Сопоставлять экономики России и Казахстана нельзя - Гани Касымов

Жизнь не стоит на месте, в том числе ее политическая сторона. В последнее время в Казахстане и на постсоветском пространстве произошло много перемен. Собственно о них сегодня газета «Литер» решила поговорить с сенатором Гани Касымовым.

- Гани Есенгельдинович, Россия стала членом Всемирной торговой организации (ВТО). В этой связи эксперты и специалисты заговорили об опасности. А именно о том, что дешевый импорт через Россию хлынет в Казахстан и «задушит» отечественного производителя. Насколько реальна опасность?

- Я знаю, о чем сегодня говорят люди: почему в России снизили пошлины на импорт, хотя они должны были удержать. Но это требование ВТО. А у нас получились те тарифы, которые отстаивал российский автопром, нам надо было их снижать. Существует и иная группа вопросов по энергоносителям и другие - везде цены поднимаются, поскольку за основу берутся российские тарифы. Наши комиссии и специалисты, приезжающие на переговоры в Москву, часто ставятся в ложное положение. Их уверяют в том, что с ними все вопросы демократично обсуждаются. В то время как подготовленные к подписанию документы отвечают интересам России. И наши вынуждены либо отказываться от них, либо везти их в Казахстан, ратифицировать невыгодные нам соглашения в Мажилисе и сенате.

Нам надо всегда помнить две вещи, которые завещали нам наши предки: малое всегда незаметно растворяется в большем. Сопоставлять экономики России и Казахстана нельзя. У нас в правительстве много мечтателей, они говорят о равных условиях. О чем может идти речь, когда у российской экономики потенциал в 10-15 раз выше нашей? Они на нас смотрят как на одну из провинций. Наши предки говорили, что «все наше богатство сохраняется в нас самих». И если мы попытаемся к кому-то влезть, то надо помнить что малое растворится в большем. Излишне при этом говорить о великой соседней стране с востока.

- Наш закон сильно регулирует порядок использования госсимволов, но это не гарантировало от пренебрежительного отношения граждан к флагу и гербу. Такие факты есть, и они заставляют задуматься о том, что жесткое регулирование мешает популяризации госсимволов. А может, даже сдерживает патриотические чувства казахстанцев. Как вы считаете?

- Я не знаю, почему так получилось, что закон все запрещает, это плохо. А эпизоды с использованием флага для уборки улицы происходят от бескультурья, и с этим, конечно, следует бороться. Хотя замечу, что это были единичные случаи, преувеличенные вашими коллегами-журналистами. Но речь не об этом. Посмотрите на США, где граждане на майках, носках носят символику своей страны, делают разного рода эмблемы, похожие на звездно-полосатый флаг. При этом они с любовью относятся к своей родине. Более того, таким способом они выражают любовь к своей стране. Я считаю, что в ближайшее время надо внести поправки в наш закон. Если человек желает повесить у себя на балконе красивейший казахстанский флаг, то какие проблемы? К сожалению, порою многие вещи гипертрофируются, у нас такое хобби.

- Недавно в Парламенте бурно обсуждали обновление автопарка: спор разгорелся вокруг отечественных и импортных машин. Было бы интересно узнать, какую машину вы предпочитаете?

- По большому счету, казахстанского производителя нет, так как речь идет об отверточном производстве. Если будет двигатель наш, кузов будет сделан из нашего металла и на наших предприятиях, то в таком случае можно говорить об отечественном автомобиле. А утверждать, что мы выпускаем вертолеты в Караганде или автомобили в Костанае, это неверно, - в производстве присутствует лишь незначительное казахстанское содержание. А базовики, иностранцы из той же Южной Кореи, получают деньги. Все их, просто по сниженным ценам, по преференциям, по договоренностям. А мы создаем места рабочим, с тем, чтобы казахстанцы приобщались к большой индустриальной политике. Все-таки сборка механизмов и точной техники - это другой уровень, нежели стоять и точить металл напильником. Но все это движется постепенно. И это не значит, что я не поддерживаю.

С другой стороны, 10-12-15 тысяч машин в год - это малые объемы, и при этом на автомобили среди населения имеется устойчивый спрос. Я считаю, что в правительстве, в Парламенте, в других госучреждениях должны быть добротные и долговечные машины. Хочется отметить, что за все 20 лет независимости все мы ездили на разных марках автомобилей, но, как говорят в народе, остался «японец» и «немец». При большом выборе машин с момента открытия границы в 95-96 годах и по настоящий момент себя зарекомендовали только автомобили этих стран. Поэтому качество и долговечность товара для наших потребителей - приоритет номер один. При этом не суть, кто покупает машины - частник, фирма или правительство. Мне все равно, если лишат парламентариев служебных автомобилей, то буду пешком ходить. Я за то, чтобы мы от лучшего не переходили к худшему.

- Иными словами, все дело в качестве?

- Я куплю отечественную машину, когда будет соответствующее качество. Я и костюм хочу свой носить. Где, например, Темиртауская чулочно-носочная фабрика? Где Абайская швейная фабрика? Где семипалатинские дубленки? Покажите мне их, я буду их покупать. У нас целая отрасль промышленности не действует. И что касается машин, нам нужны хорошие, надежные автомобили, готовые работать в условиях нашей страны при экстремальных перепадах температуры от -40 до +40 и при бездорожье. При таких дорогах и таких расстояниях у нас должны быть супермашины. Я понимаю каверзность вопроса, но нам нужно хорошее качество. И если опять соседи начнут привозить свои «Лады», «Калины», нам это не подойдет, мы уже совсем другие люди. Вплоть до аулов все знают, какие машины хорошие.

Андрей ВЕРМЕНИЧЕВ, Алматы


7 ноября 2012, 09:42
Источник, интернет-ресурс: Газеты «Литер»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript