Радикализация мусульман в Казахстане начинает приобретать «дагестанский сценарий»

Zakon.kz Zakon.kz
Для дестабилизации религиозной обстановки в стране, достаточно поднять вопрос о богопредставлении. Разделение в нем приводит к конфликтности внутри мусульманской общины.

Радикализация мусульман в Казахстане начинает приобретать «дагестанский сценарий»

 

Радикализация мусульман в Казахстане начинает приобретать «дагестанский сценарий»В гостях у ИА Zakon.kz - директор Института геополитических исследований, профессор кафедры религиоведения ЕНУ им. Л.Н. Гумилева Асылбек Избаиров. Мы попросили его рассказать о том, какие процессы наблюдаются сегодня в религиозном пространстве Казахстана.

- Развитие современной религиозной ситуации уже вышло за рамки собственно узко религиозных интересов - таких как банальная «борьба за паству». Сегодня мы видим многократное усложнение ситуации и выход соперничества и конфликтности на новый уровень. Наблюдается планомерный процесс навязывания обществу специальных мировоззренческих установок, имеющих прямое влияние на этнокультурное самосознание, на ценностные ориентации. В этом процессе слабые игроки уже выбыли из игры. Так, одни религиозные движения признаны экстремистскими и запрещены, другие просто сбежали за рубеж, третьи просто решили выждать. В итоге на сцене осталось несколько наиболее сильных игроков, которые и продолжают борьбу.

- Да, на сегодняшний день признаны экстремистскими «Хизб-ут-тахрир», «Таблиг-и Джамаат», некоторые псевдосуфийские и оккультно-мистические группы, исчезли с религиозного поля «кораниты», но какие сильные группы остались?

- Условно можно выделить три основные группы: радикалы в лице такфиристских групп; салафитские группы, в большинстве своем это мадхалиты; также группы, называющие себя традиционалистами и в основном группирующихся вокруг ДУМК под флагом матуридизма. Но это деление довольно условное, его можно усложнить, так как между этими группами наблюдаются определенные симбиозы. К примеру, такфиро-ихванский симбиоз, союз некоторых традиционалистов с казахскоязычными неформальными проповедниками, соперничество внутри салафитских течений, как и внутри группы традиционалистов и так далее.

Имеются также некоторые салафитские группировки, признающие ханафитский мазхаб, а также значение и роль казахских традиций в развитии ислама в Казахстане. например, александрийская группа.

- Вы сказали, что развитие религиозной ситуации вышло на новый уровень, в чем конкретно это выражается?

- Сегодня идет процесс навязывания нам определенных мировоззренческих установок на ценностном уровне. Например, анализ идеологии нетрадиционных и радикальных организаций показывает, что они представляют, прежде всего, угрозу выживанию коренного этноса как геополитического и геокультурного субъекта.

Так, в исламском зарубежье мы видим попытки легализации или мимикрию некоторых шиитских положений в рамках суннизма, эти элементы скрываются под деятельностью различных квазимусульманских групп и тарикатов. Косвенным подтверждением проникновения шиитских элементов является то, что авторитеты некоторых мусульманских групп открыто оскорбляют ряд сподвижников пророка Мухаммада - таких как A'иша, Халид ибн Аль-Валид, Муавия ибн Аби Суфьяна, а также обвиняют в неверии (такфир) многих ученых ислама - таких как ат-Табари, Ахмад ибн Ханбаль и его сын Абдулла, Аз-Захаби, Рамадан аль-Бути, Ибн Баз, Юсуф аль-Кардави и ряд других.

- Если вернуться к вопросу о выбивании мусульманского самосознания из казахов, в чем это еще проявляется?

- Сегодня наблюдаются попытки переписать историю Золотой Орды как «тенгрианского» государства, представить дело таким образом, что в итоге ее наследники являются никакими не мусульманами, а «тенгрианцами» по вероубеждению. Например, такова книга А. Юрченко «Золотая Орда: между Ясой и Кораном», также художественный фильм «Орда». В целом можно проследить попытки модернизировать тенгрианство, возвысить Ясу до уровня государствообразующей парадигмы в очевидный ущерб мусульманству. Хотя любой грамотный тюрколог скажет, что о тенгрианстве нам известно крайне мало и, как правило, под вывеской «тенгрианства» нам преподносят пережитки шаманизма, сохранившиеся в аульском повседневном быту, а ведь это совсем другое… Шаманизм не имеет никакого отношения к монотеистической (предположительно) религии древних тюрков.

Идейное противоборство сегодня вышло на качественно новый уровень, связанный с геополитическими процессами в регионе, что проявляется, в том числе, в попытках втянуть государство в этот процесс.

- Какова в настоящее время ситуация с исламистским радикализмом в Казахстане?

- Как мы знаем, динамика болезней, порожденных различными вирусами, имеет свойство прогрессировать, и организм дает симптомы в форме повышения температуры тела. В нашем случае симптомами являются определенные волнения среди верующих, теракты, то есть действия людей, идущих под влиянием различных лжеучений на крайние действия. Боремся мы пока что в основном с симптомами, тогда как причина болезни (вирус) остается. Это в основном проблема такфиризма. Назначение вируса - менять ценностные установки людей, ломать инстинкты внутреннего самосохранения этноса. А обратная сторона данного процесса - это усиление исламофобии в обществе.

- В чем же состоят эти экстремистские идеи? Если можно - кратко.

- Вся эта идеология базируется на трех основных темах. Первая - собственное толкование термина «тагут», из которого следует буквальное понимание ими положения «кто не судит по тому, что ниспослал Аллах, является кафиром». Это прямо переносится на всех представителей светского государства, от рядового гаишника до Президента. Вторая - такфиристское положение «любой, кто не читает намаз по лени, однозначно является кафиром». Третья - у таких верующих отсутствует «оправдание незнанием и невежеством», они все - кафиры.

- Что сегодня происходит в Казахстане? Почему мы не решаем проблемы религиозного экстремизма и терроризма? Что мешает?

- Радикализация мусульман Казахстана начинает приобретать конкретный «дагестанский сценарий». Это в основном противостояние непримиримо настроенной части функционеров ДУМК и сторонников салафизма (или суфизма и салафизма). На этом фоне происходит ужесточение позиции некоторых мусульман по второстепенным теологическим вопросам, крайне мало значимым с точки зрения как государственной политики, так и повседневной религиозной практики мусульман.

Так, например, сегодня идет процесс искусственного обострения полемики по сложным теологическим вопросам исламской акиды (вероубеждения), целенаправленное вынесение их на обсуждение широких масс верующих. Прежде всего, это касается вопроса об «аль-асма уа-с-сыфат» (имена и качества Аллаха).

Наблюдаются попытки некоторых групп, используя данное противостояние, склонить государство к силовому решению данной проблемы, создать открытую конфронтацию в среде верующих в вопросах, где многие проблемы могут быть решены путем информационно-идеологической работы. Причем этот процесс - объективно на руку настоящим радикалам, которые таким образом получают возможности для оправдания своих противоправных действий.

- Конкретно, какие это вопросы?

- Это вопросы о богопредставления. Следует подчеркнуть, что широкое обсуждение этих вопросов (есть ли у Аллаха рука или это Его могущество, Аллах возвысился на Трон или овладел им, есть ли лик у Аллаха или нет и др.) с точки зрения самой исламской догматики является крайне нежелательным, и полное значение многих аятов Корана является непостижимым для человеческого разума.

Но мы сегодня видим обратное. Это и понятно. Чтобы дестабилизировать религиозную обстановку в стране, достаточно поднять вопрос о богопредставлении. Разделение в вопросах о богопредставлении является источником конфликтности внутри мусульманской общины страны. Хотя мы вроде бы не собираемся строить наше государство на основе какой-либо акиды. Не так ли? Искусственное обострение полемики по абстрактным и сложным теологическим вопросам является, вежливо выражаясь, контрпродуктивным.

- Что делать в этой ситуации?

- Для смягчения противостояния между различными религиозными группами в Казахстане, следует четко определить теологические основы матуридизма, которые на сегодняшний день достаточно размыты. У нас нет однозначного представления, что представляет собой истинная матуридийя как богословская школа. При этой неопределенности, некоторые группы, которые стремятся втянуть государственную машину во внутриконфессиональное идейное противостояние и навязывать свое учение всем верующим мусульманам, преподносят именно свои взгляды как «эталон» матуридизма, что на самом деле небесспорно.

Веяния, которые идут с Ближнего Востока, нужно четко фильтровать. Мы видим примеры Ливана, Сирии, Эфиопии и других стран, когда некоторые группы, используя демагогическим образом «антитеррористические» лозунги, ввергли государство в смуту и беспорядки с большими человеческими жертвами. Такого рода само-пиар был одним из способов проникновения в государственные структуры и вербовки единомышленников среди чиновников.

В противовес этому имамы ДУМК для решения проблемы экстремизма и терроризма должны давать исчерпывающие разъяснения по конкретным теологическим вопросам, гораздо более важным с этой точки зрения. В первую очередь это вопрос о раздельности понятий имана (веры) и амала (деяний), с точки зрения подавляющего большинства исламских теологов. Из раздельности этих двух понятий вытекает принципиальная невозможность обвинения в неверии за оставление намаза, практикуемого такфиристами в Казахстане. Напротив, считая амал (деяния) составной частью веры (имана), из этого можно очень легко сделать вывод, что не читающий намаз становится неверующим (кафиром).

- Но какими ценностными установками в исламском понимании должны руководствоваться простые верующие?

- Хороший вопрос. Глава государства Нурсултан Назарбаев в одном из своих выступлений сказал: «Исламская религия - это одна из духовных опор нашего народа». Также и в стратегии «Казахстан-2050» подчеркнуто: «Мы гордимся тем, что являемся частью мусульманской уммы. Это наши традиции». В недавно принятом законе «О религиозной деятельности и религиозных организациях» особо сказано, что Республика Казахстан признает историческую роль ислама ханафитского направления в развитии культуры и духовной жизни народа.

Самое главное, глава государства в определении для мусульман религиозных установок, подчеркнул, что мы являемся «суннитами ханафитского мазхаба». В одном из интервью Президент сказал: «Мы, мусульмане, придерживающиеся сунны, то есть следующие примеру Пророка (да благословит его Аллах и приветствует!) и мы не должны сходить с этого пути».

Государство, как мы видим, не создает препятствий верующим в исповедании религии, и очень важно, чтобы они со своей стороны соблюдали законы государства, не уходили в экстремизм и терроризм. Повторюсь, сегодня важно сохранение мусульманского самосознания народа, в том числе как залога его этнокультурного выживания в эпоху глобализации.

Торгын Нурсеитова

Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления