Правовые основы партнерства между Республикой Казахстан и Европейским союзом /Ж. Кембаев/

Zakon.kz Zakon.kz

Ж. Кембаев, доктор права, профессор университета КИМЭП, г. Алматы

С момента обретения независимости одним из приоритетов Республики Казахстан - крупного государства, расположенного в самом центре Евразии и жизненно заинтересованного в проведении сбалансированной многовекторной внешней и внешнеторговой политики, стало налаживание взаимовыгодного сотрудничества с Европейским союзом (ЕС) - одним из основных центров мировой политики и экономики.

Правовые основы партнерства между Республикой Казахстан и Европейским союзом

 

C:+NICKODropbox+ Журнал Юрист+ САЙТ ЮристаАвторыКембаев-Женис.jpgЖ. Кембаев, доктор права, профессор университета КИМЭП, г. Алматы

 

С момента обретения независимости одним из приоритетов Республики Казахстан - крупного государства, расположенного в самом центре Евразии и жизненно заинтересованного в проведении сбалансированной многовекторной внешней и внешнеторговой политики, стало налаживание взаимовыгодного сотрудничества с Европейским союзом (ЕС) - одним из основных центров мировой политики и экономики.

 

 

Введение

В свою очередь, европейское интеграционное объединение также изначально стремилось к установлению тесного взаимодействия с РК (как, впрочем, и со всеми другими постсоветскими странами) в целях как расширения политических и экономических связей, так и увеличения своего влияния на ход развития данных стран. Как следствие, в настоящее время, по истечении уже более двух десятилетий с начала установления первых контактов, взаимоотношения между РК и ЕС приобрели комплексный, многогранный характер (в политической, торгово-экономической, социальной и культурной областях) и отличаются высоким уровнем динамизма. Целью данной статьи является осветить становление партнерства между РК и ЕС, изложить имеющиеся в данном процессе наиболее важные проблемы и выявить перспективы дальнейшего развития отношений между РК и ЕС /1/.

 

Соглашение о партнерстве и сотрудничестве

2 февраля 1993 г. в ходе первого официального визита в Брюссель Президента РК Н.А. Назарбаева было подписано соглашение об учреждении Представительства Еврокомиссии (нынешнего Представительства ЕС) в Казахстане, что положило начало установлению дипломатических отношений между РК и тогда еще формирующимся Евросоюзом. Параллельно началась работа по созданию новой международно-правовой базы сотрудничества (взамен Соглашения о торговле, коммерческом и экономическом сотрудничестве между СССР и Европейскими сообществами от 18 декабря 1989 г.). В результате 23 января 1995 г., в ходе следующего визита Президента Казахстана в Брюссель, было принято Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Республикой Казахстан и Европейскими сообществами и их государствами-членами (СПС).

Уже в момент подписания СПС стороны четко осознавали, что в силу целого ряда причин ратификация СПС может затянуться. К этим причинам относилось, как и то, что данное соглашение должно было быть ратифицировано помимо ЕС еще и каждым его государством-членом (а в 1995 г. в связи со вступлением в ЕС Австрии, Швеции и Финляндии их стало 15), так и с определенной политической дестабилизацией, наступившей в Казахстане в 1995 г. в связи с роспуском Парламента /2/. Поэтому ввиду безотлагательной потребности в создании правовой основы взаимоотношений 5 декабря 1995 г. в Брюсселе был подписан Временный договор между ЕС и РК о торговле и связанных с ней вопросов, целью которого было стремление как можно быстрее обеспечить реализацию положений СПС, относящихся к торгово-экономическим вопросам. В целом, процесс ратификации СПС занял более четырех лет, и данное соглашение вступило в силу 1 июля 1999 г.

Исходя из самого названия соглашения видно, что в ее основе заложен принцип партнерства. Данный принцип получил широкое распространение в конце 80-х и начале 90-х гг. в связи с распадом бывшего социалистического блока и означал, что на смену конфронтации двух антагонистических политико-экономических систем пришла эпоха сотрудничества на основах демократии и рыночной экономики. В этой связи необходимо отметить, что СПС можно характеризовать как типовое, так как приблизительно такие же по форме и содержанию соглашения были заключены практически со всеми постсоветскими государствами (и прежде всего с Россией).

СПС, так же как и другие подобные соглашения, утверждает, что основой партнерства являются верховенство права, политические и экономические свободы, а также экономическая либерализация, направленная на создание рыночной экономики (Преамбула СПС). Кроме того, стороны согласились безусловно уважать и следовать принципам международного права, изложенных в Уставе ООН, Заключительном хельсинкском акте 1975 г., а также в Парижской хартии для Новой Европы 1990 г. и документе Боннской конференции ОБСЕ по экономическому сотрудничеству в Европе 1990 г. При этом целями казахстанско-европейского партнерства являются: во-первых, установление регулярного политического диалога между сторонами в рамках Совета сотрудничества (заседающего на уровне министров раз в год), Комитета сотрудничества (состоящего из представителей правительства на уровне старших должностных лиц) и Комитета парламентского сотрудничества; во-вторых, содействие торговле, инвестициям и гармоничным экономическим отношениям, и, таким образом, поощрение устойчивого экономического развития сторон; в-третьих, обеспечение основы для экономического, социального, финансового и культурного сотрудничества; и, в-четвертых, поддержка усилий РК по укреплению ее демократии, развитию ее экономики и завершению перехода к рыночной экономике.

Ввиду множества преследуемых целей СПС представляет собой объемный комплексный документ, который носит базовый, рамочный характер. СПС состоит из преамбулы, 100 статей и целого ряда приложений. В структурном отношении соглашение состоит из девяти разделов, которые (помимо общих принципов, политического диалога, культурного сотрудничества, институциональных, общих и заключительных положений) включают в себя: 1) раздел III «Торговля товарами»; 2) раздел IV «Положения о предпринимательской деятельности и инвестициях»; 3) раздел V «Сотрудничество в законодательной области»; а также 4) раздел VI «Экономическое сотрудничество» и раздел VIII «Финансовое сотрудничество». Несмотря на то, что СПС отражает стремление сторон охватить по возможности весь спектр взаимоотношений, все же можно выделить следующие наиболее важные положения.

Во-первых, несмотря на то, что в момент заключения соглашения было очевидно, что РК потребуется немало времени для полного присоединения к мировой торговой системе, СПС строит торговые отношения между сторонами на таких принципах ВТО как: 1) принцип либерализации как в сфере торговли товарами, так и в сфере оказания услуг (прежде всего транспортных); 2) принцип предоставления режима наибольшего благоприятствования в торговле товарами; 2) принцип запрета количественных ограничений на импорт товаров /3/ и 3) принцип свободного транзита товаров. В данном отношении следует отметить, что в настоящее время ЕС является ведущим торговым партнером РК, на который в 2011 г. приходилось 49% всего казахстанского внешнеторгового оборота (52,5% экспорта и 35,6% импорта) /4/.

Во-вторых, РК и ЕС предоставили своим гражданам, принятым на работу на законных основаниях на территориях сторон, национальный режим относительно условий труда; а своим компаниям - режим наибольшего благоприятствования при их учреждении и деятельности на территориях друг друга /5/. Также компании сторон были наделены правом нанимать (сами либо через свои дочерние компании и филиалы) т.н. «ключевой персонал» среди своих собственных граждан. Кроме того, РК и ЕС договорились сотрудничать в деле создания благоприятного климата для инвестиций путем улучшения условий защиты инвестиций, перевода капиталов и обмена информацией об инвестиционных возможностях. Целями такого сотрудничества должно было стать заключение соглашений о поощрении и защите инвестиций, а также об избежании двойного налогообложения между РК и государствами - членами ЕС (ст. 46 СПС). В этой связи следует отметить, что в настоящие время Казахстан заключил с 20 государствами - членами ЕС соответственно соглашения о поощрении и защите инвестиций /6/ и соглашения об избежании двойного налогообложения /7/. Наконец, СПС закрепляет, что стороны обязуются разрешить: а) проведение любых текущих платежей между резидентами РК и ЕС, связанных с движением товаров, услуг или физических лиц, и б) свободное движение капитала в форме прямых инвестиций, а также перевод за границу этих инвестиций, включая любые компенсационные платежи и любую извлеченную из них прибыль (ст. 41 СПС). В результате, в настоящее время ЕС является основным иностранным инвестором в РК с общим инвестиций почти 68 млрд. долл. на период с 2000-2011 гг. /8/

В-третьих, РК и ЕС признают, что важным условием для укрепления их экономических связей является сближение законодательств. В этой связи РК обязалась стремиться к постепенному достижению совместимости своего (торгово-экономического) законодательства с правом ЕС, а ЕС - обеспечивать соответствующую техническую помощь (обмен экспертами, обучение специалистов, помощь в переводе права ЕС в соответствующих секторах). Также следует отметить, что РК взяла обязательство повышать уровень охраны прав интеллектуальной собственности и обеспечить к концу пятилетнего срока после вступления в силу СПС уровень защиты, схожий с существующим в ЕС, и, как следствие, ратифицировала целый ряд международно-правовых соглашений по защите интеллектуальной, промышленной и коммерческой собственности /9/.

В-четвертых, отличительной характеристикой СПС является то, что оно основывается на признании экономических и социальных различий между РК и ЕС. Поэтому в качестве одной из главных целей настоящего Соглашения называется «устранения этих различий» путем помощи со стороны ЕС в целях развития и реформирования казахстанской экономики (Преамбула СПС). В этом отношении стороны договорились способствовать широкомасштабному экономическому сотрудничеству, с тем чтобы содействовать развитию процесса экономических реформ и обеспечения устойчивого развития Казахстана. Для достижения данных целей СПС выделяет более двух десятков экономических (и смежных с экономикой) областей, на которых стороны решили сконцентрировать свои усилия: промышленность (в частности, конверсия оборонной промышленности); обеспечение транспарентности государственных поставок; стандартизация и оценка соответствия качества; горнодобывающая промышленность; наука и технологии; образование и профессиональная подготовка; сельское хозяйство и агропромышленный сектор; энергетика; окружающая среда; транспорт (в частности, достижение совместимости транспортных сетей сторон в контексте формирования глобальной транспортной сети); космос; почта и телекоммуникации; финансовые услуги и борьба против отмывания денежных средств; региональное развитие; социальная сфера; развитие малых и средних предприятий; защита прав потребителей; таможенное дело; статистика; борьба с нелегальной иммиграцией и наркотиками.

Относительно сотрудничества сторон в данных областях СПС закрепляет, что ЕС может оказывать техническую помощь РК с учетом приоритетов, определяемых индикативной программой ЕС. С самого начала независимости Казахстана по 2006 г. данная помощь финансировалась в рамках программы ТАСИС /10/, а начиная с 2007 г. ТАСИС в странах Центральной Азии был заменен новой программой под названием «Инструмент Развития Сотрудничества» /11/. Кроме того, в 2007 г. для стран Центральной Азии стартовала региональная программа ЦАИ («Central Asia Invest»), целью которой является помощь (путем предоставления  грантов) развитию частного сектора и особенно малого и среднего предпринимательства /12/. 

СПС стало отправной точкой для развития отношений между ЕС и РК, и было заключено сроком на 10 лет с последующей ежегодной автоматической пролонгацией, если ни одна из сторон не заявит его денонсации. В ноябре 2009 г. по результатам 11-го заседания Совета сотрудничества было принято совместное заявление, которое отметило 10-летний юбилей вступления в силу СПС и тот факт, что СПС значительно способствовало развитию отношений между РК и ЕС. В то же время стороны отметили, что в виду новых вызовов времени (как, например, борьба с терроризмом и необходимость строительства транснациональных транспортных коридоров) СПС в ее нынешнем виде не отражает в полной мере сложившееся в последние годы «зрелое партнерство» между РК и ЕС. Поэтому стороны решили, что пришло время выработать новое соглашение, которое углубило бы взаимное сотрудничество в особенности в энергетической области и диверсификации экспортных маршрутов в Европу /13/.

Как следствие, 27 июня 2011 г. в Брюсселе начались переговоры по новому соглашению (о продвинутом) партнерстве между РК и ЕС. Однако с самого начала было очевидно, что на ход данных переговоров будут влиять не только экономические интересы, но и политические факторы. Так, ЕС сделал целый ряд заявлений, что укрепление сотрудничества должно сопровождаться приверженностью ценностям демократии, верховенства права и уважения прав человека /14/.

Все же 2-3 июня 2013 г. в ходе визита в Казахстан Председателя Европейской комиссии Ж.М. Баррозу стороны подтвердили свою заинтересованность в углублении и расширении двустороннего сотрудничества, повышении взаимодействия во всех сферах сотрудничества до качественно нового уровня, и, следовательно, в скорейшем заключении нового Соглашения о расширенном партнерстве и сотрудничестве /15/.

 

Энергетическое партнерство

В партнерских отношениях РК и ЕС особое место занимает сотрудничество в энергетической сфере. СПС прямо провозглашает приверженность сторон Европейской энергетической хартии (Преамбула СПС) и их волю сотрудничать в энергетической сфере «на основе принципов рыночной экономики и Европейской энергетической хартии на основании постепенной интеграции энергетических рынков в Европе» (ст. 53 СПС). Более того, СПС закрепляет, что «в той степени, в которой вопросы, охватываемые СПС, регулируются Договором к Европейской энергетической хартии и Протоколами к нему, то к таким вопросам применяются данные Договор и Протоколы» (ст. 91 СПС).

В этой связи следует отметить, что 17 декабря 1994 г. Казахстан подписал Договор к Энергетической хартии (ДЭХ) и Протокол по вопросам энергетической эффективности и соответствующим экологическим аспектам, а 18 октября 1995 г. ратифицировал данные документы. Таким образом, Казахстан является членом Конференции по Энергетической хартии - межправительственной организации, созданной в целях достижения целей ДЭХ. Среди данных целей прежде всего следует отметить: 1) развитие торговли в области энергетики в соответствии с нормами ВТО (в т.ч. создание открытого и конкурентного рынка энергетических продуктов и услуг; доступ к энергетическим ресурсам, их разведке и разработке на коммерческой основе; устранение технических, административных и прочих препятствий на пути торговли энергетическими продуктами и услугами; стимулирование и защиту инвестиций; доступ к транспортной инфраструктуре в целях международного транзита); 2) координация энергетической политики (в т.ч. взаимный доступ к технической и экономической информации; создание стабильных и открытых правовых рамок, обеспечивающих условия для разработки энергетических ресурсов) и 3) энергетическая эффективность и охрана окружающей среды (т.е. создание механизмов и условий, позволяющих использовать энергию максимально экономно и эффективно) /16/.

Как РК, так и ЕС весьма заинтересованы в полном претворении в жизнь положений ДЭХ, и прежде всего - в обеспечении свободного транзита углеводородного сырья и диверсификации маршрутов его транспортировки. В этой связи следует отметить, что ЕС является одним из крупнейших импортеров энергоресурсов /17/, а Казахстан уже сегодня - одним из крупнейших экспортеров (в 2011 г. в Казахстане только нефти было добыто более 80 млн. тонн, а в 2020 г. прогнозируется добыча 140 млн. тонн) /18/. 

В этой связи следует отметить, что РК и ЕС сотрудничают в рамках созданной еще в 1993 г. программы ТРАСЕКА, основной целью которой является содействие развитию транспортной инфраструктуры, которая бы связала Европу (в обход России) со странами Закавказья и Центральной Азией /19/; а также в рамках созданной в 1995 г. программы ИНОГЕЙТ, первоначальной целью которой было налаживание энергетического сотрудничества между странами-участниками программы, а после принятой «Бакинской инициативы» (в ходе конференции в Баку в 2004 г.) и «Энергетической дорожной карты» (в ходе конференции в Астане в 2006 г.) - создание широкого партнерства в энергетической сфере (с целью усиления энергетической безопасности, конвергенции энергетических рынков на основе принципов внутреннего энергетического рынка ЕС, поддержки развития устойчивой энергетики и привлечение инвестиций в энергетические проекты) /20/. Согласно принятой Евросоюзом в июне 2007 г. Стратегии Нового Партнерства с Центральной Азией одной из главных целей ЕС является налаживание регулярного энергетического диалога с центральноазиатскими странами на основе ДЭХ и «Бакинской инициативы», а также двусторонних меморандумов о взаимопонимании /21/. В данном отношении следует также отметить, что 4 декабря 2006 г. РК и ЕС приняли Меморандум о взаимопонимании о сотрудничестве в энергетической сфере. В данном документе отмечается взаимная заинтересованность сторон увеличить свое сотрудничество в энергетическом секторе с целью повышения как «безопасности поставок энергоресурсов, так и предсказуемости энергопотребления». В этой связи стороны выразили свое желание начать разработку двух «дорожных карт»: во-первых, для повышения энергетической безопасности; и, во-вторых, расширения сотрудничества в энергетической промышленности. Относительно первой дорожной карты закрепляется воля сторон регулярно обмениваться информацией и проводить консультации по вопросам, касающимся добычи, переработки и транспортировки энергоресурсов. Также отмечается заинтересованность сторон способствовать диверсификации маршрутов поставки энергоресурсов путем содействия строительству (или модернизации) соответствующей инфраструктуры (в частности, в документе упоминается нефтепровод Одесса-Броды-Плоцк). Во второй дорожной карте стороны согласились содействовать сотрудничеству между своими компаниями в энергетической промышленности (в сфере добычи, переработки и транспортировки энергоресурсов, а также в сфере альтернативной, возобновляемой энергии). При этом в меморандуме также отмечается, что повышение соответствия с нормами внутреннего энергетического рынка ЕС значительно повысит инвестиционную привлекательность РК /22/.

Кроме того, 12 июня 2009 г. был принят Меморандум о взаимопонимании в области развития транспортных сетей. Согласно данному документу стороны договорились (кроме всего прочего) сотрудничать в деле постепенного сближения к стандартам, действующим в рамках ЕС, обмениваться опытом в области развития устойчивой транспортной политики и создания интегрированных транспортных сетей и коридоров, приступить к исследованиям в области обеспечения самого эффективного способа соединения Казахстана с Трансъевропейскими транспортными сетями, принимая во внимание коридоры ТРАСЕКА, евроазиатские транспортные коридоры, а также коридор «Западная Европа - Западный Китай» /23/.

Очевидно, что РК и ЕС весьма заинтересованы в углублении своего энергетического и (связанного с ним) транспортного сотрудничества. Однако в силу целого ряда объективных причин (например, международная изоляция Ирана, и прежде всего негативное отношение к ДЭХ России), энергетическое партнерство РК и ЕС не может в настоящее время достичь своего полного размаха. В этой связи также очевидно, что ЕС следует находить компромиссное решение по вопросам Энергетической хартии с Россией, в особенности ввиду того, что Казахстан в настоящее время образует Таможенный союз с Россией и Беларусью и более того преследует цель завершения построения единого экономического пространства /24/.

 

Европейская стратегия «нового партнерства» и казахстанский «путь в Европу»

Большое значение в деле развития европейско-казахстанских отношений, несомненно, имеет принятая 21-22 июня 2007 г. Европейским советом (высшим политическим органом Евросоюза) Стратегия для Нового Партнерства с Центральной Азией. Данная стратегия определяет основные направления сотрудничества ЕС со странами Центральной Азией: а) налаживание постоянного политического диалога на уровне министров иностранных дел; б) введение в действие «Европейской инициативы в области образования» и поддержка развития «электронного шелкового пути» в государствах Центральной Азии; в) введение в действие «Инициативы ЕС по верховенству права»; г) налаживание постоянного «диалога по правам человека» с каждым государством Центральной Азии; и д) развитие торгово-экономических отношений и наведение регулярного «энергетического диалога» с государствами Центральной Азии /25/.

Относительно развития торгово-экономических отношений в стратегии предусматривается, что ЕС будет поддерживать устранение торговых барьеров между странами Центральной Азии, а также их вступление в ВТО (что является ключом к более продвинутым экономическим реформам, интеграции этих стран в международную торгово-экономическую систему и улучшению инвестиционного климата) /26/. ЕС также будет содействовать реформам финансовых, банковских и таможенных систем, гармонизации законодательства стран Центральной Азии с европейскими стандартами и улучшению управления водными ресурсами. Кроме того, ЕС выразил намерение упростить доступ товарам из стран Центральной Азии путем применения к ним обновленной Системы преференций ЕС (Generalised System of Preferences, GSP-2006/2015).

Особо следует отметить, что ЕС решил способствовать развитию региональной инфраструктуры в сферах транспорта, энергетики и торговли. В стратегии подчеркивается, что ЕС и Центральная Азия имеют общую заинтересованность в укреплении энергетической безопасности как важного аспекта глобальной безопасности и в диверсификации маршрутов экспорта, структуры спроса и предложения энергетических ресурсов. В этой связи ЕС намерен (на основе целей, обозначенных в «Бакинской инициативе») поддерживать разработку новых энергоресурсов; совершенствование существующих и развитие дополнительных энергетических транспортных сетей (и в особенности коридора «Каспийское море - Черное море - ЕС»); объединение энергетических рынков страна Центральной Азии на основе принципов внутреннего энергетического рынка ЕС; обеспечение прозрачности в области статистики и управления в энергетическом секторе; привлечение инвестиций к энергетическим проектам общего и регионального интереса; а также поддержку развития комплексных планов действий, направленных на обеспечение энергосбережения и энергоэффективности в соответствии с принципами Киотского протокола.

Симметричным ответом Казахстана стало принятие Государственной программы «Путь в Европу» на 2009-2011 гг., утвержденной Указом Президента РК № 653 от 29 августа 2008 г. При этом целью программы было провозглашено не просто расширение и углубление взаимоотношений, а выход РК на уровень стратегического партнерства с ведущими европейскими странами.

Для достижения указанной цели первоочередное место отводилось углублению сотрудничества РК с государствами Европы по следующим направлениям: 1) технологическое (с целью привлечения новейших технологий и постепенный переход на европейские стандарты и сертификацию продукции, что позволило бы выйти казахстанской продукции выход на рынки стран Европы); 2) энергетическое (в частности, с целью дальнейшей работы по приобретению казахстанской стороной в странах Европы портов, терминалов, нефтеперерабатывающих заводов, автозаправочных станций и других инфраструктурных объектов в целях закрепления и долгосрочного присутствия Казахстана на европейском рынке); 3) транспортное (с целью дальнейшего развития евразийских трансконтинентальных транспортных коридоров, а также полноправное участие Казахстана в обсуждении с европейскими странами широкого круга проблемных вопросов в сфере транспорта) /27/ и 4) торгово-экономическое (в частности, с целью диверсификации структуры казахстанского экспорта, в т.ч. с использованием европейской системы торговых преференций).

Как видно, цель установки ЕС в отношении Центральной Азии находятся лишь в частичном соответствии с интересами и ожиданиями РК. Также следует отметить, что задачи казахстанской программы во многом схожи с темя целями, которые (в экономическом плане) ставит перед собой Россия при строительстве стратегического диалога с ЕС. При этом в казахстанской программе предлагается один из возможных ключей для нахождения взаимоприемлемого решения по вопросам Энергетической хартии: допуск к добыче и транспортировке энергоресурсов взамен на допуск энергетической инфраструктуре и технологиям.

 

Заключение

На основе вышеизложенного в заключении данной статьи можно констатировать, что как РК, так и ЕС глубоко заинтересованы в дальнейшем развитии и углублении как политических, так торгово-экономических отношений.

В то же время является очевидным, что ныне действующее Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между РК и ЕС уже не соответствует времени и требует кардинальных изменений. Основной задачей СПС, которая прямо указывала на «экономические и социальные различия» между РК и ЕС, в экономическом плане было оказании помощи РК по полному переходу к рыночной экономике. В настоящее время Казахстан ставит вопрос о переходе на уровень стратегического партнерства с ЕС, что обуславливает необходимость заключения нового (продвинутого) соглашения между РК и ЕС. В свою очередь, выход на уровень стратегического партнерства невозможен без полной либерализации энергетического и транспортного рынков (т.е. без нахождения компромисса между ЕС и Россией по вопросам Энергетической хартии). Нахождение такого компромисса является еще более настоятельным (в деле углубления казахстанско-европейских отношений) в связи с набирающими в последние годы ход интеграционными процессами на Евразийском пространстве. В этой связи есть все основания полагать, что государствам формирующегося Евразийского Экономического Союза (в виду общности их интересов) следовало бы занять единую позицию по вопросам установления стратегического партнерства с ЕС. При этом несомненно то, что выработка единой позиции будет прежде всего требовать преодоление всех разногласий по энергетическим (и транспортным) вопросам между самими евразийскими странами.

Логическим следствием нахождения общей платформы по вопросам установления отношений с ЕС (как и интеграционных процессов в Евразии в целом) является возможность и даже необходимость поиска путей заключения договора о стратегическом партнерстве между Европейским и (формирующимся) Евразийским союзами. Поиск этих путей будет нелегким, так как ввиду основополагающих начал ЕС дальнейшее углубление торгово-экономических с объединенной Европой будет во многом зависеть от достигнутого прогресса в политическом сотрудничестве (что предполагает большую приверженность евразийских стран принципам демократии, верховенства права и уважения прав человека и проведение соответствующих реформ). Однако именно такой договор может в полной мере олицетворять саму идею стратегического партнерства как альянса равноправных сил, движимых едиными интересами и ценностями.

 

Литература

1. Из предыдущих работа на эту тематику см. Калиниченко П.А. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Казахстаном 1995 г. <https://eulaw.edu.ru/documents/legislation/eea/pca_kazah.htm> (1 марта 2013); Кембаев Ж.М. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве как правовая основа взаимоотношений между Республикой Казахстан и Европейским союзом. Право и государство. 2001. № 4. С. 10-12; Kembayev Z. Republik Kasachstan und die Europäische Union: Rechtsgrundlagen einer Partnerschaft. Jahrbuch für Ostrecht. 2005 (Vol. 46:2). S. 341-356.

2. Так, например, Европарламент выступил с резкой нотой, что он отказывается рассматривать вопрос о ратификации Соглашения вплоть до восстановления парламентской демократии в Казахстане. Лишь после проведения в декабре 1995г. парламентских выборов и восстановления парламентаризма в Республике Казахстан, в странах ЕС возобновилась работа по ратификации СПС.

3. Особо следует отметить, что Европейский союз при выработке СПС сразу же поставил свою текстильную, угольную и сталелитейную промышленность в привилегированное положение. Так, торговля текстильными товарами регулируется специальным Соглашением от 15.10.1993 г. Что касается торговли товарами, на которые распространяется действие ДУЕОУС, то на нее не будет распространяться ст. 11 СПС (отмена количественных ограничений на импорт товаров). Кроме того, намечено учреждение контактной группы по вопросам угля и стали, которая должна состоять из представителей сторон и обмениваться на регулярной основе информацией, представляющей интерес для сторон. СПС затрагивает также отдельной статьей торговлю ядерными материалами, которая должна стать предметом отдельного Соглашения между Европейским сообществом по атомной энергии и Республикой Казахстан.

4. См. Kazakhstan. EU Bilateral Trade and Trade with the World // <https://trade.ec.europa.eu/doclib/docs/2006/ september/tradoc_113406.pdf> (1 марта 2013).

5. Данное положение не применяется в отношении воздушного транспорта, внутреннего водного транспорта и морского транспорта.

6. Соглашения о поощрении и защите инвестиций Казахстан заключил со следующими государствами - членами ЕС: Австрией, Бельгийско-Люксембургским союзом, Болгарией, Великобританией, Венгрией, Германией, Грецией, Испанией, Италией, Латвией, Литвой, Нидерландами, Польшей, Румынией, Словакией, Финляндией, Францией, Чехией и Швецией.

7. Соглашения об избежании двойного налогообложения Казахстан заключил со всеми вышеперечисленными государствами, за исключением Греции, но с добавлением Эстонии.

8. См. Kazakhstan & the EU. Trade and Economic Relations // <https://eeas. europa.eu/delegations/kazakhstan/eu_kazakhstan/political_relations/index_en.htm> (1 марта 2013).

9. Список ратифицированных международных договоров, а также принятых законодательных актов в сфере защиты интеллектуальной собственности см. WIPO. Kazakhstan. <https://www.wipo.int/wipolex/en/profile. jsp?code=KZ> (1 марта 2013).

10. ТАСИС (TACIS, Technical Assistance for the Commonwealth of Independent States) - программа технической помощи странам СНГ, образованная в 1991 г. в целях содействия процессу экономических реформ в СНГ. С 1991 по 2006 гг. в рамках ТАСИС в Казахстане были профинансированы проекты (прежде всего в сферах реорганизации государственных предприятий, реформы государственного управления, поддержки сельского хозяйства, оказания консультаций и направления групп экспертов) на общую сумму 166,2 млн. евро.

11. Целями «Инструмента Развития Сотрудничества» (Development Cooperation Instrument) являются обеспечение устойчивого экономического и социального развития региона, борьба с бедностью, а также способствование региональному сотрудничеству между странами Центральной Азии. Бюджет данной программы на 2007-2013 гг. составляет 719 млн. евро.

12. В настоящее время данная программа спонсирует 20 различных проектов с общим бюджетом 8,6 млн. евро. См. <https://ec.europa.eu/europeaid/where/asia/regional-cooperation-central-asia/sme-development/ca_ invest_ en.htm> (1 марта 2013). Интересно также отметить, что рамках ЦАИ ЕС тесно сотрудничает с программой ОЭСР «Инициатива по конкурентоспособности Центральной Азии» (Central Asia Competitiveness Initiative), которая в свою очередь является частью программы «Инициатива по конкурентоспособности Евразии» (OECD Eurasia Competitiveness Programme). См. <https://www.oecd.org/daf/psd/centralasiacompetitivenessinitiative.htm> (1 марта 2013).

13. См. 11th Cooperation Council EU -Kazakhstan 17 November 2009. Joint statement. < https://www.consilium.europa. eu/uedocs/cms_data/docs/pressdata/en/er/111290.pdf> (1 марта 2013).

14. Так, например, 2 февраля 2012 г. Высокий представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности К. Эштон заявила, что «ЕС намерен укреплять отношения с Казахстаном посредством переговоров относительно нового продвинутого партнерства и сотрудничества. Однако, прогресс этих переговоров будет зависеть от прогресса политических реформ в Республике Казахстан». См. <https://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/pressdata/EN/foraff/127813.pdf> (1 марта 2013).

15. Совместное коммюнике Председателя Европейской Комиссии Ж.М. Баррозу и Президента Республики Казахстан Н. Назарбаева. <https://eeas.europa.eu/delegations/kazakhstan/documents/press_corner/2013/03.06.2013_ru.pdf> (7 июня 2013).

16. См. <https://www.encharter.org/fileadmin/user_upload/document/RU.pdf> (1 марта 2013).

17. Комиссар ЕС по энергетике Г. Оттингер заявил, что ЕС импортирует более 80% своих потребностей в нефти, и более 60% в газе. См. VI KAZENERGY Eurasian Forum Astana, Kazakhstan (4 October, 2011). <https://eeas.europa.eu/ delegations/kazakhstan/documents/press_corner/20111004_01_en.pdf> (1 марта 2013).

18. См. <https://mgm.gov.kz/index.php?option=com_content&view=article&id=1781:-2011-&catid=21:2011-09-01-12-16-56&Itemid=10&lang=ru> (1 марта 2013).

19. Программа ТРАСЕКА (Transport Corridor Europe-Caucasus-Asia, TRACECA) объединяет в настоящее время 12 государств черноморского бассейна, а также кавказского и центральноазиатского регионов: Азербайджан, Армению, Болгарию, Грузию, Казахстан, Кыргызстан, Молдову, Румынию, Таджикистан, Турцию, Украину и Узбекистан. В 2009 г. к программе присоединился также Иран, однако уже в 2010 г. ввиду санкций Совета Безопасности ООН техническая помощь ЕC на Иран не распространяется. См. < https://www.traceca-org.org/en/countries> (1 марта 2013).

20. Программа ИНОГЕЙТ (Interstate Oil and Gas Transportation to Europe, INOGATE) также включает в себя 12 государств-партнеров (все вышеперечисленные за исключением Румынии, но с прибавлением Беларуси). См. <https://www.inogate.org> (1 марта 2013).

21. См. The European Union and Central Asia Strategy for a New Partnership (21-22 June 2007). <https://www. consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/librairie/PDF/EU_ CtrlAsia_EN-RU.pdf> (1 марта 2013).

22. Текст Меморандума см. <https://ec.europa.eu/dgs/energy_transport/international/regional/ caucasus_central_asia/ memorandum/doc/mou_kazakshtan_en.pdf> (1 марта 2013).

23. Текст Меморандума см. <https://eeas.europa.eu/delegations/kazakhstan/documents/eu_ kazakhstan/ memorandum_field_transport_en.pdf> (1 марта 2013).

24. Кембаев Ж.М. О правовых вопросах интеграционных процессов на Евразийском пространстве. Современное право. 2011. № 9. C. 88-94; C. Schewe and A. Aliyev, The Customs Union and the Common Economic Space of the Eurasian Economic Community, (2011) 54 GYIL 565; Z. Kembayev. The Emerging Eurasian Union [under review in Stanford Journal of International Law].

25.Текст Стратегии см. <https://eeas.europa.eu/central_asia/docs/2010_strategy_eu_ centralasia_ru.pdf> (1 марта 2013).

26. В настоящее время среди пяти стран Центральной Азии членом ВТО является лишь Кыргызстан.

27. Также следует отметить, что во время председательства Казахстана в ОБСЕ в 2010 г. приоритетами организации стали (помимо укрепления мер доверия и региональной безопасности, а также борьбы с терроризмом и экстремизмом) развитие транзитно-транспортного потенциала государств ОБСЕ и евразийских трансконтинентальных транспортных коридоров.

 

zkadm
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления