Процесс правовой институционализации политических режимов: теоретикометодологические проблемы исследования /Е. Бондарева/

Zakon.kz Zakon.kz

Е. Бондарева, преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Института управления и права Киевского национального университета культуры и искусств

Развитие любого политического режима всегда связано с трансформациями правовой системы, которые происходят на всех ее уровнях. Причем указанная связь имеет все признаки взаимной детерминации, поскольку как право определяет, применены ли в государстве средства и методы реализации политической власти, так и публичная власть влияет на формирование и изменения правовой системы. Впрочем, выделяя такой специфический этап в развитии политического режима как его институционализация, следует отметить, что он всегда сочетает в себе два аспекта: собственно политический и правовой.

Процесс правовой институционализации политических режимов:
теоретикометодологические проблемы исследования

 

 

Процесс правовой институционализации политических режимов: теоретикометодологические проблемы исследования /Е. Бондарева/Е. Бондарева, преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Института управления и права Киевского национального университета культуры и искусств

 

Развитие любого политического режима всегда связано с трансформациями правовой системы, которые происходят на всех ее уровнях. Причем указанная связь имеет все признаки взаимной детерминации, поскольку как право определяет, применены ли в государстве средства и методы реализации политической власти, так и публичная власть влияет на формирование и изменения правовой системы. Впрочем, выделяя такой специфический этап в развитии политического режима как его институционализация, следует отметить, что он всегда сочетает в себе два аспекта: собственно политический и правовой.

Первый из них является предметом исследования политической теории, которая выясняет политические причины и факторы, а также устанавливает те политические интересы, которые влияют на формирование тех или иных политических институтов и обуславливают специфику применения публичной власти в определенной конкретно взятой политической системе. В отличие от этого, правовая институционализация политических режимов связана исключительно с правовыми средствами и механизмами, благодаря которым политические режимы приобретают свою форму, определяют свои сущностные свойства и базовые принципы организации и функционирования, нормативно-юридически закрепляют жизненно необходимые для них политические институты, а также гарантии своей стабильности. Безусловно, право в данном случае выступает способом закрепления определенных политических отношений, возникающих в обществе, что носят базисный характер и связаны с формированием, развитием и изменением системы публичной власти как таковой. Однако указанное положение не следует толковать в том смысле, что в процессе институционализации политических режимов и вступления четко выраженной институциональной структуры право играет лишь второстепенную роль. На самом деле во многих случаях право является единственным средством, благодаря которому политический режим может приобрести четкие и стабильно выраженные признаки. Подобное влияние права обеспечивается его нормативностью, которая предоставляет не только определенную юридическую форму тем или иным политическим отношениям, но и создает основу для дальнейшего воспроизведения в общественной практике именно этого типа политических отношений.

Итак, говоря о правовой институционализации политических режимов, подразумевается процесс нормативно-правового оформления важнейших для государства и общества политических отношений, результатом которого является юридическое определение присущих данному типу политического режима политических институтов, а также методов и средств реализации публичной власти. Главным признаком, отличающим правовую институционализацию от собственно политической является то, что в основу первой возлагается юридическая норма, которая ни при каких обстоятельствах не теряет присущей ему нормативности и императивности, тогда как в основе последней лежит политический интерес и политические мотивы, которые могут возникать и исчезать , изменяться, эволюционировать и т.д. С этой точки зрения первое, что приобретают политические отношения в процессе своей правовой институционализации, - это четкая юридическая форма. Ее свойства напрямую зависят от законодательной техники, а также от тех задач, которые ставятся перед законодателем. В частности, для авторитарных и тоталитарных политических режимов характерно максимально абстрактное определение прав и свобод человека, отсутствие реальных гарантий реализации, охраны и защиты этих прав, высокий уровень конкретизации правового статуса органов государственной власти, сфера политических полномочий которых распространяется практически на все общественные отношения. В то же время эта юридическая форма позволяет закрепить в общественной практике указанные политические отношения как являющиеся конститутивными по отношению к политическому режиму в целом.

Юридическая форма, в которой отражаются важные для определенного политического режима политические отношения, позволяет закрепить устоявшиеся и воспроизводимые связи, которые являются жизненно важными для развития любой системы политической власти. Примером такой юридической формы может выступать система правовых норм, которые определяют общее понятие и принципы деятельности политических партий. Понятно, что политические партии являются одними из ключевых субъектов публичной власти для любого политического режима. Поэтому, для того чтобы указанные политические отношения закрепились в общественной практике и их можно было отличить от других типов политических отношений, применяется право. То есть для демократических политических режимов институционализуются отношения, связанные с многопартийностью, идеологическим и политическим плюрализмом, партийной конкуренции, равным доступом политических партий к информационным ресурсам, равные права на участие в государственной и политической жизни страны и т.д.

Вместе с тем на уровне права определяется, что такое политическая партия, как она организуется и функционирует, какие виды деятельности являются запрещенными для политических партий, как они регистрируются, каков их порядок участия в выборах, как регулируются отношения между различными политическими партиями, какие полномочия могут реализовываться политическими партиями на международной арене и т.д.

Однако, по нашему мнению, было бы неправильно ограничивать значение и роль процесса правовой институционализации политических режимов исключительно формально-юридическим измерением. Как показывает практика развития политических режимов демократического типа, право не только формально закрепляет определенные институты публичной власти, но и определяет их сущность благодаря тому, что оно устанавливает ряд фундаментальных принципов, которые должны обеспечивать демократизм как указанных институтов публичной власти, так и политического режима в целом. Например, говоря об институте независимого судопроизводства, следует отметить, что в условиях демократических политических режимов на уровне конституционных законов определяются не только нормы относительно формирования и функционирования судебной власти, но и принципы правосудия. О роли последних пишут такие российские исследователи, как В. Ржевський и Н. Чепурнова, ученые отмечают, что закрепленные в действующем законодательстве принципы правосудия становятся наиболее общими политико-правовыми требованиями, которые выражают смысл этого явления /1/.

Вместе с тем следует признать, что в контексте общей методологии юридического анализа политических режимов, процесс правовой институционализации является универсальным для всех без исключения типов политических режимов, так как благодаря ему политический режим приобретает признаки стабильности и воспроизводимости, независимо от того, речь идет о демократических, тоталитарных или авторитарных политических режимах. В процессе институционализации политических режимов и обеспечения циркуляции публичной власти в обществе в системе взаимоотношений «государство - общество - право» могут устанавливаться различные типы связей, что в конечном итоге и определяет тип и внутреннюю специфику того или иного политического режима. Но, говоря об определении типа политического режима в процессе его правовой институционализации, нельзя ограничиваться только общей установкой на выяснение того, имеем ли мы дело с доминированием государства над обществом, или с таким государством, которое служит общественным интересам и является гарантом соблюдения прав и свобод человека и гражданина. На самом деле юридический анализ процессов правовой институционализации политических режимов имеет целью установить следующее: а) какие именно политические отношения приобретают правовую форму и закрепляются в виде соответствующих правовых институтах; б) какова правовая сущность указанных политических отношений, и как она определяется в действующем законодательстве; в) каким образом государство гарантирует (или не гарантирует) правовой статус важнейших для данного политического режима политических отношений. Собственно только четкий ответ на эти три группы вопросов дает надежные теоретико-методологические основания для установления типа политического режима. Подобный анализ процессов правовой институционализации играет особую роль по отношению к политическим режимам переходного типа, или, как их еще принято называть - для транзитивных политических режимов. Действительно, для устоявшихся политических режимов любого типа как правило достаточно исследовать лишь несколько базовых политических институтов, для того, чтобы убедиться в их принадлежности к тому или иному типу. Например, сочетание института однопартийности с политической заангажированностью судебной власти является надежным свидетельством недемократического характера политического режима, что, в свою очередь, уже не вызывает потребности в подробном анализе других институтов публичной власти. В отличие от этого, в условиях транзитивных политических режимов предметом научной оценки является не столько факт наличия или отсутствия определенных политических институтов, сколько реальное состояние их правового обеспечения, а также гарантии их практической реализации в развитии политической системы. То есть необходимо оценивать прежде текущее состояние законодательства, а также содержание конкретных юридических норм, которые способствуют или наоборот делают невозможным, трансформацию политического режима. Причем, говоря о «переходных политических режимах», подразумевается не только процесс их демократизации, но и обратный ему процесс - редемократизации. О его опасности в условиях неустойчивого политического транзита писал еще такой известный американский теоретик как С. Хантингтон /2/.

Среди субъектов правовой институционализации политических режимов ключевую роль играет государство, как главный субъект правотворческого процесса. Правда, данное положение ни в коей мере не означает попытки абсолютизировать роль государства. Ведь для демократических политических режимов, когда наблюдается быстрое развитие гражданского общества, усиления его активности во всех сферах и его плодотворное взаимодействие с демократическим государством, характерным становится расширение круга субъектов правотворческой деятельности, к которому, кроме государства, привлекается еще и гражданское общество. Однако, даже принимая во внимание это замечание, нельзя не согласиться с тем, что как организована система публичной власти, которая осуществляется через соответствующие государственные органы, реализующие власть, управление и регулирование в обществе /3/, именно государство выступает тем субъектом, который практически воплощает нормотворческую деятельность, и тем самым обеспечивает появление (смену) правовых норм, которые юридически закрепляют (институционализирует) определенные виды политических отношений. Фактически эта ведущая роль государства как определяющего субъекта процесса правовой институционализации политического режима содержится в тех доктринальных дефинициях понятия правотворчества, применяемых современной теорией государства и права. Одним из наиболее распространенных определений понятия правотворчества является его толкование как «реализованная в особом порядке государственно-властная, управленческая деятельность компетентных органов, направленная на разработку, издание, отмену и совершенствование нормативно-правовых предписаний» /4/ или как «государственная деятельность, которая завершает процесс формирования права и представляет собой воплощение государственной воли в закон» /5/.

Хотя, говоря о нормотворческой деятельности государства не стоит ассоциировать ее исключительно с функционированием законодательных органов государственной власти - парламентами. Действительно, их роль нельзя недооценивать, поскольку из всех органов государственной власти именно парламенты призваны представлять те политические интересы, которые формируются, агрегируются и артикулируются в обществе. В то же время процесс правовой институционализации политического режима происходит не только путем издания законов, но и других актов парламента. Однако, признавая неоспоримую роль парламентов в процессе правовой институционализации политических режимов, следует признать, что этот процесс происходит не только на уровне Конституции, как Основного закона государства и общества, органических законов и других актов, издаваемых парламентами, но и на уровне подзаконных нормативно-правовых актов, что является результатом нормотворчества других ветвей государственной власти. В частности, в президентских республиках весомую роль в указанном процессе занимают акты главы государства.

Также нельзя не указать на нормотворчество исполнительных органов государственной власти и органов местного самоуправления. Более того, отдельные современные авторы обосновывают положение о судебной правотворчество и ее роль в процессе функционирования и развития как политических систем в целом, так и политических режимов в частности.

Таким образом, определяющим субъектом процесса правовой институционализации политических режимов выступает государство в лице уполномоченных органов государственной власти, средством нормотворческой деятельности определяющих юридическую форму и правовое содержание важнейших и наиболее существенных для существования и развития данного политического режима отношений. В результате чего политические отношения приобретают правовые гарантии своей стабильности и воспроизводимости, что придает целостность политическому режиму и позволяет представить его не в виде ситуативных действий и интеракций в части реализации политической власти теми или иными субъектами политических отношений, а как общую систему методов и средств осуществления политической власти, которые коррелируют с определенными политическими целями и влияют на характеристики государства и политической системы в целом. Хотя указанное утверждение не означает, что процесс правовой институционализации политических режимов не предусматривает участия общества. Дело в том, что источником тех политических отношений, которые в конечном итоге становятся предметом правовой институционализации, может выступать либо общество и политическая система в целом (это характерно для демократических политических режимов), или только государство (это свойство авторитарных и тоталитарных политических режимов). С этой точки зрения понятие правовой институционализации политических режимов можно толковать в двух смыслах - узком и широком.

В первом случае этот процесс является ничем иным, как нормативно-юридическим оформлением определенных уже сложившихся политических отношений независимо от того, где именно и каким образом они были аккумулированы, агрегированные и артикулированные. Тогда субъектом такой деятельности по правовой институционализации политического режима выступает государство. Впрочем, понятие правовой институционализации политического режима можно рассматривать и в несколько более широком контексте, когда мы будем принимать во внимание не только нормотворческую и нормативно-юридическую деятельность органов государственной власти, но и генезу тех политических отношений, которые унормируются. Учитывая последнее замечание, можно указать минимум на два главных источника развития политических отношений.

С одной стороны, они могут генерироваться только государством, когда исходя из собственных интересов, целей и задач и не принимая в расчет интересы и ценности других субъектов политического процесса, оно императивно навязывает обществу и политической системе в целом свою волю. В таком случае не имеет существенного значения даже тот факт совпадают интересы государства (государственного аппарата) с интересами общества и находят ли они поддержку в общественно-политическом сознании граждан, поскольку политические интересы государства всегда имеют приоритет и обеспечиваются как нормативностью права, так и принудительно-силовыми методами вплоть до государственного террора. В такой ситуации практически полностью нивелируется значение такого фактора, как «общественно-политические преференции», о роли которых писал известный американский исследователь Д. Илстер /6/. Подобная ситуация и такой характер генезиса политических отношений, которые становятся предметом правовой институционализации, присущи недемократическим политическим режимам, когда полностью исчезает различие между понятиями политической власти и государственной власти, когда вся политика и все политические отношения концентрируются исключительно в государстве. Напомним, что для демократических политических систем сфера политической власти есть всегда шире, чем сфера государственной власти. С другой стороны, политические отношения, которые институционализуються через право и нормативно-юридическую деятельность государства могут генерироваться не только государством, но и во всем обществом. В таком случае круг субъектов артикуляции политических интересов не ограничивается государством и значительно шире, включая в себя самые разные группы, объединения, общества, коллективы, имеющие определенные политические интересы и возможность их достаточно четко артикулировать. С этой точки зрения можно говорить о «широком» толковании понятия правовой институционализации политических режимов, когда исследуется не только сама по себе нормативно-юридическая деятельность государства, но и источники этой деятельности, те причины, побудившие появление определенного типа политических отношений, которые нуждаются в своей институционализации.

Правда, вышеприведенные два подхода к определению понятия правовой институционализации политических режимов не исключают друг друга. В этом смысле они являются не столько противоположными, сколько такими что методологически позволяют в зависимости от конкретных исследовательских задач, сконцентрировать внимание на тех или иных аспектах процесса правовой институционализации политических режимов. В частности, если главной исследовательской задачей является анализ юридической техники, юридических свойств, юридических механизмов и закономерностей, а также юридических проблем процесса правовой институционализации политических режимов, то значительно удобнее пользоваться именно «узким» значением этого понятия, поскольку это позволяет максимально сконцентрировать внимание на изучаемом предмете. Если же основной научной целью стоит выявления причин и последствий процесса правовой институционализации политических режимов, выяснения специфики процессов формирования политических интересов и их влияния на нормативно-юридическую деятельность государства, выявления роли различных субъектов политических отношений в ходе правовой институционализации определенных конкретных политических режимов, построение общей модели взаимодействия политики и права для разных типов политических режимов, то тогда необходимо применять «широкое» значение этого понятия. Фактически в современной юридической науке применяются оба подхода, что свидетельствует не о наличии определенных теоретико-методологических противоречий, а, на оборот, о достаточно высоком уровене развития методологии исследований правовой институционализации политических режимов, которая характеризуется вариативностью и позволяет выявить все аспекты изучаемых процессов.

Таким образом, можно утверждать, что процесс правовой институционализации политических режимов является не только важным предметом анализа для современной теории государства и права, но и неотъемлемым этапом формирования, функционирования и развития любого политического режима. Его подробное научно-правовое исследование позволяет выявить внутренние закономерности, стадии и аспекты этого процесса, образует теоретико-методологическую основу для дальнейшей типологизации политических режимов, а также для определения перспектив взаимодействия политической и правовой систем в той или иной конкретной стране.

 

Аннотация

В статье исследуется процесс правовой институционализации политических режимов как предмет юридической науки. Автор раскрывает роль правовой институционализации политического режима в юридическом анализе государства, а также обосновывает значимость исследования специфики институционализации политических режимов для общего изучения процессов развития государства и права.

Ключевые слова: право, государство, политический режим, правовая институционализация, государственная власть, законодательство, функции права.

 

annotation

The process of political regime’s institutionalization: theoretical and methodological problems of investigation

The article examines the process of political regime’s institutionalization as an object of modern science of law. The author reveals the role of the political regime’s institutionalization in the legal analysis of the state, substantiates the importance of the research of the specifics of political regimes institutionalization in the general study of the processes of state and law development.

Key words: law, government, political regime, legal institutionalization, state power, legal system, functions of law.

 

Литература

1. Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. В.А. Ржевский, Н.М. Чепурнова. М.: Юристъ, 1998. С. 125.

2. Хантингтон С. Третья волна. Демократизация в конце ХХ века. С. Хантингтон. М.: РОССПЭН, 2003. С. 309-315.

3. Теория государства и права. Отв. ред. В.Д. Перевалов. М.: Норма, 2006. С. 44.

4. Кулапов В.Л., Малько А.В. Теория государства и права. Учебник. В.Л. Кулапов, А.В. Малько. М.: Норма, 2008. С. 233.

5. Теория государства и права. Учебник. Под ред. В.В. Лазарева. М.: Право и закон, 2001. С. 148.

6. Современная политическая теория. Автор-составитель Д. Хэлд. М.: Nota Bene, 2001. С. 168-169.та

 

zkadm
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления