Только в исключительных случаях

 

Жаксылык Аланов,

судья суда г. Астаны

 

В соответствии со ст. 16 Конституции РК арест и содержание под стражей допускаются только в предусмотренных законом случаях и лишь с санкции суда с предоставлением арестованному права обжалования.

Сложившаяся судебная практика показывает, что при санкционировании ареста по преступлениям небольшой и средней тяжести судьи в основном правильно руководствуются требованиями ст.ст. 139 и 150 УПК РК.

Содержание лица под стражей за совершение преступления небольшой или средней тяжести должно быть разумным и оправданным. Оно может быть оправдано лишь весомыми причинами, свидетельствующими о наличии конкретных признаков реальных требований общества, которые, несмотря на презумпцию невиновности, перевешивают правила уважения личной свободы.

Согласно нормам ст. 150 УПК РК мера пресечения в виде ареста по преступлениям небольшой и средней тяжести в исключительных случаях может быть применена в отношении лица, если оно не имеет постоянного места жительства на территории РК, не установлена его личность, им нарушена ранее избранная мера пресечения, он пытался скрыться или скрылся от органов уголовного преследования и суда, обвиняется в совершении преступления в составе организованной группы или преступного сообщества и имеет судимость за ранее совершенное тяжкое или особо тяжкое преступление.

Конституционный принцип неприкосновенности личности применительно к рассматриваемому вопросу выражается в том, что ограничение личной свободы человека возможно лишь при наличии четко определенных законных оснований.

Арест по преступлениям небольшой и средней тяжести возможен только в исключительных случаях и только тогда, когда наличествует одно из указанных выше оснований. Этот перечень оснований является исчерпывающим и расширительному толкованию (разъяснению) не подлежит.

Несмотря на это, как свидетельствует анализ судебной практики, при рассмотрении судами ходатайств прокурора о санкционировании меры пресечения в виде ареста по преступлениям небольшой и средней тяжести допускаются отдельные нарушения закона вследствие неоднозначного понимания норм ст. 150 УПК РК.

Во-первых, в уголовном законе не содержатся нормы, раскрывающие применительно к данной статье такое понятие, как «исключительный случай». Во-вторых, в судебной практике складывается неоднозначное понимание некоторых оснований ареста.

Такое понятие, как постоянное место жительства на территории республики, судами понимается по-разному.

В законе прямо указано, что санкция на арест может быть выдана в отношении лица, если оно не имеет постоянного места жительства на территории РК. Это означает одно - данная норма не может быть применима к гражданам РК, постоянно проживающим на территории своей страны. К примеру, в настоящее время многие лица работают и проживают временно в г. Астане, а прописаны в другом населенном пункте на территории Казахстана, который и является их постоянным местом жительства. К ним, по моему мнению, не может быть применен соответствующий пункт ст. 150 УПК РК.

Лицо же, не указывающее фактические данные своего места жительства или вообще не имеющее определенного места жительства, либо дающего ложные сведения о нем, может быть признано не имеющим постоянного места жительства на территории РК. Такое решение суда, на наш взгляд, не противоречит требованиям закона.

Другим распространенным основанием для санкционирования ареста по преступлениям небольшой и средней тяжести является довод органа уголовного преследования о попытке лица скрыться либо совершении им побега.

Изучение показало, что в большинстве случаев в постановлениях прокуроров о поддержании ходатайств органов предварительного следствия и дознания об избрании меры пресечения в виде ареста не приводятся конкретные доказательства побега обвиняемого или его попытки скрыться от органов уголовного преследования и суда. В связи с этим суды имеют право требовать предоставление материалов проверки, касающихся фактов попытки скрыться от органов уголовного преследования, и в зависимости от этого решать вопросы санкционирования.

В суде органами уголовного преследования в обоснование своих доводов приводятся такие обстоятельства, как угрозы в адрес потерпевших, свидетелей, оказание давления на потерпевших либо свидетелей, возможность продолжения подозреваемым, обвиняемым преступной деятельности, которые не предусмотрены ч. 1 ст. 150 УПК РК.

По моему мнению, такие доводы органов уголовного преследования не соответствуют закону и не могут быть приняты во внимание.

Районным судам при рассмотрении ходатайств прокуроров по преступлениям небольшой или средней тяжести следует выслушивать мнения потерпевших, которые, как правило, уже в ходе возбуждения уголовного дела и в начальной стадии следствия и дознания не имеют претензий к обвиняемым. В таких случаях суды обязаны учитывать данное обстоятельство, поскольку в дальнейшем по этим делам обвиняемые, как правило, освобождаются от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим, т.е. санкционированная судом мера пресечения не оправдывает себя.

Кроме того, необходимо отметить, что большинство судей при вынесении постановления о санкционировании ареста в описательной ее части не указывают сути содеянного обвиняемым, т.е. краткую фабулу вмененного ему в вину преступления.

Суды, несмотря на постоянные указания Верховного Суда, практически во всех своих постановлениях указывают срок санкционирования ареста словами «до одного месяца, до двух месяцев». В резолютивной части постановления должен быть указан определенный срок (на один месяц, на два месяца), на который санкционирован арест, и дата его истечения.

Согласно п.п. 6 и 9 нормативного постановления ВС РК «О судебной защите прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве» № 4 от 25 июня 2010 года тяжесть совершенного деяния не может служить единственным и безусловным основанием для избрания меры пресечения в виде ареста или домашнего ареста.

Считаю, что в практике такая неточность формулировки ведет к неоднозначному пониманию смысла нормы закона и, как следствие, к необоснованному увеличению количества жалоб со стороны обвиняемых и их адвокатов в суд апелляционной инстанции. По их мнению, при отсутствии других оснований для ареста, одна тяжесть содеянного не может являться основанием для санкционирования ареста, что, конечно, неправильно.

В связи с этим предлагаю изменить формулировку соответствующих пунктов, изложив их в следующей редакции: «Тяжесть совершенного деяния не может служить безусловным основанием для избрания данной меры пресечения. Данное основание подлежит оценке в совокупности с другими обстоятельствами дела».

Подытоживая сказанное, полагаю необходимым обратить внимание судей на то, что при избрании меры пресечения в виде ареста в отношении лица, обвиняемого (подозреваемого) в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание до пяти лет лишения свободы, необходимо наличие хотя бы одного из шести оснований, указанных в ч. 1 ст. 150 УПК. Данный перечень расширительному толкованию не подлежит.

Судам надо иметь в виду, что лицом, не имеющим постоянного места жительства, может быть признано лишь то, которое не имеет постоянного места жительства на всей территории республики, а не на территории конкретного населенного пункта или области.

Довод органа уголовного преследования о попытке обвиняемого (подозреваемого) скрыться от органов уголовного преследования должен быть подтвержден материалами проверки такого факта и представлен суду прокурором.

При рассмотрении ходатайств о санкционировании ареста по преступлениям небольшой и средней тяжести необходимо максимально учитывать мнение потерпевшей стороны по поводу примирения с обвиняемым и требования норм ч. 5 ст. 53 УК РК.

В каждом конкретном случае необходимо исследовать причастность лица к совершению инкриминируемого преступления, обеспечить соблюдение порядка задержания подозреваемого, порядка привлечения лица в качестве обвиняемого и предъявления обвинения, сроков задержания и представления в суд ходатайств, как того требует п. 6 нормативного постановления Верховного Суда от 25 июня 2010 года.

Суды должны и обязаны при избрании меры пресечения в виде ареста в отношении несовершеннолетних и женщин, имеющих несовершеннолетних детей, строго следовать требованиям уголовно-процессуального закона.

Судам необходимо полнее реализовывать функцию суда и судебной власти по защите конституционных прав и свобод человека от незаконного и необоснованного ограничения его личной свободы.

5 апреля 2013, 12:26
Источник, интернет-ресурс: Медиа-корпорации «ЗАҢ» , Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript