Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

О плюсах и минусах введения института сделки о признании вины /Е. Кененбаев/

В республике продолжается активное обсуждение введения института «сделки о признании вины». Свою точку зрения по этому вопросу высказали казахстанские и зарубежные юристы на международном «круглом с

Фото : 31 октября 2012, 16:09

 

В республике продолжается активное обсуждение введения института «сделки о признании вины». Свою точку зрения по этому вопросу высказали казахстанские и зарубежные юристы на международном «круглом столе» в рамках новой модели Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан. Предагаем вашему вниманию ключевые выступления.

 

Е. Кененбаев, заместитель министра внутренних дел РК

 

Обсуждаемый сегодня вопрос, конечно, имеет важное значение не только для правоохранительных структур, поскольку введение института «сделки о признании вины», безусловно, будет затрагивать конституционные права граждан, вовлеченных в орбиту уголовного процесса. Понимая масштабность и глубину предстоящих изменений в работе органов уголовного преследования и суда, МВД изучило опыт реформирования уголовного судопроизводства таких постсоветских государств, как Грузия, Молдова, Латвия, Эстония и Украина. С выездом изучен уголовный процесс в Германии. Собраны информационные материалы об уголовном процессе в США, Великобритании, Франции, Швеции и других развитых стран.

Как известно, сделка о признании вины, или так называемая сделка с правосудием, - это такой процесс достижения соглашения в уголовном процессе, когда следователь, прокурор предлагает подсудимому возможность признать свою вину в совершении преступления либо в совершении менее тяжкого преступления при условии, что приговор будет смягчен. Сделка дает возможность обвиняемому избежать полноценного судебного разбирательства и риска быть признанным виновным по первоначальному, более тяжкому обвинению. По опыту других стран, при введении данного института в новом УПК можно ожидать следующих результатов:

1) увеличится оперативность расследования уголовных дел, что положительно отразится на нагрузке следователей, оперативных работников, прокуроров и судей;

2) экономятся силы и средства органов расследования, которые можно будет направить на раскрытие тяжких и особо тяжких преступлений;

3) «сделка с правосудием» может повлиять на сокращение количества лиц, осужденных к лишению свободы, путем применения к ним альтернативных видов наказаний (ограничение свободы, привлечение к общественным работам, исправительные работы и штраф), в том числе условное осуждение;

4) в УПК появится новый инструмент для выявления таких опасных форм, как организованная преступность, преступное сообщество и т.д.

 

Конкретные плюсы введения такой сделки

В первую очередь это дает возможность суду вынести приговор, не исследуя все материалы дела и опираясь на показания обвиняемого. Таким образом, сделка способствует ускорению судебного разбирательства, приближению момента реализации уголовной ответственности и уменьшению загруженности судей. Вероятность вынесения обвинительного приговора 100-процентная.

Во-вторых, у правоохранительных органов появится возможность заниматься другими преступлениями и устанавливать причастность к совершенному деянию других лиц.

В-третьих, сделка имеет профилактическое воздействие на осужденных, в том числе наказанных условно, которым прокурор установил какие-либо ограничения, так как в случае их нарушения осужденный имеет право ходатайствовать перед судом об аннулировании сделки.

 

Минусы сделки

В результате заключения соглашения могут быть установлены далеко не все юридически значимые обстоятельства совершения преступления. Суд в подобных случаях чаще всего не будет стремиться глубоко вникать в суть происшествия, удовлетворяясь формальным признанием вины со стороны подсудимого и возможностью без лишних затяжек вынести приговор. Органы расследования могут умышленно завышать объем обвинения для того, чтобы лицо согласилось на сделку, тогда как в его действиях усматривается менее тяжкое преступление (к примеру, предъявляется обвинение в совершении умышленного убийства, однако если бы расследование было бы в обычном порядке, его действия квалифицировались бы правильно - убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны).

Снижает серьезность природы преступлений, если наказание за совершение таковых практически всегда можно избежать.

И, к тому же, имеется риск того, что лицо, согласившись на сделку, может оговорить других подозреваемых, чтобы самому избежать уголовной ответственности.

Диспуты вокруг плюсов и минусов сделки идут во всем мире. Вместе с тем количество стран, где внедряют такой институт, с каждым годом растет. В последнее время в Молдове, Грузии, некоторые элементы введены в УПК Российской Федерации, планирует внедрить Украина.

Одна из правовых установок Концепции правовой политики республики на период 2010-2020 годы - это упрощение и повышение эффективности уголовного процесса.

Первым практическим шагом в этом направлении явилось принятие 3 декабря 2009 года Закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан по вопросам упрощенного досудебного производства», который вступил в законную силу 12 января 2010 года.

Следует отметить, что данная форма расследования близка к упрощенным процедурам, действующим во многих странах, в том числе в некоторых странах СНГ (Беларусь, Азербайджан, Эстония).

Она фактически предусматривает направление в суд материалов доследственной проверки без производства дознания или предварительного следствия.

Срок расследования определен до 10 суток с момента регистрации заявления или сообщения о преступлении до направления протокола упрощенного досудебного производства прокурору. Изначально упрощенное досудебное производство апробировалось по так называемым «очевидным» преступлениям небольшой и средней тяжести, если известно лицо, совершившее преступление, которое признает свою вину, не оспаривает собранные доказательства, характер и размер причиненного им вреда.

Всего в 2010 году в порядке упрощенного досудебного производства окончено 10 944 дела, или 16,1% от общего количества дел направленных в суд. Из них возвращено прокурорами и судом для производства предварительного следствия и дознания - 531 дело, в основном по причине необходимости избрания мер пресечения в отношении обвиняемых лиц. Прекращено 6858 (63%) уголовных дел, все за примирением сторон.

4 февраля 2011 года вступил в силу Закон по вопросам дальнейшей гуманизации уголовного законодательства и усиления гарантий законности в уголовном процессе, которым упрощенное досудебное производство распространено на тяжкие виды преступлений.

Более того, в упрощенном досудебном производстве имеются элементы сделки, поскольку по таким делам суд не вправе вынести наказание более половины максимального размера, предусмотренного санкцией статьи.

Всего в 2011 году в порядке упрощенного досудебного производства окончено 14 183 дела, или 21,5%, возвращено для предварительного следствия и дознания 858 дел. Прекращено 7717 (55%), все за примирением сторон. Всего окончено производством 339 дел тяжких преступлений (ст. 259 УК - 127, ст. 178 УК - 163, ст. 175 УК - 19, ст. 185 - 18, ст. 257 УК - 6, ст. ст. 103, 179 - по 3), из них возвращено прокурорами и судом для производства предварительного следствия и дознания - порядка 10 дел, также в основном по причине необходимости избрания мер пресечения в отношении обвиняемых лиц. За период действия упрощенного досудебного производства, лиц оправданных судом и незаконно привлеченных к уголовной ответственности, не допущено.

В нашем отечественном законодательстве элементы сделки имеются в статье 65 Уголовного кодекса «Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием», которая в практической деятельности часто применяется. Только в 2010 году по ст. 65 УК органами следствия и дознания освобождено от уголовной ответственности 172 лица, в 2011 году - 155 лиц.

В рамках разработки новой редакции УПК и в соответствии с протоколом совещания межведомственной рабочей группы от 27 января т.г. под руководством председателя группы - первого заместителя Генерального прокурора И. Меркель мы подготовили предложения по «сделке о признании вины».

При разработке этой главы нами учтены все ее возможные минусы и плюсы, чтобы максимально реализовать права всех участников уголовного процесса.

Теперь о нашем видении казахстанской модели «сделки». Сам механизм сделки очень прост. Подозреваемый имеет право ходатайствовать перед прокурором о заключении сделки с момента предъявления ему подозрения, так как к этому моменту уже имеются какие-либо доказательства его причастности к преступлению до стадии судебного следствия.

Одновременно прокурор наделяется правом самостоятельно инициировать вопрос о заключении «сделки». Это предлагается для того, чтобы по сложным уголовным делам можно было упростить расследование. Однако окончательное решение выносит, конечно, суд. И при подготовке этой главы у нас была дилемма - включать потерпевшего в орбиту «сделки» или нет.

Но, учитывая, что в новом УПК появится норма о создании фонда для жертв преступлений, пополняемый за счет штрафов, конфискованного и изъятого имущества, сохранится институт примирения сторон и медиация, потерпевший при сделке не участвует, но он вправе заявить в суде свое мнение или возражение. К примеру, в Грузии потерпевший вообще не имеет никаких прав при сделке с правосудием.

В этой связи мы попытались усилить судебную стадию. Помимо того, что судья перепроверяет заключенную сделку, в судебную часть подключается и потерпевший. Его участие в суде обязательно, если он не согласен со сделкой. При направлении уголовного дела в суд прокурор предварительно письменно уведомляет потерпевшего с разъяснением, что он имеет право обжаловать сделку в суде и заявить гражданский иск.

Рассмотрение сделки судом осуществляется в 5-дневный срок со дня получения материалов дела.

Суд, рассмотрев законность сделки, в совещательной комнате выносит одно из следующих решений:

1) постановление о возврате уголовного дела прокурору, если отсутствуют основания для применения процессуального соглашения;

2) постановление о возвращении уголовного дела прокурору с предоставлением возможности заключения нового процессуального соглашения, если суд не согласится с квалификацией преступления, либо видом или мерой наказания;

3) постановление об отказе от процессуального соглашения и возвращении уголовного дела прокурору, если у суда возникли сомнения в законности заключения процессуального соглашения;

4) постановление о прекращении уголовного производства, если обнаружились основания, перечисленные в статьях 37 и 38 УПК;

5) приговор об осуждении обвиняемого и назначении ему наказания согласно процессуальному соглашению.

В случае вынесения судом постановления, указанного в пункте 1 или 2 части 1 настоящей статьи, он возвращает уголовное дело прокурору для продолжения уголовного производства.

В случае отмены судом судебного приговора об утверждении сделки или отказа от сделки самого обвиняемого, не допускается использование данных подозреваемым, обвиняемым показаний против него. При этом приговоры суда по делам, предусмотренным настоящей главой, обжалованию не подлежат, за исключением случаев, если осужденный в 15-дневный срок после вынесения приговора подал в вышестоящую судебную инстанцию жалобу об отмене приговора суда об утверждении процессуального соглашения, когда:

1) процессуальное соглашение заключено путем обмана;

2) ограничивалось право обвиняемого на защиту;

3) процессуальное соглашение заключено путем принуждения, насилия, угроз или устрашения;

4) рассматривающий дело суд игнорировал существенное требование, предусмотренное настоящей главой.

Если осужденный нарушил условие сделки, прокурор вправе в месячный срок после выявления нарушения подать в вышестоящую судебную инстанцию жалобу об отмене приговора суда об утверждении сделки.

К условиям сделки могут быть отнесены условное осуждение, либо какие-либо другие ограничения, в зависимости от видов наказаний, которые будут предусмотрены в новом Уголовном кодексе.

Вместе с тем предложения, направленные в Генеральную прокуратуру, конечно же, не являются окончательными.

На мой взгляд, «сделку» необходимо распространить на все категории преступлений, без учета их тяжести. В первую очередь, она должна быть направлена на противодействие организованным формам преступности, экстремизму и терроризму. При этом такой процесс должен быть взвешенным, чтобы ни один из ее членов не смог уйти от уголовной ответственности. И сделку можно совершить с одним из нескольких подозреваемых, независимо от дачи их согласия. Поэтому предлагаем в отношении лиц, согласившихся выдать других участников преступления, материалы уголовного дела выделять в отдельное производство и выносить в отношении них судебное решение после осуждения всех соучастников преступления.

По нашему мнению, сделку необходимо связать с институтом обеспечения мер безопасности лиц, участников уголовного процесса. В связи с этим предлагаем предусмотреть норму о предоставлении безопасного места для лиц, согласившихся на сделку и лицо не должно содержаться в одной камере с другими соучастниками преступления.

Возможно, по опыту США, целесообразно рассмотреть вопрос о праве полного освобождения от уголовной ответственности лиц, активно способствующих раскрытию преступлений.

Полагаю, что необходимо наделить следователя и дознавателя правом процессуальной инициативы перед прокурором, поскольку задача раскрытия преступления сохраняется за полицией. На наш взгляд, следователь и дознаватель должны самостоятельно вносить ходатайство прокурору о сделке, так как именно они непосредственно контактируют с подследственными лицами.

В заключение хотел бы подчеркнуть, что такой институт «как сделка с правосудием» необходимо рассматривать в совокупности с другими нормами проекта УПК. Ведь понятно, что уголовный процесс не будет сбалансирован, если каждое ведомство будет пробивать свои приоритеты, будучи ответственным за содержание отдельных глав УПК. И очень важно, чтобы была очень тесная связь между двумя рабочими группами, разрабатывающими проекты новых УПК и УК. С учетом сегодняшних предложений и замечаний проект УПК, я думаю, будет доработан. Однако учитывая, что все-таки «сделка» - это весьма сложный институт, предлагаем целесообразность ее введения рассмотреть на более поздних этапах разработки законопроекта.

Конечно, для нас является интересным опыт, прежде всего, стран ближнего зарубежья, где применяется. Поэтому мы внимательно послушаем мнение наших коллег.

В целом, я хочу отметить, что МВД Казахстана поддерживает введения института «сделки» в наш УПК. Вместе с тем, мы полагаем необходимым создать лучшую ее модель, которая учитывала бы интересы и общества, и каждого человека. Обвиняемому, согласившемуся на «сделку», необходима гарантия назначения гуманного наказания, чем это предусмотрено Уголовным кодексом.

Полагаю, что обсуждение, безусловно, будет способствовать тому, чтобы создать в Казахстане современный и совершенный уголовный процесс.

 

 

 

Сделка - это материально-правовое категориальное понятие, и его сущность следует объяснять в материальном праве. Материальное право должно закрепить сущность сделки, ее общее значение и назначение в конкретный правовой период. Определение причин введения института сделки в процессуальные процедуры РК позволит точнее определить правильный алгоритм процессуальных действий, подлежащих включению в уголовно-процессуальное законодательство. Свою точку зрения по этому вопросу высказывает доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики юридического факультета казну им. аль-Фараби Л. Берсугурова.

 

 

Как правило, среди главных причин указывается:

1) попытки разгрузить систему (как судебную, так и правоохранительную в целом);

2) многие ученые отмечают, что роль сделок о признании вины возросла, когда прокуроры и полиция стали больше соответствовать своим профессиональным качествам, выполняя свои специфические правоохранительные функции, вместо того чтобы выполнять самый широкий спектр функций, который американские юристы не без доли иронии прозвали «мастер на все руки» (jack-of-all-trades).

В основном выдвигаются и такие причины, как:

а) формирование профессиональной судебной системы;

б) небольшая (недостаточная) численность адвокатского корпуса, что привело к тому, что:

в) сложилась устойчивая и однородная практика рассмотрения дел в судах, при которой стороны (обвинения и защиты) так или иначе могли с гораздо большей долей уверенности прогнозировать итог судебного разбирательства в случае, если бы дело прошло через обычную, а не упрощенную процедуру судебного разбирательства. То есть сама возможность предсказать не самый благополучный результат рассмотрения дела в суде присяжных, стала провоцировать обвиняемых на заключение сделки о признании вины /David Sudnow. Normal Crimes: Sociological Features of the Penal Code in a Public Defender s Office. 12 Social Problems 255.1965/.

Какая из подобных или иных причин для нас самая приоритетная?

Тем не менее приходится настаивать на том, что суть сделки, очевидно, должна быть изложена в материальной части. И к решению процедурных вопросов можно переходить после проработки основных позиций материальной части.

Нам удалось ознакомиться с одним из проектов соглашения о сделке, в которой более или менее цельно определены основные процессуальные этапы такого соглашения. Мы их попытались проанализировать. Следует отметить сразу, что в данном варианте опора идет все же на опыт применения обычных стандартных для нашего процессуального права процедур совершения процессуальных действий, но тем не менее следует отметить, что в предложенном варианте есть определенные моменты, пригодные для размышления. То есть позиции сформулированы в форме предложений по внесению изменений и дополнений в действующее уголовно-процессуальное законодательство, хотя в названии как будто определено, что это предложения в новый УПК в части введения института «сделки с правосудием».

К примеру, в статью 7 УПК предлагается ввести пункт 44, также внести дополнения в статьи 62, 68, 69, 71 действующего УПК, а также предлагается ввести новую главу в УПК - 37-1 «Заключение процессуального соглашения».

Предложено понятие сделки в пункте 44 статьи 7 УПК.

Однако из этого определения неясна суть самой сделки. То есть такое определение ничего не объясняет. (Но тогда такое определение и не нужно).

В этом проекте как будто полно изложены именно те вопросы, которые в таком изложении нуждаются меньше всего и, по сути, самые непродуктивные. Например, в предлагаемом проекте статьи 289-6 УПК отмечено, что «в процессуальном соглашении указывается…» и дается перечень стандартных вопросов: место, время, кто составляет соглашение, ф.и.о. лица, в отношении которого составляется этот документ … и т.д. (которые и без того, кажется, ясны профессиональному правоприменителю).

А важна именно сама процедура. Во-первых, конечно же, следует определиться с категорией дел, по которым сделку можно применять. При этом, безусловно, необходимо исходить из причины (целесообразности) введения института сделки. Если для того, чтобы просто разгрузить систему: тогда категорию дел можно определить только после анализа: по какой категории дел больше всего предсказуемых судебных результатов. Можно вывести категорию дел и по другим критериям: с учетом социальной значимости, необходимости разгрузить, например, пенитенциарную систему. И т.д.

Следует ли устанавливать ограничения? В предложенном варианте ограничения по применению сделки сформулированы в проекте части 3 статьи 289-1: п. 1) не применяются по особо тяжким преступлениям.

Хотя зачастую известный мировой опыт исходит именно из целесообразности введения института сделки с правосудием по тяжким составам преступлений. Неясно, чем вызвана необходимость введения ограничения по применению сделки относительно лиц, обладающих иммунитетом от уголовного преследования (проект пункта 3) части 3 ст. 289-1).

Пункт 5) части 3 статьи 289-1 устанавливает ограничения применения сделки, в случае если в уголовном деле с несколькими подозреваемыми, обвиняемыми, хотя бы одно из указанных лиц не согласно с процессуальным соглашением. Эта позиция сформулирована достаточно категорично, хотя в подобных случаях уместно было бы обсудить вопрос о возможности выделения УД в отдельное производство. Нечетко определена ситуация, предлагаемая в проекте части 3 статьи 289-6, когда обвиняемому назначается наказание по нескольким приговорам. Начало процедуры.

Часть 2 статьи 289-1 «Процессуальное соглашение может быть заключено в любой момент после предъявления подозрения до начала судебного следствия по инициативе подозреваемого, обвиняемого или прокурора… Кроме того, что возникает вновь вопрос о сути сделки (в предложенном в данном проекте варианте), при таком положении серьезно страдает вопрос об установлении истины по уголовному делу. Ее ведь при таком раскладе не установить. Достаточно подозреваемому (обвиняемому) признаться в совершении части какого-то преступления, и дальше истину устанавливать нет необходимости, да и возможности. И только потом, когда или отказано в утверждении сделки, необходимо будет истину доказывать, да и то с некоторыми ограничениями.

Из этого же следует ущербность предложенного варианта пункта 2) части 3 ст. 289-4, не позволяющего определиться с понятием «реальное наказание». О каком «реальном наказании» в данном случае речь идет, исходя из какой доказанной истины оно будет определяться. И вообще само назначение «реального наказания» является прерогативой суда в рамках установленной альтернативной санкции.

Проект пункта 4) этой же 289-4 статьи: «Если процессуальное соглашение будет утверждено судом, потерпевший имеет право обжаловать вынесенный приговор», однако в

впоследующем, например, в проекте статьи 289-15 указано, что приговоры суда по делам, предусмотренным настоящей главой, обжалованию не подлежат, за исключением случаев…», и в перечне случаев потерпевший уже не указан. Вопросы возникают и на предмет возможного обжалования приговора.

Надо ли вносить новые основания обжалования и пересмотра приговора: апелляционные (кассационные) и надзорные основания.

Проект части 4 статьи 289-4: из чего исходит прокурор, определяя вид и размер наказания. (Из чего должен исходить прокурор?). Ведь в ч. 3 п. 1) и 2) говорится о двух видах наказания. Первое: вид и максимальное наказание в случае заключения сделки; второе: будет отбывать реальное наказание (а какое?)

Проект части 1 статьи 289-5: «Если подозреваемый, обвиняемый изъявляет желание о заключении процессуального соглашения, то он подает в прокуратуру письменное ходатайство». Здесь необходимо определиться, исходя из какой цели сделки вводится такое положение, поскольку, без этого неясна цель предложенного действия.

Проект части 2 статьи 289-5: «при согласии прокурора…». Решение вопроса полностью ставится в зависимость от согласия прокурора. Следует ли в данном случае формулировать контрольные позиции, определяющие поведенческую добросовестность прокурора на данном этапе?

Сроки. Проект статьи 289-1 указывает, что ходатайство может быть подано «в любой момент… после предъявления подозрения».

Часть 4 этой же статьи определяет, что «в 24 часа после подачи подозреваемым ходатайства … следователь обязан передать прокурору…», и далее часть 1 статьи 289-4: «Прокурор в 48 часов … рассматривает … истребует УД и в случае признания вины…». Вопрос: какой вины? Еще ведь мало что известно, почти не установлены обстоятельства дела. Проект статьи 289-4: «прокурор проверяет…». Совершенно неясно, что проверяет прокурор?

Нет ли обстоятельств, определенных частью 3 этой 289-1статьи? А здесь указывается:

1) особо тяжкого преступления (а расследования еще и не было);

2) может быть, еще не все участники УД установлены, а это будет уже препятствием для утверждения сделки о признании вины.

В подобной формулировке процессуальные нормы могут превышать материально-правовые потребности.

В проекте части 1 статьи 289-1 указано, что «подозреваемый при этом принимает… (получает) статус обвиняемого» (?). Когда при этом?

Надо уточнить, когда меняется статус подозреваемого, когда достигается соглашение с прокурором о сделке, или когда оно утверждается судом. С учетом того, что сделка может быть судом и не быть утверждена.

О доказательствах. Проект части 2 пункта 3) статьи 289-1 использует термин «доказательства». Но их очень мало, поскольку начало процедуры может положено «…в любой момент производства по УД».

В проекте части 2 статьи 289-8: «…потерпевший вправе обжаловать … в суде». Здесь выведена очень хорошая позиция. Однако статус потерпевшего необходимо обозначать более конкретно, понимая, что с введением института процессуальной сделки права потерпевшего будут существенно ограничиваться, особенно в его возможности на полноценное возмещение вреда (в его понимании). Видимо, будет также необходимо вести и с потерпевшим переговоры о сделке на каком-то этапе. В противном случае потерпевшие (с помощью адвокатов) будут обжаловать любые сделки и всегда. Может быть, следует предоставить потерпевшим право возражать против сделки сразу. А после разрешения этого вопроса (все равно положительного или нет) уже ставить вопрос об утверждении сделки и таким образом дезавуировать позиции потерпевшего, опять исходя из цели и правовой целесообразности сделки. Не вызывает возражения по существу формулировка проекта статьи 289-9, однако хотелось бы отметить, что такие моменты всегда вызывают вопросы: обеспечение добровольности инициативы о сделке; как это проверить? Последствия заявления о принуждении (для всех участников сделки). Кто и как будет разбираться с этими вопросами. (Опять же прокуроры?)

Об имидже судов. Во-первых, в данном проекте суды фактически лишены всяческой доказательственной опоры. Во-вторых, именно от судов требуется утвердить (или не утвердить) соглашение о сделке, а затем участникам процесса предоставляется право обжалования именно судебного решения и о сделке, и о мере наказания.

При таком положении суду надо оставлять какие-то более четкие правовые инструменты: по проверке и добровольности сделки, законности ее проведения, защиты интересов участников процесса и т.п. Потому что в подобном случае, как обычно, будет страдать именно имидж судов.

 

 

Процедура, похожая на англо-саксонскую «plea-bargaining» (переговоры между обвинение и защитой, так называемая сделка по признанию вины), была введена во Франци под названием «Процедура явки в суд с предварительным признанием вины» (CRPC), законом от 9 марта 2004 года. Целью данной процедуры было освобождение исправительных судов от наиболее простых дел, а также более быстрое отправление правосудия. Международный эксперт проекта ЕС «поддержка судебной и правовой реформы в Республике Казахстан», адвокат, президент международной комиссии французского национального совета ассоциации адвокатов (Франция) г-н Пол Ивенс.

 

Схожие процедуры были приняты также и другими странами, не только англо-саксонскими, задолго до введения такой процедуры во Франции. Однако «Процедура явки в суд с предварительным признанием вины» определенно отличается от процедуры «plea-bargaining», поскольку в рамках CRPC был исключен принцип ведения переговоров.

В Соединенных Штатах признание вины является основным элементом уголовного судопроизводства: в обмен на признание своей виновности преследуемое лицо ведет переговоры с прокурором о смягчении меры наказания.

В основном после признания своей вины перед федеральными властями мера наказания сокращается примерно на 30%. Таким образом, судья, в обмен на признание обвиняемым своей вины может отменить некоторые исковые требования обвинения, либо переквалифицировать преступление на менее тяжкое, хотя сам принцип ведения переговоров в рамках «Процедуры явки в суд с предварительным признанием вины» был исключен.

В Канаде обвинения зачастую пересматриваются после предварительного признания вины, которое принимает форму переговоров.

В Англии признание вины является частым явлением и влечет в большинстве случаев снижение наказания на 20 или 30%.

В Германии судебная практика также признает переговоры об изменении максимального срока предусмотренного наказания, в случае если было сделано чистосердечное признание, и нет никакого сомнения в виновности заинтересованного лица.

В Испании процедура, связанная с признанием вины, была введена законом от 28 декабря 1998 года.

Наконец в Италии, с одной стороны, существует процедура применения наказания по ходатайству сторон, в котором прокуратура и обвиняемый просят судью применить меру наказания, установленную общим соглашением сторон, и, с другой стороны, существует сокращенный порядок вынесения судебного решения, который позволяет судье вынести решение без прений сторон, основываясь лишь на доказательствах, поскольку обвиняемый отказался от права на снижение меры наказания на одну треть. В настоящий момент, во Франции в результате применения процедуры предварительного признания вины было вынесено 78 000 приговоров (на 630 000 приговоров, выносимых каждый год за совершение правонарушений и преступлений).

Законом № 2011-1882 от 13 декабря 2011 года о распределении судебных споров и об упрощении некоторых судебных процедур были расширены условия, при которых прокурор имеет право прибегнуть к применению данной процедуры предварительного признания вины.

 

Область применения

Изначально применение процедуры предварительного признания вины предусматривалось лишь для дел по небольшим правонарушениям, мера наказания по которым выражалась штрафом или тюремным заключением на срок менее или равный пяти годам.

Отныне новый закон признает применение данной процедуры при делах по всем преступлениям (кроме тяжких), исчез срок максимальной возможной меры наказания (5 лет тюремного заключения). Однако данный основной принцип содержит некоторое количество специфических исключений, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом.

С одной стороны, такое исключение составляют преступления, совершенные несовершеннолетними, неумышленные убийства (нарушение правил дорожного движения), политические преступления, преступления, связанные со СМИ, преступления, судопроизводство по которым предусматривается специальным законом.

С другой стороны, исключение также составляют преступления по делам об умышленных или неумышленных посягательствах на неприкосновенность личности, о сексуальном насилии, если данные преступления влекут меру наказания, превышающую 5 лет тюремного заключения.

Расширение области применения процедуры предварительного признания вины было квалифицировано различными авторами как «явно несоответствующее», «противоречащее принципу, гласящему, что судебная власть является гарантом свобод личности» и «несовместимое с требованием гласности проведения судебного заседания».

Однако 8 декабря 2011 года Конституционный Совет вынес решение, в котором дал оценку, что в новом законе, принцип предварительного признания вины не посягает на принцип разделения властей, уполномоченных на осуществление уголовного преследования и властей, уполномоченных на вынесение судебных решений.

 

Презентация и применение

Более конкретно, данная процедура состоит из нескольких этапов.

Наиболее часто она начинается по инициативе прокурора, который предлагает меру наказания обвиняемому, признавшему свою вину. Последний должен либо принять данную меру наказания, либо отказаться.

В случае согласия обвиняемого, проводится судебное заседание о приведении в исполнении данного решения, и, если судья также примет решение о вынесении решения в данном судебном заседании, данное решение будет иметь силу обвинительного приговора.

Схематически данная процедура делится на две четкие стадии:

- стадия предложения (I), в которой участвуют только прокурор республики и обвиняемый, который в обязательном порядке должен сопровождаться адвокатом;

- стадия приведения в исполнение данного решения (II), где роль прокуратуры отходит на второй план, уступая место активной роли судьи, принимающего решение об утверждении данной процедуры.

Жертва появляется в процессе только на этой стадии, поскольку ее приглашают в суд на заседание об утверждении решения о применении процедуры CRPC.

 

I. Стадия предложения

Предложение делается прокурором Республики, который играет решающую роль как в принятии решения о применении данной процедуры, так и в содержании сделанного предложения. (1)

Обвиняемый, который обязательно имеет своего адвоката, может принять сделанное предложение либо отказаться от него, в исключительных случаях, по истечении некоторого периода для размышления. (2)

1. Роль Генеральной прокуратуры.

Инициатива в проведении процедуры

Она принадлежит прокурору Республики, и только он один может принять решение о ее применении. Это осуществляется в соответствии с принципом целесообразности уголовного преследования. Более конкретно, при окончании расследования, чаще всего, при окончании задержания (ограниченного максимальным сроком в 48 часов), прокурор принимает такое решение, на основании которого будет возбуждено уголовное дело. В равной степени допускается, чтобы подозреваемый или его адвокат могли также подать ходатайство о применении процедуры предварительного признания вины, но только прокурор решает, принять или отклонить данное ходатайство. Наряду с этим следует отметить, что прокурор, принимая решение о применении процедуры предварительного признания вины, также может вызвать обвиняемого в исправительный суд.

Ранее судебная практика не признавала такого решения.

Теперь же законом от 12 мая 2009 года об упрощении отправления правосудия и применения права, устанавливается, что применение процедуры предварительного признания вины не запрещает прокурору одновременно принять решение о приглашении обвиняемого предстать перед судом.

Наконец в судебную практику в последние месяцы были внесены некоторые изменения, предполагающие, что прокурор республики может отменить свое решение о применении процедуры предварительного признания вины, при условии, что он это сделает до того как предложит меру наказания, то есть первый конкретный элемент судопроизводства.

Предложение меры наказания

Прокурор Республики может предложить лицу, признавшему таким образом свою вину, один или несколько основных или дополнительных видов наказаний, предусмотренных для рассматриваемого правонарушения.

В ответ прокурор вынужден установить границы в этом вопросе. На самом деле мера наказания в виде лишения свободы, предлагаемая как возможная мера, не может превышать половины срока, предусмотренной за данное наказание мерой лишения свободы, и при любом положении вещей, с отсрочкой или без, не может быть выше одного года.

Мера же наказания в виде штрафа не предполагает снижения ее максимума, предусмотренного законодательством.

Заметим, что если прокурором была предложена мера наказания в виде лишения свободы, то прокурор должен указать, должно ли данное наказание быть исполнено немедленно либо лицо должно предстать перед судьей по применению наказания для того, чтобы впоследствии были выбраны способы его исполнения, такие, например, как полусвободный режим отбывания наказания, отбывание наказания вне тюремных стен либо отбывание наказания на свободе с ношением электронного браслета.

Предложение прокурора может быть принято или отклонено, но не предусматривает обсуждения или ведения переговоров.

2. Роль лица, совершившего преступление. Участие адвоката в деле

В рассматриваемом нами вопросе участие адвоката является обязательным. Признание своей вины перед прокурором республики и предложение последнего могут осуществляться лишь в присутствии адвоката, который может на месте изучать дело и вести полностью конфиденциальные переговоры со своим клиентом. Клиент не может отказаться от участия адвоката. Теоретически не предусмотрено, чтобы адвокат мог вести переговоры по поводу предлагаемой санкции.

Однако адвокаты выражают большое желание иметь такую возможность ведения переговоров относительно предлагаемой санкции.

В любом случае, присутствие адвоката является обязательным. С одной стороны, факт применения такой очень быстрой процедуры оставляет обвиняемому мало времени для обдумывания; поэтому следует его должным образом защитить и довести до его понимания все последствия его согласия или отказа принятия предлагаемых мер наказания. С другой стороны, применение данной процедуры особенно направлено на «лиц, совершивших правонарушение впервые», которые реально нуждаются в совете.

Наконец, в данной процедуре решающая роль отводится прокурору республики, то есть сотруднику системы правосудия, независимость которого является предметом дискуссий и который не рассматривается Европейским судом по правам человека как представитель судебной власти, поскольку он находится в иерархическом подчинении Министерства юстиции.

Согласие или отказ принятия предложения о мере наказания

Лицо, совершившее преступление, должно быть уведомлено о том, что оно располагает десятидневным сроком для раздумий, по истечении которого должно заявить, согласно оно или нет принять предлагаемую меру (или меры) наказания.

Если лицо ходатайствует о своем намерении воспользоваться данным сроком, то прокурор может представить его судье по свободам и заключению для помещения под судебный контроль, и даже в исключительных случаях ходатайствовать о предварительном заключении, если одна из предложенных мер наказания равна или превышает 2 месяца тюремного заключения.

Во всех случаях, оглашает ли обвиняемый свое решение немедленно, либо по истечении срока, отведенного на размышление, обязательно во время сообщения прокурору республики своего решения он должен иметь рядом с собой своего адвоката.

Таким образом, существуют две возможности:

- либо лицо, совершившее преступление отказывается принять предложение. В этом случае прокурор Республики в обязательном порядке отправляет лицо в исправительный суд.

На самом деле, начав процедуру предварительного признания вины (CRPC), прокурор возбудил уголовное преследование. Таким образом, он не располагает больше принципом целесообразности уголовного преследования и не может прекратить производство по делу;

- либо лицо, совершившее преступление, принимает предложение прокурора республики.

В этом случае он предстает перед судом второй инстанции, где уполномоченный судья должен официально подтвердить выбранную меру наказания.

 

II. Стадия утверждения

На стадии утверждения в процесс вступает судья, который, перед тем как вынести решение об утверждении меры наказания, должен провести очень тщательную работу по проверке всех фактов. Только на этой стадии процесса появляется жертва с целью защиты своих интересов.

1. Обязанности судьи в процессе

В случае принятия меры наказания, предложенной прокурором, обвиняемый тотчас, по ходатайству прокурора об утверждении судом меры наказания, предстает перед

Председателем суда второй инстанции или уполномоченным председателем судьей.

Данный судья выслушивает как обвиняемое лицо, так и его адвоката.

Если обвиняемый помещен под предварительное заключение, вызов в суд может произойти позже, но «в срок, меньше или равный одному месяцу».

Когда мы говорим о судье, уполномоченном на вынесение решений об утверждении меры наказания, речь идет о судье-проверяющем, поскольку он контролирует действительность деяний и их юридическую квалификацию.

У него активная роль: он заслушивает задержанного и его адвоката, допрашивает задержанного об обстоятельствах совершения правонарушения и констатирует, позволяет ли данное правонарушение применить процедуру предварительного признания вины. Судебные слушания по утверждению меры наказания являются публичными. Конституционный совет, в своем решении от 2 марта 2004 года, подверг критике положение, согласно которому процедура утверждения меры наказания должна была происходить в совещательной комнате. На самом деле, судебное решение, влекущее за собой лишение свободы, за исключением особых обстоятельств, требующих закрытого заседания из соображений необходимости защиты жертвы, должно являться предметом открытого судебного заседания. По окончании прений судья выносит решение о том, утверждается мера наказания или на самом деле, судья не обязан утверждать меры наказания, предлагаемые прокурором. Судье оставлено право простого принятия или отказа, он не может заменить на другую меру ту, которая была предложена прокурором республики. Судья выносит свое решение в день судебного заседания об утверждении меры наказания, принимая мотивированное судебное решение. Следует отметить, что на данном судебном заседании присутствие представителей прокуратуры необязательно.

2. Решение об утверждении меры наказания или отказ в утверждении в случае утверждения

Утверждение имеет силу обвинительного приговора. Из этого следует, что уголовное преследование закончено, что утвержденные судьей меры наказания занесены в дело со сведениями о судимости обвиняемого и что они могут являться первым сроком при рецидиве. Также, если утвержденная мера наказания предусматривает тюремное заключение, лицо будет немедленно взято под стражу либо доставлено к судье по применению наказания, решение которого будет выполнено без промедления. Кроме того, решение об утверждении меры наказания подлежит немедленному исполнению, несмотря на возможность обжалования.

Наконец, по своей природе решение об утверждении меры наказания может быть обжаловано осужденным в общий срок 10 дней.

В свою очередь, прокуратура может подать лишь встречную апелляционную жалобу, то есть в ответ на апелляцию осужденного, и никоим образом не может представить первую апелляцию. На самом деле прокурор стоял у истоков процесса и содержания предложения, из чего кажется логичным, что он не может первым обжаловать решение, которое он изначально полностью определил.

В случае отказа в утверждении меры наказания

Если председатель отказывается утверждать предложение о мере наказания, он, независимо от своих мотивов отказа, должен будет вынести решение об отказе в утверждении. В свою очередь, решение об отказе в утверждении не подлежит обжалованию. Далее, следовательно, дело перейдет в Исправительный суд.

В этом случае встает вопрос будущего протоколов судебного разбирательства по применению процедуры предварительного признания вины. Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает, что в случае не принятия меры наказания, предложенной прокуратурой, либо в случае отказа в утверждении данной меры, протокол не может быть передан в следственную или судебную инстанцию, и ни прокуратура, ни стороны, не могут в данной судебной инстанции ссылаться на заявления, сделанные в ходе процедуры или на переданные в ходе процедуры документы. Таким образом, обвиняемый не будет стеснен в своей защите и сможет, например, отрицать факты, которые он признал в ходе применения процедуры предварительного признания вины CRPC, но которая не была доведена до конца.

3. Права жертв

Место жертвы в рамках проведения процедуры предварительного признания вины, собрало немало критики.

На самом деле жертва отсутствует с самой первой стадии процедуры. Жертва приглашается в суд лишь на стадии утверждения меры наказания, при необходимости вместе с адвокатом, одновременно с лицом, совершившим преступление, для того чтобы предстать в качестве гражданской стороны и запросить возмещение ущерба. Судья в равной степени может вынести решение и на основании ходатайства, направленного заказным письмом с уведомлением. Но зачастую, процедура проходит очень быстро и жертва не приглашается в положенный срок. В этом случае жертва требует, чтобы лицо, совершившее преступления, предстало перед исправительным судом для удовлетворения ходатайства о возмещении морального ущерба. Таким образом, жертва участвует в судебном заседании о возмещении морального ущерба, тогда как она не смогла участвовать в прениях по уголовному делу.

В заключение процедура предварительного признания вины (несмотря на то, что она стала объектом принципиальной критики из-за преобладающей роли прокурора и ограниченной роли жертвы, все же выполняет свою роль процедуры быстрого рассмотрения мелких правонарушений, но не применяется при сложных правонарушениях либо если мера наказания, которая возможно будет вынесена судом, превышает один год тюремного заключения).

 

 

 

В 2009 году в Российской Федерации был установлен особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Об опыте первых лет рассказывает начальник отдела главного управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел в судах Генеральной прокуратуры Российской Федерации В. Антипов.

 

Появление этого института продиктовано рядом причин. Прежде всего возможность заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, побуждает при определенных обстоятельствах привлекаемое к уголовной ответственности лицо к активному сотрудничеству с органами предварительного расследования в целях выявления и изобличения лиц, совершивших преступления, и розыска имущества, добытого преступным путем. Надо отметить, что на практике «договоренность» оперативных сотрудников с подозреваемым (обвиняемым) нередко имела место и ранее, однако при этом обвиняемому не предоставлялись процессуальные гарантии решения вопроса о наказании. Именно это обстоятельство являлось основной причиной ограничения мотивации обвиняемых на сотрудничество в целях выявления и изобличения лиц, совершивших преступления. С введением института досудебного соглашения о сотрудничестве появилась возможность правового регулирования взаимовыгодных отношений подозреваемого, обвиняемого и органов следствия.

С учетом требований ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, новых российских законов о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, досудебное соглашение о сотрудничестве можно рассматривать и как процедуру, которая способствует упрощению, а следовательно, и ускорению процедуры правосудия, что имеет немаловажное значение для обеспечения права на судопроизводство в разумный срок.

Поскольку применение института досудебного соглашения о сотрудничестве ориентировано на ускорение процесса вынесения судебного решения по уголовному делу, что позволяет экономить судебное время и бюджетные ассигнования, от его введения предполагается также положительный экономический эффект.

Как следует из закрепленного законодателем в п. 61 ст. 5 УПК РФ определения,

«досудебное соглашение о сотрудничестве - соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения».

Важно отметить, что досудебное соглашение о сотрудничестве - это соглашение между сторонами обвинения и защиты на взаимовыгодных как для стороны обвинения, так и для стороны защиты условиях.

Заключение такого соглашения с подозреваемым, обвиняемым возможно лишь после возбуждения уголовного дела, а именно с момента начала осуществления уголовного преследования и до объявления об окончании предварительного следствия.

Действия, которые подозреваемый (обвиняемый), заключая досудебное соглашение о сотрудничестве, обязуется совершить, могут касаться как содействия следствию в целях изобличения и уголовного преследования других соучастников данного преступления, так и сотрудничества в целях выявления иных преступлений и возбуждения в связи с этим новых уголовных дел.

Ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, подается подозреваемым или обвиняемым. В случае его удовлетворения досудебное соглашение о сотрудничестве составляется прокурором с обязательным участием не только подозреваемого (обвиняемого) и его защитника, но и следователя (ч. 1 ст. 317 УПК РФ).

Заявляя ходатайство, подозреваемый или обвиняемый должен в нем указать, какие действия он обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого преступным путем (ч. 2 ст. 317 УПК РФ).

Необходимо отметить, что обязательным условием заключения досудебного соглашения о сотрудничестве является указание в ходатайстве сведений в отношении иных лиц, занимающихся преступной деятельностью, которая расследуется по данному уголовному делу или по другим уголовным делам либо только подлежит проверке, по результатам которой, с учетом сообщенных сведений, возможно возбуждение уголовного дела в дальнейшем. Российским законом однозначно установлено: это не должны быть сведения, касающиеся только собственного участия данного подозреваемого, обвиняемого в преступной деятельности (ч. 4 ст. 317 УПК РФ).

В качестве примера можно привести расследование уголовного дела в отношении У. Последний обратился с ходатайством о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, в котором он обязался дать подробные показания в отношении лиц, занимающихся распространением наркотических средств в данном регионе, принять участие в проведении очной ставки с ними, предоставить распечатку сигналов соединения с этими лицами с указанием номеров мобильных телефонов, а также указать места встреч с этими лицами, количество передаваемых наркотических средств, денежных сумм, а также возможные связи названных лиц с другими распространителями наркотических средств (уголовное дело № 6993 14 РУФСКН России по Хабаровскому краю).

При рассмотрении вопроса об участниках досудебного соглашения о сотрудничестве нельзя не остановиться еще на одной проблеме, которая может возникнуть. Это вопрос о том, можно ли заключить досудебное соглашение о сотрудничестве с несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым.

Как известно, международно-правовые стандарты, предусматривают меры повышенной защиты прав несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых. При производстве предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, в Российской Федерации требуется установить в каждом случае условия их жизни и воспитания, особенности их личности, влияние на них старших по возрасту лиц и иные обстоятельства, что невозможно сделать при особом порядке судебного разбирательства.

Такое правовое решение не ставит несовершеннолетних в худшее (в сравнении со взрослыми обвиняемыми) положение при назначении им меры наказания. Совершение преступления лицом, не достигшим 18-летнего возраста, рассматривается законом в качестве смягчающего наказание обстоятельства (п. «б» ч. 1 ст. 61 УК РФ). Кроме того, установленные в ходе предварительного расследования и судом условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности личности нередко сами по себе рассматриваются судом как обстоятельство, позволяющее назначить несовершеннолетнему подсудимому более мягкое наказание. Рассматривая ходатайство подозреваемого, обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, следователь может предложить стороне защиты рассмотреть вопрос о включении в ходатайство дополнительных пунктов по сотрудничеству.

До принятия решения по заявленному ходатайству следователь должен разъяснить подозреваемому, обвиняемому сущность заключаемой сделки, возможное наказание с учетом смягчающих обстоятельств, обусловленных соглашением о сотрудничестве. Он также должен разъяснить, какие меры безопасности могут быть приняты в отношении данного лица и членов его семьи, последствия невыполнения принятых подозреваемым (обвиняемым) обязательств. Полагаем, что при разъяснении названных положений закона необходимо участие защитника, который в любой момент может оказать подозреваемому, обвиняемому юридическую помощь, в том числе в конфиденциальном порядке.

В Российском уголовно-процессуальном законодательстве для следователя установлен трехсуточный срок, в течение которого он должен рассмотреть представленное подозреваемым, обвиняемым, защитником ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и принять одно из возможных решений (ч. 3 ст. 3171 УПК РФ):

- о направлении его прокурору вместе с согласованным с руководителем следственного органа мотивированным постановлением о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве;

- об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Решение следователя оформляется постановлением, которое должно быть законным, обоснованным и мотивированным, что определено принципом законности при производстве по уголовному делу (ст. 7 УПК РФ).

Факт согласования с руководителем следственного органа постановления следователя о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым, обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве, как правило, подтверждается соответствующей записью об этом на самом постановлении, удостоверенной подписью руководителя следственного органа.

При оценке обязательств, указанных в ходатайстве подозреваемого или обвиняемого, надлежит обращать внимание на возможность их реального исполнения.

С учетом этого, до разрешения ходатайства подозреваемого или обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, следователь должен убедиться в том, что:

- подозреваемый или обвиняемый действительно располагает сведениями, которые могут оказать содействие в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления;

- сведения, которые сообщил или может сообщить подозреваемый или обвиняемый, не получены к этому моменту из других источников в ходе проверки сообщения о преступлении или предварительного расследования;

- при осуществлении предлагаемого подозреваемым или обвиняемым сотрудничества с его участием могут быть произведены необходимые, по мнению следователя, следственные и иные процессуальные действия.

В момент разрешения ходатайства следователь не всегда может планировать или даже предполагать, какие именно следственные действия могут быть произведены с участием подозреваемого или обвиняемого в процессе сотрудничества, поэтому от подозреваемого или обвиняемого нельзя требовать во всех случаях указания конкретных следственных действий, которые будут произведены с его участием. Достаточно того, что подозреваемый или обвиняемый укажет в ходатайстве обязательство участвовать в производстве следственных и иных процессуальных действий.

Поскольку в ходе предварительного следствия может возникнуть вопрос о необходимости проведения с участием подозреваемого или обвиняемого оперативно- розыскных мероприятий, следователь вправе заявить ему об этом в целях включения такого обязательства в ходатайство. В следственной практике факты выполнения таких условий соглашения уже имели место.

Кроме того, следователь обязан оценить степень угрозы личной безопасности, которой подвергается подозреваемый или обвиняемый в результате сотрудничества со стороной обвинения, его близкие родственники и близкие лица.

Если же следователь отказывает в удовлетворении рассматриваемого ходатайства подозреваемого, обвиняемого, то заключение досудебного соглашения о сотрудничестве не состоится, за исключением случая, когда это решение следователя будет отменено в установленном законом порядке.

В соответствии с общим правилом решения следователя могут быть обжалованы участниками уголовного судопроизводства в установленном уголовно-процессуальным законом порядке руководителю следственного органа, прокурору или в суд.

Уголовно-процессуальным законом Российской Федерации (ч. 3 ст. 317 УПК РФ) установлено, что окончательное решение по рассматриваемому ходатайству о заключении соглашения о сотрудничестве принимает прокурор.

Учитывая особую важность этой деятельности прокуроров, Генеральный прокурор Российской Федерации 15 марта 2010 г. издал приказ № 107 «Об организации работы по реализации полномочий прокурора при заключении с подозреваемыми (обвиняемыми) досудебных соглашений о сотрудничестве по уголовным делам».

В приказе констатируется, что заключать досудебное соглашение о сотрудничестве вправе Генеральный прокурор Российской Федерации, заместители Генерального прокурора Российской Федерации, прокуроры субъектов Российской Федерации, городов и районов, другие территориальные, приравненные к ним военные прокуроры и прокуроры иных специализированных прокуратур, их заместители (п. 1.4).

Для принятия окончательного решения по заявленному ходатайству о сотрудничестве прокурору должны быть представлены два процессуальных документа:

1) ходатайство подозреваемого, обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, подписанное защитником;

2) постановление следователя о возбуждении ходатайства о заключении с подозреваемым (обвиняемым) досудебного соглашения о сотрудничестве, согласованное с руководителем следственного органа.

По российскому законодательству, представленные документы прокурор должен рассмотреть в течение трех суток с момента их поступления.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не оговаривает возможность предварительной встречи (беседы) прокурора с обвиняемым (подозреваемым), заявившим ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, и его защитником до принятия решения по ходатайству. Между тем в некоторых зарубежных странах (в частности, США) такие встречи практикуются. По нашему мнению, такие встречи позволяют прокурору выяснить у подозреваемого (обвиняемого), как он понимает смысл и последствия досудебного соглашения о сотрудничестве, уточнить сущность сведений, которые он желает сообщить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого преступным путем, оценить их важность.

Любое из решений, принятых прокурором по ходатайству о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, облекается в форму постановления, которое должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Например, признавая нецелесообразным заключение досудебного соглашения о сотрудничестве с подозреваемым в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 228, п. «а» ч. 2 ст. 228 УК РФ, заместитель военного прокурора Черняховского гарнизона принял во внимание, что «поставщик наркотических средств подозреваемому не известен, со структурой преступной организации он не знаком, места хранения наркотиков не знает. Единственным соучастником преступления, совершенного З., является X., в отношении которого уже возбуждено уголовное дело, а его роль в совершении преступления установлена правоохранительными органами».

В случае принятия прокурором решения об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве следует незамедлительно направлять следователю, подозреваемому (обвиняемому), защитнику копию данного постановления с разъяснением права обжаловать его вышестоящему прокурору.

К содержанию соглашения о сотрудничестве уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации (ч. 2 ст. 317 УПК РФ) предъявляет очень четкие требования. В этом документе обязательно должны быть указаны:

1) дата и место его составления;

2) должностное лицо органа прокуратуры, заключающее, соглашение со стороны обвинения;

3) фамилия, имя, отчество подозреваемого или обвиняемого, дата и место его рождения;

4) описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также других обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с п. 1-4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ (виновность лица, форма его вины и мотивы; обстоятельства, характеризующие личность подозреваемого или обвиняемого; характер и размер вреда, причиненного преступлением);

5) пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающие ответственность за данное преступление;

6) действия, которые подозреваемый или обвиняемый обязуется совершить при выполнении им обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве (эти действия должны быть изложены, насколько это возможно, подробно);

7) смягчающие обстоятельства и нормы уголовного законодательства, которые могут быть применены в отношении подозреваемого или обвиняемого при соблюдении им условий досудебного соглашения о сотрудничестве.

В связи с тем, что составление соглашения о сотрудничестве требует внимательного изучения материалов уголовного дела, в рамках которого решается вопрос о заключении такого соглашения, рекомендуется готовить проекты досудебных соглашений о сотрудничестве.

При заключении досудебного соглашения прокурор должен разъяснять подозреваемому или обвиняемому правовые последствия как выполнения принятых им обязательств, так и их несоблюдения. В частности, должны быть разъяснены не только обстоятельства, признанные законом смягчающими наказание, но и порядок назначения наказания в случае выполнения обвиняемым условий досудебного соглашения о сотрудничестве.

Если в ходе заключения досудебного соглашения подозреваемый, обвиняемый, его защитник предоставят письменные предложения по предмету сотрудничества, их необходимо приобщить к заключаемому соглашению.

Досудебное соглашение о сотрудничестве подписывают: прокурор, подозреваемый или обвиняемый, его защитник.

Полагаем, что в случае неисполнения подозреваемым, обвиняемым принятых на себя обязательств по содействию следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого преступным путем, прокурор, как представитель стороны обвинения, принявший решение о заключении досудебного соглашения, с учетом мнения следователя, в любой момент вправе принять решение о прекращении действия досудебного соглашения о сотрудничестве, оформив свое решение мотивированным постановлением. Возможность принятия прокурором такого решения предусмотрена и приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 15.03.2010 г. № 107 (п. 1.16).

Сведения о несоблюдении подозреваемым, обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве (отказ от участия в следственных действиях, оперативно-розыскных мероприятиях, сокрытие важных для следствия данных и др.) должны поступить к прокурору от следователя, поскольку в процессе расследования уголовного дела именно следователь оценивает, насколько активно обвиняемый сотрудничает со следствием.

Так, по уголовному делу в отношении Н., подозреваемого в пособничестве получению должностными лицами взяток, было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. При подписании соглашения Н. обязался дать показания, изобличающие лиц, получивших взятки. Однако принятые на себя обязательства Н. не выполнил: показания в отношении других соучастников давать отказался, свою вину в предъявленном ему обвинении признал лишь частично. С учетом этих обстоятельств прокурор прекратил действие заключенного с Н. соглашения (Республика Северная Осетия - Алания).

В качестве одного из условий выполнения задач, стоящих перед институтом досудебного соглашения о сотрудничестве, в целях обеспечения безопасности лица, заключившего такое соглашение в российском праве предусмотрено, что в случае возникновения угрозы безопасности подозреваемого или обвиняемого, уголовное дело в отношении его выделяется в отдельное производство, материалы, идентифицирующие его личность, изымаются из возбужденного уголовного дела и приобщаются к выделенному уголовному.

Выделение уголовного дела в отдельное производство в отношении подозреваемого (обвиняемого), заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, согласно п. 4 ч. 1 ст. 154 УПК РФ может быть произведено сразу после заключения соглашения о сотрудничестве.

Основной смысл выделения уголовного дела в отдельное производство при вышеуказанных обстоятельствах, следователи видят в реализации задач соглашения. В большинстве случаев выделенное уголовное дело должно рассматриваться судом ранее основного дела, в связи, с чем возникает возможность использовать показания лица, заключившего соглашение, в изобличении соучастника (соучастников) преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления, и т.д.

Надо отметить, что по российскому уголовно-процессуальному закону судья вправе как по ходатайству стороны, так и по собственной инициативе возвратить уголовное дело прокурору, если имеются предусмотренные законом основания для соединения уголовных дел (п. 5 ч. 1 ст. 237 УПК РФ).

Полагаем, что возвращение по этому основанию уголовного дела, выделенного в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, «возможно лишь в тех случаях, когда раздельное разрешение уголовных дел является препятствием для рассмотрения данного дела и вынесения по нему законного, обоснованного и справедливого приговора».

Согласно положениям ч. 3 ст. 317 УПК РФ в случае возникновения угрозы безопасности не только подозреваемого или обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, но и его родственников и близких лиц следователь обязан вынести постановление о хранении в опечатанном конверте следующих документов: а) ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве; б) постановления следователя о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве; в) постановления прокурора об удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве; г) досудебного соглашения о сотрудничестве.

Меры безопасности, применяемые к подозреваемому или обвиняемому, заключившему соглашение о сотрудничестве, можно подразделить на уголовно-процессуальные, которые регламентируются соответствующими статьями УПК РФ, и меры государственной защиты, предусмотренные Федеральным законом от 20.08.2004 г. № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» и некоторыми другими федеральными законодательными актами.

Эти меры безопасности заключаются в следующем:

1) следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют подозреваемый или обвиняемый, не приводить данные об их личности. В этом случае следователь с согласия руководителя следственного органа выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием. Постановление помещается в конверт, который после этого опечатывается и приобщается к уголовному делу. В случаях, не терпящих отлагательства, указанное следственное действие может быть произведено на основании постановления следователя о сохранении в тайне данных о личности участника следственного действия без получения согласия руководителя следственного органа (ч. 9 ст. 166 УПК РФ);

2) при угрозе совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении подозреваемого, обвиняемого, их родственников и близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по их письменному заявлению, а при его отсутствии - на основании судебного решения (ч. 2 ст. 186 УПК РФ);

3) в целях обеспечения безопасности опознающего лицо для опознания по решению следователя может быть предъявлено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч. 8 ст. 193 УПК РФ);

4) на основании определения или постановления суда допускается проведение закрытого судебного разбирательства (п. 4 ч. 2 ст. 241 УПК РФ).

Необходимо обратить внимание на то, что следователь при производстве по уголовному делу в целях обеспечения безопасности подозреваемого или обвиняемого, содействующего уголовному судопроизводству, должен принимать также другие правовые и организационные меры. В частности, необходимо принимать меры, направленные на недопустимость распространения информации о таком подозреваемом или обвиняемом. Надлежит исключить контакты лиц, содействующих судопроизводству, с другими участниками уголовного процесса. Для этого рекомендуется тщательно продумывать время и место допроса, а также порядок вызова по уголовному делу обвиняемых, в отношении которых применена мера пресечения в виде подписки о невыезде.

Лицу, содействующему уголовному судопроизводству, следователь должен разъяснить, каким образом следует вести себя в случае оказания на него противоправного воздействия. Его надлежит проинформировать о способах оповещения правоохранительных органов при наличии угрозы его жизни, здоровью, имуществу, довести до него сведения о соответствующих адресах, телефонах, а также о фамилиях сотрудников, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность в рамках уголовного дела.

Рекомендуется также своевременно предупредить защитника, эксперта, специалиста, переводчика и других лиц, присутствующих при производстве следственных действий, о недопустимости разглашения без разрешения следователя ставших им известными данных предварительного следствия, в том числе о личности обвиняемого, содействующего уголовному судопроизводству. В обязательном порядке указанные лица должны давать соответствующую подписку, так как уголовная ответственность за разглашение данных предварительного расследования возможна лишь тогда, когда лицо в установленном порядке предупреждено о недопустимости разглашения этих данных.

При разрешении вопросов, связанных с назначением судебного заседания, судья должен располагать необходимой информацией о применении мер безопасности, чтобы оценить своевременность и эффективность их принятия, принять во внимание возможность противоправного воздействия в отношении защищаемого лица в стадии судебного разбирательства.

Получив поступившее из следственного органа уголовное дело, прокурор обязан тщательно ознакомиться со всеми его материалами, с составленным по делу обвинительным заключением, которое должно соответствовать результатам расследования, убедиться в виновности обвиняемого и только после этого решать вопрос об утверждении обвинительного заключения. При этом по результатам изучения представленных уголовного дела и других материалов прокурор оценивает характер и пределы содействия обвиняемого следствию, соблюдение условий досудебного соглашения о сотрудничестве, достижение цели такого сотрудничества.

Тщательное изучение прокурором уголовного дела и других материалов необходимо, чтобы удостоверить полноту и правдивость сведений, сообщенных обвиняемым при выполнении им обязательств, предусмотренных заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве.

Подтверждением соблюдения обвиняемым условий и выполнения обязательств, предусмотренных заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве, могут служить как материалы данного уголовного дела, так и иные сведения, в том числе полученные из других уголовных дел.

В частности, таким подтверждением являются: протоколы допроса обвиняемого и очных ставок, проводившихся с участием обвиняемого, протоколы проверки показаний обвиняемого на месте; постановления о предъявлении обвинения соучастникам данного преступления; постановления о возбуждении уголовных дел в отношении соучастников преступления в связи с совершением ими других преступлений; расписки о получении потерпевшими похищенного у них имущества; данные о преступлениях и уголовных делах, обнаруженных в результате сотрудничества с обвиняемым (документы оперативно-розыскной деятельности, материалы проверок сообщений о преступлениях, копии постановлений о возбуждении уголовных дел и др.

При утверждении обвинительного заключения прокурор одновременно выносит представление об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения. Копия представления прокурора вручается обвиняемому и его защитнику, которые вправе представить свои замечания. Если прокурор признает замечания обоснованными, он должен их учесть.

В любом случае (и при отклонении замечаний, и при согласии с ними) прокурор должен вынести соответствующее постановление.

Не позднее трех дней с момента ознакомления обвиняемого и его защитника с представлением прокурор направляет уголовное дело в суд вместе с представлением об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу.

Если же условия досудебного соглашения о сотрудничестве не выполнены, содействие раскрытию и расследованию преступления фактически отсутствовало и лицо, совершившее преступление, ограничившись сообщением сведений о собственном участии в преступной деятельности, не способствовало изобличению соучастников преступления, выявлению других преступлений, совершенных этими либо иными лицами, прокурор принимает решение об отказе во внесении представления об особом порядке проведения судебного заседания. В этом случае должно быть вынесено соответствующее постановление, копия которого с разъяснением порядка его обжалования направляется обвиняемому и его защитнику, а уголовное дело подлежит направлению в суд для рассмотрения его в общем порядке.

Следует подчеркнуть, что, рассматривая поступившее от следователя с обвинительным заключением уголовное дело, по которому с обвиняемым было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, и придя к выводу, что обвиняемый принятые им на себя обязательства не выполнил, прокурор не должен направлять такое уголовное дело в суд, не оформив надлежащим образом принятое им процессуальное решение. В противном случае, т.е. когда в деле отсутствует постановление об отказе во внесении представления об особом порядке проведения судебного заседания (а такие факты имели место на практике), при назначении судебного заседания у суда могут возникнуть обоснованные сомнения по вопросу о том, в каком порядке (особом или общем) надлежит рассматривать уголовное дело.

О значении представления прокурора о рассмотрении в особом порядке уголовного дела в отношении обвиняемого, с которым заключено соглашение о сотрудничество, свидетельствует тот факт, что обстоятельства, указанные в представлении, наряду с предъявленным обвиняемому обвинением будут предметом судебного исследования. Участвующему в рассмотрении уголовного дела государственному обвинителю предстоит (со ссылкой именно на эти обстоятельства) подтвердить, что обвиняемый активно сотрудничал со следствием в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления.

Например, при описании характера и пределов содействия обвиняемого К. органам следствия указывалось, что в результате этого содействия была раскрыта и пресечена деятельность организованной преступной группы, занимавшейся контрабандой наркотических средств в Российскую Федерацию; из незаконного оборота изъято свыше 24 килограммов наркотического вещества (марихуаны) (Оренбургская область).

Приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 15.03.2010 г. № 107 установлено, что представление об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, выносит прокурор, который утверждает обвинительное заключение (п. 1.15).

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 317 УПК РФ в представлении указываются:

1) характер и пределы содействия обвиняемого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления;

2) значение сотрудничества с обвиняемым для раскрытия и расследования преступления, изобличения и уголовного преследования других соучастников преступления, розыска имущества, добытого в результате преступления;

3) преступления или уголовные дела, обнаруженные или возбужденные в результате сотрудничества с обвиняемым;

4) степень угрозы личной безопасности, которой подвергались обвиняемый в результате сотрудничества со стороной обвинения, его близкие родственники, родственники и близкие лица.

В представлении прокурор также удостоверяет полноту и правдивость сведений, сообщенных обвиняемым при выполнении им обязательств, предусмотренных заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве (ч. 2 ст. 317 УПК РФ).

В соответствии со ст. 317 УПК РФ основанием для рассмотрения судом вопроса об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, является уголовное дело, поступившее в суд с представлением прокурора, вынесенным в порядке, предусмотренном ст. 317 УПК РФ, при этом закон не требует согласия потерпевшего на рассмотрение дела в таком порядке.

Необходимыми условиями для принятия в особом порядке судебного решения в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, являются: заключение обвиняемым соглашения о сотрудничестве добровольно и с обязательным участием защитника, а также подтверждение государственным обвинителем активного содействия обвиняемого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении других участников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления (ч. 2 ст. 317 УПК РФ).

Если же судья придет к выводу, что эти условия не соблюдены, он принимает решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке.

Важно также отметить, что до направления в суд уголовного дела с представлением об особом порядке проведения судебного заседания прокурор обязан известить государственного обвинителя, участвующего в рассмотрении уголовного дела судом, об условиях заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и их соблюдении (п. 1.20 приказа Генерального прокурора РФ от 15.03.2010 № 107).

В том случае, когда позиция государственного обвинителя о характере и пределах содействия обвиняемого следствию расходится с мнением, выраженным в представлении прокурора об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по делу в отношении обвиняемого, с которым было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, он обязан незамедлительно доложить об этом прокурору, поручившему поддерживать государственное обвинение, который должен принять исчерпывающие меры к обеспечению законности и обоснованности государственного обвинения (п. 1.21 приказа Генерального прокурора РФ от 15.03.2010 № 107).

Судебное заседание начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, после чего государственный обвинитель подтверждает содействие подсудимого следствию, разъясняет суду, в чем именно оно выразилось, при этом обязательно должны быть исследованы обстоятельства, указанные в представлении прокурора, а также обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание.

Обстоятельства, свидетельствующие об активном сотрудничестве подсудимого со стороной обвинения в ходе предварительного расследования (наряду с изложением фактических обстоятельств совершенного подсудимым преступления и квалификации содеянного) должны также анализироваться прокурором в обвинительной речи при выступлении в прениях сторон.

При рассмотрении уголовного дела в особом порядке исследование и оценка доказательств, собранных по уголовному делу, не производятся. При возникновении такой необходимости суд должен принять решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке.

Суд может квалифицировать содеянное подсудимым более мягким законом либо постановить оправдательный приговор, если для этого не требуется исследование собранных доказательств и фактические обстоятельства при этом не меняются.

Так, Кемеровским областным судом Л. осужден за незаконное производство и сбыт наркотических средств организованной группой в особо крупном размере и за приготовление к такому преступлению, а по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ, оправдан за отсутствием состава преступления в его действиях. Отклоняя представление государственного обвинителя, просившего приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, в частности, указала, что, принимая решение об оправдании Л. в совершении преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, судья не входил в обсуждение доказательств по делу, в фактические обстоятельства дела изменений внесено не было. Как отмечено в приговоре, «следствие не установило и не указало в обвинении, кто входил в структурное подразделение, осуществляющее незаконный сбыт наркотиков на территории г. Кемерово и Кемеровской области, в чем выражалось руководство этим структурным подразделением». При таких обстоятельствах Судебная коллегия Верховного Суда РФ признала доводы кассационного представления государственного обвинителя о несоблюдении предусмотренной ст. 316 УПК РФ процедуры при рассмотрении уголовного дела в отношении Л. несостоятельными.

Судебное решение, вынесенное в отношении подсудимого, с которым было заключено соглашение о сотрудничестве, может быть обжаловано сторонами в апелляционном, кассационном и надзорном порядке в связи с допущенными в ходе производства по уголовному делу нарушениями уголовно-процессуального закона или неправильным применением уголовного закона.

 


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии