором Вы начали говорить…

- Во-вторых, я обратил внимание на статью 563 УПК Казахстана, которая предусматривает прения, состоящие из двух частей.Статья интересная, но почему вторая часть прений, в которой излагаются позиции по вопросу назначения наказания включительно, проводится без участия присяжных заседателей? Я предполагаю, что согласно замыслу законодателя нельзя поставить аргументы по поводу назначения наказания до того, пока присяжные заседатели еще не решали вопрос о виновности или невиновности.Это понятно.Но потом они могут и должны участвовать в назначении наказания.Кстати, в Японии некоторыми специалистами предлагается, чтобы разделить не прения, а само производство на две части, то есть сначала исследовать только доказательства, касающиеся виновности или невиновности, и принять промежуточное решение об этом вопросе, потом, в случае обвинительного решения, исследовать обстоятельства, которые могут оказать влияние на меру наказания (например, судимость, мнение потерпевшего по поводу меры наказания).Хотя пока на такое предложение обращается не очень большое внимание, я считаю его логичным и, наверное, предпочтительным разрешением.

В-третьих, ключевым вопросом являются взаимоотношения между профессиональными судьями и непрофессиональными заседателями в совещательной комнате.С количественной точки зрения в Казахстане судья имеет только один голос из одиннадцати.В Японии - треть голосов.Но вот какова качественная сторона? В связи с этим, как мне кажется, предписание казахстанского УПК (часть 1 ст.569), что председатель руководит совещанием присяжных заседателей, не является наилучшей формулировкой.Японский Закон об уголовном правосудии с участием судебных заседателей предусматривает, что в совещании председательствующий должен заботиться о том, чтобы судебные заседатели смогли достаточно исполнить их обязанность, бережно давая судебным заседателям необходимые объяснения о законодательстве, упорядочивая совещание, чтобы оно было им понятно, обеспечивая им достаточные возможности высказывания мнений и принимая другие меры.

Конечно, решающим здесь является не законодательное предписание.Согласно статистическим данным, средняя продолжительность совещания в 2011 году была 564 минут, то есть около 9 часов, по делам, в которых подсудимые признали свою виновность, - около 8 часов, а не признавали - около 11 часов.

Однако нам не известно, что случается в действительности в совещательной комнате, потому что судебные заседатели обязаны хранить тайну совещательной комнаты.Хотя понятно, что нельзя оглашать, какое мнение имел отдельный судья или судебный заседатель, или приватность заинтересованных лиц в деле, которая стала известна из материалов дела, неясен предел тайн, которые должны быть сохранены.Но то, что судебные заседатели рассказывают о своем опыте, имеет важное значение для совершенствования системы.Даже в случае если председательствующий неподходяще руководил ходом совещания, обязанность сохранить тайну не позволяет обнаружить этот факт.Так что я обращаю свое внимание на то, что действует в России Клуб присяжных, в Японии - сеть судебных заседателей.Они представляют различные предложения для совершенствования системы на основе своего опыта.

- Действительно, вокруг суда присяжных еще много спорных моментов.А как Вы смотрите на то, что граждане, избранные присяжными заседателями, по тем или иным причинам не являются в суд, в результате чего рассмотрение дела откладывается, и процесс неоправданно затягивается? Не знаю, как в Японии, а у нас это довольно распространенная практика.Получается, что налогоплательщики, по сути, оплачивают расходы, связанные с такой задержкой.Япония сталкивалась с подобной проблемой? Если, да, то как она решается?

- У нас средняя продолжительность судебного разбирательства, в котором принимают участие судебные заседатели, составляет 5 дней.Судебное следствие подробно планируется, причем, мне кажется, даже излишне подробно, поэтому проблем неоправданного затягивания процесса, как правило, просто не существует.А чтобы суд не зависел от неявки судебных заседателей, японское законодательство позволяет увеличить численность запасных заседателей до шести, хотя в действительности отбирается в среднем 2,1 запасных заседателя.В Казахстане всегда два запасных заседателя, поэтому, как мне кажется, чтобы и у вас не возникало подобной проблемы, к этому вопросу надо подойти более гибко.Он решаемый.

- Г-н Коморида, на Ваш взгляд, можно ли наказывать гражданина за отказ быть присяжным заседателем? Не кажется ли Вам, что присяжный должен исполнять свои обязанности по зову сердца, исходя из личного стремления к справедливости, а не под угрозой кары?

- У нас закон предусматривает административный штраф за неявку по неуважительным причинам в размере до 100 000 иен.Но статистика показывает, что в прошлом году, например, ни одного такого случая не было.

Как я уже сказал, в Японии суд с участием судебных заседателей начал функционировать в 2009 году, а закон об этой системе приняли в 2004 году.В течение 5 лет принимались различные меры по подготовке к его введению, в том числе информационная работа среди населения.

Что же касается процедуры отбора судебных заседателей, то согласно закону местный суд уведомляет всех кандидатов в заседатели о включении их в списки кандидатов.При этом таким гражданам предлагают заполнить анкету, где в числе других есть и такой вопрос: имеется ли причина, запрещающая им быть судебным заседателем, либо дающая возможность отказаться от службы в качестве судебного заседателя? Закон предусматривает 13 ситуаций, которые дают возможность отказаться от службы.После того как устанавливается дата проведения судебного заседания по конкретному делу, суд вызывает кандидатов, отобранных по случайной выборке, по обычным делу - около 60.К вызову прилагается вопросный лист, опять содержащий вопрос о наличии обстоятельств, которые дают возможность отказаться от службы.Учитывая ответ на вопросный лист, вызов может быть отменен уже на этой стадии.Судебным заседателям полагается компенсация транспортных, суточных и гостиничных расходов.Явка кандидатов в заседатели в день судебного заседания в прошлом году составила 78,4%.

Поэтому, как мне представляется, в этом вопросе надо действовать не столько методом правового принуждения, это крайняя мера, сколько чисто организационными методами.

- А вот, интересно, кто не может быть присяжным заседателем в японском суде?

- Судебными заседателями не могут быть парламентарии, министры, определенные государственные служащие, действующие и бывшие судьи и прокуроры, адвокаты, нотариусы, работники судов, работники Министерства юстиции, а также члены сил самообороны, профессора и доценты права, губернаторы префектур и мэры городов и др.лица.Могут отказаться от участия в работе судов лица, достигшие 70-летнего возраста, студенты и ученики, лица, которые уже были судебными заседателями в течение предшествующих пяти лет, или были вызваны с суда как кандидаты в заседатели в течение года, лица, занимающиеся важной работой, в которой без них возникнут большие ущербы, лица, которые, принимая участие в отправлении правосудия, могут причинить себе или третьему лицу серьезные физические, психические или экономические невыгоды.

- А вот в США, например, бытует такой фразеологизм: «Будь вежливым со всеми: никогда не знаешь, кто попадет в состав присяжных», что уже само по себе свидетельствует о широкой популярности суда присяжных в Америке.Как Вы полагаете, чем объясняется успех американской модели суда присяжных?

- Здесь также можно вспомнить историю, когда суд присяжных обеспечивал американцам определенную самостоятельность от колониального правительства Великобритании, дух американской демократии, сутью которого является разрешение проблем, возникающих в обществе, самими гражданами, конституционное обеспечение права на суд присяжных и т.д.Кроме того, хочу обратить особое внимание на огромное количество эмпирических материалов о суде присяжных в этой стране, накопленных за большой отрезок времени, что дало возможность, как говорится, всесторонне «обкатать» эту модель, изучив ее не только в теории, но и на практике.

- Г-н Коморида, большое спасибо за обстоятельное интервью.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии