В Казахстане трудоустройство инвалидов изобилует формализмом

 

В Казахстане трудоустройство инвалидов изобилует формализмомВ Мангыстауской области ребенок-инвалид целый год ждал ортопедическую обувь, и в итоге получил обувь на левую ногу вместо правой, которая была нужна. Об этом в интервью ИА Zakon.kz рассказал начальник департамента Генеральной прокуратуры Канат Сейдгапбаров.

- Канат Серикович, какие нарушения прав и интересов инвалидов были выявлены в ходе прокурорских проверок?

- Были выявлены факты ненадлежащего обеспечения протезами, сурдо-, тифло- и другими специальными средствами. Справедливости ради стоит отметить, что государство в целом делает очень большую работу для того, чтобы этими средствами обеспечить инвалидов. Поэтому каждый случай, когда система обеспечения не срабатывает, несет негативные, даже тяжкие последствия для каждого инвалида. К сожалению, случаи ненадлежащего обеспечения имеются. Например, в Северо-Казахстанской области ребенку с диагнозом ДЦП пришлось ждать специальной прогулочной коляски целый год. В Мангистауской области инвалиду 1938 г.р. была выдана детская инвалидная коляска, а в Жамбыльской области одному из инвалидов выдали коляску, но это произошло только на бумаге. На самом деле он коляску не получал. И это только некоторые из фактов, которые можно было бы еще перечислять.

- Что касается трудоустройства инвалидов - этот аспект проверялся? Каковы результаты?

- Трудоустройство инвалидов является отдельным предметом нашей проверки. И здесь мы имеем большие претензии к уполномоченным органам. Трудоустройство инвалидов изобилует формализмом. Есть примеры, когда вроде бы распределяются сначала года квоты, но конкретной привязки к предприятиям при этом нет. Смысл установления таких квот совсем непонятен. Это так называемое исполнение требований закона «для галочки». Такой случай у нас был в городе Рудный Костанайской области. В Бурабайском районе Акмолинской области уполномоченный орган распределили квоту между местными предприятиями, но направления своевременно не выдавал. И только после вмешательства прокуроров 31 инвалид был трудоустроен. При этом в районе проживает всего 41 инвалид. В этом вопросе достаточно проявить инициативу, и многие инвалиды у нас могли бы найти работу. Всего среди инвалидов - 70% трудоспособных. Это значит, речь идет о 400 тыс. человек. И здесь надо сказать, что в год у нас трудоустраивается около 2,5 тыс. человек, при этом остаются нетрудоустроенными более 350 тыс. человек. Между тем их трудоустройство несло бы в себе не только большой социально-психологический эффект для самих инвалидов, но и для общества было бы экономически очень выгодно. Потому что в США, например, провели анализ. Даже переоборудование рабочих мест не несло серьезной нагрузки для экономики, потому что в 56% случаев никакой адаптации и не требовалось. В оставшихся случаях - это были единовременные затраты в размере 600 долларов. Зато инвалид, который обладает знаниями и, возможно, опытом в этой сфере, он на протяжении многих лет на этом рабочем месте работает. И как для самого предприятия, так и для экономики это зачастую оказывается тоже выгодным. А уж о том, какой позитивный эффект это имеет для самого человека с ограниченными возможностями, даже говорить не приходится.

- Канат Серикович, проверялась ли деятельность госорганов по обеспечению индивидуальных программ реабилитации инвалидов?

- Мы специально ориентировали наших территориальных прокуроров. Выяснилось, что статистика уполномоченного органа - она довольно позитивна. Говорится о том, что по медицинской части индивидуальные программы реабилитации (ИПР) исполняются до 96%, по социальной - на 82%, по профессиональной - на 60%. Это те компоненты, которые содержатся в индивидуальныой программе реабилитации, но на самом деле здесь есть некое статистическое лукавство. Дело в том, что ИПР считается выполненной, даже если она выполнена частично. Если же считать эти программы, выполненные в полном объеме, то, например, в Алматинской области из 7715 ИПР полностью выполнены только 17%. Следует отметить, что не во всех случаях ИПР составлялась. У нас есть факты, когда несколько десятков инвалидов просто не имеют индивидуальных программ реабилитации, потому что их не было составлено. Есть проблема с финансированием мероприятий, предусмотренных ИПР. Они в основном финансируются за счет местных бюджетов. В Костанайской области, например, у нас на ИПР 628 инвалидов запланировано и выделено 244 млн. тенге. Между тем, фактическая потребность была 434 млн., почти в два раза больше. Нельзя сказать, что в бюджетах не было денег, потому что после нашей проверки в текущем году в Жамбыльской области было дополнительно изыскано более 200 млн., а в Алматинской - 74 млн. тенге на нужды инвалидов. В прошлом году в Актюбинской области после вмешательства прокуроров было дополнительно выделено 19 млн. тенге.

Когда все эти деньги идут по назначению, для каждого конкретного инвалида это имеет большое значение. К сожалению, у нас были выявлены факты, когда даже выделенные из бюджета деньги нерадивыми чиновниками распределялись не так, как это предписано законом. Имеются факты волокиты, когда по несколько месяцев не могут закупить средства гигиены, и 4 месяца инвалиды были в ожидании. Вынуждены были средства гигиены закупать за свой счет.

- Есть ли случаи воровства денег и имущества у престарелых и инвалидов персоналом медико-санитарных учреждений?

- В одной только Южно-Казахстанской области было выявлено 11 фактов незаконной реализации имущества недееспособных, находящихся в медико-социальных учреждениях. Так, в 2004 году квартира гр. Д., признанной недееспособной еще в 2001 году, по подложной нотариальной доверенности была подарена третьим лицам. В другом случае квартира опекаемой Е. продана опекуном - директором психоневрологического дома-интерната г. Шымкент, но деньги от продажи на счета собственника так и не поступили. Также не соблюдаются минимальные нормы одежды и сроки их носки. В Зеленовском районе Западно-Казахстанской области престарелые и инвалиды два года не получали одежду, обувь и головные уборы.

- Проводилась ли проверка на предмет безбарьерной среды?

- В ходе своих проверок мы уделили первоочередное внимание вопросам безбарьерной среды. Дело в том, что действующий закон « О социальной защите инвалидов», он содержит такие обязательства для предпринимателей и государственных органов, которые заключаются в том, чтобы обеспечить беспрепятственный доступ инвалидов к общественным и жилым зданиям, к объектам досуга и культурно-массового назначения, к транспортным средствам. Это отдельно прописано. В частности, должно быть транспортное средство, обеспеченное специальными приспособлениями, чтобы инвалиды могли на них передвигаться. Выявлено очень много нарушений. Следует отметить, что и уполномоченные органы о них в курсе, более того, на правительственном уровне был утвержден план мероприятий по улучшению состояния обеспечения прав инвалидов, где одним из пунктов предусмотрен мониторинг всех жилых зданий именно на предмет соблюдения требований беспрепятственного доступа. Мы уже знаем, что порядка 80% обследованных зданий, а их было более 15 тысяч, этим требованиям не соответствуют. Даже там, где пандус вроде бы есть, во многих случаях он оказывается декоративным, и объективной возможности инвалиду по нему попасть в здание нет. Зачастую нет перил, пандус слишком крутой, иногда вообще кладут рельсы. Все это таит большую опасность, если на инвалидной коляске соскользнуть с этой колеи, последствия будут плачевными.

- Самое большое нарекание со стороны инвалидов приходится на железнодорожный транспорт. Колясочник не может беспрепятственно попасть внутрь железнодорожного вагона, а если и попадает, то там нет условий для инвалида.

- Все эти вопросы мы включаем в представление, которое намерены направить на имя Премьер-министра РК. Это действительно ущемляет права инвалидов, потому что они зачастую не могут попасть без посторонней помощи. Эту ситуацию, конечно, нельзя назвать удовлетворительной. Естественно мы будем принимать меры и естественно мы намереваемся обратить внимание на эту проблему на самом высоком правительственном уровне.

- На сегодняшний день Казахстан подписал факультативный договор, но когда Казахстаном будет ратифицирована непосредственно сама Конвенция о правах инвалидов, объекты «без доступа» могут стать причиной судебных исков?

- Мы не ориентируемся на международные правовые обязательства, которые предполагаются к вступлению в будущем. Мы ориентируемся на то законодательство, которое существует сейчас. Оно позволяет нам такие требования выдвигать. Потому что если мы будем ждать, когда будет ратифицирована Конвенция, и игнорировать вот эти нарушения, то мы не сможем тогда сказать, что качественно выполняем свою функцию надзора за применением нашего национального законодательства.

- Канат Серикович, как искоренить эти проблемы?

- Мы предлагаем выделить контроль за соблюдением прав инвалидов из функций инспекторов труда в самостоятельное направление, персонал социальных служб должен проходить специальную психологическую проверку. Но, и конечно, надо усилить информационную работу в сфере социальной защиты инвалидов.

- Спасибо за интервью.

Айнур Коскина, Астана

8 ноября 2013, 09:18
Источник, интернет-ресурс: ИА ZAKON.KZ

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript