По принципу справедливости?

 

Асем САКЕНОВА

 

Всю армию переводчиков сегодня беспокоит ситуация, которая возникла из-за новых Правил выплат расходов, понесенных при производстве по уголовным делам и ставок вознаграждения переводчиков, изданных Правительством РК в феврале 2013 года.

18 судов г. Алматы обслуживают 12 переводчиков. Учитывая огромную нагрузку, испытываемую судами южной столицы, можно не сомневаться, что они не сидят сложа руки.

Судебные переводчики работают с особым, специфическим языком - языком права. Это довольно сложный процесс, учитывая наличие в текстах и правовых документах трудных словесных конструкций, запутанных юридических формулировок. Для адекватного перевода в суде требуются не только филолого-юридическое образование, понимание специфики предмета, но и профессиональная ответственность, учитывая, насколько высокой может быть цена ошибки.

Переводчик Гульнар Арчаиковна Мустафина сотрудничает с судебной системой Алматы почти 15 лет. С 1998 года преподает судьям Алматинского городского суда казахский язык. С ее именем связано становление переводческого дела в судебной системе южной столицы. Сегодня она координирует обеспечение судов города переводчиками языков, в которых возникает необходимость, например: арабском, персидском, турецком, испанском, корейском и др. Исполнительная, грамотная, она, как и ее коллеги, старается не подводить судей, выполнять свою работу добросовестно.

Вместе с тем ситуация, возникшая с оплатой переводческих услуг, вынудила специалистов обратиться к руководству органа по обеспечению деятельности судов.

- Переводами судебных материалов в Алматы на сдельной основе занимаются 12 переводчиков, - рассказывает Гульнар Мустафина. - Потребность в переводчиках здесь больше, чем в других регионах, и малочисленный состав работает с предельной нагрузкой. По нормам объемы перевода на человека не должны превышать 8-12 страниц в день. Мы же зачастую трудимся с многотомными делами, в неделю могут дать на перевод сотни страниц протоколов и приговоров, и каждый судья требует, чтобы перевод был срочным. Сжатые сроки могут отражаться на качестве перевода.

Всю армию переводчиков сегодня беспокоит ситуация, которая возникла из-за новых Правил выплат расходов, понесенных при производстве по уголовным делам и ставок вознаграждения переводчиков, изданных Правительством РК в феврале 2013 года. В этом документе без номера, печати и подписи исполнителей, на наш взгляд, допущена дискредитация государственного языка: его знание оценивается вдвое ниже, чем знание других иностранных языков. Судите сами: переводчикам с русского языка на казахский (и наоборот) выплачивается не более одной второй месячного расчетного показателя. А вот переводчикам с западно-европейских, тюркских и других языков на русский и казахский языки (и наоборот) выплачивается не более одного месячного расчетного показателя.

Кто объяснит, исходя из каких соображений снижен статус перевода с казахско-русского языков, чем же они так провинились? Чем отличается труд переводчиков, независимо от того, на каком языке они работают? Ведь все мы имеем одинаковые переводческие дипломы, учились столько же, сколько и лингвисты западно-европейских языков.

В этом документе допущена и другая грубейшая ошибка: в нем равнозначна стоимость письменного и устного перевода, что совершенно недопустимо, ибо стерта разница между абсолютно разными по своей трудоемкости видами перевода.

Остановимся на разнице между работой устного и письменного переводчика. Казалось бы, главное - знать язык, а устно или на бумаге - не столь важно. Но на самом деле устный и письменный перевод - два разных по своей сути занятия, требующие разных навыков и даже разных знаний. В чем различия этих типов переводческой работы?

В казахском языке письменный переводчик - «аудармашы», устный - «тілмаш», в английском они именуются тоже по-разному: «interpreter» и «translator». Между ними огромная разница в самом процессе перевода и в трудностях, применяемых профессиональных приемах и навыках.

У переводчика письменных текстов достаточно времени на обдумывание, под рукой у него словари, материалы по теме, он может, наконец, позвонить, посоветоваться, обсудить, как сделать лучше. Устному переводчику приходится вести последовательный перевод, сразу, во время пауз в речи говорящего, пытаясь удержать в памяти содержание его выступления.

При переводе с казахского языка на русский он испытывает трудности, связанные с несовпадением порядка членов предложения: сказуемое в казахском языке стоит в конце предложения. Чтобы «догнать» мысль, переводчик должен выслушать речь до конца. Бывает, весьма трудно запомнить длинные, терминологически насыщенные, со сложными оборотами фрагменты выступлений в суде адвокатов и прокуроров. Подача материала сторонами процесса бывает сбивчивой, заранее свои тексты для перевода они не представляют.

Помимо самого текста устный переводчик должен передать тон и эмоции выступающих. В случае напряженных, конфликтных заседаний ему приходится обладать не только профессионализмом, но и дипломатичностью. Порой ему требуется быстро подбирать слова-синонимы, чтобы дать правильную окраску происшедшего. К примеру, недавно рассматривалось дело, в котором было употреблено слово «назик» - его можно перевести как «нежный» и как «хрупкий». Однако в контексте данного дела перевод слова как «нежный» вносил в толкование ситуации совсем другой, отрицательный смысл. Неосторожно выбранное слово может кому-то навредить, так что переводчику-синхронисту приходится иметь дело не только с языком, но и с людьми. При этом нужно иметь в виду, что общеупотребительная лексика казахского языка многозначна, поэтому одну и ту же фразу прокурор может посчитать переведенной с оправдательным уклоном, а адвокат - с обвинительным.

В обстановке подобного противоборства во время судебного заседания переводчик работает под большим психологическим давлением. Во время перевода от него требуется не только понять, уяснить, проанализировать услышанное, но и найти, выбрать соответствующие средства передачи текста, а также проявить быструю реакцию, мгновенное переключение с одного языка на другой. В зале суда, где в сложных спорах решаются судьбы людей, выполнение качественного перевода требует специальной подготовки и значительного опыта работы.

Разработчики этих расценок должны изучить особенности специализированных переводов, понять, что это очень трудная, обладающая особой спецификой работа.

Судебные переводчики - это, что называется, штучный товар. Работают в этой сфере энтузиасты. Они не требуют оплаты за время, когда не по их вине рассмотрение дела может быть отложено - часы участия считаются по протоколам судебных заседаний. Переводчик до обеда должен быть в одном суде, после обеда бежать в другой, попутно сдавать и забирать тексты в других судах.

И хочется верить, что допущенные разработчиками перекосы будут исправлены. Если не пересмотреть предложенные цены на услуги, то это может нанести вред качеству переводов юридической направленности и судопроизводству в целом. Ведь для того, чтобы команда переводчиков специализировалась на судебных переводах, улучшая свое мастерство именно в этой области, необходимы не только годы кропотливого труда, но и гарантии того, что их труд будет оценен по достоинству.

25 апреля 2013, 14:42
Источник, интернет-ресурс: Медиа-корпорации «ЗАҢ» , Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript