Ульге - один из путей укрепления судебной власти /А. Диденко/

Zakon.kz Zakon.kz

Редакция журнала «Юрист» поздравляет доктора юридических наук, профессора Каспийского общественного института Анатолия Григорьевича Диденко с 65-летием! Сегодня он выносит на суд читателя свою первую из намеченных и написанных статей, объединенных общей теорией права.

1. Перед началом обсуждения проблемы следует определить, какое содержание вкладывается в используемые понятия и термины. Я буду исходить из того, что понятие «вызов времени» несет качественно иное содержание, чем просто «требование времени». Моя задача ограничивается рамками теории гражданского права, а в настоящей статье отдельным вопросом. Я полагаю, что в этих рамках вызов времени состоит в диктуемой сменой общественного строя необходимости найти качественно новые правовые рычаги укрепления судебной власти. Естественно, что такая необходимость не снимает с повестки дня текущие задачи в этой области, отражающие требования повседневности: кадровое обеспечение судов, их материальная база, борьба с коррупционными проявлениями.

Ульге - один из путей укрепления судебной власти

 

Ульге - один из путей укрепления судебной власти /А. Диденко/Редакция журнала «Юрист» поздравляет доктора юридических наук, профессора Каспийского общественного института Анатолия Григорьевича Диденко с 65-летием! Сегодня он выносит на суд читателя свою первую из намеченных и написанных статей, объединенных общей теорией права.

 

1. Перед началом обсуждения проблемы следует определить, какое содержание вкладывается в используемые понятия и термины. Я буду исходить из того, что понятие «вызов времени» несет качественно иное содержание, чем просто «требование времени». Моя задача ограничивается рамками теории гражданского права, а в настоящей статье отдельным вопросом. Я полагаю, что в этих рамках вызов времени состоит в диктуемой сменой общественного строя необходимости найти качественно новые правовые рычаги укрепления судебной власти. Естественно, что такая необходимость не снимает с повестки дня текущие задачи в этой области, отражающие требования повседневности: кадровое обеспечение судов, их материальная база, борьба с коррупционными проявлениями.

Однако глобальные проблемы нового времени не менее качественно специфичны, чем те, которые возникли на заре зарождения социалистического строя, когда потребовалось пронизать судебную власть неизвестными прежней истории идеями так называемой социалистической законности и правосознания, когда ее следовало поставить на службу коммунистической партии, когда нужно было обеспечить практически исключительно интересы государственной собственности. Все это ушло в прошлое. Сегодня перед правовой теорией стоят иные, требующие радикальных решений задачи: утвердить новое понимание справедливости в условиях равенства государственной и частной собственности, освободить суд от воздействия других ветвей власти. В этом направлении сделано уже немало. Законодательно закреплен принцип равенства всех форм собственности, отсутствует юридическая зависимость суда от партийной и иной идеологии, суд освобожден от прежнего тотального воздействия прокурорского надзора и пр.

Из сказанного вытекает требование постановки и решения теоретических задач. В научном плане следует попытаться найти способы, которые объективно бы способствовали уменьшению зависимости суда от исполнительной власти, от вышестоящих судебных звеньев, снижению коррупционных проявлений. Речь при этом должна идти не только об организационных мерах, не о совершенствовании кадровой политики и т.п., что само по себе, безусловно, является важнейшими факторами улучшения судебной системы, а именно о вызовах нового общественного времени, предполагающих нахождение неизвестных, но адекватных духу времени реформ.

Нужно заметить, что подлинно научная задача находится на грани познанного и непознанного, знания и незнания, она как бы подводит итог полученному знанию и намечает прорыв в еще неизведанную область. Именно на этих границах размещены «вызовы времени», в том числе относящиеся к усилению роли судебной власти.

Без сомнения, одной из величайших целей права в условиях развивающегося гражданского общества является необходимость «возвысить правосудие, осуществляющее правозащитную и правосозидательную деятельность, придав правосудию (по конституционной номенклатуре) место и роль приоритетной и доминирующей власти в обществе» /1/. Для поиска способов реализации этой высокой идеи требуются свежие мысли. Какие из таких мыслей может предложить теория гражданского права? Я попытаюсь обосновать одну из них в качестве способа усиления независимости суда.

2. О значении судебной практики в последние годы написано немало серьезных работ. Их авторы исследуют вопросы судебной практики как источник права, ее воздействие на правотворчество, место нормативных постановлений Верховного Суда в системе источников права и др. /2/. Я остановлюсь на неизученном аспекте судебной практики: ее возможностях в укреплении судебной власти.

С.С. Алексеев, считая оптимальным направлением правового прогресса для России максимального использования потенциала культуры закона, тем не менее, не исключает известных шагов и в направлении повышения значимости судебной практики, подготовки к тому, чтобы в перспективе поставить на службу формирования юридической системы также и достижения прецедентного права /3/.

Отношение к рецепции прецедентного права на постсоветском пространстве неоднозначное. Как нам известно, лишь Армения официально придала прецедентное значение кассационным решениям Верховного Суда по гражданским делам.

Мне кажется непродуктивным путь ориентации на прецедентную систему права, которая является органичным элементом англо-американского права, все ее достоинства рассчитаны на сложившийся многовековой менталитет народов соответствующих стран, на прочно укоренившиеся правовые традиции, систему судопроизводства, на юридическое образование.

В смысловом содержании правоположений каждого народа в неразрывное единство срослись наука, культура, традиции, язык. Это переплетение представляет собой настолько уникальный организм, что искусственное заимствование его существенных признаков в правовую систему другой страны имеет мало шансов на успех.

Полагаю, что нельзя рассчитывать на то, что казахстанская правовая система сможет заимствовать не просто слово «прецедент» и какие-то технические детали применения прецедентных правил, но и сущностные признаки этого явления. Поэтому я не сторонник предложения использовать даже сам термин «прецедент» (разумеется, в понятийном, а не в обыденном словоупотреблении) в нашем судоговорении.

 Думается, что в Казахстане существует возможность наметить иной, нежели прецедентный, путь. Путь одновременно и самобытный и не противоречащий основным идеям правовой цивилизации. Он состоит в укоренении в судебную деятельность понятия «ульге». В переводе үлгi означает «образец». В русском написании термин «ульге» будет использоваться как в единственном, так и множественном числе. На казахском языке это будет үлгi для единственного числа и үлгiлер - для множественного. На авторство в применении данного термина я не претендую, он выбран после советов практиков и ученых - знатоков казахского юридического языка. В понятие ульге должен будет вкладываться не бытовой, а правовой смысл. Ульге будет представлять собой акт судебного органа, утвержденный Верховным Судом Республики Казахстан, и могущий быть использован участниками гражданского процесса в качестве доводов в обоснование своей позиции, которым суд при рассмотрении дела должен дать свою оценку. Ульге может быть актом любого судебного органа, выбранного в качестве такового Верховным Судом.

 Верховный Суд сможет ежегодно утверждать, обновлять и издавать сборник ульге. Вероятно, в течение нескольких лет сборник ульге не будет носить жестко систематизированного характера, но со временем публикуемые ульге смогут быть систематизированы по институтам гражданского права.

Быть может, кто-то скажет, что это профессорский романтизм, но мне кажется, что ульге, входя в правовую историю Казахстана, поднимет профессиональную гордость судей, чьи имена навсегда будут запечатлены в истории поддержания и развития справедливых начал в жизни казахстанского общества.

3. Ульге способны выполнять роль, подобную древнеримским эдиктам преторов. Как известно, вначале эдикты не имели обязательного значения даже для тех преторов, которые их приняли. Затем наиболее разумные, отвечающие запросам римских граждан части стали переходить из эдикта в эдикт. Эдикты вывешивались на форуме для всеобщего сведения, народ к ним привыкал, их правила постепенно становились прочным элементом правосознания, получив название «живого голоса народа». Но для этого потребовалось ни много ни мало, а несколько столетий. Ульге смогут в полной мере способствовать формированию народного и судейского правосознания тоже далеко не сразу. Благодаря широкому внедрению интернет-технологий, заменяющих доски с текстом эдиктов на форуме, этот процесс сократится, но все же должен пройти немалый период, в течение которого идея ульге будет совершенствоваться, будут вноситься коррективы, и со временем ульге должны стать прочной национальной правовой самобытностью.

4. Ульге в предлагаемой мной концепции отличается от судебной практики и прецедента как источников права.

Статья 6 ГК предусматривает, что при выяснении точного смысла нормы гражданского законодательства необходимо учитывать исторические условия, при которых она вводилась в действие, и ее истолкование в судебной практике. Ульге развивает и конкретизирует данное положение закона. Норма статьи 6 ГК имеет в виду сложившуюся линию судебной практики, указания, содержащиеся в нормативных постановлениях Верховного Суда, а ульге отражает не только сложившуюся практику, но и намечает ориентиры для выработки определенного направления будущей практики.

В отличие от прецедента для ульге не имеет значения уровень суда, вынесшего решение, главное, что Верховный Суд внес данное решение в сборник ульге. Помимо этого, в отличие от прецедента, ульге не будет иметь обязывающего значения, во всяком случае, на начальных стадиях его применения.

5. Мне приходит на память мысль известного философа М. Мамардашвили, который говорил, что умные книги и изречения, прекрасные картины и музыкальные произведения не превращают сами по себе человека в обладателя тех высоких качеств, которые в них содержатся, пока сам человек на свой страх и риск не сформирует их эквивалент в самом себе, пока внутри самого себя не будет установлен эквивалент прекрасного, интеллектуального и других качеств внешнего мира.

Я думаю, что тексты законов, точно так же как и названные объекты, представляя собой концентрацию разума и справедливости данного общества, являются лишь инструментом достижения разумности и справедливости. Требуется выработка эквивалента этому разуму и справедливости у всех, кто пользуется таким инструментом с тем, чтобы он стал неотъемлемой частью их личных и профессиональных убеждений. Формирование у профессионалов названного эквивалента имеет преимущественную нацеленность на интеллектуально-эмоциональную оценочную деятельность правоведа по познанию окружающей правовой действительности, а не только на внешнее познание права в виде простого освоения законодательного массива и ориентацию только на абстрактную формулу нормы права. Благодаря ульге, выработка такого эквивалента будет идти с первых шагов приобщения к юридической профессии, а не в процессе накопления индивидуального практического опыта.

6. Внешне содержание сборника Ульге может выглядеть примерно таким образом.

 

 

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

АКТЫ СУДЕБНЫХ ОрГАНОВ - УЛЬГЕ

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО:

Корпоративное право

Сделки

Сроки

Наследственное право

Том 1

 

 

7. Я вижу несколько возможных качественных сдвигов в судебной системе при реализации высказанной идеи.

Первый. Эта мера в определенной степени должна способствовать снижению зависимости суда от исполнительной власти, поскольку суд укрепляет свои позиции при вынесении решения необходимостью считаться с выводами по аналогичному спору. Истории известен яркий пример того, как усиление судебной власти произошло за счет поднятия роли судебной практики. В Англии XVII века, в период борьбы короля и Парламента за верховную власть в стране, победу одержал Парламент. Потерпевшие поражение роялисты были сторонниками введения римского канонического права, более простого в процессуальном и содержательном аспектах и легче поддающегося контролю со стороны короля. Общее право, отражающее в прецедентах «живой голос народа», в поддержку которого выступал Парламент, символизировало гарантии свободы. К тому же, его сложные формалистические судебные процедуры, равно как и сильные судьи, мешали королю установить свой контроль над судами. Нам, как я уже говорил, не следует заимствовать прецедентную систему. У нас также нет необходимости кому-то с кем-то бороться, а просто требуется, если идея будет признана правильной, браться и осуществлять ее. Но ульге в таком случае будет, так же как и прецедентная система, в определенной мере гарантировать свободу суда.

Второй. Ульге снизит зависимость судьи от указаний, идущих по вертикали судебной власти, когда вынесение судьей решения в противовес указанию председателя суда чревато для него негативными служебными последствиями. Ульге будет для судьи серьезной подстраховкой в обосновании его позиции.

Третий. Введение Ульге сможет уменьшить коррупционные проявления в судебной системе. Наличие Ульге как правового образца в силу наглядности будет содействовать большей объективности, гласности, общественному контролю, снижению уровня субъективистских судебных усмотрений, чем руководство лишь абстрактной формулой закона. Четвертый. Данное нововведение оживит подготовку юристов цивилистического профиля, поскольку педагогический процесс должен будет быть нацелен на знание и умение анализировать ульге, реальную судебную практику, а не только текст нормативного материала.

Перечисленные положительные сдвиги, разумеется, могут произойти не одномоментно. Потребуется длительное время, возможно, десятилетия, чтобы Ульге стали жизненно необходимой питательной средой независимости суда, справедливости его решений. Конечно, идея Ульге нуждается в серьезном широком спокойном и взвешенном обсуждении, в получении ответов на многие теоретические и практические вопросы, но, думается, что, соединив букву закона с повседневной правовой действительностью, мы сможем получить более высокий уровень надежности суда.

 

Уникальное научное издание

Действительное назначение ученого сословия - это высшее наблюдение над

действительным развитием человеческого рода

в общем и постоянное содействие этому развитию.

И. Фихте. Несколько лекций о назначении ученого

 

Ульге - один из путей укрепления судебной власти /А. Диденко/Недавно вышел в свет 40-й выпуск сборника «Гражданское законодательство. Статьи. Комментарии. Практика» под редакцией доктора юридических наук, профессора Каспийского общественного института Анатолия Григорьевича Диденко. С оглядкой на пятнадцатилетнюю историю существования издания (первый выпуск датируется 1997 годом) его можно было бы назвать «очередным». Однако уместно ли применить украшающий эпитет «очередной» к подвижничеству, которое преследует высокую цель объединения научных умов разных стран и благодаря которому количество выпусков сборника достигло столь внушительного числа? Вопрос представляется риторическим. Доктор юридических наук, профессор (Киев) Е. Беляневич о признании издания юридической общественностью разных стран.

 

Приобщенные в разное время к работе над сборником ученые, юристы-практики, судьи знают, что каждый выпуск - это результат общего бескорыстного труда. Все выпуски были подготовлены исключительно на добровольных началах - без гонораров, зарплаты, штатных сотрудников, включения в план каких-либо научных работ, без государственной поддержки, но благодаря инициативе, энтузиазму и настойчивости бессменного главного редактора-вдохновителя этого специализированного издания и его неизменного автора доктора юридических наук, профессора А.Г. Диденко и его общественных помощников при материальной и организационной поддержке неравнодушных спонсоров. Благодаря тому, что когда-то было названо М. Вебером увлечением наукой, идущем рука об руку с непонятным стороннему человеку странным убеждением в том, что «вся его [исследователя] судьба зависит от того, правильно ли он делает вот это предположение в этом месте рукописи». И призвания к науке, предполагающего страсть («ибо для человека не имеет никакой цены то, что он не может делать со страстью»), служащей обязательным условием вдохновения.

Именно увлечение наукой и призвание к науке в соединении с упорным трудом и предопределили дух этого издания.

За пятнадцать лет сорок выпусков сборника «Гражданское законодательство. Статьи. Комментарии. Практика» стали частью новейшей истории науки гражданского права Казахстана, ближнего и дальнего зарубежья. Возникнув по воле случая в виде сборника комментариев к новому гражданскому законодательству Республики Казахстан /4/, проект «Гражданское законодательство. Статьи. Комментарии. Практика» достаточно быстро перерос узкие рамки пояснений буквы национального закона и приобрел статус солидного научного издания, сердцевину которого образовала университетская наука. Очевидна и другая цель сборника - сделать читателя сопричастным к творческим поискам ученых, создать побудительные мотивы к критическому преодолению полученных ими результатов и завоеванию новых научных вершин, дать ему возможность познакомиться с особенностями научного стиля разных авторов, эмпирической базой и теоретическими методами исследования, используемых учеными.

Первые выпуски сборника были подготовлены в основном силами кафедры гражданского права Казахского государственного юридического университета. За сравнительно небольшой срок профессору А.Г. Диденко удалось привлечь к публикациям как видных мастеров «старой школы», произведения которых составили золотой фонд советской цивилистики (С.С. Алексеев, М.И. Брагинский, Ю.Г. Басин, О.С. Иоффе, В.А. Ойгензихт, Б.Л. Хаскельберг, В.Ф. Чигир, В.Ф. Яковлева), так и тех правоведов, чей исследовательский талант раскрылся в последние десятилетия, и для которых публиковаться в одном издании с мэтрами цивилистики - большая честь и ответственность.

За пятнадцать лет на страницах сборника почти 200 авторов опубликовали более 450 статей и комментариев практики, причем многие из статей вовсе не появились бы на свет, не прояви главный редактор настойчивость, дар убеждения и долготерпение. Впечатляет и география публикаций: Казахстан, Россия, Украина, Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан, Япония, США, Германия. В частности, широко представлены на страницах сборника труды российских ученых - не только Москвы и Санкт-Петербурга, но и Екатеринбурга, Ростова-на-Дону, Томска, Иркутска, Красноярска, Ставрополя, Тюмени. В научной части сборника публикуются только доктора и кандидаты наук, несколько же выпусков представлены только именами докторов юридических наук. Одним из движущих мотивов издания «докторских» сборников, по замыслу главного редактора, было желание продемонстрировать, что каждому ученому свойственно разрабатывать науку дальше и что доктор наук обозначает не носителя какого-то почетного титула, а действующего представителя лучших интеллектуальных сил общества. Докторскими публикациями в сборнике задается определенная планка для других исследователей и подтверждается сегодняшний уровень развития цивилистической науки.

Не менее широк и спектр обсуждаемых на страницах сборника проблем цивилистики как теоретического, так и прикладного характера, в частности, общих вопросов теории гражданского права, юридических лиц, права собственности, обязательственного права, сделок, общих положений о договоре, корпоративного права, семейного и наследственного права, права интеллектуальной собственности. Важной смысловой составляющей сборника, своего рода мостом между теоретическими построениями и правовой реальностью, являются правоприменительные, прежде всего, судебные акты по гражданским делам - как казахстанские, так и переведенные на русский язык решения судов Великобритании, Украины, Японии.

Для украинского читателя особый интерес к публикациям в сборнике «Гражданское законодательство» предопределен не только тем, что в ряде случаев сборник являлся не только единственным источником труднодоступной научной информации (ведь некоторые статьи были написаны именно для сборника), но и уникальной возможностью осмысления зарубежного, но во многом близкого правового опыта.

Дело в том, что при относительной доступности украинскому читателю российской юридической литературы, возможности следить за развитием цивилистической мысли в Республике Казахстан весьма ограничены, поэтому сборник «Гражданское законодательство» на протяжении пятнадцати лет в определенной мере восполняет этот информационный пробел. Двадцать седьмой выпуск сборника «Гражданское законодательство», редакторами которого стали представители Казахстана и Украины, вышел в объявленном годом Казахстана в Украине 2007 году, и внес свою лепту в дело укрепления научных связей между этими странами. Поскольку в основу обновленного гражданского законодательства был положен Модельный Гражданский кодекс стран СНГ, ряд сложных теоретических проблем частноправового регулирования стран с переходной экономикой, которые получили более или менее удовлетворительное разрешение в современных кодификациях, является общим и для Украины, и для Республики Казахстан, и для Российской Федерации. Из-за темпорального разрыва в принятии современных гражданских кодексов тогда, когда новый Гражданский кодекс Украины только вступил в силу (1 января 2004 года), в Республике Казахстан и Российской Федерации уже был накоплен значительный эмпирический материал для научного анализа неизвестных ранее проблем толкования и применения норм частного права обозначены необходимые концептуальные изменения гражданского законодательства (Ю.Г. Басин. О необходимости концептуальных изменений ГК РК. Выпуск 14. 2002). Ориентирами для критического осмысления ряда проблем, в том числе возникших в сфере судопроизводства в Украине, и сегодня могут быть статьи выпусков разных лет, посвященные особенностям участия государства в правоотношениях частного характера и его гражданско-правовой ответственности, защите права собственности, виндикации имущества у добросовестного приобретателя, регулированию корпоративных отношений и защите прав их участников, в частности в товариществах (обществах - по терминологии украинского законодателя) с ограниченной ответственностью как наиболее распространенной в Украине формой организации бизнеса, динамике обязательств (уступка права требования) и их обеспечения, конкурсному праву (праву банкротств), проблеме соотношения договора и закона как одной из ключевых в обеспечении стабильности гражданского оборота, и многие другие. Наиболее значимые публикации представлены в четырех томах «Избранного», вышедших в 2010 году.

Со страниц сборника звучат голоса известных ученых, которых уже нет с нами, но которые метафизически, «здесь и сейчас» продолжают оказывать воздействие на правовую реальность. Конечно же, предметом особой гордости для издания являются публикации корифеев отечественной цивилистики - именно на страницах сборника, начиная с 2000 года, впервые увидели свет поздние работы и воспоминания О.С. Иоффе, написанные им в США с конца 90-х по 2005 годы, и много позже, только в 2010 году, опубликованные в России.

Сегодня сборник «Гражданское законодательство. Статьи. Комментарии. Практика» - это сплав правовой мысли, слова законодателя и результатов правоприменения, который предоставляет уникальную возможность думающему читателю увидеть масштабную частноправовую картину стран, представленных авторами. Обмен научными идеями представителей хоть и близких, но уникальных в своих особенностях современных правовых систем, образовавшихся на евразийском пространстве, сложно переоценить. За пятнадцать лет жизни совместными усилиями главного редактора, его помощников, авторов издание приобрело интернациональный масштаб, став, без преувеличения, беспрецедентным явлением в юридической сфере постсоветского пространства и при весьма скромном по нынешним меркам тираже - библиографической редкостью «высшей пробы» по научному содержанию. Благодаря неизменно толерантной редакторской политике многочисленных авторов сборника в большинстве своем не связывают рамки одной научной школы, национальная принадлежность, узкокорпоративные интересы, их встреча в одной точке интеллектуального пространства открыла возможности для взаимопроникновения и обогащения правовых культур разных государств. Поэтому сборник можно назвать частичкой ноосферы, «мыслящей оболочки», прежде всего, постсоветского пространства, созданной учеными-правоведами разных стран вопреки государственным границам и языковым барьерам. Сборник «Гражданское законодательство. Статьи. Комментарии. Практика» может служить примером интеллектуальной честности, которая, по замечанию Б. Рассела, является основой всего ценимого нами.

 

***

Многое, сделанное ученым в области науки, быстро устаревает - такова судьба и таков смысл научной работы, которому она подчинена и которому служит. Исполненный научный замысел предполагает постановку новых вопросов, требующих своего разрешения. И каждому «увлеченному наукой» свойственно стремление разрабатывать ее дальше. По меткому замечанию И. Фихте, «человечество может обойтись без всего. У него можно все отнять, не затронув его истинного достоинства, кроме возможности совершенствования». В современной философии имеется такое понятие - принцип необходимости труда. Согласно этому принципу не существует естественного добра - добро делается трудом, во времени, в обществе. Поэтому пожелаем вдохновителю и организатору издания «Гражданское законодательство. Статьи. Комментарии. Практика» профессору А.Г. Диденко, его единомышленникам и помощникам, всем авторам неиссякаемых творческих сил в добром деле совершенствования науки гражданского права и преобразования правовой действительности на началах доброй совести, разумности и справедливости, неутомимости и энтузиазма в интеллектуальных поисках, а читателю - новых выпусков сборника.

 

 

 

Литература

1. С.С. Алексеев. Избранное. Наука права. Общесоциальные проблемы. Публицистика. Статут. 2003. С. 402.

2. Обстоятельный обзор работ по данной проблематике и анализ научных взглядов см.: М.Т. Алимбеков, Е.Б. Абдрасулов. Применение гражданско-правовых норм судом в современный период. Астана. 2009.

3. С.С. Алексеев. Там же. С. 134.

4. Диденко А. 20 выпусков: как это происходило. Гражданское законодательство. Статьи. Комментарии. Практика. Вып. 20. Алматы: Юрист, 2004. С. 3.

 

zkadm
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления