Без права называться мамой

 

Инна Еньшина

 

Казахстан - одна из немногих стран с уникальным законодательством в сфере суррогатного материнства: женщина, выносившая ребенка семейной паре, не имеет на него никаких прав.

Сразу после родов ребенка передают генетическим родителям, и с этого момента суррогатная мать не имеет к малышу никакого отношения.

15 лет назад в Казахстане было законодательно закреплено понятие суррогатного материнства. За эти годы отечественное законодательство, регулирующее данную сферу медицины, существенно изменилось, и сегодня оно считается одним из самых усовершенствованных.

Свое начало суррогатное материнство в Казахстане берет в 1998 году, когда был принят Закон «О браке и семье», который дал право на использование данного метода вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ). В 1999 году в Центре репродукции человека провели первую программу суррогатного материнства. В 2004 году вышел Закон «О репродуктивных правах граждан и гарантиях их осуществления». В 2009 году - Кодекс «О здоровье народа и системе здравоохранения». В этих документах была заложена правовая основа суррогатного материнства. Однако, как говорят сами специалисты, была необходима четкая регламентация отношений между суррогатной матерью и семейной парой, желающей стать родителями.

- С 1998 года у нас было где-то по 20 программ суррогатного материнства, а после того, как вышел Кодекс «О здоровье народа», мы стали проводить по 100-120 программ. Сейчас благодаря Кодексу «О браке и семье» супруги знают точно, что суррогатная мать обязана отдать им ребенка, очень много супружеских пар получили возможность стать родителями, - говорит директор Института репродуктивной медицины Тамара Джусубалиева, стоявшая у истоков ВРТ в Казахстане.

Действительно, в Кодексе «О браке и семье» четко регламентированы отношения между семейной парой, желающей иметь ребенка, за которой закреплено понятие «заказчики», и суррогатной матерью, к услугам которой они прибегают. Требования к последней предъявляются довольно строгие.

Так, суррогатная мать должна иметь собственного здорового ребенка и быть не младше 20 и не старше 35 лет. Кроме того, обязательное требование к суррогатной матери - удовлетворительное физическое, психическое и репродуктивное здоровье. Обследование обычно проводится в медицинском учреждении, с которым «заказчики» заключают договор на проведение программы суррогатного материнства. В Институте репродуктивной медицины говорят, что одним из наиболее важных моментов обследования является заключение психолога, который подробно беседует с потенциальной суррогатной матерью, чтобы удостовериться в том, что та отдает себе отчет в том, на что идет.

Права и обязанности сторон также четко и подробно расписаны. «Заказчики» обязаны нести материальные расходы, связанные с прохождением суррогатной матерью медицинского обследования, применением ВРТ; оплачивать медицинское обслуживание суррогатной матери в период беременности, родов и в течение пятидесяти шести дней после родов, а в случае осложнений, связанных с беременностью и родами, - в течение семидесяти дней после родов.

Точно так же подробно расписаны обязанности суррогатной матери, которая должна регулярно наблюдаться у врача и строго выполнять его рекомендации и назначения; регулярно информировать «заказчиков» о течении беременности, а самое главное - передать рожденного ей по программе суррогатного материнства ребенка «заказчикам».

Таким образом, с юридической точки зрения сегодня защищены права и обязанности как генетических родителей, так и суррогатной матери. А это, если говорить о мировой практике, - одна из главных проблем данной сферы медицины, которая у нас законодательно решена.

Как говорят репродуктологи, отечественное законодательство в сфере суррогатного материнства уникально прежде всего тем, что генетическая мама ребенка сразу же после родов официально записывается матерью малыша, и с этого момента суррогатная мать не имеет к этому ребенку никакого отношения. Это исключает всевозможные спекуляции с ее стороны, которые нередко можно наблюдать, к примеру, в соседней России, где генетические родители признаются официальными только после того, как суррогатная мать напишет отказ от ребенка.

Вместе с тем «заказчики» должны помнить, что на них при подписании договора с суррогатной матерью полностью ложится ответственность за будущего ребенка. К примеру, если семейная пара решит развестись или по каким-либо причинам не захочет забирать ребенка, связано последнее может быть с медицинскими заболеваниями, выявленными у малыша, то несмотря ни на что, во-первых, им предстоит полностью выплатить суррогатной матери указанную в договоре сумму, а во-вторых, «заказчикам» необходимо помнить, что за ребенком все равно закрепляются права наследника. Таким образом, отечественное законодательство защищает еще и права ребенка, родившегося по программе суррогатного материнства.

Что касается портрета среднестатистической суррогатной матери, то чаще всего, по наблюдениям медиков, это женщина, для которой участие в данной программе - хорошая возможность улучшить свое материальное положение.

- Мы провели исследование, и у нас получилось, что почти 90% женщин - это те, кто живет ниже прожиточного уровня, то есть их на это вынуждают проблемы, - говорит Тамара Джусубалиева. - Не бывает такого, чтобы достаточно обеспеченная женщина шла на суррогатное материнство. Часто бывает так: у нее дети, которым надо дать образование. Ради этого она идет на суррогатное материнство.

Существенная особенность отечественного законодательства в сфере суррогатного материнства: данной программой могут воспользоваться только те, кто не может стать родителями по медицинским показаниям. И это очень важно, поскольку, по уверениям медиков, нередки случаи, когда к ним обращаются состоятельные люди, не имеющие проблем с репродуктивным здоровьем, но желающие прибегнуть к услугам суррогатной матери по каким-либо причинам: отсутствия у супруги времени на вынашивание ребенка, нежелания портить фигуру. Благо законом подобное запрещено. Более того, само законодательное закрепление суррогатного материнства связано, прежде всего, с желанием государства помочь стать родителями бездетным семейным парам, у которых нет для этого финансовых возможностей. Для помощи таким семьям ежегодно из государственного бюджета выделяются средства на программы суррогатного материнства.

Таким образом, можно сказать, что отечественные законодатели постарались регламентировать все аспекты суррогатного материнства. Но при этом все-таки возникают дискуссии на тему юридической трактовки некоторых аспектов этой сферы, в частности, речь идет о заключении договоров между «заказчиками» и суррогатной матерью. Так, по словам Тамары Джусубалиевой, у нее не раз возникали споры с юристами на тему: может ли одинокая женщина воспользоваться услугами суррогатной матери?

- Очень много вопросов по этому поводу было, и юристы, и нотариусы мне звонили, уверяли, что одинокие женщины тоже могут прибегнуть к услугам суррогатной матери. Я отвечаю: вы почитайте, глава «Суррогатное материнство и применение вспомогательных репродуктивных технологий». Вот по отношению к себе, например, я могу применить ЭКО, а суррогатное материнство - это тоже ВРТ, но другое, поэтому и разделили понятия «суррогатное материнство и ВРТ». Но трудновато юристам это объяснить, - говорит директор Института репродуктивной медицины. - Что касается одиноких женщин, это большая проблема, потому что если одинокий мужчина может, в конце концов, жениться, заиметь своего ребенка, то одинокая женщина, которая имеет медицинские показания к применению суррогатного материнства, никогда не сможет сама родить. Но в законе четко и ясно написано, что только супруги могут прибегнуть к суррогатному материнству.

Мы попросили высказаться по этому поводу алматинских нотариусов. Как оказалось, единого мнения на эту тему нет. Так, нотариус Гульнар Конопьянова считает, что одинокая женщина может воспользоваться программой суррогатного материнства:

- В Кодексе «О браке и семье» указано «супруги», а в скобках «заказчики». Я считаю, что так написано, потому что сам по себе Кодекс определяет правовые основы регулирования супружеско-семейных отношений. И поэтому везде и пишут «супруги», но тем не менее в скобках еще указывают «заказчики». Мы же не только на этот Кодекс можем ссылаться. В 99-й статье Кодекса РК «О здоровье народа и системе здравоохранения» однозначно сказано, что женщины имеют право на вспомогательные репродуктивные методы и технологии. Раз женщина имеет право на ВРТ, то из этого само собой вытекает, что она имеет право быть заказчицей. Женщину никто не лишал права быть матерью. Поэтому мое личное мнение, что одинокая женщина однозначно может быть заказчицей, и я такие договоры заключаю.

Иного мнения придерживается нотариус Забира Серкешева:

- Я считаю, что одинокая женщина не может быть заказчицей. В Кодексе «О браке и семье» указано, что к услугам суррогатной матери могут прибегнуть супруги. Здесь сказано: «Нотариально удостоверенное письменное соглашение между лицами, состоящими в браке и желающими иметь ребенка». Здесь указано четко, во множественном числе: «между лицами». У нас закон расширительному толкованию не подлежит, конкретно читаем, здесь везде написано: «супруги». То есть имеется в виду два лица. Поэтому лицам, не состоящим в браке, я договоры не заключаю.

Как видим, нотариусы придерживаются противоположных мнений в таком важном вопросе, как право одинокой женщины прибегать к услугам суррогатной матери. Возможно, это говорит о том, что необходимы уточнения и подробные толкования данного раздела законодательства для того, чтобы в дальнейшем не возникало спорных ситуаций.

И еще хотелось бы затронуть этический аспект суррогатного материнства, который является одним из наиболее обсуждаемых на международных форумах. В ряде ведущих стран мира, Франции, Германии, Австрии, Норвегии, Швеции, некоторых штатах США, суррогатное материнство запрещено законодательно. Есть также страны, в которых за свои услуги суррогатные мамы не имеют права получать материальное вознаграждение. Почему же мировое сообщество до сих пор зачастую так критически относится к суррогатному материнству? Ведь и у нас часто говорят о коммерческой составляющей этого явления. Возможно, слишком пугающе звучат слова «заказчики», «права на ребенка», «вознаграждение», «услуги», «договор». Да и сами слова «суррогатная мать», несмотря на всю их привычность для нашего слуха, звучат уж очень грубо. Быть может, некоторые понятия, как предлагают эксперты, можно было бы заменить на более мягкие: заказчиков, например, называть потенциальными родителями, да и для суррогатной матери придумать более человечное сочетание.

Но как бы то ни было, ясно то, что, с одной стороны, есть женщины, готовые подарить радость стать родителями бездетным семейным парам. Да, за вознаграждение, но это вознаграждение для этих женщин зачастую - единственная возможность обеспечить себе и своим детям достойное будущее. А с другой стороны, есть семейные пары, долгие годы мечтающие стать родителями и не имеющие такой возможности в силу проблем со здоровьем, готовые в ответ на критику и призывы осчастливить детей, проживающих в детских домах, честно признаться: мы не сможем стать любящими и заботливыми родителями чужому ребенку, мы хотим своего, генетически своего малыша, только с ним мы будем счастливы и только ему сможем отдать всю свою любовь и ласку. Так что плохого в том, что эти люди помогают друг другу? И не так уж сложно понять и тех, и других.

16 февраля 2013, 14:55
Источник, интернет-ресурс: Медиа-корпорации «ЗАҢ» , Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript