Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Рецензия на учебнопрактическое пособие «Методика судебного разбирательства по гражданским делам» /С. Мороз/

Существует ли конкретная методика разбора гражданских дел? Возможен ли единообразный пошаговый подход для поиска и обоснования судебного решения в правовом споре, и каков он? Эти и многие другие важные практические вопросы освещаются в новой книге «Методика судебного раз

Фото : 10 апреля 2013, 22:00

Существует ли конкретная методика разбора гражданских дел? Возможен ли единообразный пошаговый подход для поиска и обоснования судебного решения в правовом споре, и каков он? Эти и многие другие важные практические вопросы освещаются в новой книге «Методика судебного разбирательства по гражданским делам», которая явилась результатом многолетнего сотрудничества правовой Программы Deutsche Gesellschaft fuer Internationale Zusammenarbeit (GIZ) и Верховного Суда Республики Казахстан в области повышения квалификации судей в различных регионах РК.

Книга вышла в свет в феврале 2013 года. Она представляет собой, пожалуй, первый казахстанский учебник, специально посвященный такой методике. Учебное пособие рекомендовано к печати Ученым советом Института правосудия Академии государственного управления при Президенте РК (Астана) и Ученым советом Каспийского общественного университета (Алматы).

Предлагаем вашему вниманию рецензию на эту книгу профессора Каспийского общественного университета, д.ю.н. С. Мороз.

Учебно-практическое пособие «Методика разбирательства по гражданским делам» представляет собой коллективный труд, являющийся результатом международного сотрудничества судебной системы Казахстана с представителями немецкой судебной системы. Авторами этого совместного труда являются судья Верховного Суда РК, к.ю.н. У.А. Сулейменова; судья Северо-Казахстанского областного суда, к.ю.н. И.З. Куанова; председатель апелляционной судебной коллегии Карагандинского областного суда, к.ю.н. Ж.К. Сейдалина; судья участкового судаг. Бремена Г. Шнитгер. Предисловие к учебному пособию написано председателем Верховного Суда РК Б.А. Бекназаровым. Введение к пособию написано казахстанскими судьями совместно с координатором проекта «Поддержка правовой и судебной реформы в странах Центральной Азии» GIZ – Германского общества по международному сотрудничеству в Казахстане, к.ф.н. А.В. Котоянц. Такое сочетание авторов позволило высветить «изнутри» затронутые вопросы рассмотрения гражданских дел, с точки зрения сравнительного правоведения проанализировать некоторые схожие черты и различия в применении норм немецкого и казахстанского права, что само по себе носит познавательный характер. Такой состав авторов обусловил, в основном, практическую направленность данного пособия, а также интеграцию положительного зарубежного опыта и опыта отечественной судебной практики, что не случайно.

За годы независимости Казахстана наша судебная система, так же как и вся страна, изменилась. В условиях рыночной экономики суд начинает играть совершенно новую для себя роль – роль арбитра в гражданско-правовых спорах и защитника нарушенных гражданских прав физических лиц (в том числе, граждан РК, иностранных граждан и лиц без гражданства) и юридических лиц (независимо от форм собственности). Наряду с этим меняется сама система судов – появились специализированные межрайонные суды – экономический, финансовый, административный, ювенальный. Появились новые институты гражданского процесса – приказное и заочное производство. Появилась новая категория споров – корпоративные споры. И в этой связи для нас очень важно изучить и интегрировать обширный и многолетний зарубежный опыт в этой области и использовать его в повседневной деятельности судов с максимальной степенью эффективности. Одной из таких новелл для нас является немецкая методика судебного разбирательства гражданско-правовых споров, разрешаемых в порядке искового производства.

Данная методика, иначе именуемая как «реляционная техника», выработанная немецкими учеными и практиками, успешно применяется в немецких судах, и каждый судья в Германии владеет ею, поскольку изучает её ещё тогда, когда он является студентом юридического факультета, а потом учится применять ее во время обязательной двухгодичной стажировки/практики до сдачи второго государственного экзамена в университете (18-месячной практики). В Германии издано множество трудов, в которых эта методика раскрывается на примере реальных гражданских дел и реальных или смоделированных судебных решений. Учебный процесс в Германии построен таким образом, что студент-юрист практически с первых же дней обучения учится разрешать конкретные гражданско-правовые споры. В конечном счете всё это приводит к тому, что молодой специалист – судья уже в деталях знает свою будущую работу и готов к различным ситуациям, которые могут возникнуть у него на практике. К сожалению, наша система подготовки юридических кадров несколько иная – в процессе обучения все ещё главный упор делается на теоретической подготовке студента, поскольку считается, что остальному он сам научится на практике, но в реальности молодой специалист оказывается наедине со всеми своими трудностями, и пока он наберётся опыта, думается, что немало ошибок совершит. Наверное, любому опытному судье есть о чём вспомнить, и самые тяжёлые воспоминания связаны именно с периодом становления его как судьи. На наш взгляд, этого можно было бы избежать, если бы вооружить всех будущих специалистов единой методикой разбора гражданско-правовых споров в рамках искового производства. Конечно, вовсе не обязательно, чтобы эта методика была именно немецкой, возможно следует заимствовать наиболее значимые и приемлемые для нас подходы к судебному разбирательству с тем, чтобы, с одной стороны, унифицировать судебную практику по гражданским делам, а с другой – обеспечить надлежащую защиту нарушенных прав и законных интересов участников гражданского процесса. Задача высшей школы в современных условиях – ещё со студенческой скамьи привить будущему специалисту те умения и навыки, которые пригодятся ему в процессе осуществления практической деятельности, в том числе знания материального и процессуального права и умения отделять первостепенное от второстепенного, значимое от незначительного, существенное от несущественного. Немецкая методика, как отмечают авторы пособия, как раз таки нацеливает на необходимость:

– четкого разграничения вопросов факта от вопросов права;

– реализации принципа «процессуальной экономии», сужения предмета доказывания до круга обстоятельств, обязательно подлежащих доказыванию;

– устранения излишних доказательств и ограничения лишь необходимыми доказательствами.

Немецкая методика судебного разбирательства по гражданским делам включает в себя такие структурные элементы, как: 1) спорные и бесспорные утверждения; 2) сообщение о факте и 3) правовое мнение.

Для нашей правоприменительной практики наиболее ценной является рационализаторская сущность немецкой методики, когда судья освобожден от необходимости исследовать все факты и все доказательства, независимо от того, являются они спорными или бесспорными. В данном пособии наглядно показано, как при использовании методики, суд выходит на один-два спорных момента, от решения которых и зависит разрешение дела.

В целом, необходимо подчеркнуть, что разработка данного пособия является своевременным шагом как в проводимой государством правовой политики, так и для реализации Стратегии судебного образования в плане разработки и распространения учебных и образовательных материалов.

Структурно пособие построено таким образом, чтобы дать наиболее полное представление о методике судебного разбирательства по гражданским делам: от теории к практике, от общего к частному. Настоящая работа состоит из следующих структурных элементов: 1) теоретической части с рассуждениями о различных аспектах гражданского процесса; 2) практической часть прикладного характера с описанием действия методики на практике; 3) дидактической части для усвоения изложенной в пособии реляционной техники; а также 4) наглядно-демонстрационной части для расширения кругозора.

Во введении, написанном казахстанскими авторами – Улбосын Сулейменовой, Алисой Котоянц, Инессой Куановой и Жанной Сейдалиной, раскрывается основной замысел данного пособия и причины его написания – приобретение навыков методологического подхода не только к рассмотрению конкретных дел, но и к пониманию сущности правосудия. Во введении четко сформулирована цель авторов пособия – представить юристам методический инструментарий и раскрыть конкретные практические навыки по применению права, показать путь поиска судебного решения и его убедительного обоснования. Представляется, что данная цель удачно воплощена, как с содержательной стороны, так и по форме изложения материала.

Во введении дается общая характеристика немецкой методики с иллюстрацией ее применения в казахстанской практике судебного разбирательства на примере различных ситуаций: когда участник спора утверждает, что между сторонами был заключен договор хранения или, когда истец просит признать сделку недействительной как совершенную под влиянием обмана или, когда истец просит чтобы ему обменяли купленную в магазине книгу на такую же, но качественную, либо вернули деньги и пр. Авторы пособия в весьма доступной форме описывают наиболее специфические особенности немецкой методики судебного разбирательства по гражданским делам с тем, чтобы любому читающему было понятно, что она из себя представляет, и как она может быть применена на практике. При этом авторы пособия выражают надежду на то, что данное пособие станет полезной книгой не только для судей, но и для каждого начинающего юриста, а также для юриста, стремящегося на практике познать разные стороны гражданского процесса и научиться профессионально разрешать исковые споры. Такая широкая направленность пособия, на наш взгляд, вполне оправданна, потому, что вопросами гражданского процесса сегодня интересуются многие, и не только юристы, ведь благосостояние наших граждан растёт и появляется всё больше причин для того, чтобы знать и уметь защищать свои права и законные интересы.

В первом разделе «Методика судебного разбирательства по гражданским делам: понятие и сущность» излагается суть этой методики с позиции немецкого права. Первый раздел состоит из четырёх глав, первые три из которых написаны немецким судьёй Генрихом Шнитгером (за исключением пункта 4.1. параграфа 4 главы 2, написанного Жанной Сейдалиной и пункта 4.2 этого же параграфа и этой же главы, написанного Инессой Куановой).

Глава 1 «Общие положения о методике судебного разбирательства по гражданским делам» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе первой главы автором объясняется необходимость изучения методики судебного разбирательства гражданских дел немецкими студентами и целесообразность применения её на практике.

Во втором параграфе первой главы автор ставит перед собой вопрос о том, а существует ли единая методика решения дела для Казахстана и Германии? И приходит к совершенно правильному, с нашей точки зрения, выводу о том, что, с одной стороны, такая методика возможна, поскольку в обоих государствах есть кодифицированное гражданское и гражданское процессуальное право, и потому правоприменение должно следовать похожим правилам, но, с другой стороны, она не может быть полностью идентичной, поскольку правила гражданского процесса при всей своей схожести все-таки отличаются друг от друга.

В третьем параграфе первой главы автор показывает специфику понятий «экспертная оценка» и «судебное решение» и необходимость их четкого разделения: в немецкой правовой традиции большое внимание уделяется тому, чтобы «стиль решения» был совершенно другим, чем «стиль экспертной оценки». Делается это для того, чтобы показать процесс поиска одного единственно правильного решения (которое и содержится в решении) с помощью различных путей и вариантов решения (которые и отражаются в экспертной оценке). Еще один важный момент, на который обращает внимание автор – это предпочтительность «обдумывания» или тщательного изучения обстоятельств дела с тем, чтобы избежать ошибок при вынесении решения по делу, которое уже на первый взгляд кажется судье однозначным. Такое наверно встречается у судей, уже имеющих определенный опыт в рассмотрении отдельных категорий дел и в силу этого не особенно глубоко вникающих в детали того или иного дела, схожего по обстоятельствам с ранее рассмотренными делами. При этом автор указывает, что во время совместных встреч немецких судей с судьями из стран СНГ, первые, как правило, весьма осторожно высказываются по поводу того, как следует разрешить тот или иной спор, тогда как судьи из стран СНГ зачастую безапелляционно говорят о том, что такое-то дело нужно решить так или иначе.

В четвертом параграфе первой главы автор говорит о соотношении понятий «фактическое событие» и «юридическое правило», которые необходимо тщательно разделять. Вызвано это тем, что применение того или иного юридического правила к тем или иным фактическим обстоятельствам должно быть обосновано. Для этого фактическим обстоятельствам должна быть дана соответствующая правовая оценка – установлены они или нет, доказаны или нет. Ранее в XIX в. немецкие суды запрашивали экспертную оценку в университетах и на основании нее выносили решение, сегодня же это встречается только тогда, когда применяется зарубежное право, которое немецкий судья не знает. Это свидетельствует о том, что квалификация современных немецких судей настолько высока, что им нет особой необходимости прибегать к помощи профессуры при рассмотрении тех или иных дел. Казахстанские судьи иногда игнорируют заключения специалистов, считая, что теоретические рассуждения учёных не представляют особой ценности для разрешения конкретных дел, но, к счастью, в большинстве случаев к ним прислушиваются, особенно, когда в качестве таких специалистов выступают ведущие цивилисты нашей республики.

В пятом параграфе первой главы речь идет о применении права, которое иначе обозначается термином «субсумация». Субсумация как правовое явление понимается как отнесение (применение) конкретной нормы или ее отдельных условий к определенным фактическим обстоятельствам. На практике это выражается в том, что судья должен тщательно проверить, насколько совпадают между собой правовые предписания и фактические обстоятельства дела. В случае отсутствия тех или иных обязательных условий правовой нормы делается вывод о неприменимости ее к данным фактическим обстоятельствам. В качестве примеров автор приводит ставшие уже классическими для немецких юристов давние решения имперского суда Германии. Например, решение 1908г., когда служащие взяли себе талоны на скидку, оставленные гражданами и сами их погасили – первоначальным решением суда они были осуждены за присвоение чужого имущества, но последующим решением суда они были оправданы, поскольку для суда было очевидно, что граждане, оставившие талоны, хотели отказаться от собственности. В другом деле высший земельный суд Бреслау решил дело таким образом: если собственник выбрасывает какую-то емкость, в которой находится предмет, с которым он не хочет расставаться, и он не знает о том, что в ней находится этот предмет, то владелец не отказался от права собственности на этот предмет и т.п.

В последнее время перед немецкими судами неожиданно встал вопрос о том, какую оценку следует дать действиям лица, выбрасывающего что-либо в контейнер для мусора. Вроде бы совершенно очевидно, что этому лицу безразлична правовая судьба таких вещей, то есть он отказался от права собственности, и не будет возражать, если кто-нибудь возьмет их для личного пользования или для других целей (например, последующей переработки). Но ситуация меняется кардинальным образом, если среди этих вещей были личные письма – вряд ли кто-нибудь из нас захочет, чтобы посторонние лица каким-либо образом использовали их, для нас важен уже сам факт уничтожения этих писем. Аналогичным образом решил и земельный суд Равенсбурга, когда признал, что отсутствует отказ от права собственности, если художник ставит нарисованные им картины к мусорным ящикам. По мнению суда, художник хотел уничтожить свои картины, а не передавать их другим лицам для последующего использования и потому ответчик, взявший эти картины, должен вернуть их художнику (очевидно для того, чтобы этот художник смог их уничтожить уже более эффективным способом).

В общем, субсумация – это, так сказать, краеугольный камень немецкой методики. Для нас привычнее использовать понятие «правовая квалификация», но независимо от этого, в немецкой методике подкупают педантичность, скрупулезность, пошаговость анализа, акцент на значимости каждого слова. Такой подход, несомненно, прививает и навыки тщательного отбора и умение анализировать фактические обстоятельства дела.

Глава 2 «Правовая проверка, когда фактические обстоятельства гражданского дела установлены (являются бесспорными)» включает четыре параграфа. В данной главе раскрываются те подходы, с помощью которых немецкие судьи дают правовую оценку фактических обстоятельств того или иного гражданского дела, не оспариваемых сторонами.

В первом параграфе второй главы говорится об обработке и фиксации фактических обстоятельств. В частности, о том, что правовая оценка фактических обстоятельств начинается с их тщательного учета, поскольку ничто не должно остаться незамеченным для судьи. При этом судья должен помнить о том, что к фактическим обстоятельствам ничего не нужно добавлять – следует ограничиться только теми обстоятельствами, которые установлены, а не представлять себе, как это могло бы быть на самом деле. Ещё одной ошибкой судьи может стать попытка применить к своему случаю решение вышестоящего суда (Верховного Суда РК, например) даже тогда, когда фактические обстоятельства дела не совпадают, но похожи или близки: как раз те нюансы, которые стали решающими при вынесении решения вышестоящим судом, могут отличаться от фактических обстоятельств того дела, которое рассматривает судья нижестоящего суда.

Во втором параграфе второй главы акцентируется внимание на том, как важен исходный вопрос. Поставленный вопрос, который содержится в конкретном исковом требовании, должен быть обоснован, и задача судьи проверить, так это или нет. Например, суд проверяет, является ли ответчик надлежащим или ненадлежащим ответчиком.

В третьем параграфе второй главы автор переходит к следующей стадии проверки фактических обстоятельств гражданского дела – к поиску подходящего основания искового требования. Истец в своём исковом заявлении требует совершения определенного действия – возмещения ущерба или замены некачественного товара и потому обязанность судьи – установить, насколько это требование отвечает предписаниям законодательства, так как если то или иное правовое последствие законом или договором не установлено, то у истца нет законного основания для подобного требования. Следовательно, такая проверка позволяет судье однозначно установить, возникло ли обязательство, и было ли оно нарушено. При этом судья не должен быть связан правовой оценкой истца и обязан проверить основания требования, прежде чем принять или отклонить иск.

В четвертом параграфе второй главы приведены примеры разбора двух гражданских дел из немецкой практики об ответственности третьих лиц с бесспорными фактическими обстоятельствами по немецкому законодательству. Первый пример об ответственности управляющего ТОО, заключившего договор займа, и скрывшего от займодателя тот факт, что ТОО находится на грани банкротства. Второй пример об ответственности подрядчика за действия третьих лиц, в данном случае за действия ученика мойщика окон, который уронил прибор для чистки окон на голову гражданина, стоявшего внизу, и причинил вред его здоровью. Оба этих примера разрешаются автором по законодательству ФРГ и РК, чтобы более наглядно показать особенности применения немецкой методики судебного разбирательства гражданских дел в порядке искового производства. В результате, автор пришел к следующим выводам: во-первых, разбор одного и того же гражданского дела можно провести по общей методике, хотя есть различия в законодательстве ФРГ и РК; во-вторых, в казахстанском законодательстве нет такого понятия, как «сопутствующий ущерб», т.е. ущерб, возмещаемый наряду с исполнением договорного обязательства. По казахстанской концепции обязательство из причинения вреда здоровью всегда будет внедоговорным, даже если стороны состояли между собой в договорных отношениях, и потому нет никакой необходимости в изучении вопроса о том, был ли заключен договор, возникло ли договорное обязательство или нет. Наряду с этим казахстанскому судье не нужно исследовать вопрос о том, какой договор был заключен между сторонами. Вместе с тем все эти вопросы имеют существенное значение для немецкого судьи, так же как и вопрос о том, была ли исполнена ответчиком обязанность по подбору надежного исполнителя.

Данные примеры представляет особый интерес в плане сравнительного правоведения – поскольку в них наглядно проявляются различия в институтах казахстанского и немецкого материального права. Например, незнакомые казахстанскому праву понятие «личной ответственности представителя в случае его личного интереса в заключении договора», или понятие «сопутствующий ущерб» (или возмещение ущерба наряду с выполнением обязательства). Применение данных норм в немецком праве усложняет и удлиняет цепь рассуждений, но не меняет общих методических принципов рассмотрения дела.

Глава 3 «Правовая проверка, когда фактические обстоятельства гражданского дела являются спорными» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе третьей главы раскрывается порядок проверки фактических утверждений сторон. Судья должен упорядочить объяснения о фактах, высказанные сторонами гражданского процесса, при этом следует упорядочить только те утверждения сторон о фактах, которые являются спорными, проявив должное внимание, как утверждением истца, так и утверждениям ответчика.

Во втором параграфе третьей главы автором высказываются рекомендации судье по вопросам применения права (субсумации) с учетом того, что сторонами высказываются различные и зачастую диаметрально противоположные объяснения по имевшим место обстоятельствам дела. Судья должен проверить обоснованность иска, поскольку если он не обоснован, то и отпадает всякая необходимость в проверке доказательств (стадия проверки обоснованности иска). Только после установления обоснованности иска судья переходит к следующей стадии – стадии доказывания, когда стороны должны будут доказывать спорные утверждения. Здесь задача судьи – проверить существенность аргументов сторон, исходя из собственного правового мнения (тогда как при проверке фактов судья берет за основу соответствующие утверждения сторон).

В третьем параграфе третьей главы автор проводит сравнительно-правовой анализ категорий «утверждение» и «доказывание» по немецкому и казахстанскому гражданскому процессуальному законодательству. Гражданское процессуальное уложение Германии (ГПУ) четко разграничивает понятия «утверждение» и «доказательство», тогда как Гражданский процессуальный кодекс РК (ГПК) относит к доказательствам объяснения сторон (п.2 ст.64, ст.78 ГПК). В соответствии с концепцией ГПУ – все, что сообщают стороны, признается только утверждением, также как и представленная сторонами или одной из сторон экспертная оценка не является доказательством, а признается лишь объяснением стороны, представившей её. Немецкая методика судебного разбирательства по гражданским делам, как отмечает автор, по существу, состоит в следующем: 1) следует установить, что спорно и что бесспорно; 2) следует проверить с правовой точки зрения, зависит ли это вообще от определенных спорных утверждений сторон.

По-разному ГПК и ГПУ оценивают неявку ответчика на устное разбирательство. ГПУ воспринимает неявку как признание ответчиком требований, выдвинутых истцом, и потому у суда есть обязанность только по проверке обоснованности иска. ГПК оценивает неявку ответчика только как основание для вынесения заочного решения и требует от судьи исследования всех доказательств.

В четвертом параграфе третьей главы приведен пример анализа дела со спорными обстоятельствами о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за вынужденный прогул, компенсации морального вреда.

Глава 4 «Руководство к отдельным стадиям производства по гражданским делам» состоит из трех параграфов (первый и третий параграфы написаны Генрихом Шнитгером, а второй параграф – Улбосын Сулейменовой).

В первом параграфе четвертой главы автор говорит о значении судебного производства (судебного процесса), который не стоит рассматривать только, как подготовку к вынесению судебного решения, поскольку это всего лишь внешняя сторона, а есть еще и внутренняя сторона, которая имеет важнейшее значение для легитимации решения. В этой связи очень важно, чтобы сам ход судебного разбирательства наглядно показывал сторонам процесса, что вынесенное судом решение является единственно верным и обоснованным.

Во втором параграфе четвертой главы показана значимость подготовки гражданского дела к судебному разбирательству как одной из стадий гражданского процесса, от которой во многом зависит качество вынесенного по делу судебного акта.

В третьем параграфе четвертой главы раскрываются основания принятия решения и его примерная структура. В частности, в основаниях решения суд должен отразить правоприменение (субсумацию) и привести те факты, из которых он исходит. Что касается структуры судебного решения, то ГПК содержит лишь общие положения о том, как оно должно быть построено. При этом ст.221 ГПК фактически идентична с §313 ГПУ. В частности, решение должно содержать вводную, описательную, мотивировочную и резолютивную части. При этом указываются:

во вводной части: время и место вынесения решения; наименование суда, вынесшего решение; состав суда; секретарь судебного заседания; судебный пристав; стороны; другие лица, участвующие в деле, и представители; предмет спора или заявленное требование;

в описательной части: указание на требование истца, возражения ответчика и объяснения других лиц, участвующих в деле;

в мотивировочной части: обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда о правах и обязанностях; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, и законы, которыми руководствовался суд;

в резолютивной части: вывод суда об удовлетворении иска или об отказе в иске полностью или в части, указание на распределение судебных расходов, на срок и порядок обжалования решения, а также и иные выводы (ст.221 ГПК).

В заключение этого параграфа приведены дословные переводы двух решений немецких судов с максимально полным отражением их структуры, формы и содержания.

Во втором разделе «Практические примеры разбора гражданских дел», авторами которого выступили казахстанские судьи – Инесса Куанова и Жанна Сейдалина, а также немецкий судья Генрих Шнитгер, показан разбор гражданских дел с применением немецкой методики судебного разбирательства, в том числе, таких как: 1) спор о задатке за квартиру; 2) спор о покупке в Интернете; 3) спор с участием акционерных обществ; 4) Спор по договору банковского займа; 5) спор по защите прав потребителя; 6) спор о возмещении ущерба; 7) трудовой спор; 8) брачно-семейный спор; 9) земельный спор.

В третьем разделе «Методические материалы для самообразования», авторами которого являются казахстанские судьи – Улбосын Сулейменова и Инесса Куанова, предложены задания для самостоятельной работы в целях усвоения и закрепления практических навыков применения методики судебного разбирательства. В частности, читателю предложено самостоятельно провести следующие действия: 1) отделить сообщение о факте от правового мнения; 2) выделить утверждения из иска и из отзыва на иск; 3) определить предмет доказывания; 4) провести субсумацию; 5) провести анализ дела. Для закрепления практических навыков проведения подготовки дела к судебному разбирательству, применения методики судебного разбирательства, составления процессуальных актов читателю предложены ситуации, для разбора которых необходимо решить поставленные перед ним вопросы. Например, дело по иску о признании недействительным постановления акимата о выделении земельного участка; дело по иску банка о взыскании долга по кредиту, обращении взыскания на залоговое имущество; дело по иску о компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов; дело по иску о выселении из квартиры, по встречному иску акимата о прекращении права собственности на жилище; дело по иску банка о взыскании задолженности; дело по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения, признании государственных актов о праве собственности на землю и решение акима о предоставлении земельного участка, договора дарения земельного участка, их регистрации недействительными, сносе навеса и забора; дело по иску к строительной компании о признании сделок недействительными и возмещении судебных расходов, по встречному иску о признании добросовестным приобретателем; дело по иску о взыскании судебных расходов по оплате помощи представителя.

Четвертый раздел «Приложения», авторами которого являются немецкий судья Генрих Шнитгер и казахстанский судья Инесса Куанова, состоит из двух параграфов.

В первом параграфе четвертого раздела «Стили судебных решений», написанном Г. Шнитгером, показаны особенности стиля судебных решений различных правопорядков. Например, для континентального права характерна дедуктивная аргументация, тогда как для общего права – индуктивная аргументация. Судья системы континентального права начинает с закона и, исходя из сформулированных там принципов, приходит к решению отдельного дела, а судья системы общего права исходит из уже решенных дел (судебных прецедентов) и пытается найти решающий принцип, который он и применяет для решения нового дела. Но, это все скорее дань традиции, поскольку в последнее время усиливается тенденция к использованию прецедентов судьями континентальной правовой системы, и, в свою очередь, судьи стран общего права также нередко склоняются к применению норм закона. Среди отличительных особенностей стиля суда той или иной правовой системы автор указывает на краткость и сжатость решений французского кассационного суда, которые излагаются всего в одном предложении – начиная со слова «суд» и заканчивая отказом в удовлетворении кассационной жалобы или отменой ранее вынесенного решения.

Во втором параграфе четвертого раздела приведены схемы алгоритма разбора гражданских дел с применением немецкой методики, предложенные И. Куановой.

Таким образом, в настоящем пособии предоставлена уникальная возможность ознакомиться с решениями немецких судов и сравнить их с решениями казахстанских судов. В результате сразу же становится очевидной совершенно иная структура решений. Далее, в решениях немецких судов четко разделены между собой факты и право, результат изложен с последующим обоснованием. Решения немецких судов более сжатые, они не загромождены излишними фактами и рассуждениями, а также описанием доказательств. При этом наглядно демонстрируется, как суд ссылается в мотивировке на решения других судов с указанием только источника опубликования, что укорачивает и упрощает решение. Такая форма изложения судебного акта могла бы использоваться и в Казахстане в целях упрощения гражданского судопроизводства и обеспечения единообразной судебной практики, особенно с учетом большой нагрузки судей и краткостью процессуальных сроков рассмотрения дел. Наряду с этим, отдельные рассуждения авторов можно было бы использовать при написании комментария к ГПК и отдельным его статьям, а также при подготовке проектов нормативных правовых актов (в том числе и нормативных постановлений Верховного Суда РК).

В заключение хотелось бы поблагодарить GIZ – Германское общество по международному сотрудничеству в Казахстане, которое выступило инициатором написания этого пособия и, начиная с 2004г. вело активную работу по привлечению немецких специалистов и проведению различных семинаров и тренингов, где казахстанским судьям разъяснялись суть «реляционной техники» и специфика ее применения на практике. Под эгидой GIZ был собран прекрасный авторский коллектив, состоящий из ведущих казахстанских и немецких судей, которые смогли адаптировать эту методику к нашей реальности и написать учебно-практическое пособие инновационного и интерактивного характера, которое обязательно найдет своего читателя.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии