Горячие новости
Читайте также

65 процентов эпилептиков могут полностью выздороветь, если вовремя начнут лечиться

Фото : 24 января 2013, 11:11

В наше время медицина далеко продвинулась в понимании причин и механизмов возникновения эпилепсии, а современные лекарства позволяют полностью избавиться от приступов 65 процентам пациентов.

Еще 30 процентов, принимая препараты, могут вести активную социальную жизнь. Однако большая часть казахстанцев (80 процентов), по словам специалистов, при первых проявлениях судорог теряют бесценное время и здоровье на походы к гадалкам и знахарям. В итоге 95 процентов пациентов становятся инвалидами. То есть выходит, наше общество недалеко ушло от своих древних предков, которые эпилептический приступ считали вселением в человека дьявола, когда все лечение болезни заключалось в «изгнании духов»?! Что по этому поводу думают врачи, которые непосредственно лечат таких больных? Разобраться в проблеме мы попросили врача - невролога, эпилептолога, нейрофизиолога, председателя общественного объединения SVS Nevro Сергея Савинова.

ЛИТЕР-Неделя: По отношению к эпилепсии существует масса предубеждений. По мнению обывателя, это неизлечимое заболевание, полностью разрушающее мозг и неизбежно превращающее человека в «растение». Сергей Викторович, внесите ясность, что же такое эпилепсия на самом деле?

С.С.: Эпилепсия является неврологическим заболеванием, при котором время от времени происходит кратковременное нарушение нормальной электрической функции головного мозга. Нормальное функционирование мозга обеспечивают миллионы крошечных электрических зарядов, проходящих между нервными клетками в мозге. У человека, страдающего эпилепсией, эта нормальная картина может быть нарушена прерывистыми всплесками электрической энергии, более интенсивными, чем обычно. Они могут в течение короткого времени повлиять на сознание человека, движения тела или ощущения. Такие физические изменения называются эпилептическими припадками. Подобные нарушения в мозге могут происходить с самого рождения или же развиваться в более позднем возрасте из-за травмы, инфекции, структурных нарушений в мозге, воздействия токсичных веществ или по причинам, которые до сих пор остаются непонятными. Эпилепсия поражает людей всех возрастов, всех народов, всех рас.

ЛИТЕР-Неделя: Правда, что в последние годы отмечается рост заболеваемости эпилепсией?

С.С.: Эпилепсия из года в год от начала сотворения мира занимает одну и ту же цифровую позицию. Проблема кроется в другом. На сегодняшний день по всему миру людей, страдающих этим недугом, от 1 до 2 процентов. Другой вопрос, что такое 1-2 процента?! В Казахстане население около 17 миллионов, то есть если даже по минимуму взять, то получится, что в нашей стране проживает порядка 160-170 тысяч человек с эпилепсией. Однако официально зарегистрированных, состоящих на учете в поликлиниках - 32 тысячи больных. Остальные скрывают свой недуг. А все потому, что государство, вкладывая сегодня большие средства в здоровье населения, обеспечивая до 90 процентов бесплатного лечения, открывая новые клиники, оснащая их современным оборудованием, не в силах переломить менталитет нашего общества, которое либо боится эту болезнь, либо ее презирает.

Такое отношения к эпилептикам неприемлемо за рубежом. Там пациенты ни от кого не скрывают свой диагноз, ведут нормальный образ жизни, работают, приносят своему государству пользу тем, что они продолжают быть социально активными.

А что у нас? Страхи 80 процентов казахстанцев при первых проявлениях судорог ведут не к врачу, а к так называемым целителям, гадалкам. А все почему? Потому что у нас идет «Битва экстрасенсов» по телевизору, а на страницах печатных изданий - астрологи со своими прогнозами! В итоге 95 процентов из-за упущенного времени становятся инвалидами, хотя изначально имели все шансы благодаря правильно подобранному лечению избавиться от приступов и не отличаться по своим возможностям и образу жизни от здорового человека, учиться в институте, иметь семью, рожать детей… И что еще парадоксальнее, 38 процентов пациентов даже после посещения врача возвращаются к знахарям!

ЛИТЕР-Неделя: Получается, люди не доверяют традиционной медицине?

С.С.: Обращаться к целителям людей толкает прежде всего непросвещенность. В этом есть и вина средств массовой информации, которые давно перестали заниматься просветительской работой, опустившись до «нужника» потребителя. Но, к сожалению, таковы экономические рельсы дня сегодняшнего. В связи с этим я уже третий год предлагаю правительству сформировать специальный бюджет, который будет направлен на изменение менталитета общества по отношению к эпилептикам посредством распространения грамотной информации через газеты, журналы, телевидение. Ведь что толку сейчас выделять огромные средства на обучение врачей за рубежом, если «дома» им некого лечить?!

ЛИТЕР-Неделя: Сергей Викторович, специально для наших читателей назовите основные признаки эпилепсии у ребенка. Как молодым родителям не упустить момент развития страшного недуга?

С.С.: Первое, что должно насторожить, это отставание ребенка в развитии. Тут нужен незамедлительный осмотр ребенка грамотным неврологом. И ни в коем случае нельзя успокаиваться, если врач, допустим, скажет, что «так бывает, ничего страшного». Ничего подобного, просто так ничего не бывает. Если вы не получили на свои жалобы адекватные ответы, нужно обратиться к другому специалисту. В то же время если вам врач ставит диагноз, который ничем не подтвержден - ни исследованиями, ни анализами, - стоит также насторожиться и, возможно, обратиться к другому специалисту. Диагноз - это всегда обоснованный вердикт врача.

Поводом обратиться к специалисту является также неадекватное поведение ребенка, какие-то стереотипные движения любыми частями тела, например подергивание пальца. У меня есть пациентка, у которой весь приступ заключается в том, что у нее начинает подергиваться указательный палец на правой руке. Когда она обратилась ко мне, рассказала, что ее от тика лечат уже 20 лет, а толку мало. Тогда мы сделали электроэнцефалограмму и увидели, что там не тик, а эпилепсия. Но очаг ограниченный, поэтому она за столь долгий период болезни «не потеряла мозги». Но это подергивание весьма плохо сказалось на ее профессиональной деятельности, она юрист. Сейчас она принимает препараты, и всего лишь раз в пять лет появляется у нас, чтобы пройти обследование.

То есть все зависит от того, какая зона в мозге раздражается. При этом, начиная лечение, мы только останавливаем процесс развития болезни, предупреждаем новые приступы. А вот возможности восстанавливать умершие в результате приступа нервные клетки у нас нет. Поэтому каждый просроченный день лечения - это движение сначала к дурдому, потом - к могиле.

ЛИТЕР-Неделя: На какую помощь и поддержку со стороны государства пациенты с эпилепсией могут рассчитывать?

С.С.: Бесплатное медицинское лечение, социальная помощь в виде инвалидизации и выплат пособия по инвалидности. Ну и, конечно же, социальная поддержка со стороны специализированных общественных организаций подобно нашей. Наши пациенты сегодня имеют прекрасную возможность проконсультироваться и получить какие-то рекомендации ведущих специалистов в области эпилептологии России, Америки, Израиля, Бельгии и других. За десять лет работы общественное объединение SVS Nevro сумело наладить крепкие связи с коллегами многих стран мира. Сейчас уже онлайн-встречи, мастер-классы и даже консилиумы медиков из разных уголков мира для нас стали скорее обыденностью, чем редкими событиями.

И возвращаясь к тем возможностям, которые пациентам предоставляются. Хочу порадовать: в ближайшее время наше объединение при участии Министерства здравоохранения РК откроет в Алматы центр временного пребывания пациентов с эпилепсией маленького возраста. Это будет первый подобного рода центр в СНГ. Здесь мама сможет оставить своего ребенка на 5-6 часов под присмотром медиков, чтобы решить свои дела.

ЛИТЕР-Неделя: Как известно, большая трудность, с которой эпилептикам Казахстана приходится сталкиваться, это социальная адаптация. Какая работа вашим объединением ведется в этом направление?

С.С.: Так уж повелось, что сегодня практически ни один работодатель не примет на работу человека, зная, что у него эпилепсия. Это большая ответственность, ведь во время приступа с человеком может произойти что угодно. Кому нужны такие трудности? Понятно, что пациент с активными приступами работать не может, в этом случае единственный вариант - работа на дому. Но ведь есть пациенты, у которых благодаря лечению приступы прекратились, но их все равно боятся брать на работу.

Сейчас наше движение вплотную взялось за решение проблем трудоустройства наших пациентов - и тех, у которых есть приступы, и тех, у кого они уже в прошлом. Мы не стали ходить по организациям и просить принять на работу людей. Мы организовали бесплатные курсы компьютерной грамотности. Таким образом решаем проблему занятости пациентов с активными приступами. Пройдя обучение, они могут работать дома, участвовать в социальной жизни.

Кроме того, мы оказываем юридическую поддержку пациентам, которые пожелали открыть свое дело. К примеру, нас обслуживает прачечная, которую открыла наша пациентка. И, смею заверить, стирка белья нашей клиники самая лучшая. Нам поставляет моющие средства и прочую мелочь розничная фирма, которой руководит наш пациент. И таких примеров уже предостаточно. То есть мы даем людям удочку, а не рыбу. Потребительские низменные чувства наших граждан не являются теми прерогативами, которыми занимается наше общественное объединение. Мы работаем только с теми, кто хочет сам что-то сделать, изменить свою жизнь.

Отдельные акции по сбору средств и их передаче людям не решат проблему.

Беседовала Оксана ЛЫСЕНКО, Алматы


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии