Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Отдельные проблемы теории и практики защиты права на имущество /А. Жусупов/

А. Жусупов, профессор Казахского гуманитарно-юридического университета, к.ю.н. (Ph.D.)

Фото : 13 июня 2013, 20:53

А. Жусупов, профессор Казахского гуманитарно-юридического университета, к.ю.н. (Ph.D.)

Общенациональным планом мероприятий по реализации Послания главы государства народу Казахстана от 14 декабря 2012г. «Стратегия «Казахстан-2050» предусмотрено внесение в Парламент Республики Казахстан проекта Закона по усилению защиты права собственности, договорных обязательств и ужесточения ответственности за их нарушение.

В связи с этим хотелось бы заметить, что усиления защиты права собственности и ужесточения ответственности за нарушение договорных обязательств, в нормах действующего гражданского законодательства не требуется. Действующее законодательство обеспечивает эту задачу в достаточной степени. Речь можно вести лишь о совершенствовании законодательства.

Вместе с тем есть поводы к рассмотрению некоторых теоретических положений и жизненных ситуаций и в связи с ними, внесению отдельных предложений, направленных на совершенствование регулирования некоторых отношений нормами разных отраслей национального права, в том числе и защиты прав на имущество граждан и государства.

1. В древнем Римском праве не было специального термина для обозначения собственности/1/. Дореволюционный цивилист Г.Ф. Шершеневич отмечал, что только при Екатерине II торжествует вполне идея частной собственности. В манифесте 1782г. признано было право собственности не только на поверхности земли, но и на сокрытые в недрах ее минералы и металлы, устранены были запрещения в распоряжении лесами, в пользовании угодьями, рыбной ловлей, пчельниками, мельницами. Екатерина II ввела в своих указах и сам термин «собственность»/2/.

Как дореволюционное, так и советское гражданское законодательство, в том числе и Казахской ССР, не дало понятия собственности и права собственности. Оно ограничилось указанием, что собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения (ст.85 ГК КазССР)/3/. Гражданское уложение Германии в §903 указывает правомочия собственника/4/. Французский гражданский кодекс определяет: «Собственность есть право пользования и распоряжения вещами наиболее абсолютным образом, лишь бы пользование не было запрещено законами или регламентами (ст.544)/5/. Здесь также содержится указание на правомочия собственника. Гражданский кодекс Российской Федерации также лишь перечисляет правомочия собственника (п.1 ст.209)/6/.

Гражданский кодекс Республики Казахстан впервые содержит понятие права собственности. Право собственности есть признаваемое и охраняемое законодательными актами право субъекта по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом (п.1 ст.188).

Данное определение права собственности, подобного которому нет в системе континентального права, несомненно, является показателем высокого уровня отечественных ученых в области гражданско-правовой науки, написавших проект этого кодекса, под руководством академика М.К. Сулейменова. Это понятие практически идеально и не превзойдено законами других государств.

Вместе с тем заметим, что в «Критике политической экономии», а затем в «Капитале» К. Маркс писал о собственности как о присвоении. Ф. Энгельс в «Анти-Дюринге» также часто собственность понимает как присвоение.

Академик А.В. Венедиктов убежден был в следующем: «Поскольку собственность как присвоение, как особое отношение лиц, групп и классов к средствам производства, образует собой самую основу всей системы производственных отношений и уже по одному этому выделяется среди всей остальной массы производственных отношений, именно понятие собственности как присвоения должно служить отправным пунктом и основой при построении юридического понятия права собственности (выделено мною. – А. Ж.)/7/.

Профессор С.Н. Братусь отмечал, что право собственности опосредует не сам процесс присвоения, а его статику – состояние фактически достигнутой присвоенности материальных благ/8/.

Изучив научные труды по этой тематике, в 1996г., я писал, что собственность как экономическая категория представляет собой отношение между людьми по поводу материальных благ, заключающееся в их присвоенности одним лицом и соответствующей их отчужденности для всех других лиц.

Право собственности как юридическая категория – это совокупность правовых норм, закрепляющих, регулирующих и охраняющих состояние присвоенности материальных благ определенному лицу/9/.

В отличие от права собственности, где имущество присваивается его собственником, обладатель вещных прав, не являющийся собственником, не может присвоить имущество. Оно принадлежит ему в результате передачи для определенной цели государством, гражданином или юридическим лицом. Вещные права лиц, не являющихся собственниками, в литературе также называются «ограниченные вещные права», «иные вещные права». Эти вещные права всегда производны от права собственности. Их ограничения могут устанавливаться законами или собственником, в отличие от права собственности, которое может быть ограничено только законодательными актами.

Правовая природа права собственности и вещного права лица, не являющего собственником различна. Отличаются эти вещные права также по своему содержанию, по основаниям возникновения и прекращения. В гражданских кодексах европейских государств большее число норм, регулирующих вещные права лиц, не являющихся собственниками, нежели норм о праве собственности. Это свидетельство того, что в европейских государствах бизнес широко использует имущество, которое принадлежит ему на ограниченном вещном праве.

В связи с изложенным предлагается в понятии «право собственности», заменить слово «принадлежащим» на слово «присвоенным». Тогда оно будет следующим. Право собственности есть признаваемое и охраняемое законодательными актами право субъекта по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться присвоенным им имуществом.

Что это даст? Экономическое понимание собственности как присвоения послужит основой изменения юридического понятия права собственности. Оно будет полностью отражать истинную правовую природу права собственности. Присвоить может только собственник. И больше никто. Присвоить можно только на законном основании. Присвоение путем совершения любого правонарушения, в том числе административного и уголовного, невозможно.

При таком понимании незаконное приобретение имущества, в том числе, путем хищения уже нельзя будет квалифицировать как присвоение. Похититель может незаконно владеть или завладеть. Но присвоить не может. Потому что состояние присвоенности бессрочно и юридически неотделимо от собственника, так же как и право собственности. Даже если вещь находится не у собственника, а у незаконного владельца, за собственником сохраняется право собственности, а эта вещь в юридическом смысле остается присвоенной только им. И никем более.

Заметим, что в Уголовном кодексе Республики Казахстан хищение и присвоение, понятия тождественные. К примеру, в ст.176 УК, написано: «Присвоение или растрата имущества, то есть хищение имущества…».

И еще одно меня всегда, когда читаю УК, удивляет. Это то, что в главу 6, которая называется «Преступления против собственности», наряду с кражей, грабежом и разбоем поместили нарушение авторских и (или) смежных прав, нарушение прав на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения или топологии интегральных микросхем. Такая же структура этой главы предусмотрена в проекте новой редакции Уголовного кодекса/10/. Как говорится, «коня и трепетную лань – в одну упряжку». Наш законодатель совершенно не различает право собственности на вещи и право на объекты интеллектуальной собственности, предусмотрев преступления против них в одной главе УК. А это разные институты права. Я уже не говорю о том, что иные вещные права, тоже к праву собственности не относятся. Это другие вещные права. Аналогичная ситуация в Кодексе об административных правонарушениях.

Такова, к сожалению, юридическая техника УК. Что делать? Главу УК надо назвать «Преступления против собственности и иных вещных прав». Следующее. Надо разместить в разные главы нормы о преступлениях против собственности и иных вещных прав, и преступления против прав на объекты интеллектуальной собственности.

Следует признать, что после Конституции страны Гражданский кодекс – это базовая отрасль права для всего законодательства любого государства. Не понимание этого, небрежное отношение к принятию законов, приводит к коллизии норм различных отраслей законодательства, вследствие чего создаются предпосылки для социальных конфликтов, создаются препятствия нормальному экономическому развитию государства и общества, достижению благополучия всеми гражданами государства. Гражданский кодекс – это основной регулятор товарно-денежных, а также других имущественных и личных неимущественных отношений. Все другие законодательные акты, том числе охранительные, такие как Уголовный кодекс, Кодекс об административных правонарушениях, должны исходить из этого. Только тогда будет достигнуто приближение к гармонии в национальном праве и общественной жизни.

Вследствие предложенного изменения понятия права собственности, если оно будет воспринято и введено в ГК, возникнет необходимость выработки общего определения вещного права лица, не являющегося собственником, где будут указаны ограниченные права владения, пользования и распоряжения, принадлежащим ему имуществом. Основное различие права собственности и иного вещного права состоит в том, что собственник присваивает имущество, а обладателю любого иного вещного права имущество лишь принадлежит, срочно или бессрочно.

Защита вещного права лица, не являющегося собственником, в соответствии со ст.265 ГК, осуществляется на основании тех же норм (ст.259-264 ГК), что и защита права собственника. По существу же, речь идет об аналогии закона. Между тем научное изучение судебной практики по защите различных ограниченных вещных прав, с последующими выводами и предложениями по совершенствованию законодательства, ждет своего исследователя. Только после этого можно объективно и обоснованно обсуждать проблемы защиты вещных прав лиц, не являющихся собственниками и вносить предложения по совершенствованию законодательства в этой сфере.

Защита права собственности вещно-правовыми способами выработана на протяжении полутора тысяч лет, апробирована во всех государствах континентальной Европы. И в Казахстане тоже. Поэтому здесь основная проблема в правильном понимании норм права должностными лицами органов государственной власти и управления, а также судьями, и в их применении, в соответствии с буквой закона, при принятии решения.

2. В России предлагают упростить механизм защиты владельцев имущества от сторонних посягательств. После поправок в ГК бывшему владельцу, у которого отняли имущество, чтобы восстановить право на него, достаточно будет доказать факт предыдущего владения и последующего насильственного изъятия. При этом доказывать само право собственности на спорное имущество не придется/11/.

Такая необходимость назрела и в Казахстане. Поэтому предлагается в ГК предусмотреть новую статью 265-1 следующего содержания. Законный владелец вправе требовать восстановления права на имущество, доказав лишь факт предыдущего владения и последующего неправомерного изъятия.

Владельческой защитой могут воспользоваться как собственник, так и владелец, не являющийся собственником.

3. Еще одной российской новеллой будет признание единым объектом недвижимости земли и стоящего на нем сооружения/12/. Такой вопрос обсуждался и нашими учеными. До какой степени это улучшит защиту права собственности на земельный участок и стоящий на нем жилой дом, иные постройки и насаждения? Вопрос открытый.

Вместе с тем злободневным стал другой вопрос, связанный с принятием в Законе «О государственном имуществе» следующей нормы. Абзацем вторым пункта второго статьи 67 этого закона установлено: «Стоимость земельного участка отчуждаемого для государственных нужд, перешедшего к собственнику по гражданско-правовой сделке или по решению суда, определяется в размере стоимости, указанной в гражданско-правовом договоре или в решении суда, но не превышающем рыночную стоимость. В случае если в гражданско-правовом договоре цена на земельный участок не указана, стоимость земельного участка определяется по его кадастровой (оценочной) стоимости».

Здесь усматриваются проблемы, лежащие на поверхности, не учтенные законодателем. Если со времени гражданско-правовой сделки или принятия решения суда, на основании которого возникло право собственности прошло определенное время, то где учет инфляции национальной валюты за этот период времени, где учет увеличения рыночной стоимости земельного участка за это время и в этой местности? Они в этой статье не учтены.

Этой нормой также установлено, что если в гражданско-правовом договоре цена земельного участка не указана, стоимость земельного участка определяется по его кадастровой (оценочной) стоимости. В этом случае собственник принудительно изымаемого земельного участка, домостроения, других построек и насаждения лишается права получить рыночную стоимость этих объектов. По кадастровой стоимости он получит значительно меньше.

Зададим себе вопрос, кто эти собственники, у которых государство в лице своих органов принудительно изымает землю и дома? Возьмем для примера восточную объездную дорогу, для строительства которой происходит такое изъятие. Эта окраина города Алматы, где живут в основном небогатые, и я бы сказал, бедные люди. Недавно телезрители увидели на экране пожилую одинокую женщину преклонного возраста, у которой от обиды и бессилия, при разговоре дрожат руки и видна крайняя бедность. У нее изымают землю и дом. У нее никого нет. Для нее сам переезд – это катастрофа! Но куда переезжать на предлагаемые деньги? Другие люди с детьми, некоторые безработные, малоимущие. Один из этих людей возмущен тем, что вместо 90 000 условных единиц им предлагают наполовину меньше. И спрашивают, можно ли в Алматы или близ Алматы купить на эти деньги жилье. Ответ ясен. И их оппонент, должностное лицо, занимающееся принудительным изъятием этих домов и земельных участков. Низкую стоимость, которая предлагается, он объясняет тем, что дома сделаны из дешевых материалов. И поэтому такая низкая их стоимость.

В Конституции записано, что наше государство утверждает себя правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек. Если не абстрактного, а конкретного человека, принудительно лишают дома и земли, в котором он живет и кормится, и не дают взамен столько, сколько необходимо для приобретения другого жилья, то можно ли говорить о том, что наше государство движется к цели стать правовым и социальным?

Для этих людей важно, что они утрачивает одну из самых социально значимых ценностей – жилье. Пусть оно недорогое, но он в нем живет сам, с семьей. Этот дом дорог для него не как стоимость, а как ценность, обеспечивающая более или менее нормальную жизнь.

Сейчас судебная практика изъятия земельного участка такова, что собственник земельного участка и зданий (сооружений) на нем, не может зачастую на присужденные деньги купить равноценное или даже любое жилье. Почему государство не может установить одну лишь норму для изъятия земли и всего, что находится на нем, в котором оно нуждается для общеполезных целей, установив в нем многообразие возможностей. Одно из них – это компенсация по рыночным ценам, сложившимся в данное время в данной местности, другое – предоставление своим гражданам, которые являются живой основой, созидателем и защитником государства, электоратом, наконец, в соответствии с установленными нормами нового жилья в этом же районе или ином более благоприятном. Для тех, кто в состоянии и желает сделать это многотрудное дело, возможно предоставление земельного участка для строительства дома.

Совокупность этих людей, у которых по воле случая, которого они не могли предвидеть, строя или приобретая дом, помимо их желания принудительно изымают социально значимое имущество для государственных нужд, являются социальной группой. Здесь явно просматриваются признаки дискриминации по имущественным мотивам, а возможно, и социальным. Между тем п.2 ст.14 Конституции установлено, что никто не может подвергаться какой-либо дискриминации по этим мотивам.

Пунктом 1 этой же статьи Основного закона предусмотрено: «Все равны перед законом и судом». Одновременно нарушается конституционная норма «Жилище неприкосновенно» (п.1 ст.25), так как оно изымается, а взамен купить другое жилище невозможно. Но кто будет вникать и даже смотреть в эти конституционные нормы? Перед судьей конкретная норма Закона «О государственном имуществе», и истец, которому надо быстро снести злополучный дом и продолжить строительство дороги, предусмотренное решением государства. Кто будет вникать в вопрос о том, что предназначение кадастровой стоимости, указанной в Земельном кодексе, совсем иная, чем в Законе о госимуществе? Каково будет решение судьи? Представительствующие в судах юристы знают ответ на этот вопрос. И в Алматы, и в Астане, и других городах. Собственники изымаемых домов и земель беззащитны перед этой нормой. Конституционные нормы нарушены законом, а вслед за ним и правосудием.

Рассматриваемой же нормой нарушается требование п.3 ст.26 Конституции страны, в котором четко и ясно установлено, что принудительное отчуждение имущества для государственных нужд в исключительных случаях, предусмотренных законом, может быть произведено при условии равноценного его возмещения (выделено мною. – А. Ж.). Обращает внимание то, что в Конституции страны написано о равноценном, а не о равностоимостном возмещении. Эти два понятия не равнозначны. Однако норма Закона о госимуществе говорит о стоимости.

Конституционный Совет Республики Казахстан многократно принимал постановления, связанные с изъятием земельных участков для государственных нужд.

В постановлении Конституционного Совета Республики Казахстан от 1 июля 2005г. №4 «Об официальном толковании пункта 3 статьи 26 Конституции Республики Казахстан» постановлено рекомендовать Правительству Республики Казахстан об инициировании внесения изменений и дополнений в законы, в целях единообразного понимания некоторых понятий, в том числе и «равноценное возмещение имущества».

В установочной части этого постановления (абз. 3 п.2) указано: «Для демократического, светского, правового и социального государства высшими ценностями являются человек, его жизнь, права и свободы» (статья 1 Конституции). Признание их высшей ценностью означает, что государство не имеет более важной задачи, чем забота о человеке, его материальном благополучии. Государство обязано создать все зависящие от него условия для достойного существования человека (выделено мною. – А. Ж.). Такая правовая позиция отражена в постановлениях Конституционного Совета от 21 декабря 2001г. №18/2, от 31 декабря 2003г. №13, от 20 апреля 2004г. №3, от 29 апреля 2005г. №3.

Очевидно, что Конституционный Совет вновь должен рассмотреть вопрос, но теперь уже о соответствии Конституции Республики Казахстан абзаца второго пункта второго статьи 67 Закона «О государственном имуществе». Вопрос только в том, кто обратится в Конституционный Совет? Здесь невольно возникает вопрос о возвращении к Конституционному Суду. Потребность в нем для защиты прав и свобод человека и гражданина становится велика.

4. Гражданин Турции, проиграв в отечественном суде гражданский спор, обратился в Европейский суд, сославшись на его решение по делу «Унирийлдиз против Турции» (Oneryildiz-Turkey), жалоба №48939/99, и Евросуд вынес решение в его пользу.

Суть дела в следующем. Турецкие бедняки соорудили хибары и жили там. Местные власти отказались признать эти строения частной собственностью. А Европейский суд признал: хоть хижины построены незаконно, однако муниципалитет брал с владельцев хибар налог, тем самым признал на эти дома право собственности/13/.

Аналогичные обстоятельства возникают в разных регионах нашего государства. В нашем законодательстве следует также предусмотреть нормативную возможность такого решения.

Казахстан принял программу «Путь в Европу». Мы уже члены европейских организаций. Успешно в них председательствуем. Наш футбол уже в Европе. Есть первые, едва заметные признаки прогресса в футболе. Пора уже проложить путь к Европейскому суду по правам человека, как это сделала Россия. Это будет только способствовать постепенному достижению конституционной цели создания подлинно правового государства. А также защите прав, в том числе, на имущество гражданина, юридического лица и государства.

5. Налоговым кодексом срок исковой давности установлен в 5 лет. В этом году немало было случаев, когда к исходу 5-летнего срока исковой давности, налоговые органы вдруг спохватились и стали принимать меры к взысканию «бородатых» задолженностей. После того как Премьер-министр поручил разобраться со всеми долгами государству, а безнадежные списать. Скорее всего, если руководитель правительства не поставил бы задачу столь жестко, бюджет, возможно, не досчитался бы многих денег. Такой большой срок расхолаживает должностных лиц налоговых органов. Кроме того, разве в первые годы после возникновения обязанности их оплаты эти деньги не нужны были бюджету? А за пять лет человек может уехать куда угодно, а юридическое лицо прекратить фактически свое существование. В связи с этим предлагается исключить из Налогового кодекса норму об исковой давности. Она есть в ГК. Этим самым будет устранено также противоречие конституционной норме о равной защите частной и государственной собственности.

6. Рассматривая дело, коллегия арбитров третейского суда, столкнулась с такой ситуацией. Сумма сделки составляла 5 млн. тенге. Неустойка в виде пени набежала на 24 млн. тенге. Иск был предъявлен только на 12 млн. тенге. Арбитрам было ясно, что даже эта сумма непомерна для ответчика. Проявлялись также явные признаки неосновательного обогащения, причем абсолютно на законных основаниях. Ст. 297 ГК, которая называется «Уменьшение размера неустойки», связывает такое уменьшение с убытками кредитора. Подсчитать убытки, особенно в части упущенной выгоды, чтобы они были не расчетными, а доказаны документально удается редко. А проблема существует. Что делать? Просмотрели судебную практику. Ответа найдено не было. Судьи выходят из этого положения кто как может. В связи с этим предлагается иная редакция этой статьи:

«Если подлежащая уплате неустойка значительно превышает сумму сделки, суд вправе ее уменьшить до суммы сделки.

Правила настоящей статьи не затрагивают размера ответственности сторон обязательства, предусмотренных статьями 393 и 364 настоящего Кодекса».

Астрономические суммы неустойки, как правило, взыскать в полном объеме не удается. Иногда недобросовестная сторона затягивает специально с предъявлением иска, чтобы увеличить сумму неустойки. Это предложение учитывает указанные обстоятельства, и представляется справедливым и предотвращающим разрушение действующего предпринимательства.

7. «Мы дали возможность энергетикам за счет поступающих денег с тарифов решать вопросы замены оборудования. Но, несмотря на это, существенных изменений в динамике роста инвестиций и снижении износа оборудования нет. Куда делись средства? Проверка показывает, что за счет этих средств выплачиваются дивиденды владельцам компаний» – отметил недавно Президент страны/14/.

Такая реакция главы государства вызвана результатами проверки Агентства по регулированию естественных монополий.

Деньги от повышения тарифов на коммунальные услуги идут на выплату дивидендов владельцам энергетических компаний, а не на модернизацию изношенного оборудования. Кроме энергетиков рекордные дивиденды акционерам выплатил Казахтелеком. Акционером, получившим дивиденды, является Фонд «Самрук-Казына», утверждает аналитическая служба «Свободы слова»/15/.

Глава государства дал политическую оценку. Дана ли этим фактам юридическая оценка, и какие последствия повлекло это деяние? Мы этого не знаем, это задача компетентных органов государства. Задача ученого состоит в том, чтобы разобраться, что произошло с точки зрения права. А также ответить на вопрос, есть ли нормы права, чтобы дать квалификацию этому деянию/16/.

Ситуация понятна. Агентство по регулированию естественных монополий разрешает повысить тарифы монополистам, потребители платят по повышенным тарифам, которые в ее увеличенной части должны использоваться для замены устаревшего оборудования, но эти деньги идут не на цели, ради которых сделано повышение, а на выплату дивидендов. Год за годом эта процедура повторяется, энергетическая и другие составляющие цены казахстанской продукции, работ и услуг увеличивается. Но цель не достигается. Что это?

В ГК предусмотрена такая предупредительная норма: «Не допускаются действия граждан и юридических лиц, направленные на причинение вреда другому лицу, на злоупотребление правом в иных формах, а также на осуществление права в противоречии со своим назначением» (п.5 ст.8).

Эта норма дает возможность дополнить ст.953 ГК пунктом 4 следующего содержания: «Лицо, злоупотребившее правом, основанном на законе, сделке иди административном акте, для неосновательного обогащения или сбережения своих средств за счет других лиц, в том числе путем изменения его назначения, обязано возвратить полученное в результате этого потерпевшему».

Пунктом вторым ст.9 ГК предусмотрено, что обращение за защитой нарушенного права к органу власти или управления не препятствует обращению в суд с иском о защите права. Это означает, что можно обратиться в соответствующих случаях не только в суд, но и к органу власти и управления. А поскольку Агентство по регулированию естественных монополий и есть орган государственного управления, он может по результатам своих проверок, отменить повышенные им же тарифы монополистам, допустившим злоупотребление правом. Следующим шагом должно быть возвращение акционером полученных в качестве дивидендов денег, вследствие того, что это неосновательное обогащение, предусмотренное ст.953 ГК, а затем компания, в пользу которой было решено повысить тарифы, обязано возвратить потребителю то, что использовано не по назначению. Это вопрос, который вышел за рамки права, стал социальным и политическим.

Приведенное показывает, что злоупотребление правом осуществляется не только тогда, когда субъективное право возникает у его обладателя на основании закона или договора, как всегда считалось в теории гражданского права, но и на основании административного акта, в виде решения уполномоченного государственного органа. В связи с этим неизбежно возникает вопрос не только о гражданско-правовой ответственности в виде возмещения вреда или ущерба потребителям, но и административно-правовой.

На основании изложенного нами предлагается статью 29 «Совершение административного правонарушения умышленно» Кодекса об административных правонарушениях Республики Казахстан (КоАП), дополнить частью второй следующего содержания: «Злоупотребление правом, которое возникло на основании решения уполномоченного государственного органа, с целью неосновательного обогащения или сбережения своих средств за счет другого лица, в том числе путем использования его не по целевому назначению является административным правонарушением».

Данный проект нормы общей части КоАП может послужить основой для дополнения статьи 147-5 это же кодекса пунктом пятым следующего содержания: «Злоупотребление субъектом естественных монополий и регулируемых рынков правом на повышение тарифа, возникшем на основании решения уполномоченного государственного органа, путем причинения ущерба потребителям, в результате использования дохода от этого, в целях обогащения самого субъекта естественных монополий и регулируемых рынков, его участников, акционеров и иных афилиированных лиц, или сбережения своих средств за счет этого, в том числе путем осуществления этого права не по целевому назначению, – влекут отмену решения о повышении тарифа, а также штраф на субъекта естественных монополий и регулируемых рынков, в размере десяти процентов от суммы необоснованно использованного дохода от повышения тарифа».

7.1. Академик А.Ф. Госсен, всю свою жизнь посвятивший науке и практике сельскохозяйственного производства вспоминает: «На собраниях, когда передавались личные паи новым хозяевам, сельчанам вдалбливали банальное вранье, что инвестор принесет если не рай, то, во всяком случае, благополучие. Но, оказалось, Федот, да не тот.

Проголосовав за новых «благодетелей», люди подписали приговор. Доверчивые Иваны и Бахыты оказались в ловушке «гениев» алчности и личной наживы. Урожаи и стада животных стали клондайком обогащения различных городских фирмачей, которым земля досталась на халяву при полном безучастии государства». Корреспондент М. Гольдберг, взявший интервью у академика, пишет: «Я назвал ему много бывших богатых сел, которые полностью разорились и обнищали. Более того, идет массовая перепродажа земель. Некоторые хозяйства перепроданы уже несколько раз. Госсен признался, что происходящее в селе отзывается в его сердце болью»/17/.

Подтверждение сказанному именитым отечественным аграрником находим в газетном материале. В селе Шубар, что в Алматинской области, имущество бывшего совхоза «Арал-Тобе» разворовывалось и разбазаривалось, оставив в нищете его бывших работников. Затем появляется человек и обещает дивиденды и погашение всех долгов, а также построить завод по переработке картофеля и фасовке гречки. Поверив в обещания 25 глав крестьянских хозяйств, вошли в ПК «БекАгроСервис», со своими землями и паями.

Позже они узнают, что стали соответчиками по иску Аграрной кредитной корпорации к СПК «Шубар Агро», так как значатся его соучредителями. Оказывается, что все документы и подписи были подделаны директором и получен кредит на 49 млн. тенге/18/.

Кто хотя бы немного знаком с жизнью села в последние двадцать лет знает, что такая ситуация когда житель села, бывший работник совхоза остается без средств к существованию, и без работы, практически повсеместна. Редки счастливые для сельчан исключения, когда такие руководители хозяйств как И.А. Сауэр, получив даже дохленькое хозяйство, несмотря на жесткую линию по фермезации бывших совхозов, отстоял свое право на коллективное ведение хозяйства и преуспел в этом/19/. Иван Адамович вспоминает, как к своему хозяйству присоединял соседнее хозяйство. Люди остались без работы и испытывали крайнюю нужду. Зато теперь пусть позарится кто-нибудь на наши паи – ни за какие кратные суммы не продадут, не подпустят на пушечный выстрел! Это же свое, кровное, выстраданное/20/.

Г.К. Кудайбергенов, В.И. Двуреченский, можно назвать еще несколько личностей в каждом регионе, которые доказали, что сохранение имущества бывших совхозов в одном хозяйстве, имело право на жизнь. Не случайно экс– министр сельского хозяйства, доктор сельскохозяйственных наук А.К. Куришбаев, в последние годы, поднимал проблему кооперации в сельском хозяйстве.

О результатах неудачно проведенной приватизации и реформировании аграрного сектора видно из данных, приведенных академиком К. Аманжоловым: «Если двадцать лет назад доля сельского хозяйства в ВВП страны составляла 33 процента, то сегодня лишь 3 процента. По сравнению с 1990 годом казахстанцы стали потреблять в два раза меньше картофеля и почти в три раза мяса. Что касается экспорта, то он сведен к минимуму. В 2011 году в Россию было поставлено всего лишь 2 процента экспортного потенциала республики. Говядина и конина не поставлялись вообще. И это в стране, которая давала 50 процентов мясной продукции для всего СССР»/21/.

О серьезных проблемах в организации деятельности в этой отрасли говорит тот факт, что в Баканасе построили откормплощадку, затратив около 4-5 млн. долларов, но выяснилось, что нет скота, который можно туда поставить/22/. И другие факты.

Для сравнения взять Беларусь, где сохранились совхозы и колхозы, которые заваливают своей конкурентоспособной молочной и другой сельскохозяйственной продукцией не только соседние и не совсем соседние регионы России, но и в заметной доле далекий для них Казахстан.

Очевидно, что государство должно путем принятия закона принять меры к возможному восстановлению тех условных паев, которые не превратились в безусловное, наличное сельскохозяйственное имущество конкретных тружеников села. Это случилось вследствие того, что механизм передачи условных имущественных и земельных паев разработан был в самом общем виде, и практически никем не соблюдался. Хотя законов и нормативных правовых актов о приватизации издано было много. Вместо того чтобы стать учредителями, на основании учредительного договора, а затем участниками хозяйственных товариществ, производственных кооперативов, сельчане писали заявления о передаче своих условных долей, и в большинстве случаев навечно их утрачивали. Потому что эта форма передачи имущества не законна. Она никого ни к чему не обязывала. Вследствие этого директорами продавалась техника, зерно, животные и все, что может быть продано. Часто использовалось банкротство, чтобы избавиться от обязанностей перед теми, на чьих паях (долях) создавалось хозяйство. И восставали из пепла. Потом имущество неоднократно перепродавалось. По существу речь идет о грубом злоупотреблении ими своими правами, целью которого было личное обогащение за счет обладателей имущества, в виде условных паев, переданных их правообладателями руководителям реорганизуемых и/или вновь создаваемых хозяйств. Именно вследствие этой совокупности обстоятельств мы имеем огромные площади необработанных, пустующих земель и большое число жителей аулов и сел, относимых к так называемым «самозанятым», которые ранее успешно работали в своих совхозах и вели домашнее хозяйство. Очевидно, что эта проблема социальная, политическая, а также правовая.

В случае если предложение о внесении дополнения ГК пунктом 4 ст.953 о неосновательном обогащении, путем злоупотреблении правом, будет приниматься, то необходимо будет следующее. Надо будет его дополнить абзацем-нормой, в которой будет предусмотрено, что на этот деликт, или череду деликтов, срок исковой давности не распространяется. И еще этому нормативно-правовому акту надо будет придать обратную силу. С 8 февраля 1992г., т.е. со времени принятия Указа «О неотложных действиях по приватизации имущества государственных сельскохозяйственных, заготовительных, перерабатывающих и обслуживающих предприятий агропромышленного комплекса».

Потому что это длящееся, грубое злоупотребление правом, с целью циничного обогащения за счет других лиц. И обладатели первоначального права на условное, а также на наличное имущество, должны иметь законодательно оформленную возможность требовать возврата имущества или его стоимости с того времени когда появилась возможность злоупотребления правом, путем незаконного завладения чужим имуществом, и до тех пор, пока будет возможным возвратить его или его стоимость. Сельчане, имеющие право, могут получить имущество, в виде доли в действующих хозяйственных товариществах, пая в производственном кооперативе, акции в акционерном обществе, которые созданы были на условные паи на имущество и условные земельные участки этих людей.

Было бы желательно обобщить практику рассмотрения судами гражданских дел этой категории, и принять нормативное постановление.

Эта задача по существу концептуально поставлена Президентом страны: «Однако у нас до сих пор есть социальные группы, которые не интегрировались в общий модернизационный процесс. Этому есть объективные причины. В обществе все еще имеется некоторый дисбаланс, влияющий на моральное состояние и общественные ожидания людей.

Мы должны устранить этот дисбаланс и предоставить всем слоям общества возможность интегрироваться в модернизационный процесс, найти свое достойное место в обществе, сполна воспользоваться возможностями, предоставляемыми новым политическим курсом»/23/.

8. Директор Группы оценки рисков Д. Сатпаев утверждает, что многие акционеры национальных компаний выводят кэш за пределы республики. Он приводит данные Национального банка РК, из которых следует, что в 2011г. из республики ушло 7,7 млрд. долларов. При этом основные потоки были направлены в оффшоры – в Нидерланды и Великобританию»/24/.

В своем первом послании Государственной думе Российской Федерации после избрания Президентом РФ В.В. Путин охарактеризовал оффшоры как бегство от юрисдикции. Такое явление давно и успешно прижилось и в Казахстане.

В базе законодательства «Әділет» Министерства юстиции РК на запрос об офшорном законодательстве был дан ответ, что данных о таком нормативном акте нет.

Выведение денег в оффшоры, как известно, делается помимо прочего, для отмывания нелегализованных денег через фирмы однодневки, для дальнейшей их легализации и вливания в очищенном виде в бизнес, часто не в отечественный.

Запретить перевод денег в оффшоры невозможно. Что делать? Нужен закон, в котором был бы предусмотрен механизм получения информации о конечном бенефициаре из оффшора. По антиоффшорному законодательству США при любой сделке свыше 10 тыс. долларов США, по запросу суда, банк обязан назвать конечного бенефициара/25/. Ссылаясь на опыт других государств, в частности, Франции, председатель наблюдательного совета Банка ВТБ С. Дубинин говорит о необходимости вступать в соответствующие международные организации, и они будут раскрывать информацию по любому банковскому счету/26/.

В связи с этим необходимо изучить опыт европейских государств и США по оффшорным банковским сделкам, разработать концепцию, проект закона, пройти процедуру его обсуждения и принятия. А также присоединиться к соответствующим международным договорам. Все эти меры создадут возможность возврата незаконно изъятых у государства или частного бизнеса денег, выполнив необходимые юридические процедуры. А также создадут условия для предотвращения нелегального перевода денег из страны.

Об остроте проблемы можно судить по публикациям в СМИ. Вот одна из них. Оффшорная компания, которой передали в доверительное управление имущество на 30 млн. долларов США, в том числе и 14,4 млн. долларов по сути дела государственных (48% акций СПК «Алматы»), оказались призраком! Судите сами, у нее нет расчетных счетов в Казахстане, нет штата сотрудников, она не аккредитована в Минюсте, существует только один поверенный. Оригиналы документов оффшорки не показывают, только ксерокопии. Заказное письмо, отправленное через DHL, вернулось обратно с пометкой «по данному адресу фирма не обнаружена». Оффшорка изначально зарегистрирована на Вирджинских островах. «Мы получили документы, что данной компании нет на этих островах. По сути дела, это компания-призрак».

Городской суд, по сути, активно поддерживает позиции оффшорной компании-призрака. Причем налицо ущемление прав не только дольщиков, но и самого государства. Откуда же такая любовь к сомнительной оффшорке, задается вопросом автор статьи/27/.

9. Глава государства постоянно говорит о конкурентоспособности отечественного бизнеса и государства. Могут ли монопольные отечественные компании быть конкурентоспособными, если государство создает им тепличные условия в виде повышения тарифов на их услуги? Ответ однозначный – нет. Отпадает необходимость в инновационной деятельности, оптимизации производственных процессов, в зарабатывании самим денег для компании, для выплаты дивидендов своему акционеру или участнику, для строительства дорогостоящих офисных зданий, с соответствующим внутренним содержимым, которое несравнимо по стоимости с «золотым детсадом», подвергнутому недавно критике. Немало и других примеров, в том числе приведенных и обнародованных Президентом страны, за последние годы.

Это, опять же, вопрос инвестиций. Почему граждане государства должны инвестировать развитие монополий? Почему нет «длинных» и сравнительно дешевых отечественных банковских займов? Почему республика вынуждена получать займы от международных организаций и иностранных банков? Какова роль банков в развитии реального сектора экономики страны?

Председатель Национального банка РК
Г.А. Марченко привел такие данные: «По всем опросам, которые мы проводили среди предприятий, более 60% предприятий вообще не имеют кредитов в банках, и 75-76% предприятий за банковскими кредитами не обращаются. То есть получается, что у нас от 60% до 75% предприятий полагаются на собственные силы и занимаются самофинансированием»/28/.

Таким образом, всего лишь 25% предпринимателей обращаются в банки за получением кредитов. Почему? Потому что кредиты короткие и дорогие. Даже то финансирование, которое идет от государства, проходит через банки второго уровня, где к государственным процентам добавляется банковская маржа, и таким образом происходит удорожание этих кредитов. Поэтому ежегодно повышаются тарифы на услуги компаний-монополистов. Это выгодно им, так как не надо брать займы и возвращать банку, да еще и с процентами.

Интересен вопрос, кто же является в таком случае заемщиком банков? Ответа нет. Хотя до финансового кризиса самыми активными заемщиками были торговля и строительный сектор. В момент подъема экономики они получали столь высокую прибыль, что сомнений в возврате ими даже очень дорогих кредитов не возникало. Вначале все было достаточно солидно: банки тщательно отбирали клиентов – и платежеспособность их перепроверяли несколько раз, и обеспечение по кредиту требовали в два-три раза превышающее сумму займа, предприниматели должны были представить бизнес-планы, финансовые отчеты и так далее. В 2001-2003 годах покупку квартиры с помощью ипотеки могли себе позволить только люди, имеющие действительно высокие доходы. Но цена денег на мировых рынках стала падать, к тому же в страну пошел вал выручки за дорожающую нефть. Банкам нужно было очень быстро размещать привлеченные займы с максимальной для себя прибылью. О рисках как-то подзабыли.

Конкуренция между банками превратилась в соревнование, кто больше привлечет займов и быстрее их освоит. Основным показателем успешности деятельности банка стал рост активов и объемов кредитования.

При кризисе жизнь в кредит оказалась не всем по силам: многие заемщики – и физические лица, и предприятия – перестали его выплачивать. Особенно те, кто брал беззалоговые кредиты/29/.

Как повели себя в условиях кризиса банки? Консультант ОНЖ С. Нугманова обратила внимание на то, что банки и кредитные организации предъявляют требования о взыскании задолженности досрочно. Однако по действующему законодательству банк может это делать только в случае потери залога/30/.

Корреспондент «Казахстанской правды» А. Дементьева отметила, что, как свидетельствует почта и личный опыт нескольких сотрудников газеты, после истечения трехлетнего срока банки предлагают подписывать к действующим договорам доп.соглашения, в которых они повышают эффективную ставку/31/.

Сама банковская система понесла огромные убытки. Счет шел на триллионы тенге. Несколько банков оказались в состоянии дефолта. Увеличилась доля неработающих кредитов (безнадежных и сомнительных). Счет также идет на несколько триллионов тенге/32/.

Следует отметить, что российская банковская система оказалась более устойчивой к кризису, поскольку имела большую долю фондирования с внутреннего рынка/33/.

Полагаю, что это только одна из основательных причин лучшей устойчивости банковской системы России. Другая заключается в том, что в российском законодательстве Гражданский кодекс действительно служит системообразующим кодифицированным законом, с которым сообразуется вся система законодательства, в том числе и так называемая банковская. В нем четко и ясно указано: «Нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему кодексу» (абз. 2 п.1 ст.3 ГК РФ). Такой нормы в ГК Казахстана нет. Но она нужна.

Гражданские правоотношения, объектом которых являются деньги, в ГК России регулируются несколькими главами, такими как заем и кредит, финансирование под уступку денежного требования, банковский вклад, банковский счет и расчеты, с большим числом статей.

А что у нас? Кредитные и расчетные отношения изначально отсутствуют в ГК. По существу, отношения с участием банков и хлебоприемных пунктов противопоставили гражданским правоотношениям, придав приоритет, если можно так назвать банковскому и хлебоприемному законодательству. Что это дает? Это дает возможность банкам, не считаясь с Гражданским кодексом, устанавливать отношения банков с клиентами, так как они посчитают нужным. Отсюда своеволие банков, которые по своему усмотрению могли сократить сроки, навязать дополнительные соглашения, не соблюдать меры обеспечивающие возврат полученных в заем денег. На самом деле основная масса регулятивных норм в праве любого государства состоит из норм административного и гражданского права, как бы закон не назывался банковским, хлебоприемным или иным.

Для того чтобы нормализовать обязательственные отношения, в которых одной стороной является банк, необходимо исключить п.3 в статье 3 ГК. Следует избавиться от демонстративного пренебрежения ГК, которое длится уже почти двадцать лет. Вместе с тем следует отметить, что особенности регулирования отношений в сфере банковской деятельности, могут быть учтены в специальных законодательных актах, одним из которых является Закон «О банках и банковской деятельности», с учетом того, что существует правило о приоритете норм специального законодательного акта.

В заключение выражаю искреннюю признательность корреспондентам газет и журналов, чьи интересные публикации цитировались в этом материале и послужили основой для обсуждения конкретных проблем нашей жизни и права. И их собеседникам, известным ученым и успешным организаторам производства.  

Литература

1. Римское частное право. Учебник. Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М.: ИД «Юриспруденция», 2005. С. 145.

2. Г.Ф. Шершеневич. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907г.). М.: Фирма «Спарк», 1995. С. 174.

3. Гражданский кодекс Казахской ССР. Алма-Ата. «Казахстан», 1975.

4. Гражданское уложение Германии. Книга 1. Перевод с немецкого. 3-е издание, переработанное. Науч. ред. В. Бергман и др. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 341.

5. Французский гражданский кодекс. Науч. редактирование и предисловие к.ю.н. Д.Г. Лаврова, перевод с французского А.А. Жуковой, Г.А. Пашковской. СПб.: Изд. «Юридический центр Пресс», 2004. С. 430.

6. Гражданский кодекс Российской Федерации. Части первая, вторая и третья. М.: ТК Велби, 2004. С. 81.

7. Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. В кн.: Избранные труды по гражданскому праву. В 2-х т. Т. II. М.: «Статут» (Классика российской цивилистики). 2004. С. 31.

8. Братусь С.Н. Имущественные и организационные отношения и их правовое регулирование в СССР. М.: 1960. С. 67; Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М.: Юрид. лит., 1991. С. 18.

9. Джусупов А.Т. Право собственности и иные вещные права. Алматы. Жеті жарғы. 1996. С. 9.

10. Глава 6. Уголовные правонарушения против собственности. Досье ITS на проект Уголовного кодекса Республики Казахстан (новая редакция), по состоянию на 10 января 2013г. на сайте ZAKON.KZ.

11. Яковенко Д. Правила сбора соседских яблок. Предлагаемый пакет поправок в Гражданский кодекс обеспечивает переход от советского законодательства к капиталистическому. Эксперт. №15. 16-2204.2012. С. 60.

12. Зачем переписали Гражданский кодекс. Журнал «Слова» №14. 09-15.04.2012. С. 12.

13. Позднякова М. 50 раз прав… потребитель из Воронежа – решил суд. Газета «Аргументы и факты Казахстан». 2011г. 15-21 июня.

14. Кому в карман уходит коммуналка. Газета «Свобода слова». 2012г. 9 августа.

15. Кому в карман уходит коммуналка. Газета «Свобода слова». 2012г. 9 августа.

16. Примечание: В Грузии цены на воду, электричество и природный газ снизились на 6,5%, на транспорт на 0,5 %. novost.de/2013/02/13 Обновление потребительской корзины – 2/.

17. Гольдберг М. Черешни мелитопольской вкус незабываемый. Казахстанская правда. 2011г. 24 июня.

18. Дуйсенова С. Деревня «миллионеров». Газета «Литер» 2011г. 17 марта.

19. Переверзев И. Родина позвала. Эксперт Казахстана. №8. 28.02.-6.03.2011г. С. 22-29.

20. Тараков А. Родины достойный гражданин. Газета «Казахстанская правда». 2011г. 29 октября.

21. Турсунова Г. Затюканный скот. Газета «Караван». 2012г. 2 марта.

22. Жунусов К. Мамытбеков должен защищать себя сам. Газета «Время» 2012г. 14 апреля.

23. Послание Президента Республики Казахстан «Стратегия «Казахстан-2050» – новый политический курс состоявшегося государства». zakon.kz

24. Кому в карман уходит коммуналка. Газета «Свобода слова». 2012г. 9 августа.

25. Неприличная коррупция. Передача телеканала РБК 30.12.2012г. в 19 ч. 00 мин.

26. Об оффшорах. Передача телеканала РБК 1.01.2013г. в 16 ч. 25 мин.

27. Каскырбаев М. Фокусники со связями. Подлинная история фокуса на 30 миллионов долларов. Газета «Литер». 2012г. 15 марта.

28. Более 60% предприятий в Казахстане не брали кредитов в банках. Информация КазТаг. Газета «Деловая неделя». 2011г. 9 сентября.

29. Страна должников. Редакционная статья. Эксперт Казахстана. №32. 24-30.08.2009г. С. 8.

30. Аимбетова М. Жилье – ценой жизин. Газета «Время». 2011г. 25 мая.

31. Дементьева А. Интервью Кожахметова К. Решать споры финансовых институтов и их клиентов, исходя из принципов разумности и справедливости. Газета «Казахстанская правда». 2011г. 1 ноября.

32. Нигай А. Банковский сектор: первое полугодие. Деловой Казахстан. 2009г. 25 сентября.

33. Цена доверия. Редакционная статья. Эксперт Казахстана. №38. 27.09-3.10.2010. С. 8.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии