Подарить жизнь

 

Инна Еньшина

 

Это сочетание у нас привычно ассоциируется с благотворительностью, со сбором средств в помощь преимущественно больным детям. Но этот призыв актуален не только по отношению к людям, способным поделиться определенной денежной суммой, но и к тем, кто может для спасения чьей-то жизни пожертвовать самым ценным - своим здоровьем или органом погибшего родственника. И звучит он сегодня из уст отечественных трансплантологов.

Имя Игоря Воротникова сегодня, наверное, известно каждому казахстанцу. Этот юноша смог найти в себе силы и пожертвовать органами самого близкого человека ради спасения двух жизней. Игорь дал согласие на пересадку сердца и почки его умершей 46-летней матери, тем самым он в прямом смысле слова подарил жизнь двум смертельно больным людям. За этот поступок Минздрав выдвинул молодого человека на соискание премии «Алтын журек» в номинации «За вклад в развитие здравоохранения».

 Во всем мире трансплантология является одним из основных показателей успешного функционирования системы здравоохранения. По тому, какое количество пересадок органов проводится в стране, можно говорить о развитии медицины в целом. В нашей стране трансплантология получила активное развитие в последние несколько лет, несмотря на то, что первая пересадка почки в республике была проведена в 1979 году. Но было это еще в прошлом веке, в другой стране. Для развития этой дорогостоящей сферы медицины в независимом государстве было необходимо многое: финансирование оснащение, квалифицированные специалисты. Сегодня все это имеется. С 2010 года в отечественных клиниках внедрены технологии, позволяющие проводить операции по пересадке почек, печени, костного мозга, сердца. В декабре 2011 года на базе Национального научного центра хирургии имени А. Н. Сызганова впервые проведена трансплантация печени от живого донора. В июле этого года в Астане на базе Национального медицинского холдинга осуществлена операция по полной замене больного сердца на искусственное. В августе проведена первая в Казахстане трансплантация сердца. Успешные шаги делаются в развитии пересадки костного мозга. Что касается наиболее распространенной операции - трансплантации почек, - то их в стране за весь период развития отечественной трансплантологии выполнено более 500. И это количество ежегодно растет. Так, если в прошлом году в ННЦХ им. Сызганова провели всего четыре операции по пересадке почки, то в этом году их выполнено 15, причем сейчас наши врачи научились делать операции по таким показаниям, по которым раньше не решались, в частности, сегодня отечественные медики смело берутся за пересадку почек при иммунологической несовместимости донора и реципиента.

- Наши доктора ничем не хуже, чем зарубежные. Просто если бы раньше у нас были такие же возможности, как у западных стран, естественно, наши специалисты делали бы операции на таком же уровне. Я недавно прилетел из Японии. Проблемы по трансплантации почки у них такие же, как и у нас. И то, что они делают сейчас, мы будем делать уже в следующем году. И необходимое оборудование, и лекарства на следующий год у нас будут. Так что мы абсолютно ничем не хуже, - говорит заведующий отделением трансплантации органов и тканей ННЦХ им. Сызганова Ернар Ерманов.

До недавнего времени в Казахстане было два центра, в которых осуществлялись операции по пересадке органов: Национальный медицинский холдинг в Астане и Научный центр хирургии им. Сызганова в Алматы. С мая этого года к ним присоединилась городская клиническая больница № 7 г. Алматы. Причем специалисты этой клиники устанавливают все новые достижения. За неполные шесть месяцев врачи-трансплантологи 7-й больницы провели уже 10 операций по пересадке почек, одна из которых вообще уникальна. Это комбинированная операция по одновременной пересадке почки и поджелудочной железы. Проводили ее наши хирурги совместно с корейскими специалистами. Пересадку делали пациентке, с детства страдающей сахарным диабетом. Донором стал ее брат, органы которого идеально подошли девушке. Подобные операции в мире проводятся крайне редко, прежде всего потому, что поджелудочная железа, как говорят врачи, - очень капризный орган, который далеко не всегда приживается в чужом теле. В итоге Казахстан стал четвертой страной в мире, в которой проведена подобная операция. И это, конечно, огромное достижение отечественной медицины. По словам врачей, сейчас пациентка чувствует себя замечательно и не нуждается в инъекциях инсулина.

Для того, чтобы за столь короткий срок достичь таких успешных результатов, казахстанские медики проходили обучение за рубежом - в Корее и Беларуси. Кстати, именно Беларусь является лидером в сфере пересадки органов на территории постсоветского пространства. Там число доноров в прошлом году составило 25 человек на один миллион населения. Но таких показателей белорусским медикам, по словам отечественных специалистов, удалось достичь прежде всего благодаря так называемой трупной трансплантации, то есть пересадке органов от доноров, у которых констатирована смерть мозга.

- К сожалению, статистика показывает, что много пациентов умирает в результате ДТП, черепно-мозговых травм, инсультов. Они все потенциально являются донорами. По сути один человек может дать жизнь семерым людям, - говорит врач-трансплантолог ГКБ № 7 г. Алматы Равиль Ибрагимов.

В случае с трупной трансплантацией в мире существует два подхода. Первый - это презумпция несогласия, когда человек при жизни должен подписать документ о своем согласии на изъятие органов в случае его гибели. Если такого документа нет, органы ни под каким предлогом не могут быть изъяты. Этот принцип закреплен в законодательстве США, Великобритании, Канады, стран Латинской Америки. При этом в этих странах ежегодно растет количество людей, желающих пожертвовать свои органы в случае гибели тем, кому они жизненно необходимы. Второй подход - презумпция согласия, когда человек априори считается согласным на изъятие его органов для пересадки, если не написал прижизненного отказа. Этот принцип действует в Испании, Австрии, Бельгии, России и Беларуси. В Казахстане он тоже закреплен законодательно. Презумпция согласия прописана в Кодексе «О здоровье населения и системе здравоохранения», принятом в 2009 году: «Изъятие тканей и (или) органов (части органов) у трупа не допускается, если организация здравоохранения на момент изъятия поставлена в известность о том, что при жизни данное лицо либо его супруг (супруга), близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его тканей и (или) органов (части органов) после смерти для трансплантации реципиенту» (гл. 27, ст. 169, п. 10). То есть при отсутствии информации о прижизненном отказе погибшего стать донором его органы медики, в принципе, могут смело изымать для пересадки. Но наши врачи боятся возможных проблем с правоохранительными органами после случая, произошедшего в 2008 году в Алматы. Тогда медики без согласия родственников изъяли почки у погибшего в ДТП мужчины. Узнав об этом, его сестра обратилась с заявлением в прокуратуру. И несмотря на то, что в возбуждении уголовного дела по результатам проверки было отказано, этот случай получил широкий общественный резонанс. В результате врачи предпочитают не иметь дела с трупной трансплантацией.

- В Беларуси это поставлено на поток, и их законодательная база позволяет проводить трупную трансплантацию. Наша нормативная база пока этого не позволяет. У нас трупная трансплантация возможна тогда, когда сам пациент при жизни не дал отказа на изъятие его органов. Но это очень зыбкий и непонятный нюанс, поэтому мы не рискуем проводить такую трансплантацию и предпочитаем делать родственную пересадку, - поясняет заместитель главного врача ГКБ № 7 г. Алматы Гульнара Искакова.

 О преимуществах живого донорства говорит и зав. отделением трансплантологии ННЦХ им. Сызганова Ернар Ерманов:

- Во всех западных странах развивается именно активное живое донорство, которое с медицинской стороны имеет свои плюсы. Когда живой близкий человек отдает орган, это означает иммунологическое соответствие и более продолжительный срок функционирования пересаженного органа, это, естественно, влияет на продолжительность жизни.

Если говорить об аппарате искусственной почки, гемодиализе, то с его помощью человек способен прожить, в среднем, от трех до пяти лет. При этом две трети всех пациентов умирают в первые три года. Таковы сухие данные мировой статистики. В случае успешной пересадки почки человек может прожить 20-25 лет. Так что если отечественная трансплантология рассчитывает выйти на новый уровень развития, увеличить количество проводимых операций, без трупного донорства, говорят медики, не обойтись.

Сегодня в Казахстане более двух с половиной тысяч человек нуждаются в пересадке почки, более тысячи - в трансплантации печени и свыше пятисот - в пересадке сердца. Согласий на пересадку органов от родственников умерших людей практически нет. Возможно, и для врачей, и для правозащитников было бы проще ввести в стране принцип прижизненного письменного согласия, но в таком случае нужно кардинально менять наше сознание. А это очень непросто, что признают и сами врачи. Для того, чтобы люди начали давать согласие на пересадку органов своих близких совершенно незнакомым людям, чтобы начали осознавать важность добровольного прижизненного пожертвования собственных органов тем, для кого они жизненно необходимы, как это делается за рубежом, чтобы научились доверять отечественной медицине, должно пройти время и немалое. И усилия для этого должны приложить многие, не только государство и медики, но и общественные организации, в частности религиозные. В Испании, стране, являющейся мировым лидером по уровню развития трансплантологии, на входе в церковь висят таблички с призывом: «Уходя на небо, оставь свои органы на земле для спасения соотечественников». Кроме того, по телевидению регулярно показывают ролики, рассказывающие о значимости прижизненного согласия на трансплантацию.

В конце октября в Алматы состоялась церемония вручения премии «Алтын журек». Игорь Воротников не стал победителем в своей номинации и не получил золотой статуэтки. Но ему был вручен специальный приз от имени министра здравоохранения. Это означает, что государство признает значимость и важность поступка этого великодушного молодого человека. Что касается общественной премии, трудно сказать, почему юноша с золотым сердцем так это «Золотое сердце» и не получил. Означает ли это, что наше общество еще не готово признать героем парня, пожертвовавшего органы самого близкого человека для спасения чьих-то жизней? Сложно сказать. Может, просто дело в том, что людей с золотыми сердцами у нас много, гораздо больше, чем премий. А для Игоря Воротникова, конечно, важна не золотая статуэтка, а надежда на то, что сердце его мамы еще долгие годы будет биться.

13 декабря 2012, 14:03
Источник, интернет-ресурс: Медиа-корпорации «ЗАҢ» , Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript